Особенности и структура политической науки



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Особенности и структура политической науки



Особенности политической науки

 

Ход исторического развития, фундаментальные свойства политики, а также особенности процесса позна­ния в этой сфере придают политической науке целый ряд специфи­ческих черт.

Прежде всего политическая наука представляет собойоткрытуюсистему знаний, развивающуюся на основе постоянного уточнения и обновления теоретических образов политики, расширения иссле­дований ее социального пространства. Процесс политических изме­нений непрерывно дополняется появлением новых частных и общих определений, интерпретаций явлений политики в русле новых тео­ретических координат. Именно поэтому в современной науке нет еди­ного теоретического направления, которое сформировало бы одно­значные подходы и общепризнанные оценки мира политики. Навер­ное, ни в одной другой отрасли научного знания не привлекаются на постоянной основе методы познания из других – в том числе есте­ственных – дисциплин, как в политологии. Потому-то в ней сравни­тельно невелика область общепринятых понятий и категорий. И хотя динамика политологических исследований способствует постоянно­му обновлению понятийно-категориального аппарата (использова­нию, к примеру, таких понятий, как «поле политики», «политоид», «политический дизайн», «политоценоз», «политический ландшафт» и т.д.), все же отношение к ним со стороны профессионалов-поли­тологов не всегда едино.

Сложность политического объекта обусловливает и сложность стро­ения научного знания. Политическую науку характеризует многоуров­невый характер организации ее знаний. Она включает в себя:общую (фундаментальную) политологию, изучающую глубинные сущностные связи и отношения в мире политики, механизмы формирова­ния и развития данной сферы во взаимосвязи с общей картиной мира; теориисреднего уровня, формулирующие принципы и уста­новки, рассчитанные на ограниченную сферу применения и ис­следование отдельных областей политики (например, теории ма­лых групп, бюрократии, организаций, государственного управле­ния, политической элиты и др.); а такжеприкладные теории, которые формируются в связи с необходимостью решения типовых проблем, обеспечивающих практические изменения в текущем политическом процессе (например, в области принятия политических решений, партийного строительства, урегулирования конфликтов, переговор­ном процессе и т.д.).

Высокий динамизм изменений в политике, разнообразие действу­ющих в ареале публичной власти субъектов обусловливают неодноз­начность теоретических выводов и оценок. В силу этого политические истины больше привязаны к конкретной ситуации, не всегда обла­дают всеобщностью и потому весьма подвижны и релятивны. Более того, в некоторых случаях, в сравнительных (компаративистских) теориях, они исключительно быстро становятся банальными. Так что многие выводы политической науки зачастую недолговечны и зна­чительно менее универсальны, чем в других областях знания. Однако недолговечность выводов политической науки компенсируется ее высокой чувствительностью к реальным изменениям, интенсивнос­тью проводимых исследований, постоянным обновлением теорети­ческих подходов. В настоящее время область политических исследова­ний простирается от изучения неформальных отношений лидеров в процессе принятия решений до глобальных проблем современности.

Проблема предмета политической науки

 

Особую сложность политической науке придает специфическийпредметее исследования. В первом приближе­нии можно сказать, что общественная наука в самом широком плане может изучать кактенденции и закономерности развития той или иной области жизни, так и ееотдельные институты, проблемы, фак­ты, формы явлений.

Традиционно ценность общественных наук, в том числе полити­ческой науки, определялась их способностью вскрыть причинно-след­ственные связи в социуме и на этой основе уловить повторяемость событий, в результате определив некие «объективные», постоянно воспроизводящиеся формы взаимной зависимости политики с дру­гими областями жизни, типы человеческого поведения в этой обла­сти жизни, способы организации государства и т.д. Сторонники та­кого подхода считают, что найденные наукой закономерности дают возможность получить истинное знание и сформировать строгую систему универсальной политической науки.

В то же время многие ученые придерживаются противоположной точки зрения, полагая, что нет особых оснований для открытия «веч­ных» истин и «неизменных» политических законов. В принципе они не отрицают, что в отдельных областях политического пространства могут складываться относительно устойчивые зависимости. Однако этого явно недостаточно для того, чтобы признавать существование закономерностей функционирования и развития политического мира в целом

Многовековая практика действительно демонстрирует относи­тельно устойчивые и повторяющиеся зависимости между различ­ными компонентами политического, что отражено, к примеру, в так называемом железном законе олигархии Р. Михельса (фикси­рующем тенденции к олигархиизации массовых партий); некото­рых взаимозависимостях избирательной и партийной систем, опи­санных М. Дюверже; в открытых К. Марксом «законах классовой борьбы», характеризующих известную зависимость политических позиций крупных социальных групп от их материального (эконо­мического) положения; в прослеживаемых транзитологами зависи­мостях реформации эпохи модерна от типа национальной политичес­кой культуры; в отмечаемых связях государственного правления с кон­тролируемой им территорией (Ш. Монтескье) и т.д. Правда, и эти зависимости в силу исключительной динамичности и сложности по­литической деятельности имеют характер скорее относительно жест­ких связей (генерализаций), нежели универсальных законов.

Сторонники поиска политических законов не учитывают главно­го – того, что политические явления в принципе не могут быть под­вержены однозначному толкованию и оценке. То, что один теоретик рассматривает как «прогресс», для другого оказывается «регрессом». По справедливому замечанию С. Липсета, «при многовариантности любой причинно-следственной связи любые политические перемен­ные неизбежно будут давать противоречивые результаты».* В силу этого невозможно объяснить все «конечные» факторы, которые определя­ют повторяемость человеческих действий, лежащих в основе законо­мерностей. И это тем более невозможно, поскольку политическое поведение граждан формируется в сложнейших сочетаниях причин­но-следственной и функциональной зависимостей, круговых и ли­нейных, волновых и циркуляционных типов политических измене­ний. Все это существенно снижает возможности формирования ус­тойчивых зависимостей и тем более открытие универсальных закономерностей в политике.

 

*Lipset S.M. The Social Requisites of Democracy Revisited//American Sociological Review. 1994. Vol. 59. P. 12.

 

Конечно, на практике сформировались отдельные локальные за­висимости, демонстрирующие, к примеру, наиболее оптимальные пути строительства партий или организации избирательных кампа­ний, достижения успехов на переговорах или в разрешении конф­ликтов и т.д. Но даже эти не столько закономерности, сколько пра­вила оптимальной деятельности складываются в ограниченных сег­ментах политического пространства, причем тогда и постольку, когда и поскольку там удается обеспечитьрациональное поведение и взаи­модействие субъектов. А обеспечить это, как мы увидим далее, не всегда удается.

Статус политической науки

 

По существу, отмеченные особенности предмета политической науки свидетельствуют об особом, проме­жуточном характере еестатуса как отрасли обществознания. Так, В. Виндельбанд и Г. Риккерт, классифицируя научное знание как та­ковое, разделяли так называемыеидеографические, изучающие еди­ничные явления, иномотетические науки, ищущие общие законы отдельных классов явлений, среди которых выделяются чистые на­уки – математика и символическая логика и науки, имеющие целью подтвердить свои законы эмпирическим путем.

Политология по своим возможностям относится к классу номотетических наук, к их второй разновидности. Однако сфера полити­ки, в которой поступки человека в значительной степени зависят от таких факторов, как приверженность долгу, следованию традициям, групповой идентичности, подверженности неосознанным соображе­ниям и т.п., нередко разрушает рациональные основания его поведе­ния, тем самым увеличивая непрогнозируемость его действий. В силу этого даже действия, осуществляемые людьми в типичных условиях, могут существенно отклоняться от типичных стандартов, изменяться без видимых на то причин. Такая ситуация превращает политическую науку в систему научных знаний, которая вечно стремится обрести определенность номотетического статуса, но каждый раз дает повод сомневаться в основательности подобных претензий.

 

Система политической науки

 

Как известно, большинство социальных наук исходит из различения объекта исследований, т.е. области изучаемых явлений, ипредмета исследований, т.е. особой содержа­тельной черты, того или иного аспекта соответствующего типа явле­ний. В политической же науке подобное традиционное разделение имеет существенные особенности, что, в свою очередь, отражается на структуре данной области научных знаний.

Так, политика, представляя собой определенную область соот­ветствующих явлений, вместе с тем обладает способностью «про­никновения» в иные сферы социальной жизни, включения в свои границы разнообразных фрагментов различных сфер общественной жизни – экономической, правовой и др. Таким образом, в содержа­ние политики какобъекта политической науки наряду с устойчивы­ми явлениями (формирующимися вокруг процессов распределения власти, управления государством, отношений государства и граж­данского общества и т.д.) всегда включаются и те явления, которые лишь эпизодически приобретают политическое значение. Вот почему в качестве еепредмета могут рассматриваться как разнообразныевнут­ренние грани (отношения, механизмы, компоненты и т.п.) полити­ки, так и еевнешние связи с другими сферами общества и мира.

В силу этого приобретающие политический характер социальные институты и отношения включаются в содержание объекта полити­ческих исследований, что объясняет необходимость одновременно привлекать и «смежные» дисциплины. Так, например, политические аспекты экономических отношений, становясь составной частью по­литики, в то же время придают политэкономии статус «смежной» политической дисциплины. Подобным образом складывается широ­кий круг самых разнообразных, причем не только гуманитарных дис­циплин, несущих на себе отпечаток политического знания.

Все это позволяет рассматривать политическую науку какинтегративную область знаний, собирающую под свои знамена все дисцип­лины, которые в той или иной мере исследуют разнообразные пред­метные грани политического мира. В таком случае она выступает в качестве совокупности различных (гуманитарных и естественных) дисциплин, некой меганауки, объединяющей и одновременно созда­ющей возможность для расширения класса политических объектов.

Принимая во внимание связи, определяющие место политики в системе мироздания у целом (а также рассматривая их в качестве наиболее важных предметных линий разграничения политических суб­дисциплин), можно представитьсистему политической науки. Эта система демонстрирует как ее внутреннее разнообразие, так и вне­шние отличия от философии, социологии, юриспруденции и других гуманитарных наук, частично исследующих политическую сферу.

На рис. 1 политика представлена как составная часть всего мироз­дания. Взаимодействуя с космосом, природой, обществом и различ­ными сферами последнего, политика тем самым обозначает те свои важнейшие внешние связи, которые являются основанием для воз­никновения специфических форм научного отображения ее опреде­ленных черт и граней.

Так, политика, рассмотренная в качестве органической состав­ной частивсей совокупности социальных, природных и космических (символизирующих специфическую часть природных) явлений, изу­чаетсяполитической философией. Эта и сопутствующие ей дисципли­ны (политическая глобалистика, политическая гуманистика, поли­тическая антропология и др.) раскрывают наиболее общие и глубин­ные связи политически организованного сообщества с различными сферами и уровнями жизни человека, выявляя значение политики для его существования и развития.

Связи политики со сферой космоса изучаются и описываются политической астрологией, пытающейся установить зависимость по­литических явлений и изменений (в поведении масс, стиле лидер­ства и др.) от расположения небесных светил, изменения солнечной активности, звездных катастроф, галактических трансформаций.

Политика в ее взаимоотношениях сприродой описывается целой группой наук – политической географией, политической экологией, биополитикой, электоральной географией, геоурбанистикой и др. По­литику как составную частьсоциума, разновидность общественных отношений исследуетполитическая социология, которая изучает воз­действия разнообразных социальных структур на политическую жизнь, а также обратное влияние норм и институтов власти на обществен­ные отношения. Взаимосвязи политики сотдельными сферами соци­ального – экономикой, правом, моралью и др. – изучаются соответ­ствующими дисциплинами:политической экономией, политико-пра­вовой теорией, политической этикой и др.Отдельные социальные явления (язык, средства массовой информации, реклама и т.д.) в своих отношениях с политикой порождают целый круг субдисцип­лин:политическую лингвистику, политическую информатику и др.


Рис. 1. Место политики в мире как основа систематизации полити­ческих наук.

1 – космос; 2 – природа; 3 – общество; 4 – отдельные сферы общества (эконо­мика, право, мораль и др.); 5 – отдельные общественные явления; 6 – политика.

 

Внутренние связи и отношения, механизмы и институты поли­тической жизни изучаютсяполитологией, или политической наукой в узком смысле слова. В ее рамках формируется целый круг дисцип­лин, занятых сравнительным исследованием политических систем (сравнительная политология), механизмов формирования политики (теория государственного управления, принятия решений) и поли­тических изменений (политическая конфликтология, транзитология), неинституциональных аспектов политической жизни (теория поли­тической культуры, политической идеологии, теория международ­ной политики и т.д.). Взятая же в своем временном протяжении и рассматриваемая в качестве хронологической последовательности со­бытий, политика является уже предметомполитической истории.

Это системное понимание политической науки позволяет уви­деть возможности постоянного расширения теоретических представ­лений о политике, а также зафиксировать внутренние демаркации между ее отдельными дисциплинами.

Такой подход помогает увидеть и то, что политические субдис­циплины помимо предметных особенностей имеют и только им при­сущие специфическиеконцептуальные подходы (парадигмы) к изу­чению политики, используемые имиметоды исследований, а также сложившийсяпонятийно-категориальный аппарат и некоторые дру­гие, более частные особенности присущего им познавательного про­цесса. Все эти особенности позволяют отличить не только политичес­кие субдисциплины друг от друга, но и политическую науку от соци­ологии, юриспруденции, философии и других обществоведческих дисциплин.

Конечно, в этом спектре политических знаний явным приорите­том обладаетполитология, которая не только изучаетвнутреннее стро­ение политики, но и дает еецелостную интерпретацию, интегрируя все наиболее значимые результаты исследований других субдисцип­лин. Именно поэтому она была и является неразмываемымядром этой глобальной и постоянно меняющей свой облик широкой системы научных знаний о мире политики. Для того чтобы подчеркнуть ее особое значение, обычно различают политическую науку вширокомсмысле слова, как объединяющую все политологические субдисцип­лины, и политическую науку в узком смысле, т.е. как отрасль зна­ний, интегрирующую сведения об этой сфере жизни и изучающую ее внутренние характеристики. Не случайно известный американс­кий теоретик Дж. Ганнел полагает, что следует различать политичес­кую теорию как «особую отрасль политической науки» и политичес­кую теорию в качестве «более общего междисциплинарного образо­вания».*

 

*Ганнел Дж. Г. Политическая теория: эволюция отрасли//Вестник МГУ. Серия 12.1993. № l.C. 66.

 

Широкое видение политической науки дает возможность оценить степень развитости отдельных субдисциплин, зафиксировать удель­ный вес, реальное влияние тех или иных дисциплин на всю структу­ру научного политического знания. Сегодня, к примеру, наиболь­шим влиянием и весом обладают группы политико-философских и социологических наук; в рамках политологии интенсивно развивают­ся сравнительные исследования, теория государственного управле­ния, феминистские теории, теории постмодерна, новых политических движений и т.д. В свою очередь, узкое понимание политической науки позволяет разграничивать дисциплины на «прямые» и «смеж­ные», подчеркивая при этом автономность политической науки как теоретической дисциплины, стоящей в одном ряду с другими отрас­лями обществоведения.

Наблюдаемое в настоящее время расширение сферы политики вызывает тенденцию к неуклонному увеличению объема научных зна­ний. Причем в расширяющемся потоке политических знаний кроется не только увеличение числа «смежных» дисциплин, познающих тай­ны политики, но и сближение многих субдисциплин по методам по­знания. Это не ведет к превращению политологии в «мать всех наук» и не порождает синкретизированное обществознание, что наблюда­лось на заре ее социального формирования. И прежде всего потому, что в обществе существуют механизмы, предотвращающие поглоще­ние политикой общества. Однако интенсивное развитие политичес­ких наук уже сегодня, буквально на глазах изменяет структуру и фор­му общественной науки.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.212.116 (0.012 с.)