РЕБЕНОК, НИ МИНУТЫ НЕ СИДЯЩИЙ СПОКОЙНО



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

РЕБЕНОК, НИ МИНУТЫ НЕ СИДЯЩИЙ СПОКОЙНО



Когда ребенок начнет ходить, родители могут обнару­жить, что он энергичнее и подвижнее большинства сверстников, и менее послушен. Радость, что малыш не вялый и сонный, закон­чится после того, как активность и любознательность малыша по­влекут за собой череду ежедневных катастроф, а запас родитель­ского терпения и сил иссякнет. И вот тут-то родители зададутся во­просом, действительно ли неиссякаемая энергия ребенка так уж хороша. Возможно, они даже забеспокоятся, нормально ли такое поведение, не гиперактивен ли ребенок, не страдает ли он синдро­мом дефицита внимания (СДВ), трудностями обучения или мини­мальной мозговой дисфункцией (ММД), которые так часто в наше время диагностируют.

В этой главе я намерен предупредить об опасностях таких диаг­нозов, кто бы их ни поставил — вы сами, ваши друзья, учителя или врачи. Навешивание таких ярлыков подвергает ребенка недопусти­мому риску.

В Соединенных Штатах и медикаментозное лечение детей с ак­тивным, но совершенно нормальным для их уровня развития поведением, и профессиональные консультации по этому поводу "Риобретают эпидемические масштабы. Уступая давлению адми­нистраций школ, многие американские родители потеряли веру собственный здравый смысл и накопленную мудрость поколе­нии. Их убедили в том, что только врачи и психиатры знают ответы ° вопросы, на которые вполне успешно самостоятельно отвечали Редыдугцие поколения родителей. Если бы детей делали по шаблону, как оловянных солдатиков, *но было бы установить нормы для их психического развития

и поведения, а также дня уровня активности. К счастью, детей на заводе не делают, и поэтому среди них не найдется и двух оди­наковых. Это разочаровывает врачей, учителей и представителей других профессий, полагающих, что все в жизни должно подчи­няться хрестоматийным правилам. В наше время в порядке вещей что невнимательный и шустрый ребенок, доводящий учителей до белого каления, получает диагноз «гиперактивность» или «повре­ждение мозга». Врачи лечат его депрессантами, а наставники запи­рают в школьной «учебной лаборатории».

Вероятность того, что на очень активного, но совершенно нор­мального ребенка навесят один из унизительных ярлыков, не так уж мала, хотя «болезни», которые ребенку могут приписать, адек­ватного, научного определения не имеют. Число детей, которых постигла такая участь, увеличилось за последние пять лет до пяти­сот тысяч. Это может произойти, если ребенок будет проявлять черты поведения, то и дело фигурирующие в психологических тес­тах: не всегда выполняет команды; ерзает и не сидит спокойно; от­влекается на уроках; лезет не в свои дела; копается, собираясь в школу; хвастается и рисуется в присутствии других детей; более физически активен, чем одноклассники.

Думаю, этот список «отклонений от нормы» вызовет у вас реак­цию, которая принципиально не отличается от моей. Если ребенок не проявлял большинства из названных признаков, я бы забеспоко­ился, а затем приложил все усилия, чтобы понять: почему ребенок ведет себя столь же отрешенно и безучастно, как овощ на грядке?! Тем не менее психотерапевты и психиатры склонны лечить именно таких активных детей лекарствами, которые часто как раз и делают их похожими на овощи!

ПЛОХОМУ ПОВЕДЕНИЮ ЛЕКАРСТВ НЕ НУЖНО

Если ребенок ведет себя активнее других детей и это раз' дражает окружающих, не подвергайте его опасностям лекарствен­ной терапии. Вместо этого поищите причину среди факторов окру жающей среды — дома, в школе, в отношениях с друзьями. ВоЗ' можно, ребенка что-то беспокоит, и это вызывает у него поведи' яле, неприемлемое для вас и учителей. Обратите внимание и на пи­хание: чрезмерная активность может быть вызвана и аллергией. Помогите ребенку успокоиться, освободиться от эмоционального напряжения, обеспечьте ему психологическую защиту и поддерж­ку в семье. Он должен быть уверен, что близкие на его стороне, что бы ни случилось вне дома.

Как показывает мой опыт, такой подход, если его придержи­ваться последовательно и точно, обычно эффективен. И, конечно, он предпочтительней профессиональной консультации, в резуль­тате которой ребенку грозят диагнозы «гиперактивность», «ММД» или «СДВ». Они могут стать основанием для перевода на особую программу или в «учебную лабораторию», то есть свидетельством неполноценности. (В некоторых школах «учебные лаборатории» дети насмешливо прозвали «психушкой»),

Я не думаю, что ребенок заслуживает подобного обращения лишь потому, что с ним трудно справляться, и что он учится хуже одноклассников. Такие меры должны настораживать, но еще более подозрительно следует относиться к прописанным врачами лекар­ствам вроде риталина и пемолина (сайлерт).

Педагоги и врачи, ставящие детям диагнозы «гиперактивность» или «необучаемость» и предлагающие лечение химикатами, утвер­ждают, что эти средства помогут ребенку учиться. Понятно, что родители более охотно откликаются на такую перспективу, чем на истинную мотивацию «помощи» — затормозить неудобного, под­вижного ребенка до полусонного состояния, чтобы он тихо сидел и никому не мешал.

Никто еще не смог доказать, что такие препараты, как пемолин и риталин, улучшают академические показатели у принимающих их детей. Основной эффект подобных лекарств заключаются в кратковременном затормаживании гиперкинетического поведе­ния. «Посаженный» на такие препараты ученик становится удоб­ным для учителя, но никакой пользы от них не получает. Если в та- 'Ую ситуацию попал ваш ребенок, имейте в виду, что риск, связан­ный с подобным лечением, — слишком дорогая плата за покой Жителя.

ОПАСНЫЕ ЭФФЕКТЫ РИТАЛИНА

Какие же опасности подстерегают ребенка при употребле­нии риталина и подобных лекарств? Во-первых, доподлинно из­вестно, что риталин прописывается без необходимости и без долж­ных мер предосторожности, хотя и имеет немало опасных побоч­ных эффектов. Во-вторых, подобные лекарства лишают родителей стимула искать и находить реальную причину дурного детского поведения. Этих фактов достаточно, чтобы проиллюстрировать худшие стороны современной медицины и педагогики.

В сопроводительной информации к риталину, предоставленной производителем для «Настольного справочника врача», содержит­ся признание, что механизм его воздействия на центральную нерв­ную систему неизвестен. Производитель предупреждает, что ле­карство нельзя использовать детям до шести лет, и признает, что долгосрочные последствия его приема не изучены. Указывается также, что средство может провоцировать приступы судорог, что подтверждено клиническими испытаниями, и замедлять рост.

Потенциальные побочные эффекты риталина столь впечатляю­щие, что считаю необходимым процитировать посвященный ему фрагмент текста «Настольного справочника врача» (выделения курсивом мои):


«Наиболее распространенными побочными эффектами являют­ся возбудимость и бессонница, но их можно контролировать уменьшением дозы или исключив прием препарата во второй по­ловине дня. К другим реакциям относятся: гиперчувствительность (включая кожную сыпь), уртикария (распухшие, зудящие пятна на колее), лихорадка, артралгия, эксфолиативный дерматит (пятна шелушащейся кожи), полиформная эритема (острое инфекцион­ное заболевание кожи) с гистологическими проявлениями некро­тического васкулита (поражения кровеносных сосудов) и тромбо- цитопенической пурпуры (серьезное нарушение свертываемости крови), анорексия, тошнота, головокружение, учащение серди6" биения, головная боль, дискинезия (нарушение двигательной спо­собности мышц), сонливость, изменения давления и пульса, тахи­кардия (учащенное сердцебиение), стенокардия (приступы остр01'* боли в сердце), сердечная аритмия (нерегулярое сердцебиение), боли в области живота, потеря веса при длительном лечении.

Имеются редкие сообщения о синдроме Туретта. Сообщалось о случаях токсического психоза у принимавших средство детей; лейкопения (снижение уровня лейкоцитов) и/или анемия; в не­скольких случаях наблюдалось выпадение волос на голове. У де­тей замечены: потеря аппетита, боли в животе, потеря веса при длительном лечении; бессонница и тахикардия могут проявляться чаще, чем у взрослых; также возможны любые другие реакции из перечисленных выше».

По закону производитель лекарственного средства обязан сооб­щать подобного рода информацию врачу, который принимает ре­шение об использовании лекарства. К сожалению, не существует закона, обязывающего врача делиться такими сведениями с пациен­тами. Поэтому я и даю информацию о риталине. Разумеется, все это относится и к его заменителям.

Если когда-нибудь учитель, директор школы, школьный психо­лог или педиатр попытаются убедить вас согласиться на исправле­ние поведения ребенка с помощью химии, откажитесь не задумы­ваясь. Такое «лечение» не принесет ребенку достаточной пользы, чтобы оправдать сопутствующий риск. Не оправдают его и сообра­жения удобства учителей, которым не хочется тратить время и силы, следя за тем, чтобы ребенок не ерзал на стуле и не встревал, когда его не просят.

ИЩИТЕ ПРИЧИНУ В ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ СФЕРЕ

Никогда не соглашайтесь и с отрицательной оценкой пове­дения ребенка в школе, не проверив, нет ли сложностей в его обще­нии с учителем. Непримиримые личностные конфликты возника­ет не так уж редко, и, если это такой случай, не в педагоге ли дело? Может быть, в его отношении к ребенку нет объективности и пони­мания? Если это так, поведение ребенка скорее улучшит замена Учителя, а не прием лекарств.

Причины, объясняющие плохое поведение ребенка в школе, НаДо поискать и дома. Нет ли в семье напряжения, которое ребенок чувствует и на которое реагирует? Если проблемы взаимоотноше­ний имеются, постарайтесь их решить или, по крайней мере, огра­дите от них ребенка. Если ребенок испытывает трудности в обще­нии с друзьями, помогите их преодолеть.

Гиперактивность ребенка может быть и аллергической приро­ды. Имеются убедительные данные о том, что эмоциональные про­блемы и трудности детского поведения успешно разрешаются с помощью диеты.

Должен предупредить, что педиатр может не одобрить интере­са родителей к этому методу. Покойному доктору Бенджамину Фейнгольду, родоначальнику диетического метода контроля гипе­рактивного поведения, приходилось в свое время преодолевать то­тальный скептицизм коллег. Это не удивительно. Врачи всегда от­рицают любые немедицинские способы решения проблем. Не дай­те себя отговорить от попытки проверить метод на ребенке. Гипер­чувствительность нервной системы к пищевым продуктам описы­вается авторами исследований по меньшей мере полвека. В по­следнее время получено множество клинических данных, демонст­рирующих, что диета Фейнгольда помогает многим детям.

Доктор Фейнгольд, глава аллергологических клиник Фовда Кайзера в Калифорнии, обратил внимание на химические добавки в пищевых продуктах — красители, усилители вкуса, консерван­ты, стабилизаторы и прочие и на их воздействие на организм ре­бенка, приводящее, в частности, к гиперактивному поведению. Он рекомендовал исключить эти химикаты из детского рациона, заме­нив промышленно переработанные продукты, заполняющие холо­дильники большинства американцев, натуральными. Ему удалось получить убедительные клинические свидетельства успешности этого подхода.

Результаты доктора Фейнгольда удалось повторить многим его коллегам. Доктор Уильям Крук, аллерголог и педиатр из детской клиники Джексона, штат Теннеси, на одном из симпозиумов по пи­щевой аллергии доложил о выводах своего исследования. Он зая­вил, что более чем у трех четвертей исследованных детей с гипе­рактивным поведением (свыше ста человек) обнаружена связь такого состояния с пищевой аллергией.

Доктор Крук обнаружил то же, что доктор Фейнгольд и многие родители. Определив методом исключения продукты, которые вы­зывали у детей аллергическую реакцию, и убрав их из рациона, он заметил, что поведение детей изменилось. «Виновниками» гипе­рактивного поведения оказались, в первую очередь, коровье моло­ко и рафинированный тростниковый сахар, а также кукуруза, пше­ница, яйца, соя, цитрусовые и другие продукты.

Если ребенок слишком активен и у него проблемы с поведени­ем, не прибегайте к прописанным врачом лекарствам, пока не про­верите, не принесет ли удачу диетический контроль продуктов из ближайшего магазина!

ДИАГНОЗ «ПОРАЖЕНИЕ МОЗГА» СОМНИТЕЛЕН

С максимальной осторожностью следует относиться и к предположениям о том, что поведение ребенка обусловлено ка- ким-либо заболеванием мозга. Такие состояния хотя и присутству­ют у некоторых детей, но случаются они намного реже, чем диаг­ностируются. Психиатрия — столь эфемерная наука, если ее вооб­ще можно назвать наукой, что специалисты очень часто не могут прийти к общему мнению в отношении диагнозов. Эксперимен­тально доказано, что психотерапевты и психиатры соглашаются между собой примерно в 54 процентах случаев. Это настолько близко к закону случайных чисел, что с тем же успехом можно об­ращаться за советом не к дипломированному специалисту, а к так­систу или слесарю.

Курс психотерапии может быть рекомендован ребенку лишь на том основании, что его поведение отличается от того, что психиат­рам вздумалось считать «нормой». Конечно, детям, у которых дей­ствительно имеются неврологические нарушения, поражения моз­га или психотические состояния, такое лечение может помочь, но Всем остальным пользы не принесет. Более того, может только усу­губить психологические и эмоциональные проблемы ребенка.

Несостоятельность психотерапии вновь и вновь подтверждает- я авторитетными исследованиями. Доказано, в частности, что спонтанная ремиссия[14] у психически больных происходит в 70 про­центах случаев — как у взрослых, так и у детей. Любопытные ре­зультаты получили в университете штата Висконсин: сравнива­лись больные, которым двадцать лет назад был рекомендован курс психотерапии, — прошедшие курс лечения и не получившие его по различным причинам. Самое позитивное заключение исследова­ния гласило, что лечение, похоже, не пошло пациентам во вред!

Исследование в Кембридже и Сомервиле, штат Массачусетс, принесло еще более разочаровывающие результаты: сравнивались молодые люди — получавшие в течение пяти лет индивидуальные консультации психотерапевтов и не имевшие с психотерапевтами никаких контактов. Во всех без исключения случаях обнаружи­лось, что психотерапия оказала на молодых людей отсроченное негативное действие. Тридцатилетние наблюдения, начатые в 1939 году, показали четкую корреляцию между курсом психотера­пии и последующим криминальным поведением.

В группе лиц, получавших в юности психологическую помощь, оказалось больше осужденных за тяжкие и рецидивирующие пре­ступления, чем среди тех, кто в юном возрасте с психотерапией не соприкоснулся. Более того, те, кто имели продолжительные и час­тые контакты с психотерапевтами, впоследствии чаще совершали асоциальные и противоправные действия.

Наконец, в 1980 году в результате ста двадцати исследований обнаружено, что малолетние правонарушители, получившие пси­хологическую помощь, впоследствии совершили больше преступ­лений, чем те, кто ее избежал. Отчет об этих исследованиях в изда­нии «Глоуб энд Мэйл» (Торонто) завершался так: «Если вы хотите, чтобы малолетний преступник перестал грабить, насиловать и из­бивать людей, не посылайте его к социальным работникам, психи­атрам, психологам, на групповые занятия в клиники неврозов, а также не пытайтесь психологически помочь его семье. Все эти меры ни к чему не приводят и могут, напротив, сделать его еще бо­лее агрессивным».


Чтобы не возникло недоразумений, повторю: существуют неко­торые особые психические и неврологические заболевания детско­го возраста, причиной которых является поражение мозга. Многие их них вызваны медицинскими вмешательствами, о которых я го­ворил ранее. К таким состояниям относятся: церебральный пара­лич, синдром Дауна, синдром Туретта, аутизм и другие.

Если у ребенка одно из этих состояний, профессиональная по­мощь уместна хотя бы затем, чтобы иметь возможность испробо­вать новые методы лечения. Например, предложенный докторами Генри Теркелем из Детройта и Рут Харрел из университета Олд Доминион метод пищевых добавок для пациентов с синдромом Дауна и другими нарушениями умственной деятельности. Но толь­ко если ребенок действительно болен, а не имеет отклонение от «нормы» в поведении, что мешает с ним справляться (разницу уви­деть легко).

Вообще же, профессиональную помощь надо искать только то­гда, когда она явно необходима, и избегать, если говорят, что у ре­бенка «трудности обучения», или «синдром дефицита внимания», или любое другое состояние с малопонятным названием. Психиат­ры и психотерапевты еще не доказали существование ни одной из этих болезней!




Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 44.192.254.246 (0.012 с.)