ТОП 10:

М.Вебер: предмет социального познания и социальной науки, их границы. Причинное объяснение в социологии.



Предмет социального познания - "культурно значимая индивидуальная действительность". Поэтому социальная наука делает акцент на индивидуальное, единичное, культурно значимое, но на основе всеобщего (законов) — характерная черта социального познания. Предмет социологии видел в так называемыхсоциальных действиях, т.е. таких действиях, которые ориентированы на действия (ожидания) других людей. Он определял социологию как науку, которая стремится понять социальное действие и дать ему причинное объяснение. При это не всякое человеческое действие является социальным. Вебер считал социальным лишь такое действие, которое соотносится с действиями других людей и ориентируется на ответную реакцию с их стороны. С точки зрения Вебера все явления общественной жизни в конечном итоге складываются из совокупности индивидуальных социальных действий:

1. Целерациональное

2. ценностно-рациональное

3. Аффективное

4. традиционное

М.Вебер: метод «субъективной интерпретации» и объективность социальной науки; «протестантская этика и дух капитализма»

Действие в смысле субъективно понимаемой ориентации поведения существует только как поведение одного или более индивидов. Для других научных целей может быть полезно или даже необходимо рассматривать индивида, например, как совокупность клеток, как комплекс биохимических "реакций или изучить его психическую жизнь", - писал М.Вебер[253]. Несомненно, подобные исследования приведут к ценному знанию причинно-следственных связей. Однако субъективно понимаемое поведение - это нечто иное. Для целей субъективной интерпретации действий возможны три отношения социолога к коллективным понятиям. Имеют место ситуации, когда нужны лишь очень простые коллективные понятия, которые заменяют обыденные представления более "интеллигибельными" терминами. Скажем, и в лексике юристов, и в повседневной речи употребляется одно и то же слово "государство". Оно - из ряда коллективных понятий. Но для социологии не обязательно пользоваться им для объяснения социальных действий. В социологии, говорит Вебер, вообще не существует таких вещей, как коллективная личность, которая как-то "действует". Когда социологу приходится обращаться к таким коллективностям, как государство, нация, корпорация, семья или армия, то он должен отдавать себе отчет, что они обозначают только определенный вид развития реальных или возможных социальных действий индивидов. Можно назвать этот вид качеством, свойством, типом, формой или стадией развития социальных действий. Таким образом, юридические термины, обозначающие коллективности, в социологическом смысле неточны.

"Капиталистическим" мы здесь будем называть такое ведение хозяйства, которое основано на ожидании прибыли посредством использования возможностей обмена, то есть мирного (формально) приобретательства. Хозяйственная деятельность действительно ориентирована на сопоставление дохода и издержек (учет капитала) в денежном выражении, как бы примитивно это ни совершалось.

Два капитализма:

"Авантюристический" капитализм всех времен и народов: это капитализм грюндеров, крупных спекулянтов, колонизаторов и финансистов, капитализм, ориентированный на войну. Свойственная ему безудержная алчность в делах наживы ни в коей мере не тождественна западному капитализму Нового времени и еще менее того его "духу". Западный капитализм ведет к обузданию этого иррационального стремления, к его рациональному регламентированию.

Западный капитализм - стремление к наживе в рамках непрерывно действующего рационально организованного предприятия, к непрерывно возрождающейся прибыли, к рентабельности.

- это рациональная организация свободного (формально) труда.

- этот тип капитализма известен только Западу Нового времени, и нигде ранее не существовал.

- ориентированный на товарный рынок, а не на политическую борьбу или иррациональную спекуляцию.

- рациональная организация капиталистического предприятия немыслима без двух важных компонентов:

отделения предприятия от домашнего хозяйства (юридически оформленное разделение капитала предприятия и личного имущества предпринимателя);

бухгалтерская отчетность.

Другие источники возникновения западного буржуазного промышленного капитализма:

· развитие техники и созданные ею новые возможности;

· своеобразие западных естественных наук с их рациональным математическим обоснованием и точными экспериментальными методами;

· рациональная структура права и управления;

· протестантские религиозные идеи и выходившая из них этика: в прошлом в основном они формировали жизненное поведение людей. Степень именно их влияния и исследует в данной работе М.Вебер

"Дух" капитализма: систематическое и рациональное стремление к законной прибыли в рамках своей профессии, представление о профессиональном долге. Это такой строй мышления, который, хотя бы во время работы, исключает неизменный вопрос: как бы при максимуме удобства и минимуме напряжения сохранить свой обычный заработок, - такой строй мышления, при котором труд становится абсолютной самоцелью, "призванием".
Такое отношение к труду не может возникнуть как непосредственный результат высокой или низкой оплаты труда; подобная направленность может сложиться лишь в результате длительного процесса воспитания. Первым противником, с которым пришлось столкнуться "духу" капитализма и который являл собой определенный стиль жизни, нормативно обусловленный и выступающий в "этическом" обличье, был тип восприятия и поведения, который может быть назван традиционализмом.

Номотетический и идеографический методы в социальном познании; особенности веберовской интерпретации классификации В. Виндельбанда;

Идеографический и номотетический методы (от греч. описание и закон) — собирательное название подходов в научном познании мира, разработанных во второй половине XIX в. мыслителями-неокантианцами баденской школы немецкой философии В. Дильтеем (1833—1911), В. Виндельбандом (1848 — 1915), Г. Риккертом (1863 — 1936). Они отошли от господствующего в то время гегелевского идеала человека как познающего субъекта, сделав ставку на волевое начало и кантианскую идею реальности как мира «вещей самих по себе». Создаваемая в основном для исторической науки и на ее материале, эта методология в наши дни является универсальным подходом в науках о культуре и обществе, в том числе в социологии. Его основы были заложены в ходе разделения В. Дильтеем наук по их предмету: на науки о природе и науки о духе. Непосредственно первым теоретиком деления научной методологии на идеографическую и номотетическуюстал В. Виндельбанд. С его точки зрения, идеографический метод проявлен во всех науках. Для него свойственна сконцентрированность не на общих законах, как в номотетическом, а на специфической уникальности исторических явлений, содержательном аспекте реальности. Таким образом, каждая нау­ка сочетает в себе как идеографические, так и номотетические черты, сведения о событиях и перечни законов. Проблема, по его мнению, заключается в том, что идеография и номотетика — два независимых друг от друга плана субъективного исследовательского восприятия; в первом существует невыразимая в общих понятиях «индивидуальная свобода», во втором — законы. Предметом осознания выступает не реальность как таковая, а правила соединения между собой представлений. Ключевую роль играют ценности, которые не есть самостоятельные предметы, а суть значения, субъективно воспринимаемые как нормы долженствования. Обществознание, как и история, по мысли В. Виндельбанда, в большей степени сочетание идеографических методов. Оно использует преимущественно описательный метод.

Куазальное

Дело в том, что предлагаемой моделью иллюстрируется лишь одно частное звено рассуждений Вебера. В своей статье “Объективная возможность и адекватная причинная обусловленность в историческом рассмотрении каузальности” тот ставил вопрос не просто о приписывании историческому событию адекватной причины, каковой может быть, например, чье-то личное решение или поступок, а о выборе этой причины из многих других “моментов” — предпосылок события, “которые должны были бы быть именно в таком, а не ином соотношении, для того чтобы получился именно этот результат…”16. Как подчеркивает Вебер в другом тексте, “число и характер причин, определивших какое-либо индивидуальное событие, всегда бесконечно”17, и они остаются множественными даже после того, как пройдут через фильтр “ценностных идей культуры”. Тогда-то для их окончательной оценки и применяется процедура “каузального сведения” — выяснения того, которая из причин более всех отклонила ход событий от предполагаемого “хода событий при отсутствии этой причины”. Каждой из причин соответствует своя гипотетическая история, и эти “альтернативные истории” ветвятся от реального хода событий. Истина одна, а гипотез много, и их нужно рассортировать по релевантности.

Если <…> каузальная релевантность момента определяется посредством его соотнесения с важными для конкретного рассмотрения пунктами, тогда суждение об объективной возможности, в котором высказывается эта релевантность, может найти свое выражение в целой шкале различных степеней определенности <…>. Суждение об объективной “возможности” по самой своей сущности допускает, следовательно, градации…18

Таким образом, полная схема “каузального сведения” по Веберу — это не “пространственно-кинетическая” модель железнодорожного движения (с. 51), а все-таки “пространственно-статическая” модель градации, размещения многих причин по шкале их существенности. Аналогия со стрелкой и крушением поезда оказывается обманчивой: стрелка есть расхождение двух реально существующих путей, и при ошибке стрелочника один из них оказывается “правильным”, другой же — “неправильным”. Чтобы истолковать в таких терминах концепцию Вебера, пришлось бы представить себе не одну, а много развилок-бифуркаций, накладывающихся друг на друга; задачей историка-аналитика будет сравнение величины многих гипотетических отклонений от одного реального хода событий, отбор из них тех, что соответствуют действительным причинам происшедшего (возможно, таковых окажется несколько). По сравнению с железнодорожной метафорой члены настоящей объяснительной схемы либо иные по природе, либо иначе сочетаются.

 

Идеальный тип по веберу

Важнейшим методологическим инструментом в арсенале Вебера является понятие идеального типа.Идеальный тип - это теоретическая конструкция, предназначенная для выделения основных характеристик социального феномена. Она не извлекается из эмпирической реальности, а конструируется как теоретическая схема. Можно сказать, что идеальные типы — исследовательские «утопии», не имеющие аналогов в действительности. Понятие идеального типа дает возможность изучения конкретных исторических событий и ситуаций, выполняя роль измерительной планки, с помощью которой социологи могут оценивать фактические события.

Конструкция идеальных типов, по замыслу Вебера, должна служить средством «ценностно-независимого» исследования. В своих трудах Вебер подчеркивал необходимость разработки социологии, свободной от оценочных суждений. Исследуя социальное действие, Вебер пользуется конструкцией идеального типа действия — целерационального. Рассматривая целерациональное действие как методологическую основу социологии, он показывает, что предметом социологии должен быть индивид как субъект осмысленного целеполагания. Однако эмпирическое социальное действие не является полностью целерациональным, оно содержит и элемент иррационального, обусловленный психологией индивида. Вебер выделяет следующие черты идеально-типических по­нятий: а) идеальный тип — это мысленный образ, не являющийся ни исторической, ни тем более «подлинной» реальностью; б) иде­альный тип — это не схема, в которую конкретное эмпирическое явление может быть введено в качестве частного случая; в) идеальный тип по своему назначению — это идеальное пограничное по­нятие, с которым действительность сопоставляется, сравнивается, для того, чтобы сделать отчетливыми определенные значимые ком­поненты ее эмпирического содержания; г) идеальный тип — это конструкция, в которой на основе категории объективной возмож­ности строятся связи, рассматриваемые нашей ориентированной на действительность, научно-дисциплинированной фантазией как адекватные. Вебер разрабатывает также шкалу возможных идеально-ти­пических понятий:

- родовые понятия; идеальные типы; идеально-типические родовые понятия; идеальные типы этих идей; идеалы исторических персонажей; идеальные типы этих идеалов; идеалы, с которыми историк соотносит историю;

- теоретические конструкции, пользующиеся в качестве ил­люстрации эмпирическими данными;

- историческое исследование, использующее теоретические понятия в качестве пограничных идеальных случаев.

В конце концов Вебер выделяет два основных типа идеально-типических конструкций: генетический идеальный тип, являю­щийся средством выявления генетической связи привязанных к конкретному месту и времени исторических явлений, и чистый идеальный тип, являющийся социологической конструкцией, идеальной формой действия или явления, независимо от условий места и времени. Базисным идеальным типом, используемым в социологии, является концепция социального действия. «Социальным» Вебер называет такое действие, которое «по предполагаемому действующим лицом или действующими лицами смыслу соотносится с действием других людей и ориентируется на него»1. Именно это базовое идеально-типическое понятие веберов-ской социологии было положено им в основу концепции общества.

28. Понятие цели и ценности по Веберу







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-18; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.231.167.166 (0.01 с.)