МИСТИЧЕСКАЯ УГРОЗА СТРЕПТОКОККОВОЙ АНГИНЫ



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

МИСТИЧЕСКАЯ УГРОЗА СТРЕПТОКОККОВОЙ АНГИНЫ



У редкого ребенка, живущего в средних широтах Северно­го полушария, не болит горло хотя бы раз за зиму. Першение, дис­комфорт и боль в горле могут раздражать и утомлять не только детей, но и родителей: боль мешает ребенку глотать, говорить, иногда даже спать, поэтому взрослые неизбежно слышат жалоб­ные детские стоны.

В таких случаях родителей инстинктивно тянет к врачу. И еЪли вы поддадитесь этому порыву, вашего ребенка ожидает ряд проце­дур, направленных на выявление стрептококковой ангины. Врач почти наверняка возьмет мазок культуры из горла и, если в ней об­наружится присутствие стрептококков, пропишет антибиотик. Прием препарата может сократить время болезни, но увеличит ве­роятность повторения эпизодов больного горла в течение зимы. Позже я объясню, почему это происходит.

Врачи обычно не виноваты в том, что у детей болит горло, но они повинны в том страхе, который испытывают родители при по­явлении этого симптома. Страх родителей основан на поддержи­ваемом врачами заблуждении, что боль в горле может быть обу­словлена стрептококковой инфекцией и если инфекцию не лечить, это грозит тяжелыми осложнениями — острым нефритом, ревма­тической лихорадкой или пожизненными заболеваниями сердца. Возможность таких осложнений не может не беспокоить, и нет ни­чего удивительного в том, что родители кидаются звонить педиат­ру, как только услышат жалобу на боль в горле.

Вы должны уметь справляться с подобными страхами, не при­бегая к дорогостоящему и потенциально опасному вмешательству профессионалов. А для этого нужно знать о стрептококковой анги­не то, что вряд ли услышишь от врачей.

Во-первых, боль в горле в большинстве случаев обусловлена вирусами, от которых современная медицина лечить не умеет. Те лекарства, которые врач может прописать, ангину не лечат. Они лишь облегчают некоторые симптомы, а это можете сделать и вы, применяя меры, не требующие медицинского образования.

Во-вторых, анализ мазка на присутствие стрептококка — не бо­лее чем пустая трата ваших денег и времени врача. Однозначно свидетельствовать о присутствии или об отсутствии стрептококко­вой инфекции этот анализ не может. Обнаружить инфекцию помо­гают клинические симптомы, выявить которые настолько просто, что с этим справитесь и вы, если будете знать, на что обратить внимание.

В-третьих, даже если у ребенка стрептококковая ангина, шанс заболеть ревматической лихорадкой мизерный. Осматривая за чет­верть века педиатрической практики по десять тысяч пациентов ежегодно, я наблюдал только один ее случай. В реальной жизни и в нормальных условиях получить ревматическую лихорадку практически невозможно. Эта болезнь в наше время встречается разве что у истощенных детей, живущих в условиях отчаянной нищеты.

Давайте теперь поразмышляем, почему я могу с такой уверен­ностью делать заявления, наверняка противоречащие тому, что слышали родители в таких случаях от врача, если он вообще что- нибудь говорил.

Большинство случаев боли в горле вызвано вирусами, а они ле­карствами, как уже было сказано, не лечатся, так как таковых не существует. Но с ними справляются защитные силы организма, и обычно через три-четыре дня симптомы исчезают.

Более редкая причина ангины — бактериальная инфекция, и бактерии почти всегда стрептококки. Широко известное заболе­вание под названием «стрептококковая ангина» лечится пеницил­лином за 24Л48 часов. Без лекарств стрептококк победят естествен­ные антибиотики, выделяемые организмом в кровь, и происходит это обычно за неделю. Лекарства лишь слегка ускоряют процесс Оздоровления.

Третьей причиной больного горла может быть одна из трех бо­лезней, которые, если они случаются, являются реальным поводом для беспокойства. Первая из них, наиболее распространенная, — инфекционный мононуклеоз. Вторая — дифтерия, бывшая когда- то опасной, но в настоящее время практически исчезнувшая. Тре­тья — лейкемия — встречается относительно редко, но она самая страшная из всех. Все эти заболевания требуют консультации вра­ча, к которому и следует как можно быстрее обратиться. Приведен­ные ниже инструкции по диагностике позволят заподозрить одно из них. О мононуклеозе и дифтерии я подробнее расскажу в 19-й главе.

ПРИЧИНЫ БОЛИ В ГОРЛЕ, С КОТОРЫМИ РОДИТЕЛИ

МОГУТ СПРАВИТЬСЯ

Существует очень много внешних причин для боли в гор­ле, которые нетрудно устранить родителям. Речь идет о раздраже­нии слизистой оболочки горла, приводящем к боли. Главные при­чины такого раздражения — сухость воздуха в зимнее время; анти- гистамины, которые принимает ребенок, с согласия врача или без него, для облегчения симптомов простуды; присутствие в воздухе табачного дыма; химическое загрязнение воздуха в районе прожи­вания; даже сильный крик.

Вирусное заболевание, вызывающее боль в горле, диагностиру­ется методом исключения. Если симптомы, связанные с иными причинами, отсутствуют, врач, не найдя другого объяснения со­стоянию больного, приписывает его вирусу. В большинстве случа­ев этот диагноз верен.

От вирусных инфекций лекарств не существует, и врач так и должен вам сказать. Однако некоторые врачи вместо признания своего бессилия берут мазок из горла и начинают курс пеницилли­на: «А вдруг это стрептококк?».

Наиболее простой путь избежать такого варианта развития со­бытий — держаться от врачей подальше, если нет четких призна­ков того, что нужна медицинская помощь. Чтобы распознать ви­русные заболевания, надо знать следующее.

Для вирусных инфекций характерно постепенное начало, бо­лезнь развивается в течение одного-двух дней. Первый признак надвигающегося воспаления горла — легкое першение в области мягкого неба, затем появляется боль при глотании. Через день или два возникает боль в горле, нередко сопровождаемая насмор­ком (выделения обычно прозрачные, водянистые), незначитель­ным подъемом температуры, кашлем и увеличением шейных лимфатических узлов. Если события имеют такую последователь­ность, можно с уверенностью предположить, что у ребенка вирус­ная инфекция горла. К врачу следует обращаться, только если сим­птомы продолжаются больше недели или появляются трудности с дыханием.

Бактериальные инфекции, напротив, развиваются стремитель­но, в течение нескольких часов, а не дней. Поднимается высокая температура, увеличиваются подчелюстные лимфатические узлы, и сильно болит горло. Насморк, кашель и другие симптомы про­студы могут отсутствовать.

СТРЕПТОКОККОВАЯ АНГИНА - ЗАБОЛЕВАНИЕ

НЕ САМОЕ СЕРЬЕЗНОЕ

В большинстве случаев стрептококковая ангина у детей старше четырех лет распознается по так называемой классической триаде симптомов — гной на миндалинах и задней стенке глотки, увеличенные шейные лимфатические узлы и температура выше 39,5 градусов. Гной присутствует, если горло не розовое, как обыч­но, а ярко-красное, с белыми или желтыми пятнами, похожими на творог. У детей младше четырех лет стрептококковая ангина по клинической картине распознается с трудом. Мазок из горла и за­тем исследование культуры дают более точный результат, но де­лать эти анализы не нужно. Особенности развития иммунной сис­темы таковы, что детям до четырех лет в любом случае ревматиче­ская лихорадка не угрожает.

Если горло у ребенка болит больше недели, что выходит за рам­ки нормального течения вирусной и бактериальной инфекций, об­ратитесь к врачу. Это лишь мера предосторожности. Она нужна Для того, чтобы убедиться, что нет мононуклеоза или лейкемии, Диагностируемых анализами крови. Не обращаясь к врачу раньше, вы не повышаете риск для ребенка. К тому же на ранних стадиях ангины анализ крови доктор делать не должен и не будет. Моно- нуклеоз лечится всего лишь постельным режимом, который ребе­нок и так получает, поэтому ранняя диагностика не столь важна.

Лейкемия же встречается настолько редко, что подвергать анали­зам ребенка с больным горлом не к чему. Шансы заболеть дифте­рией еще меньше. При дифтерии боль в горле быстро сменяется серьезными проблемами с дыханием — ребенок начинает зады­хаться. В отсутствие подобных симптомов заподозрить дифтерию врач не сможет. Он, вероятнее всего, никогда живьем ее не видел.

С болью в горле, обусловленной влиянием внешних факторов, надо поступать согласно здравому смыслу. Если она не сопровож­дается температурой, увеличением лимфатических желез и иными симптомами, скорее всего, виноват сухой воздух. В зимнее время в северном климате влажность в отапливаемых помещениях при­мерно 15 процентов. Этот показатель приобретет большее значе­ние, если вспомнить, что влажность в пустыне Сахара 18 процен­тов. Деньги лучше потратить на хороший увлажнитель воздуха, ре­шив этим проблему сухого воздуха в доме, а не на визиты к врачу. Те же соображения здравого смысла применимы и к другим факто­рам окружающей среды.

МАЗКИ , ПЕНИЦИЛЛИН И СТРЕПТОКОКК

Родители и другие не сведущие в медицине люди считают, с подачи педиатров, что, если не лечить стрептококковую ангину, ребенок подвергается огромной опасности ревматической лихо­радки. А ревматическая лихорадка страшна в первую очередь тем, что может привести к ревматическому пороку сердца. Когда роди­тели ребенка с больным горлом попадают к «типичному» педиат­ру, тот говорит о необходимости взятия мазка культуры из горла для обнаружения стрептококка. Свои рекомендации он, как прави­ло, подкрепляет рассказом об опасностях ревматической лихорад­ки. Однако вряд ли упоминает, что взятие мазка редко имеет смысл, и объясняет, почему. Не говорит, в частности, о том, что в большинстве случаев боль в горле вызывается вирусной инфек­цией, и что в отсутствие классической триады симптомов и клини­ческих проявлений стрептококковой инфекции брать мазок бес­полезно.

Не рассказывает он и о том, что, даже если мазок и покажет на­личие культуры, неопровержимым свидетельством наличия стреп­тококковой инфекции это не является. В среднем 20 процентов де­тей носят стрептококки в горле всю зиму и при этом остаются со­вершенно здоровыми, поскольку имеют естественный иммунитет.

Родители не узнают от врача и то, что в лучшем случае лишь 85 процентов стрептококковых инфекций обнаруживается с помо­щью анализа мазка культуры из горла, а если анализ делается не в лаборатории, а самим врачом, его точность уменьшается почти вдвое. Ведь в кабинете врача его проводят относительно неопыт­ные и неквалифицированные сотрудники, которые этим занимают­ся лишь время от времени.

Почти наверняка врач забывает сказать, что, хотя пенициллин и сокращает время проявления симптомов стрептококковой анги­ны на три-четыре дня, он вызывает повторные инфекции в течение всей зимы. Антибиотик, убивая стрептококки, не дает формиро­ваться антителам — естественной защите организма от инфекции. Если стрептококковую инфекцию не лечить, а позволить ей пройти самой, организм в процессе борьбы выработает антитела, которые защитят ребенка от повторного заболевания.

Антибактериальная терапия приводит к тому, что, подвергнув­шись взятию мазка из горла и лечению пенициллином один раз в начале зимы, ребенок становится жертвой бесконечного повторе­ния цикла этих процедур. Если у ребенка когда-либо лечили одну ангину задругой на протяжении зимы, вполне возможно, что при­чиной тому были не бактерии, а само лечение.


Педиатр может спросить, нет ли у ребенка аллергии на пени­циллин. Даже наверняка спросит, потому что боится судебных ис­ков. Однако он вряд ли сообщит о возможных последствиях такой аллергической реакции. Аллергия на пенициллин может прояв­ляться в виде поноса и сыпи, в редких случаях возможны анафилак­тический шок и смерть. Если ребенок получает пенициллин впер­вые, вы должны сообщить об этом врачу и позаботиться о том, что­бы он пристально наблюдал за ребенком на случай возможных реакций. Помните и о том, что, хотя пенициллин не теряет эффек­тивности по отношению к стрептококкам, злоупотребление им приводит к снижению его эффективности по отношению к другим, °олее опасным бактериям. Как я уже говорил, в организме могут вырасти устойчивые к пенициллину штаммы бактерий, и, когда действительно придется спасать человека от смерти, пенициллин не поможет.

Если врач прописывает таблетки пенициллина для предотвра­щения ревматической лихорадки, он должен предупредить, что они эффективны лишь при аккуратном — каждые четыре часа в течение десяти дней — приеме. Обыкновенно же, даже после предупреждения, пациенты условия приема пенициллина наруша­ют. Несложно понять, почему. Обычно антибиотик снимает сим­птомы ангины за пару дней, как, возможно, сняла бы и Природа, и родители решают, что лекарство помогло. Что касается стрепто­кокковой ангины, так оно и есть, но в данном случае прерывание курса лечения к эффективной профилактике ревматической лихо­радки не приведет.

Даже зная об этом, далеко не все родители будут давать ребенку таблетки в течение целых восьми дней после кажущегося выздо­ровления. Многочисленные исследования показали, что пеницил­лин в соответствие с назначением принимают менее чем в 50 про­центах случаев. То есть большинство пациентов принимает пени­циллин недостаточно долго для эффективной профилактики рев­матической лихорадки.

РЕВМАТИЧЕСКИЙ ПОРОК СЕРДЦА БОЛЬШИНСТВУ

ДЕТЕЙ НЕ ГРОЗИТ

Если бы детям в самом деле угрожала серьезная опасность ревматического порока сердца, невыполнение предписаний врачей было бы серьезным поводом для беспокойства. Но эта угроза ре­альна лишь для детей из группы риска — живущих в нищенских условиях. Однако именно им менее всего доступно медицинское обслуживание, и, если даже дело доходит до лекарств, они вряд ли имеют возможность принимать их достаточно долго.

Несмотря на убедительные свидетельства почти полного исчез­новения ревматической лихорадки, за исключением низших соци­альных слоев общества, врачи редко сообщают пациентам о том, что риск ее минимален. Они внушают, или, по крайней мере, не ме­шают думать, что ревматическая лихорадка и сопутствующая ей угроза пожизненного порока сердца непосредственно угрожают ка­ждому ребенку с больным горлом. Такой вывод противоречит как элементарной логике, так и статистическим данным.

Прежде всего, все исследования случаев ревматической лихо­радки среди жертв стрептококковой ангины проводились на воен­ных базах и в детских домах. Хорошо известно, что эпидемиология замкнутых популяций для открытых популяций нетипична. Тем не менее результаты этих исследований применяются к открытым по­пуляциям, и миллионы людей получают антибиотики при стрепто­кокковой ангине ради предотвращения почти исчезнувшей болез­ни. Впору задаться вопросом, не превышает ли риск лечения риска развития того осложнения, которое пытаются предотвратить пени­циллином? Врачи охотно говорят родителям об угрозе ревматиче­ской лихорадки, но я не встречал среди них таких, кто предупреж­дал бы об опасностях прописываемого лечения!

Если бы ревматическая лихорадка представляла серьезную уг­розу, можно было бы предположить, что в таком многонаселенном городе, как Нью-Йорк, она встречается исключительно часто, осо­бенно если вспомнить, сколько его жителей находятся за чертой бедности. Однако ничего подобного мы не наблюдаем. В знамени­том нью-йоркском госпитале Беллвью между 1970 и 1977 годами было зарегистрировано всего 57 случаев ревматической лихорад­ки, а в 1978 году не отмечено ни одного случая — по самым свежим имеющимся у меня данным.

Если на врачей поднажать, они признаются, что заболеваемость ревматической лихорадкой стремится к нулю, но они склонны объ­яснять это доступностью пенициллина, который ее предотвращает. Подобное предположение не выдерживает критики. Заболевае­мость начала падать задолго до начала массового использования пенициллина. Двадцать пять лет назад в Чикаго была предпринята попытка регистрации случаев ревматической лихорадки, для чего привлекли всех врачей. Из этой затеи практически ничего не вы- Шло: в пригородах и на окраинах Чикаго ни одного случая заболе- "ания не было, а в бедных районах в центре города они были еДиничными. Это лишний раз подтверждает, что реальный риск рев­матической лихорадки существует лишь для детей из бедных семей.

Как вырастить ребенка здоровым вопреки врачам

Исследователи доказали, что заболеваемость ревматической лихорадкой прямо пропорциональна числу детей, живущих в од­ной комнате. Неслучайно, на военных базах и в детских домах она высока. Это поистине социальная болезнь, и использование пени­циллина даже в бедных слоях общества вряд ли поможет. Эффек­тивность пенициллина зависит от качества питания, а хорошее, полноценное питание вряд ли можно отнести к характерным при­знакам нищеты.

Число зарегистрированных случаев ревматической лихорадки снижается. Более того, возникают сомнения в том, была ли вообще эта болезнь столь страшной, как принято считать. Исследование случаев, диагностированных как ревматический порок сердца со­рок лет назад, показало, что 90 процентов всех диагнозов были ошибочными из-за неверного применения классических критери­ев. То есть из десяти предполагаемых жертв страшной болезни де­вять ее не имели. Поэтому не вполне справедливо говорить, что ревматический порок сердца опасности больше не представляет. Он, похоже, никогда ее и не представлял. Эта информация может быть полезна тем, кто получил такой диагноз много лет назад и все это время беспокоится о своем здоровье.

И, наконец, последний ваш вопрос врачу, если он продолжит настаивать, что ревматической лихорадки следует опасаться. При­нимая во внимание факт, что 15-20 процентов всех случаев стреп­тококковой ангины не диагностируется и, следовательно, не лечит­ся, а в половине из тех, что лечится, не приводится необходимого профилактического курса антибиотиков, где больные ревматиче­ской лихорадкой люди?

ТРИ ПОДХОДА К ЛЕЧЕНИЮ СТРЕПТОКОККОВОЙ АНГИНЫ

В вопросе лечения стрептококковой ангины большинство врачей делятся на две группы. Есть также и третья, малочисленная, к которой принадлежат лишь немногие из них.

Первая группа врачей настаивает на том, что пациентам надо давать пенициллин во всех случаях боли в горле и немедленно, не дожидаясь результатов анализа мазка. Они справедливо отмеча-

ГОТ, что если не начать принимать пенициллин в течение 48-72 ча­сов с момента появления симптомов, профилактики ревматиче­ской лихорадки не обеспечить. А поскольку на момент взятия маз­ка симптомы у пациента обычно уже присутствуют какое-то вре­мя, ждать результатов (еще 24Л48 часов) просто нет времени.

Вторая группа врачей возражает, утверждая, что, напротив, пе­нициллин давать нельзя, не убедившись на основе анализа мазка в наличии стрептококка. Они указывают на риск, связанный с пени­циллином, на опасность злоупотребления им и говорят, что не го­дится заставлять пациентов тратить средства на лекарства, кото­рые могут оказаться ненужными.

Третья группа врачей, к которой отношусь и я, полагает, что ни мазки, ни антибиотики не нужны. Риск лечения заметно превосхо­дит риск отдаленных необратимых последствий даже в том случае, если у пациента действительно стрептококковая ангина.

Моя позиция основана на опыте и наблюдениях, накопленных за четверть века. По окончании медицинского факультета универ­ситета мне довелось работать в Чикаго, в педиатрической клинике на берегу озера. Моим коллегой был опытный, сведущий врач и ученый Ральф Кунштадтер. Вскоре я с удивлением заметил, что он редко берет на анализ мазки из горла, и, когда я его об этом спро­сил, он пояснил, что считает их пустой тратой времени.

Доктор Кунштадтер учился медицине на двадцать лет раньше меня, когда в медицинских учебных заведениях еще не совсем за­были о мудрости Природы. Меня же, напротив, учили врачебным вмешательствам по поводу и без повода. Поэтому, несмотря на его пример, какое-то время я еще брал мазки на анализ, доставляя сво­им пациентам дополнительное беспокойство. Когда я обнаружил, что результаты моего лечения ничуть не лучше, чем у доктора Кун- штадтера, я прекратил это бесполезное занятие.

За пятнадцать лет нашей совместной работы мы имели дело со '50 тысячами пациентов, и лишь у одного ребенка была обнаруже­на ревматическая лихорадка. Ясно, что рисковать здоровьем ос­тальных детей, давая пенициллин для предотвращения редкого за­болевания, было бы безумием.


ПОЧЕМУ НЕ СЛЕДУЕТ УДАЛЯТЬ ГЛАНДЫ

В заключение несколько слов о гландах. Небные миндали­ны, или гланды, защищают горло от бактерий и могут воспаляться в процессе борьбы организма с бактериальной инфекцией. Надо быть настороже, если врач попытается убедить вас в том, что вос­паление гланд — показание к их удалению. Это чаще всего не так.

Десятилетиями тонзиллэктомия была хлебом и маслом хирур­гов и педиатров. В 1930-е годы врачи проводили от полутора до двух тысяч таких операций в год. Очень немногие дети достигали подросткового возраста с гландами, несмотря на то, что тонзиллэк­томия редко бывала обоснованной с медицинской точки зрения. Миллионы детей расплачивались за эту бессмысленную операцию эмоциональными травмами, потерей естественной защиты от бо­лезней и в некоторых случаях смертью.

Единственным абсолютным показанием к удалению небных миндалин и аденоидов является их злокачественный рост или об­струкция дыхательных путей из-за того, что распухшие гланды не дают дышать. Тем не менее в течение многих десятилетий врачи удаляли гланды всем подряд, защищаясь необоснованными заяв­лениями о том, что иначе ребенок подвергнется риску глухоты или, по крайней мере, хронического тонзиллита.

Страсть педиатров и хирургов к удалению гланд без малейших на то оснований была продемонстрирована в научном эксперимен­те, проведенном в середине 1940-х годов. Группу педиатров по­просили осмотреть одну тысячу детей, и в результате 611 человек получили рекомендацию удалить гланды. Остальные 389 детей были направлены на повторный осмотр к другой группе педиат­ров, которые рекомендовали удаление гланд еще 174 обследован­ным. Оставшиеся 215 человек, уже осмотренные двумя группами врачей, были обследованы в третий раз другими врачами. Удале­ние гланд было рекомендовано 89 детям! Если бы опыт продолжи­ли, вполне возможно, что и последним 126 детям рекомендовали бы то же самое.


Гланды и аденоиды представляют собой лимфоидные ткани, являющиеся первой линией обороны иммунной системы против болезней. Они служат заслоном для проникающих в горло бакте- рай, а потому время от времени неизбежно инфицируются, воспа­ляются и распухают. Если их удалить, ребенок лишится первично­го барьера защиты, и тогда преградой станут шейные лимфатиче­ские узлы. Иммунитет ребенка пострадает, и возрастет риск болез­ни Ходжкина.

Протесты родителей и критика повального удаления гланд в СМИ способствовали тому, что число тонзиллэктомий сократи­лось в три раза. Но этих операций все еще слишком много, и каж­дый ребенок может стать жертвой одной из них. Я сомневаюсь, что тонзиллэктомия нужна чаще, чем в одном из десяти тысяч случаев, тем не менее ежегодно гланды удаляются сотням тысяч детей. Ре­зультатом становится сто-триста смертей каждый год и шестна­дцать осложнений на одну тысячу операций.

Я уже давно пришел к мысли, что если Бог и допустил ошибку, то лишь поместив гланды в зоне досягаемости скальпеля хирурга! Если гланды не мешают ребенку дышать, не позволяйте их выре­зать без убедительных на то причин. И даже при наличии таких причин рекомендую родителям узнать мнение еще одного врача.

л Краткое руководство по боли в горле и ангинам

Боль в горле как таковая хотя и доставляет заметный дискомфорт, не является серьезным состоянием, даже если вызвана стрептококко­вой инфекцией. Медицинского вмешательства не требуется, кроме случаев продолжительного заболевания с дополнительными симпто­мами, которые указывают на серьезную проблему. Вот несколько со­ветов родителям, чьи дети страдают от боли в горле.

1. Не торопитесь бежать к врачу всякий раз, когда у ребенка болит горло и слегка поднимается температура. Обращайтесь к нему, только если симптомы продолжаются больше недели.

2. Восстанавливайте жидкость, теряемую с потом, кашлем, чиха­нием, выделениями из носа, поносом, усиленным дыханием и невос- полняемую из-за потери аппетита Давайте ребенку по стакану жидко­сти каждый час, когда он не спит. Это большой объем, и, возможно, ребенок столько пить не захочет, поэтому предлагайте ему выбор: воду без фтора, чай (обычный и травяной), фруктовые и овощные соки, супы и даже лимонад как последнее средство, если малыш боль­ше ни на что не соглашается.

3. Следите за влажностью в детской комнате и во всем доме. Ув­лажнители воздуха, производящие холодный водяной пар, хороши и безопасны. Только не забывайте их чистить, чтобы они не распро­страняли частицы раздражающих горло веществ. Попытайтесь дове­сти влажность в комнате ребенка до 50 процентов, хотя при некоторых обстоятельствах это непросто.

4. Если ребенок жалуется на невыносимые страдания, вам, без со­мнения, захочется облегчить его состояние. Для этого подойдет реко­мендуемая доза простого анальгетика вроде панадола. У этого лекар­ства есть свой риск побочных эффектов, но для временного облегче­ния боли небольшие его количества опасными я не считаю. Альтер­натива, которую предпочитают некоторые матери, — чайная ложка крепкого алкогольного напитка. По недоступным моему пониманию причинам родители предпочитают давать детям водку или джин. На­верно, им жаль тратить на ребенка любимое виски!

5. Свой взгляд на искусственное снижение температуры тела я из­ложил ранее, но еще раз напомню, что температура, вызываемая бо­лезнью, — это естественный механизм исцеления. Мешать его дейст­вию неразумно. Температура ниже 40,5 градусов угрозы не представ­ляет, кроме риска судорог. Судороги выглядят страшно, но редко бы­вают опасными, к тому же их трудно избежать, поскольку они связаны не с уровнем температуры, а со скоростью ее подъема.

6. Склонность врачей прописывать аспирин и другие лекарства для снижения температуры в каждом случае ее повышения приводит меня в ужас. Любой студент-медик знает, что при подъеме температу­ры на один градус скорость перемещения лейкоцитов в крови, уби­вающих возбудителей болезни, удваивается. Я понятия не имею, за­чем врачам нужно тормозить лейкотаксис — процесс, направленный на выздоровление пациента.

7. Без медикаментозного лечения боль в горле — даже если это и стрептококковая ангина — проходит за семь и менее дней. Если она продолжается дольше, нужно обратиться к врачу. Это может означать иное, нежели стрептококковая ангина, заболевание — инфекционный мононуклеоз или, очень редко, дифтерию или лейкемию.


Мононуклеоз легко распознается по анализу крови, и обычно ле­чение заключается лишь в хорошем питании и постельном режиме. Более тяжелые случаи иногда лечат стероидами — чаще преднизо- ном, но к этому радикальному и спорному средству следует прибегать лишь в случаях очень высокого риска. Дифтерия — явление настолько редкое, что, если у ребенка не возникли крайние трудности с дыхани­ем, врач ее даже не заподозрит. Если ребенок давится и задыхается, срочно везите его в больницу.

8. Врачи назначают пенициллин при стрептококковой ангине в ка­честве средства профилактики ревматического порока сердца. Это со­стояние так редко бывает осложнением стрептококковой ангины, что применять антибиотик нецелесообразно. Если вы все же последовали рекомендациям доктора и ребенок стал принимать пенициллин, имей­те в виду: через 24-48 часов симптомы должны начать исчезать. Если они не прошли за неделю, сообщите об этом врачу. Боль в горле может быть вызвана не стрептококком, и врачу понадобится сделать соот­ветствующие анализы, чтобы найти причину.

9. Если ребенок не страдает от хронических проблем дыхания из-за перекрывающих дыхательные пути распухших гланд, соглашайтесь на тонзиллэктомию только тогда, когда несколько врачей убедят вас в ее необходимости. Еланды — одна из защитных систем организма про­тив болезней, и без необходимости расставаться с ними не следует.




Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.55.22 (0.018 с.)