ТОП 10:

Критическая оценка теории поведения



 

Теория социального поведения представляет собой социологическую парадигму, располагающую обособленным понятийным аппаратом и методологически ориентированную на эмпиризм, направленную против социально-философских идей в социологии.

Представители теории поведения субъективно желали создать такую теорию поведения, которая могла бы помочь развитию общества, однако их усилия увенчались успехом в основном в изучении отдельных сторон политического и экономического поведения.

 

Скиннер

Взаимообусловленность - наши действия зависят от окружения, но и окружение зависит от наших действий. Можно монипулировать поведением создавая соответствующую среду.

 

19.Ололо

Р

 

20. Идейные источники, предмет и основные понятия символического интеракционизма по Миду и Блумеру

Исходная теоретическая позиция Мида прагматизм и бихевиоризм

Согласно прагматизму сущность человека заключается в его деятельности. Мид также называл свою теорию социальным бихевиоризмом. Однако если в классическом бихевиоризме индивид является пассивным и находится под управлением окружающего мира, то в социологии Мида в центре внимания находится активный и сознательный субъект. Мид объясняет деятельное отношение человека к миру наличием специфически человеческой способности, которую он обозначает термином дух. Эта способность заключается в создании и использовании значимых символов. Она вновь и вновь возникает в социальных процессах и управляет поведением.

Знаки, жесты и значимые символы

Мид проводит различие между знаками, жестами и символами. Простейшими естественными знаками являются значимые стимулы, которые влекут за собой инстинктивные реакции. В качестве знака может выступать и поведение. В таком случае они называются жестами. Жесты выражают определенный смысл meaning. Тем самым они обеспечивают коммуникацию, так как вызывают адекватные реакции.

Человек обладает способностью задержки своей реакции. Задержка обеспечивает возможность мышления.

Человек способен интерпретировать жесты. Он сосредотачивается на идее, которая выражается посредством жеста. Знаки или жесты, значение которых выходит за пределы конкретной ситуации, Мид называет символами.

О значимом символе речь идет в том случае, когда знак или символический жест вызывает и другого индивида то же самое представление о его значении, что и у первого индивида и поэтому вызывает такую же реакцию.

Примером системы значимых символов является, прежде всего, язык.

Принятие роли другого

Благодаря использованию одних и тех же символов возникает возможность принять позицию другого человека. Способность войти в положение другого и размышлять, исходя из него, Мид называет принятием роли другого taking the role of the other. Тем самым взаимные перспективы участников коммуникации ограничиваются, например, Когда кто-либо высказывает что-либо, он тем самым говорит себе то же самое, что говорит и другому.

Идентичность – способность смотреть на себя глазами другого человека

Отличие человека от животного состоит в способности контролировать свои реакции, ставить себя на место другого и размышлять исходя из позиции другого человека. Такая способность называется мышлением. Дух человека mind проявляется в мышлении. Тем самым Мид подчеркивает, что дух является условием развития идентичности self.

Благодаря способности принять роль другого возникает возможность посмотреть на себя глазами другого человека. Непосредственным результатом способности к принятию ролей является контроль над собственными реакциями.

Лишь благодаря отношению к другому человек получает представление о себе, то есть обретает самосознание self-consciousness. Таким образом, индентичность и интеракция неразрывны.
Игра и организованная игра

Ребенок приобретает идентичность благодаря игровому подражанию значимым представителям общества ролевые игры. Он принимает роли важнейших людей, значимых для него. Мид называет их значимыми другими.

В процессе идентификации себя со значимыми другими он создает собственную идентичность, отражающую поведение значимых других. Ребенок усваивает их мир.

В организованной игре групповые игры, в отличие от одиночных ребенок усваивает значение всей ролевой организации. Каждое его действие определяется предположением о возможных действиях других игроков. Его действие или бездействие определяется тем обстоятельством, что он все время является членом команды, как минимум тем, что установки других влияют на его собственные установки. Тем самым он сталкивается с другими установками, которые представляют собой организацию установок всех других участников игры. Организованное сообщество или социальная группа, в которой человек получает собственную идентичность, называется по Миду обобщенным другим generalized other. Таким обобщенным другим является все общество.

I и Me – импульсивное и рефлектирующее Я

Мид различает два компонента человеческого Я личности: I и Me.

Я, которое отражает то, как воспринимают человека другие, он обозначает термином Me. Однако бесспорно, что в человеке есть нечто, противостоящее таким оценкам других, отражающее уникальное в человеке. Это содержание Я обозначается термином I.

Под I подразумевается импульсивное Я, а под Ме – рефлектирующее Я. I представляет собой уникальное, единичное в человеке, а Me коллективное явление.

Взаимоотношение двух компонентов Я можно представить себе следующим образом: стихийное Я реагирует на различные рефлектирующие Я попыткой противодействия и изменения, в то время как рефлектирующее Я представляет собой постоянный социальный контроль стихийного Я, отфильтровывает его импульсы с точки зрения социальной значимости.

Различные рефлектирующие Я должны быть… синтезированы в единый образ собственного Я. В случае удачного синтеза возникает идентичность self Jonas.

Оценка и критика теории Мида

Мид выдвинул исходное положение в рассмотрении отношения индивида и общества, которое заключается в процессуальности социальной жизни. Оно подчеркивает значение индивида как творца своего социального мира.

Три допущения Г. Блумера о значении, интеракции и интерпретации

Согласно Г. Блюмеру, теория символического интеракционизма основывается на трех простых допущениях:

Первое допущение состоит в том, что люди в противоположность вещам действуют на основе значений, которыми вещи обладают по отношению к людям. Под вещами понимается все, что человек воспринимает в окружающем мире: физические предметы, например: деревья, стулья; другие люди, например: мать, продавец; социальные категории, например: друзья и враги; социальные институты, например: школа или религия; идеалы, например: личная свобода или честность; действия других людей, например: их приказы или стремления, а также ситуации, которые встречаются в повседневной жизни.

Второе допущение состоит в том, что значение вещей возникает в социальной ситуации, в которой участвуют другие люди или следует из нее.

Третье допущение состоит в том, что значения интерпретируются и изменяются человеком в процессе интерпретации, который протекает в форме контакта человека с вещами.

Понятие социального действия как процесса лежит в основе символического интеракционизма Мида и этнометодологии Гарфинкеля.

Парадигма понимающей социологи

Согласно парадигме понимающей социологии действующее лицо не просто приобретает статус с жесткими правилами поведения и ролевыми ожиданиями, а вместе с другими людьми определяет смысл своего поведения. Это объяснение социального действия является основным теоретическим положением символического интеракционизма.

 

21. Феноменологическая социология о сущности социального взаимодействия и социального порядка (по Шюцу, Бергеру и Лукману)

Феноменологическая социология - это подход, основывающийся на рассмотрении социального взаимодействия как процесса координации поступков людей, наделяющих действия друг друга смыслом, типичным для их жизненного опыта. Общность и устойчивость смыслов, придаваемых ситуациям взаимодействия, упорядочивает их и превращает в представлении участников взаимодействия в объективную реальность – социальные феномены. Социальная реальность конструируется, хотя большей частью непреднамеренно, в сознании людей, придерживающихся общепринятых способов интерпретации как очевидных, естественных.

Образцами постановки и решения исследовательских проблем для приверженцев концепции феноменологической социологии служат работы выдающегося австрийского философа и социолога Альфреда Шюца (1899–1959) и его учеников – немецкого социолога Томаса Лукмана (р. 1927) и американского социолога Питера Бергера (р. 1929)

Шюц в работе «Смысловая структура социального мира» (1932) сформулировал концепцию социальной феноменологии как изучения тех представлений, которые образуют общество как «горизонт жизненного мира» – сферу опыта, доступного индивидам в их повседневной жизни. Жизненный мир не является предметом размышлений, люди просто переживают его как очевидную реальность. Объективность вещей, действий, событий в мире повседневности – это естественная установка индивидуального сознания. Субъективные переживания, индивидуальный опыт объективирует язык, при помощи которого люди обозначают и определяют любые явления. В языке ситуации взаимодействия и их участники типизируются, то есть подводятся под привычные и понятные категории: «лекция», «студент», «преподаватель»; «магазин», «покупатель», «продавец»; «семья», «родители», «дети» и т. д. Типизации придают смысл любым, даже новым явлениям и тем самым встраивают их в жизненный мир в качестве знакомых и потому понятных и «само собой разумеющихся».

Межиндивидуальное взаимодействие строится на основе взаимной типизации, то есть приписывания участниками действиям друг друга типичных мотивов, варианты которых заданы жизненным опытом. Индивиды действуют на основе интерпретаций и при этом исходят из естественной установки, что имеют дело не с интерпретациями, а с реальными явлениями.( не представляют,что есть какой-либо ещё вариант восприятия факта,собития) Согласованность, координация поступков в таком случае возможна постольку, поскольку смысл явлений, заложенный в типизациях, истолковывается одинаково разными людьми. Единство интерпретации обеспечивается общностью жизненного мира. Жизненный мир не является объективной реальностью, поскольку образован переживаниями, опытом, типизациями, но он не является и субъективным миром индивидуального сознания. Жизненный мир – это интерсубъективная реальность. ( система интерпретаций актуально или потенциально общих нам объектов, фактов, событий достаточно одинаковым образом) Интерсубъективность – это фундаментальная характеристика социальных феноменов.

Интерпретация ситуаций взаимодействия и действий его участников как типичных превращает взаимодействие в социальный порядок – устойчивую структуру. Социальная структура, с точки зрения феноменологической социологии, представляет собой всю сумму типизаций и созданных с их помощью повторяющихся образцов взаимодействия. Таким образом, общество конструируется в результате взаимодействий в повседневной жизни.

Однако сконструированный социальный порядок в силу естественной установки сознания воспринимается индивидами как объективная реальность – система норм и правил, которые необходимо усвоить и которым необходимо следовать. Эту двойственность общества, представляющего собой одновременно и «субъективные смыслы»(то, что представляем), и «объективную фактичность»(то, что есть), Бергер и Лукман в совместной работе «Социальное конструирование реальности» (1966) представили как особенность социальной реальности, для которой характерны три момента:

1) общество – человеческий продукт

2) общество – объективная реальность,

3) человек – социальный продукт.

Первые два момента формируют «конечные миры смыслов» – такие сферы специфических феноменов и взаимодействий, как наука, религия, искусство, экономика и т. д. Конечные миры смыслов – это замкнутые области реальности, встраиваемые в реальность повседневной жизни.(соотношение наших представлений с объективным миром) В каждом из этих миров особый способ существования феноменов. В сфере науки существует, то есть имеет смысл, только то, что объективно; в сфере религии – только то, что сверхъестественно; в сфере искусства – то, что эстетично; в экономике – то, что рентабельно.

Для того чтобы индивид смог переживать эти специфические реальности и участвовать в соответствующих взаимодействиях, ему (ей) необходимо расширить «горизонт жизненного мира», усвоив типичные для той или иной сферы взаимодействия смыслы и способы их образования. Ключевую роль в этом играет язык, типизирующий опыт и связывающий в единое целое мир повседневности и конечные миры смыслов. Идея об определяющей роли языка в социальном конструировании реальности лежит в основе исследовательской стратегии феноменологической социологии: изучать то, как при помощи речевых коммуникаций поддерживаются и трансформируются социальные феномены – общество, социальные общности, социальные статусы и т. д.

 

22. Основные понятия и теоретические положения феноменологической социологии (Альфред Щюц Структура повседневного мышления)

Интерсубъективный мир существовал до нашего рождения. Перед нами он предстает в нашем собственном переживании и интерпретации. Мы воспринимаем мир в его типичности (а не в совокупности индивидуальных уникальных объектов). Предшествующее знание содержит горизонт сходных будущих переживаний. Человек в любой момент находится в биографически детерминированной ситуации, т.е. в определенной физической и социокультурной среде, которая характеризуется опытом, запасом знания.

Социальный мир — это не просто чей-то частный мир, он является интерсубъективным миром культуры. Мир интерсубъективен, так как мы живем среди других людей: нас связывает общность забот, труда, взаимопонимание. Он - мир культуры, ибо с самого начала повседневность предстает перед нами как смысловой универсум, совокупность значений. Эта совокупность значений возникла и продолжает формироваться в человеческих действиях: наших собственных и других людей, современников и предшественников.

Существует три аспекта проблемы социализации знания: взаимность перспектив или структурную социализацию знания; социальное происхождение знания или его генетическую социализацию; социальное распределение знания.

  1. Взаимность перспектив

«Тот же самый» объект означает различное для разных людей. Это происходит потому, что они находятся на разных дистанциях от объектов и воспринимают их в разной типичности, а также это объясняется тем, что у них разные биографически детерминированные ситуации.

Повседневное мышление преодолевает различия индивидуальных перспектив, являющиеся следствием этих факторов, с помощью двух основных идеализаций:

1) взаимозаменяемости точек зрения, т.е. если я встану на место другого человека, то буду воспринимать объекты как он, и наоборот;

2) совпадения системы релевантностей, т.е. интерпретирование объекта схожим образом, достаточным для практических целей.

Обе идеализации «взаимозаменяемости точек зрения» и «совпадения релевантностей» вместе образуют общий тезис взаимных перспектив. Общий тезис взаимных перспектив ведет к формированию такого знания об объектах и их характеристиках, которое выступает как знание «каждого». Оно представляется объективным и анонимным.

  1. Социальное происхождение знания

Лишь очень малая часть знания о мире рождается в личном опыте. Большая часть имеет социальное происхождение и передается: друзьями, родителями, учителями, учителями учителей. Мы строим типичные конструкты согласно системе релевантностей, соответствующей анонимной унифицированной точке зрения «мы-группы». Сюда относятся образы жизни, способы взаимодействия со средой, практические рекомендации по использованию типичных средств для достижения типичных целей в типичных ситуациях.

  1. Социальное распределение знания

Знание социально распределено. Любой индивидуальный запас наличных знаний в тот или иной момент жизни разграничен на зоны в различной степени ясности, отчетливости, точности. Эта структура порождается системой преобладающих релевантностей и, таким образом, биографически детерминирована.

Другими словами, в повседневной жизни я конструирую типологию знаний другого, их объем и структуру. Поступая таким образом, я предполагаю, что он руководствуется определенной структурой релевантностей, которая выражается у него в наборе постоянных мотивов, побуждающих его к особому типу поведения и определяющих даже его личность. Так мы определяем компетентного врача или юриста, например.

Структура социального мира и его типизация в конструктах повседневного мышления

Мы понимаем другого, конструируя типичный способ его деятельности, типичные мотивы, лежащие в ее основе, социальные установки личности. Чтобы быть понятыми, мы должны приспособить свое поведение к типичному. При конструировании другого происходит наша самотипизация, т.е. определяя роль другого, я определяю свою роль.

Во временном измерении существуют «современники», с которыми я могу взаимодействовать; «предшественники», на которых я воздействовать не в состоянии, но чьи прошлые поступки и их следствия могу интерпретировать. И «преемники», недоступные опыту, но на которых можно ориентироваться в своих действиях в более или менее пустом ожидании.

С современниками мы разделяем не только время, но и пространство. Общность пространства означает здесь, что аспект внешнего мира равно доступен для каждого партнера и содержит равно интересные релевантные для них объекты. Временная общность – означает, что каждый партнер соучаствует в непосредственно текущей жизни другого, каждый из партнеров включаются в биографию другого.

Типические конструкты часто институционализируются в качестве стандартов поведения, поддерживаемых обычаем и традицией, а иногда и особыми средствами так называемого социального контроля, например, законом.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 75.101.220.230 (0.011 с.)