ТОП 10:

Типы действий и типы личности



Действие, проект, мотив

Действие – это поведение, основанное на заранее составленном проекте. Поступок - завершенное действие, может быть скрытым (мыслительная деятельность) или открытым, направленным на внешний мир.

В проектировании действия содержится будущее поведение (отправная точка проектирования - не процесс действия, а завершенный в воображении поступок. Прежде чем приняться за чертежи, я должен иметь в голове замысел проекта здания).

Согласно принятой терминологии, в проекте предвосхищается не будущее действие, а будущий поступок. Такая характерная для проекта темпоральная перспектива влечет за собой следующие важные выводы:

1. все проекты предстоящих поступков основываются на моих наличных знаниях в момент проектирования. Сюда включается опыт ранее совершенных поступков ("Я могу это снова"). Конструирование состоит в подавлении "примечаний" по причине их нерелевантности (отбрасывание тех черт, которые делают явления уникальными и неповторимыми);

2. существует взаимосвязь проекта и мотива. Мотив "для-того-чтобы" апеллирует к будущему. Мотив "потому-что" относится к прошлому (трудное детство, среда).

Социальное взаимодействие

Социальное взаимодействие в обыденной жизни использует набор повседневных конструктов (в данном случае, конструктов ожидаемого поведения "другого"), основывающихся на идеализации, согласно которой мотив "для-того-чтобы" становится для другого мотивом "потому-что", и наоборот. Мы назовем это идеализацией взаимности мотивов. Очевидно, она обусловлена общим тезисом взаимности перспектив, поскольку предполагает, что мотивы, предписываемые "другому", такие же как у меня или у других в тех же обстоятельствах.

Только само действующее лицо знает, когда его действие начинается и где заканчивается. Его партнер знает только фрагмент действия. Отсюда следуют выводы:

1. повседневное мышление дает лишь вероятную возможность понять действия другого;

2. чтобы увеличить вероятность понимания, мы должны искать тот смысл, который имеет действие для самого действующего;

3. чем больше поведение типизировано, социально санкционировано с помощью законов, правил, норм, обычаев, тем больше вероятность того, что мое собственное самотипизированное поведение достигнет желаемой цели.

 

23. Понятие этнометодологии, ее предмет и методы. Г.Гарфинкель " Кризисные эксперименты", их теоретическая интерпритация

Гарольд Гарфинкель (1917-2011) американский социолог, создатель понятия этнометодология. После Второй мировой войны Гарфинкель стажировался в Гарвардском университете под руководством Т. Парсонса.

“Этнометодология”- методы, которые используют люди, принадлежащие к определенной культуре для описания и осмысления своих собственных действий в повседневной жизни, а также способы, с помощью которых индивиды приходят к согласию в коммуникативных процессах.

Предметом изучения Г.Гарфинкеля являлись спонтанные социальные изменения, вызванные латентными, неосознаваемыми механизмами социальной коммуникации между людьми. По его мнению, люди на основе здравого смысла в основном совершают рутинные действия, которые не всегда осознаются и не подвергаются рефлексии самими действующими индивидами, т.е. социальная структура воздействует на сознание индивида через “фоновые ожидания”, под которыми имеются в виду социально одобряемые установки на те или иные действия. Фоновые ожидания «видимы, но не замечаемы», не осознаваемы участниками взаимодействия и другими членами общества. Однако фоновые ожидания не пассивно воспринимаются: индивиды придают им личностный, практически рациональный смысл, перерабатывают, а иногда и существенно деформируют. Социальная жизнь представляется упорядоченной в определенном виде только потому, что члены общества активно заняты приданием смысла всему тому, что происходит в процессе интеракций[1].

Документальный метод.

Документальный метод предполагает часть образца какого-либо объекта или явления (например, аплодисменты или крик на улице) представить, как “документ”, позволяющий дать определенную интерпретацию явлению.

Эксперименты по разрушению повседневных взаимодействий как метод изучения фоновых ожиданий. ( данный метод представлен в работе Г.Гарфинкеля "Кризисные эксперименты").

Для демонстрации сути данного метода Г.Гарфинкель провел ряд интересных экспериментов, нацеленных на сознательное разрушение нормального хода социальных взаимодействий.

Их суть состояла в следующем. Исходным условием эксперимента было то, что субъекты и объекты исследования были взаимосопряжены,т.к. коммуникация между людьми обязательно предполагают передачу латентных смыслов, которые, будучи видимыми, но не замечаемыми и не осознаваемыми, могут быть весьма значимы. Причем их можно выявить только в ходе нарушений фоновых ожиданий.

Проведя ряд экспериментов Г.Гарфинкель установил :

1.фоновые ожидания могут быть выявлены с помощью “индексации” – смысл любого явления или социального взаимодействия вытекает из его контекста, он является “индексированным” в конкретной ситуации. По существу любые интерпретации или объяснения членов общества в их повседневной жизни всегда осуществляются со ссылкой на конкретные обстоятельства или ситуации.

2. Участники экспериментов, замечая странное поведение собеседника, наделяли смыслом данное поведение, полагая, что устранение этих причин приведет к привычным моделям взаимодействия.

3. Социальный порядок весьма локален, хрупок, подвижен и не может быть однозначно выражен через какие-либо жесткие закономерности.

 

 

24. Социально-драматургический подход в символическом интеракционизме: основные вопросы социологии И. Гофмана

Символический интеракционизм - теоретико-методологическое направление в социологии, кладущее в основу анализа социокультурной реальности социальные взаимодействия, взятые в их символическом (особенно языковом) выражении. В основе символического интеракционизма лежит представление о социальной деятельности как совокупности социальных ролей, которая фиксируется в системе языковых, жестовых и других символов. Характерной чертой символического интеракционизма стало стремление исходить при объяснении социального поведения не из индивидуальных влечений, потребностей, интересов, а из общества, понимаемого как совокупность межличностных взаимодействий.

Драматургическая социология Гофмана «выросла» из символического интеракционизма, вобрав в себя основные его положения. И. Гофман использовал их для микроанализа особой реальности, возникающей только в ситуациях лицом-к-лицу, ситуациях, где участники находятся в физическом присутствии друг друга и имеют возможность непосредственно реагировать на действия других. Эту реальность И. Гофман называл «порядком взаимодействия».

Гофман показал фундаментальную упорядоченность привычных и незаметных форм повседневного человеческого поведения (передвижения людей по улицам, разговорных взаимодействий, приветствий и прощаний, проявления вежливости и тактичности, разрешения маленьких споров и неурядиц и т.п.). Для изучения повседневных действий и явлений социальной жизни И. Гофман прибегал к методам включенного наблюдения и анализа документов, а также анализу обычных повседневных ситуаций с необычной точки зрения: чтобы понять повседневные отношения, он обращает внимание на отклонения от обыденного

Гофман сформулировал следующий тезис: когда человек контактирует с другим, он занят контролем над впечатлением, которое он производит. Для контроля используются следующие техники:

1.Вера в свою социальную роль:некоторые искренне верят в реальность своей социальной роли, некоторые, наоборот, совершенно не верят в реальность своей роли.

2. Фасад:стандартный репертуар сознательных и неосознанных приемов самовыражения. В каждом обществе есть типичный набор “фасадов”, которые удовлетворяют потребности людей в презентации

 

Основная идея драматургического подхода И. Гофмана состоит в проведении аналогии между социальным миром и миром театра, а социальные роли аналогичны театральным ролям, которые разыгрываются для произведения соответствующего впечатления на участников общения и ответа на их ожидания. Для И. Гофмана драматургический подход – это изучение социальных микрообразований, в которых осуществляется определенного рода деятельность с точки зрения управления впечатлениями и определения ситуации. Это описание приемов управления впечатлениями, затруднений в этом деле, главных его исполнителей и исполнительских команд, организующихся на этой почве .

 

Драматургическая постановка Гофмана включает такие аспекты, как:

1.Выступления на житейской сцене предполагают воспринимающих “зрителей”.

2. Демонстрация себя другим как индивидуальность, как правило с помощью, драматургической постановки, которая позволяет превратить “скрытые достоинства человека в явные.”

3. Особая форма драматургической постановки подразумевает игру для самого себя.

Идеализация у Гофмана это усиление человеком ценностей, на которых основано его поведение. Она применяется для укрепления новой идентичности (напрм.: смена роли школьника на студента)

 

Порой у человека возникают сбои в управлении впечатлениями, вызванные неловкость, или, если действующий недостаточно или, наоборот, чрезмерно увлекается своей ролью; также в случае , если действующий выступает “не на той сцене” или “постановка” оказывается неудачной.

Социолог принял концепцию множественности социальных личностей, в качестве отправной точки в своем анализе взаимодействия. Человек, согласно этой концепции, участвует во множестве разных групп, и поэтому он имеет, столько же разных социальных «Я», сколько существует групп, состоящих из лиц, чьим мнением он дорожит. Каждой из этих групп человек показывает разные стороны своей личности. Таким образом, взаимодействие происходит не столько между индивидами как личностями, сколько между разными социальными ликами индивидов, как бы между изображаемыми ими персонажами. Социолог изучает эти маски, личины социальных актеров, которые, в конце концов, прирастают к лицу и становятся более подлинными «Я», чем то воображаемое «Я», каким хотят быть эти люди.

Поэтому не случайно концепция личности И. Гофмана связана с теорией ролей. В процессе непосредственного взаимодействия, когда люди действуют так, чтобы намеренно и ненамеренно представить свою деятельность другим, между ними возникает проблема коммуникации. Выделяя два вида коммуникации – произвольную, когда люди дают информацию о себе в общезначимых символах, и непроизвольную, которой они выдают себя, для И. Гофмана важна вторая составляющая – непреднамеренная, невербальная и более театрализованная. При использовании двух этих видов коммуникации действуют объективные ограничения непосредственного взаимодействия между людьми. Эти ограничения влияют на участников и преобразуют объективные проявления их деятельности в театрализованные представления.

И. Гофман для обозначения такого рода поведения использует язык театрального представления: «декорации», и «передний план», разделение сценического пространства житейских игр на закулисную (заднюю) зону, где готовится исполнение повседневных действий, и переднюю зону, где это исполнение представляется другим. И. Гофман вводит даже аналог театральной труппы – понятие команды исполнителей для участников взаимодействия.

Акцент на сценических аналогиях, использование языка театра для И.Гофмана не самоцель, но – тактический маневр, своего рода уловка. На самом деле его главная исследовательская задача – это выявление той структуры социальных контактов, непосредственных взаимодействий между людьми, той структуры явлений общественной жизни, которая возникает каждый раз, когда люди физически соприсутствуют в замкнутом социальном пространстве. Его интересует, как в социальных ситуациях люди преподносят и воспринимают себя, как они координируют свои действия.

 

Выводы по теории:

1.Никто не желает утратить индивидуальность, и в то же время быть совершенно непохожим на других.

2.Стратегия балансирования между нормативностью и уникальностью представляет собой «стратегию «двойного «как будто», благодаря которой у нас возникает уверенность одновременно в социальной реальности и личной свободе.

 

25. Ситуация в российской теоретической социологии

Начало современного периода отечественной социологической науки, оказалось связанным с осуществлением в стране горбачевской «перестройки». Конец 1980-х гг. знаменовал собой ослабление партийно-идеологического прессинга и некоторую свободу творчества в общественных науках. Она коснулась и социологии. В июне 1988 г. было принято постановление ЦК КПСС «О повышении роли марксистско-ленинской социологии в решении узловых проблем советского общества». По существу, впервые на партийно-государственном уровне была признана полная самостоятельность социологической науки, что выразилось в отделении ее от философии и признании необходимости активного развития теоретической социологии. Началась критика исторического материализма в социологии.

Важным для дальнейшего развития социологии стало решение в 1990 г. Высшей аттестационной комиссии об учреждении ученых степеней кандидата и доктора социологических наук по шести социологическим специальностям (до этого за социологические диссертации присваивались чаще всего ученые степени кандидата и доктора философских наук).

В 90-е г. академическая наука быстро усвоила рыночные приоритеты. В стране сформировался рынок социологических услуг, были созданы негосударственные научные учреждения, десятки социологических фирм специализирующихся на изучении спроса и предложения,организации предвыборных кампаний.

Изменения в тематике социологических исследований в 90-е гг. были обусловлены, прежде всего, идеологическими обстоятельствами. На протяжении десятилетий и концептуальный аппарат, и схемы научного вывода повторяли политические клише. В постсоветский период тематика социологических публикаций также в значительной степени зависела от общественно-политических ценностей, однако, репертуар социологической литературы существенно улучшился. За сравнительно короткое время была в некоторой степени компенсирована нехватка переводных изданий по общественным наукам.

Однако, как бывает в кризисные периоды науки, выбор теоретических концепций и инструментария социологического познания стал личной прерогативой участников профессионального сообщества. Такой выбор часто зависел от наличия книг и материалов по социологии, возможности пройти стажировку в одной из западных социологических школ, от научного руководителя. Вследствие постсоветских изменений сообщество российских социологов фрагментировалось. Нередко «единицы сообщества» занимали непримиримые позиции по отношению друг к другу, не признавая научные результаты оппонентов.

В современной российской социологии отставание от запада можно признать незначительным или временным. Проблема в том, что мы еще недостаточно выделились как самостоятельное и творческое направление мировой социологической мысли. Сегодня мы имеем у себя те же положительные, негативные и застойные тенденции, которые свойственны и западной социологии. Заметный импульс к развитию социологии вширь придают у нас и у них информационные технологии. К положительным тенденциям мы можем отнести и появление в поле социологии новых научных объектов, прежде всего, национальных государств. К отрицательным тенденциям можно отнести непростое взаимоотношение социологии со смежными науками, из-за чего социология постоянно встречается с опасностью быть растворенной в других науках.

К застойным явлениям можно отнести отсутствие заметных изменений в теоретической стратегии развития современной социологии. В методологи по-прежнему доминирует три подхода: 1) социологический реализм 2) социологический номинализм и 3) социальный конструктивизм + исторического материализм.

Взаимодействие современной российской социологии с западной, выражается в освоении и заимствовании теоретических наработок последней. В качестве теоретических основ используются идеи структурного функционализма (которые локализуется в академическом секторе социологии), в то время как интерпретативные теории более популярны в негосударственных вузах и некоммерческих исследовательских центрах. Марксизм в различных его модификациях также проявляет себя достаточно активно. В целом же в качестве наиболее эффективных для исследования современного российского общества социологи используют теории, которые связаны с их собственным профессиональным интересом.

В целом, сейчас наблюдаются положительные тенденции развития теоретической социологии в России. Она имеет даже чуточку большие шансы к осуществлению научного "прорыва", поскольку помимо способности усваивать зарубежные достижения, опирается на более чем вековую традицию собственной.

 

26.Ололо

Ро

 

27. Структуралистская перспектива в социологии (по работе Р. Барта «Миф сегодня»)

Одним из основных положений структурализма в социологии является утверждение о том, что социальные и культурные явления не обладают самостоятельной субстанциальной природой, а определяются своей внутренней структурой (то есть системой отношений между внутренними структурными элементами), и системой отношений с другими явлениями в соответствующих социальных и культурных системах. Эти системы отношений рассматриваются как знаковые системы и, таким образом, трактуются как объекты, наделенные значением.

Ролан Барт(12 ноября 1915 — 25 марта 1980) рассматривает миф(коммуникативная система, сообщение) исключительно семиотически, то есть как некую знаковую систему, в которой специфическим образом раскрывается связь между знаком, означаемым и означающим. Именно в контексте такого понимания Барт определяет миф как "слово", "высказывание", а выражаясь более точно - как "коммуникативную систему". В своей работе "Миф сегодня" Р.Барт предлагает рассматривать мифологию как часть семиологии. Семиологию он понимает как науку о значимостях, то есть в ее предметную область попадают любые факты, которые являются "что-либо значащими". Причем значимости здесь рассматриваются как чистые формы, отвлеченные от их содержания. Семиология анализирует исследуемый предмет в отношениях между знаком, означаемым и означающим. Именно в этих отношениях и стремится Р.Барт рассмотреть миф. Барт обнаруживает в мифе ту же самую трехчленную структуру: означаемое, означающее и знак. Однако специфика мифа заключается в том, что эта семиологическая структура создается на базе уже существующей семиологической структуры, то есть на уже существующей до него последовательности знаков. Под знаками Р.Барт понимает не только слова, но и вообще любые предметы, которые могут что-либо значить: фотографию, живопись, рекламу, ритуалы, какие-либо вещи и т.д. В связи с этим Барт определяет миф как вторичную семиологическую систему.

 

Любое содержание мифического сообщения, объединяющее в знаке означиваемое и означивающее, само становится означивающим по отношению к новому мифологическому смыслу (то есть к новому означиваемому). Сам миф, используя знаковое единство первичной семиологической системы, превращает его в означивающее более глобального знака, выражающего означиваемое уже мифа.

 

Р.Барт показывает, что в мифе имеются две семиологические системы, одна из которых частично встроена в другую. С одной стороны - это сам язык, который в качестве объекта поступает в распоряжение мифа. Миф же строится на основе этого языка-объекта. С другой стороны, это сам миф, который в данном случае выступает как "метаязык", он является как бы вторым языком, на котором говорят посредством перового. Для иллюстрации данного семиотического истолкования мифа Ролан Барт приводит пример: высказывание из Басни Эзопа "quia ego nominor leo" (потому что я зовусь львом), приведенное в учебнике грамматике. В этой фразе два смысла. Первый смысл - непосредственный, показывает, что речь идет о льве. Второй смысл обращен именно к ученику пятого класса, а не к слушателю басни Эзопа. Он сообщает следующее: я есть пример, который должен проиллюстрировать правило согласования предикатива с подлежащим. Истинное значение фразы не в том, чтобы передать что-либо о льве, а в том, чтобы привлечь внимание к определенному типу грамматического согласования. Но второй смысл определяется семиологической системой, настроенной над первой.

 

В примере можно выделить означаемое, которое в качестве элемента первичной семиологической системы, то есть языка, Барт называет смыслом, и его же в качестве элемента вторичной системы, то есть мифа, называет формой. Означиваемое он во всех случаях называет концептом. Третий элемент первичной семиологической системы Р.Барт называет знаком, а вторичной, чтобы избежать терминологической путаницы называет по-другому - значением.

 

Р.Барт подчеркивает, что означающее мифа имеет чувственную реальность, в отличие от означающего языка, которое имеет сугубо психическую природу: "означающее мифа содержательно: именование животного львом, приветствие африканского солдата - все это достаточно вероятные события, которые легко себе представить".

 

Однако обозначающее мифа двулико. Оно не только представляется как смысл, заполненный чувственной реальностью, но и как форма, которая в то же время пуста. Так, выражение "quia ego nominor leo" с точки зрения языка повествует о конкретных событиях, о конкретном льве, претендующем на власть среди животных. Однако с точки зрения учебника грамматики, обращенного к пятикласснику, все что касается конкретного льва из этого предложения исчезает. Остается само это предложение как языковая форма, передающая уже другой смысл.

 

28. Понятие «постмодерна» в социологии (по работе Ж.Ф. Лиотара «Состояние постмодерна»)

Постмодерн - состояние культуры после трансформаций, которым подверглись методы и теории в науке, литературе и искусстве в конце XIX века. Понятие постмодернизма (постсовременности) формируется в социологии с целью теоретического обобщения принципиальных и особых черт общества в отношении к теориям современности.

Постмодернизм – это прежде всего особый «взгляд дегуманизации». Если в эпоху Возрождения возникли условия для появления концепции антропологического универсума, то в ХIХ-ХХ вв. под влиянием наук – от биологии до космологии – стало все более затруднительным защищать представление о человеке как о центре космоса. Поэтому постмодернистский «взгляд на мир» характеризуется убеждением, что любая попытка сконструировать модель мира – как бы она ни оговаривалась или ограничивалась «эпистемологическими сомнениями» – бессмысленна.

Жан Лиотар (1924– 1998) после опубликования им книги «Состояние постмодерна» стал многими характеризоваться как основатель постмодернизма. Лиотар считает, что во второй половине XX в. в силу ряда причин, в первую очередь благодаря широкому распространению информационных технологий, возник новый тип культуры – постмодерн.

Ж.Лиотар подчеркивает деструктивный характер постмодернизма, ибо это направление интересуется тем, что не включено в рамки консенсуса и тем самым является своеобразной идеологией "расширяющейся социальной вселенной" и преодолением аутизма. С точки зрения постмодернизма, поиск социологией универсальных законов общественного развития выглядит утопическим. В мире постмодерна, фрагментированном и неиерархизированном, имеет смысл только описание локальных, специфических феноменов; констатация общих законов, свободных от контекста, не имеет смысла.

Среди основных проблем постмодернизма обсуждаются: конец веры в господство всеобщей научно-рационалистической и единственной теории социального прогресса; замена эмпирических теорий истины постэмпирическими; расширенное внимание к явлениям бессознательного в социальных действиях; возрастание роли свободно конструируемых теорий и плюрализма концепций. Кроме того, постмодернизм взаимодействует с проблемами и теориями постиндустриального и посткапиталистического общества, а также с прогностическими возможностями социологии.

Согласно Лиотару, для постмодерна характерно окончательное разрушение принципа универсального языка. Возникло много новых языковых игр, кибернетических, логических, математических, так называемых теорий игр и катастроф. Изменился характер знания, старое знание, функционирующее в форме больших рассказов и занятое по преимуществу проблемой истины, вызывает недоверие. Теперь ценность научной информации определяется по степени ее операциональности, это означает, что на первый план вышли критерии эффективности и прибыльности. Люди в качестве «атомов» общества расположены на пересечении прагматических, т.е. жизненно важных для них связей. Эти связи осуществляются в условиях противоборства. На смену логике универсальных, незыблемых принципов пришла паралогика (греческое рага означает отклонение). Лиотар утверждает, что одновременно с возрастанием роли и значения научного знания в информационном обществе снижается статус этого знания.

Сущность постмодерна, по Лиотару, заключается в «недоверии к метарассказам». Метарассказ — система представлений, норм, ценностей, идеалов, являющихся регулятивными для данного социума на определенном этапе его исторического развития. Лиотар утверждает, что в эпоху модерна научным доказательством, а значит и истиной считалось то, что не противоречило метарассказам. Лиотар выделяет по меньшей мере два таких метарассказа эпохи модерн — гуманистический и просветительский. Гуманистический «метарассказ об освобождении» декларировал в качестве высшей цели социального и исторического развития — освобождение личности от предрассудков и догм, формирование свободного, критически мыслящего и достойного индивида. Просветительский постулировал, что цель исторического развития — самореализация мирового духа, обеспечивающая общественный прогресс. Соответственно каждый из этих метарассказов легитимизировал науку, видя в ней — инструмент достижения сформулированных целей.

Ж.-Ф. Лиотар, осуществивший основополагающую разработку постмодернистской философии, считает, что для ситуации постмодерна характерна утрата веры в величие "метаповествования"; в "метарассказы", под которыми он понимает главные идеи человечества: идею прогресса, эмансипацию личности, представление Просвещения о сознании как средстве установления всеобщего. Основной характеристикой современности он называет утрата веры в такие метанарративы, как диалектика Духа, освобождение человечества, христианский метанарратив, поступательное увеличение и расширение свободы, развитие разума, освобождение труда, прогресс технонации. Все эти нарративы, как в свое время мифы, имели цель обеспечить легитимацией определенные общественные институты, социально-политические практики, нормы морали, способы мышления, но, в отличие от мифов, они искали эту легитимность не в прошлом, а в будущем.

 

29. Социология вещей Б. Латура (по работам «Когда вещи дают сдачи» и «Где недостающая масса? Социология одной двери»)

Взаимодействие людей всегда и непременно опосредуется культурной составляющей из существования – к взаимодействию всегда найдется пара в виде некоторой вещи, помещенной в определенное пространство, соц роль всегда подкрепляется реквизитом в виде вещей. Это соц пространство наполнено до предела вещами или их тенью – знаками, оно направляет и структурирует социальное взаимодействие. Пример: ресторан – стулья, скатерти, бокалы – расп. В опред. порядке – отношения вещей – к столу нужен стул.

Бруно Латур предупреждал нас: в социологии действие слишком быстро переходит в структуру. Не стоит торопиться, надо разобраться с системой вещей (о которой еще раньше говорит Бодрийяр) и с тем, как эти вещи, взаимодействуя м/у собой с вашей помощью, образуют соц. структуру.

 

(Французская школа) Ж. Бодрийяр– «система вещей» 1968г. –Вещь превращаются в знак, и только как знак обладает ценностью.

Осн идея Бодрийяра – потребление не как удовлетворение мат. потребностей, а как символический процесс. Потребление, превратившись в потребление вещей-знаков, потеряло границы естественного насыщения, вещи-знаки постоянно умножаются, восполняя нехватку реальности.

 

Мишель Каллон и Бруно Латур предст другое поколение французской социологии, в 1980-е они занимались соц науки и техники STS. Исходя из методологии STS они совершенно по-новому ставят вопрос об обществе и общественных науках: «..Например, если велосипедист наткнувшись на камень, слетел с велосипеда, обществоведам – они сами признаются – нечего сказать по этому поводу. Но стоит вступить на эту сцену полицейскому, страховому агенту, любовнику или доброму самаритянину – сразу же рождается социологический дискус, потому что здесь мы получаем ряд общественно значимых событий, а не только каузальную смену явлений. Представители STS не согласны с таким подходом. Они считают социологически интересным и эмпирически возможным анализировать механизм велосипеда, дорожное покрытие, геологию камней, психологию ранений и т.д., не принимая разделение труда м\у естественными и общественными науками, осн на дихотомии материи и общетва» (цитата из Латур «когда вещи дают сдачи»). То есть общественное – это не только взаимодействие людей, но и взаимодействие человека и вещи. Латур утверждает, что велосипед сам по себе – социальный объект, соответственно, отношение велосипедиста к велосипеду и есть общественное отношение.

Почему-то получилось так у обществоведов, что общ-во состоит только из людей и их отношений. Но куда делись вещи? В целом соц-ия следует за Дюркгеймом, кот призывал социальное объяснять только социальным, но общество само должно быть объяснено считает Латур. В социологии слишком быстро происходит переход от действия к структуре – пропущен один этап, материальность или вещественность социального мира. «Всем возомнившим о себе конструктивистам должно быть стыдно: для вещей не нашлось ни одной роли, в которой им отдали бы должное», - упрекает соц конструктивистов Латур (цитата из Латур «Надежды конструктивизма»).Соотв, упрек экономической науке такой же, как и социологии – куда там делись вещи? Все эти материальные товары, капитал как деньги, машины, механизмы, фабрики и заводы? Эк наука утратила материальность предмета – объект сдался в пользу субъекта.

Для объяснения этой интеграции соц и материального Латур и Каллон разраб свою версию сетевой теории - акторно-сетевая теория – в ней в сеть соединяются не только люди, но также материальные объекты – актанты – и организации. Все агенты сети равнозначны. Пример: доводчик двери, который автоматически прикрывает дверь, но он сломался – объявление гласит: «Доводчик бастует». Попробуйте жить без доводчика или двери как технической конструкции, сразу поймете – в нашем мире «не-человеки» важнее не менее, чем человеки: без двери вы сразу осознаете значение «социологии одной двери» (цитата из Латур «Где недостающая масса? Социология одной двери»).Вещи не просто относятся к человеку – вещи посредством человека относятся друг к другу (модем не ладит с компьютером). В отношениях вещи и человека возникают особые отношения – отношения привязанности, вещи требуют внимания, может возникнуть зависимость, вещи определяют стиль и образ жизни человека. Вещи живут своей жизнью, они существуют для нас даже если их нет.

 

30.Ололо

Ро


 


[1] Взаимодействие, взаимное влияние людей или воздействие групп друг на друга как непрерывный диалог.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.231.167.166 (0.023 с.)