Методы политических исследований



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Методы политических исследований



Сущность и основные этапы эволюции методов изучения политики

 

Основным средством построения те­оретических моделей, объясняющих сущностные черты политических процессов, являетсяметод. «Теория без метода, контролирующего и расширяющего ее, – писал К. Бойме, – бесполезна, а метод без теории, которая приводит к его ос­мысленному использованию, бесплоден».* В принципе не существует строгого соответствия теории и Метода. Так, один и тот же метод может лежать в основе множества теорий, а одна теоретическая кон­струкция способна использовать множество методов описания и ана­лиза политических явлений. В то же время существуют теории, фор­мирующиеся по преимуществу на основе какого-то определенного метода.

 

*Веуте К. von. Politische Theorie//Staat und Politik. S. 542.

 

Понимаемый в самом общем виде какспособ познания, метод чаще всего включает в себя две переменные: определенныепринципы, выра­жающие то или иное понимание политики и тем самым обусловливаю­щие основные подходы к постановке и решению политических про­блем, а также сумму определенныхприемов, техник и процедур познания, применение которых зависит от уровня и характера изучаемых явлений, от стоящих перед учеными задач и условий текущего исследо­вания. В силу сложности и многомерности политических объектов при их изучении, как правило, применяется не какой-то один, а опреде­ленное сочетание, комбинация различного рода методов, которые совпадают друг с другом лишь в самом общем толковании природы поли­тики. В свою очередь, способы и приемы, используемые при описании и изучении политических явлений, служат одним из важнейших пока­зателей развития политической науки в целом.

Несколько упрощая положение вещей, можно сказать, что история становления политической науки продемонстрировала вполне опреде­ленную эволюцию методов познания, выявив широкие исторические этапы, на каждом из которых доминировали определенные способы политического анализа. С этой логико-исторической точки зрения хоро­шо видно, как политические исследования постепенно переходили от одного этапа своего развития к другому. Так, безраздельно господство­вавшие на протяжении I тысячелетияфилософско-нормативные и тео­логические способы познания, основанные на метафизических и апри­орно-дедуктивных подходах, постепенно утратили свою лидирующую роль к наступлению Нового времени, уступив место более рационали­зированнымформально-юридическим, институциональным и историко-сравнительным приемам познания политики. Последние со второй поло­вины XIX столетия стали активно использоваться наряду или вместе с социологическими приемами изучения политической жизни, в основе которых лежали разнообразные правила и принципы индуктивной ло­гики. В конце прошлого столетия это инициировало так называемую «бихевиоральную революцию», возвестившую ориентацию политичес­ких исследований на исключительно эмпирические методики, зани­мавшие практически монопольные позиции в науке с 20-х по 60-е гг. XX в. Во второй половине XX столетия, ознаменовавшей наступление постбихевиорального периода, было предложено более сложное сочета­ние традиционных и новых, количественных и качественных способов исследования политики.

Конечно, с содержательной точки зрения динамика методов ни­когда не была прямолинейной. Так, еще Аристотель наряду с этико-философскими способами познания политики использовал и элементы сравнительного (компаративного) анализа, который стал одним из ве­дущих исследовательских принципов во второй половине XX столетия. В то же время и современные исследователи постоянно используют ари­стотелевскую методику дистрибутивного (ценностного) анализа.

Противоречивость методов изучения политики

 

Нелинейный характер эволюции способов познания политики сформиро­вал в современной политической науке несколько точек внутреннего напряжения, свидетельствующих о взаимном оппонировании самых разнообразных методов познания политики. Эти методы таковы:

Ø количественные (эмпирико-аналитические, сциентистские) и качественные (нормативно-онтологические, делающие акцент на фе­номенологической природе политических явлений);

Ø рациональные (рассматривающие рациональные мотивы в ка­честве единственного источника поведения человека) и те, что на­стаивают на доминировании подсознательных мотивов в человечес­ком поведении;

Ø персоналистские (их сторонники рассматривают политику как отношения личности и государства)* иинституциональные (рассмат­ривающие институты и нормы в качестве основных единиц полити­ческой деятельности человека);

Ø социально ориентированные (утверждающие социальную при­роду фактов политики) итехнократически ориентированные (рассмат­ривающие технику как основу создания институтов власти).

 

*Как считает, к примеру, Г. Тиндер, «политическая теория должна быть фор­мой активности, которая фокусируется на взаимоотношении "я" и "политичес­кой жизни"» (What Should Political Theory be now ?//Ed. by J. Nelson. N.Y.. 1983. P.338).

 

Среди многих причин, лежащих в основе противоречивости ме­тодов, прежде всего необходимо выделить изменение научной кар­тины мира, произошедшее в последние полтора столетия. Так, мно­гие методы, сформировавшиеся в прошлом веке, были неразрывно связаны с идеей прогресса, линейного развития государства и обще­ства в истории. Сегодня же преобладают более сложные картины со­циального и политического миров, которые однозначно отрицают понятия какого-то определенного вектора в политической эволюции человека и общества и утверждают понимание политики как сложно организуемого социального равновесия.

В научном процессе многие способы толкования и изучения по­литической сферы, вытекающие из того или иного понимания мира, не только конкурировали между собой, но и пытались занять доми­нирующие позиции в научных исследованиях. Желание создать теоретические концепты, претендующие на монопольные позиции в науке, заметно прежде всего в столкновении двух, возможно, веду­щих тенденций в современной политической науке:позитивистской(технико-рационалистской, в конечном счете ориентирующей ис­следование политики на количественные методы и стремящейся превратить политологию в точную науку) иполитико-философской в широком смысле слова (теоретической, ориентирующейся на разно­образные исторические, социокультурные, психологические, антро­пологические и иные аналогичные подходы и методы исследований).

Бихевиоризм

 

В этом смысле крайне показательна борьба указанных тенденций вXX сто­летии, первые два десятилетия которого знаменовали бурный натиск бихевиоризма, пришедшего в политическую науку из психологии. А. Бентли, Э. Торндайк, Ч. Мериам, Г. Лассуэлл и их единомышленники пыта­лись на этой основе вытеснить господствовавший до того времени тео­ретический формализм, институционально-юридические ограничения исследований политики. Их «научный метод» предполагал необходи­мость эмпирического подтверждения данных в качестве единственного основания конституциализации науки. Главным объектом исследования объявлялось поведение человека, а в качестве условий превращения теоретических исследований в научные предлагались приемыверифика­ции (интерсубъективной, т.е. доступной для других ученых, проверки полученных выводов),квантификации (количественного измерения) и обеспеченияоперациональности исследований (соблюдения последова­тельности в применении познавательных операций).

С методологической точки зрения в основе такой теоретической заявки по сути дела лежало стремление не просто минимизировать пристрастность и субъективность анализа, а элиминировать (исклю­чить) фигуру ученого из процедуры научных исследований. Иными словами, признавалось, что ценностные суждения ученого, его философско-мировоззренческая позиция так или иначе влияют на по­лучаемые им выводы, препятствуя получению объективной, науч­ной оценки явления. Таким образом, жестко разделялись политичес­кие факты и ценности.

Оценочные суждения легче всего вытеснялись из научных иссле­дований при изучении тех областей политики, в которых можно было дать количественную интерпретацию событиям. Поэтому основным предметом исследований сторонников бихевиоральной методологии стали выборы, деятельность партий или – в более широком смыс­ле – индивидуальное и микрогрупповое поведение политических субъектов (акторов). Однако основополагающая формула сторонни­ков бихевиоризма «S (стимул) – R (реакция)», утверждавшая жест­кую зависимость между побуждением и характером действия инди­вида, оказалась слишком упрощенной для того, чтобы разгадать за­гадки человеческого, чрезвычайно субъективного поведения в сфере политики. Более того, данная методология была неспособна объяс­нить механизмы взаимодействия крупных социальных групп, дать кон­цептуальную оценку политики в мире в целом. Возникнув как анти­теза чистому теоретизированию и умозрению, бихевиоризм породил новые трудности познания, одновременно продемонстрировав и ог­раниченность сугубо количественных измерений политического.

Стремление подвергнуть все проявления политического количе­ственному измерению П. А. Сорокин называл «квантофренией», ко­торая отвлекала теорию от решения важнейших проблем и создавала методологический тупик. «Квантификация, – писали американские ученые Г. Алмонд и С. Генсо, – несомненно внесла вклад в крупные достижения в политической науке и других социальных науках.Ноона также породила значительное количество псевдонаучных опы­тов, выпячивающих форму, а не содержание исследования».*

 

*Almond G., Genco S. Clouds, clocks and the Study of Politics//World Politics. 1977. Vol. XXIX, № 4. P. 506.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.229.142.91 (0.016 с.)