Господин Подозрительно Хороший



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Господин Подозрительно Хороший



Дарраг Нили из Северной Ирландии работает в сфере дизайна с 1997 года. Он вспоминает некоторые признаки клиентов, которые могут оказаться вашим ночным кошмаром.

«Перспектива моря интересной – подозрительно интересной – работы впоследствии оказывается крошечным заказом и, как правило, бесплатным или очень дешевым дизайном; симптомы того, что клиент ходит кругами и уже обошел массу ваших коллег, но все тщетно: чрезмерные амбиции, бросание имен и намек на безграничное финансирование вашей работы. И наконец, вероятно, что ваше эго будет умаслено чуть ли не до смерти: злоупотребление фразами вроде „О вас говорят потрясающие вещи“ или „Мне вас так настойчиво рекомендовали“ обычно сочетаются с любым из вышеперечисленных аспектов или со всеми вместе взятыми».

Возьмем один частный случай. В начале 2012 года Даррагу позвонил потенциальный клиент. Допустим, его звали Фред. Фред жаждал встретиться с командой дизайнеров. На слух он казался довольно эксцентричным, немного возбудимым и очень старался обратить внимание Даррага на то, что его «захватывающий» проект «не терпит отлагательств». Заинтригованный Дарраг согласился на личную встречу через несколько дней.

«Фред выглядел и вел себя в точности так, как я себе и представлял его после короткого телефонного разговора. Сперва он несколько минут изливал эмоции по поводу нашей работы, отдельно он заметил, что нас ему порекомендовал друг. Когда мы попытались уточнить источник рекомендации, он очень ловко уклонился от ответа. Было бы грубо продолжать настаивать, и я предположил, что он скажет мне об этом позже. Даже после 19 лет в бизнесе стрелка на моем брехометре лишь слегка задергалась. А вообще-то это был флажок номер один».

Дарраг получил бриф. Речь шла о продукте, который Фред развивал уже некоторое время, и все же он казался неотшлифованным и немного безбашенным, Дарраг только подумал, что материал довольно сырой и оставляет благоприятную свободу для разработки бренда и упаковки.

«Энтузиазм и возбуждение Фреда были очень заразительными. Это заставило меня забыть, что я сомневался в его намерениях, пусть даже недолго».

Фреду назвали дату, к которой он мог ожидать некоторых концепций согласно предварительной стоимости, с которой он незамедлительно согласился. Работа в студии началась естественным образом, и вскоре стали появляться идеи. Дизайнеры исследовали конкурентов продукта, стимулы и самого Фреда. И вот замаячил второй флажок, но не из-за того, что они обнаружили, а из-за того, чего не обнаружили.

«Некоторые из самых громких заявлений нашего клиента, как оказалось, не соответствовали действительности. Тем не менее мы продолжили работу, поскольку уже воодушевились и страстно жаждали получить удовольствие и найти решение.

Тем временем Фред постоянно был на связи. Он настаивал – по моим меркам иногда даже слишком – на показе эскизов и „необходимости“ встречи. Он шустро вышел на одного из наших дизайнеров, сказав, что хочет вести переписку непосредственно с ним, а не через меня, – еще один предупреждающий знак. Личная демонстрация всегда считается первым этапом согласования. Это дает тебе контроль и защищает твою работу. Также это дает возможность контролировать любое решение. Флажок номер три».

Дарраг отклонил требование, и Фреду сообщили, что дизайн еще недостаточно готов. Количество флажков все возрастало, и это начинало раздражать команду дизайнеров, но они продолжали работать.

«Информация, которую мы получили через несколько дней, нас всех ошеломила. Оказывается, Фред наведывался по крайней мере в два других агентства, одно из которых находилось до противного рядом с моим. Я решил переговорить с обоими владельцами. Надо отметить, что, несмотря на здоровую конкуренцию, внутри местного дизайнерского сообщества мы поддерживаем добрые отношения. Выяснилось, что в течение длительного периода разрабатывались идеи и в обоих случаях дизайнерские фирмы расстались с Фредом, так и не получив от него денег. К тому моменту мы достигли той стадии разработки, на которой дизайн „почти готов“ и оставалось только выслать его на согласование».

Вывод, к которому пришел Дарраг, состоял в том, что этот парень выуживает идеи у каждого дизайнера, до которого может дотянуться, и не платит при этом ни гроша.

«Я сообщил Фреду о своем открытии – не так-то это просто было, уж поверьте, – и, несмотря на возмущение, проинформировал его, что мы прекращаем работу над его проектом. Моим единственным утешением было то, что ни один из эскизов не попал за пределы студии, ни в электронном, ни в каком-либо другом виде».

Какой урок можно извлечь из опыта Даррага? Обращайте внимание на любые предчувствия относительно отдельно взятого клиента. «Всегда рискуешь ошибиться, вне зависимости от того, какой у тебя опыт. Никто не хочет расторгать отношения с клиентом, но проще это сделать раньше, чем позже, так что отслеживайте тревожные флажки».

За те 15 лет, что существует его компания, Даррагу трижды приходилось принимать подобные решения. Неважно, насколько вы хороший дизайнер и как вам везло до сих пор, избежать этой ситуации вам вряд ли удастся.

Клиент Джекилл/Хайд

Тим Лапетино из Hexanine, имеющей отделы в Чикаго и Лос-Анджелесе, – наш следующий пример опытного дизайнера, вынужденного сказать «прощайте» клиенту. Hexanine была заказана разработка комьюнити-сайта, посвященного проблемам женщин, в частности проблемам женского здоровья. «Нам понравилась концепция, равно как и талант и энергия заказчика и то, что мы могли размять свои творческие мышцы. Поначалу нас очень воодушевляло, что клиент, как казалось, понимает процесс. Он пользовался профессиональным жаргоном, понимал специальные термины, чутко реагировал на наши предложения и внимательно следил за развитием событий. Просто праздник какой-то! – подумаете вы».

Но почти сразу события приняли иной оборот. Стоило карандашу дизайнера коснуться листа бумаги, начались конфликты. Единственной частью процесса, которая не вызвала неудовольствия, жалоб, промежуточных исправлений и воплей клиента, был этап первой концепции наброска. «Клиент стал выражать неудовольствие уже на этапе проектирования и далее на последующих этапах, так что мы удвоили усилия и предложили новые, мы рыли траншеи на неисследованной территории, и из этого получилось несколько потрясающих работ, которые никогда не увидят свет».

Для Hexanine один дополнительный этап превратился в десяток, несколько добавочных концепций обернулись множеством, и они зашли дальше обычного, стараясь угодить клиенту. Однако им не удавалось добиться чего-нибудь, что бы клиент одобрил, и критерий плавно перетек из определенных целей бизнеса в непредсказуемые удары под дых вроде закидонов и броских фраз.

«Проделав большую работу, мы налегли на концепцию идентичности, которая была частью одной из наших идей, и попытались заставить ее работать.

Клиенту по-прежнему не нравилось, но ради того, чтобы сберечь время, мы сосредоточились на веб-сайте, наивно полагая, что он станет лучшим полем для работы, потому специально ограничили область действия. Мы ошибались.

Сайт оказался еще большим бедствием, и нам не удавалось переубедить клиента выбрать отдельные элементы, которые бы можно было привести к стилистическому балансу, а о том, что решения должны быть продиктованы целями и задачами проекта, речи уже не было. Клиент тыкал пальцем в то, что ему нравилось, и это оказывалось страшно уродливым. Мы возражали и отстаивали свои позиции, но в конце концов уступали».

Согласно договору, студия Hexanine была обязана доделать веб-сайт – и доделала, но сняла с себя всякую ответственность за содеянное.

«Это была неправильная работа для узкой целевой аудитории, и все закончилось тем, что мы проектировали сайт под диктовку одного упрямого клиента».

Клиент обращался с людьми Тима довольно грубо. Имели место и крики, неодобрительные и гневные письма, если по выходным сотрудники Hexanineне отвечали мгновенно. Были и обвинения в шпионаже через Skype – потому, что клиент не умел пользоваться этой программой.

Позже Тим узнал, что с его командой клиент все же общался гораздо лучше, чем с сотрудниками других фирм. С несколькими PR-агентствами он расторг отношения, а поставщикам даже угрожал.

Почему-то – возможно, из-за нашего стремления быть учтивыми – мы избежали худшего. Но конечно, позже нам стало известно, что клиент так же плохо отзывался и о нашей фирме.

«Проект мог бы продолжаться и дальше, если бы не наше решение выйти из игры и прекратить отношения с клиентом. Мы сделали все, что в наших силах, сдерживая свои обещания, данные клиенту, но эти рабочие отношения были непродуктивными. Мы постарались расстаться на дружеской ноте, тактично и осторожно, насколько только возможно, но, похоже, такая судьба ожидает каждого, кто работает с этим клиентом».

Из данного опыта Тим извлек следующие уроки:

«Будьте уступчивы, но не ценой собственного устоявшегося процесса, даже если кажется, что клиент готов к сотрудничеству. Наш процесс – это наш гарант безопасности, оплот стабильности, способ придерживаться курса. Мы очень рискуем, отклоняясь от него, особенно если на этом настаивает клиент.

Мы навсегда научились быть осмотрительными с заказчиками. Если бы мы потратили немного времени на исследование, то могли бы обнаружить в Сети некоторые негативные отзывы о нем, что дало бы нам возможность подойти к этому проекту более подготовленными. Сегодня мы уже стремимся узнать наверняка, подходит ли нам то, что другие говорят о нашем возможном заказчике».

Господин Не Тот

В другом примере проекта, который пошел не тем путем, Фиона Барредж изThe Click Design Consultants, расположенного в Норидже, делится историей о разрыве деловых отношений, происшедшей несколько лет назад, когда в The Click получили заказ на ребрендинг агентства недвижимости. Надо сказать, что условия оплаты студии предполагали половину в начале и половину по окончании работ. Клиент согласился, но когда ему напомнили об этом в начале работы, категорически отказался платить.

«Здесь бы нам вспомнить о своих принципах и попрощаться. Тем не менее это был крайне престижный клиент, который сулил дополнительную работу, к тому же у нас еще не было того опыта, который мы имеем теперь».

В The Click начали работу и предоставили возможные варианты развития проекта. Наконец, после долгого торга один из них был выбран. Вскоре после этого совершенно неожиданно творческий директор The Click получил обескураживающее и поразительно грубое письмо от партнера их клиента, который до сих пор не имел отношения к проекту. Содержание письма из пятнадцати пунктов сводилось к требованию, чтобы весь проект был полностью переделан. «Нас сбило с толку, что первоначальное контактное лицо сказало нам не обращать внимания на это письмо и продолжать работу, однако осадочек остался», – вспоминает Фиона.

За этим последовал второй этап процесса – подготовка к ребрендингу. Команда The Click вдруг осознала, что выполняет работы в соответствии с невероятно специфическими инструкциями клиента, который начал поворачивать дизайнерские решения в своих интересах.

«Когда нам мерещилось, что мы все сделали отлично, все равно это оказывалось недостаточно хорошо; когда мы делали то, о чем просил клиент, это не срабатывало, и виноватыми делали нас. Спустя несколько месяцев трудных встреч и множества вариаций одного двустороннего документа мы уже просто не представляли, как можно ублажить клиента. Когда мы отправляли заказчику письмо, оно оборачивалось шквалом критических замечаний или игнорировалось, а через день от нас уже требовали исправлений. Каждая составляющая проекта проходила множество этапов внесения коррективов, сопровождавшихся невероятно жесткими инструкциями. В результате все в студии были в упадке. Как будто мы работали по принуждению».

На этом этапе в команде решили, что с них довольно, и во благо своего бизнеса они назначили встречу клиенту, чтобы разорвать с ним отношения. Они собирались оставаться в рамках профессиональных отношений, насколько это возможно, согласиться на взаимовыгодную оплату и передать все материалы, что были созданы на данный момент – InDesign-файлы, заметки, рекомендации, – чтобы у другого агентства была возможность продолжить работу.

«К несчастью, клиент начал грубить и ругаться, бросать фразы вроде „А вот теперь вы меня, такую мать, действительно достали“. Ясное дело, мы довольно быстро убрались из его офиса, выставили финальный счет и переслали работу позже, чем было условлено».

И прочие ночные кошмары

Разумеется, вселенная проблемных клиентов вышеприведенными описаниями не исчерпывается. Ирландский дизайнер Шина Оостен рассказывает о пяти красных флажках, с которыми ей приходилось сталкиваться:



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.234.211.61 (0.026 с.)