То, чему ты сопротивляешься, упорствуег. Помни об этом.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

То, чему ты сопротивляешься, упорствуег. Помни об этом.



Значит, решение?. Любовь.

Любовь?

Нет обстоятельства, ситуации или проблемы, с которой не справится любовь. Это не значит, что ты должен подчи­ниться насилию. Мы уже обсуждали этот вопрос. Это зна­чит, что решение всегда — любовь к себе и к другим.

Нет человека, которого любовь не может исцелить. Нет души, которую любовь не может спасти. На самом де"е спасать никого не нужно, ибо каждая душа — это любовь. И когда ты даешь другой душе то, чем она является, ты возвращаешь ее самой себе.

Ты делаешь это для нас! Это утверждение стало девизом моей ор1анизации. Оно пришло ко мне, когда я искал краткую фор­мулировку целей организации- Возвращать людям самих себя.

Ты думаешь, это была случайность?

Наверное, теперь мне пора бы знать.

Возможно.Случайностей не бывает, ведь так?

Не бывает.

Моя рабоча на радио, переезд на юг, предложение места на радиостанции с негритянским персоналом, встреча с Джеем Джексоном в «Ивнинг Капитал» — все это было не случайно, да? Да.

Я думаю, что знал что уже тогда, когда впервые повстречал Джея. Казалось, нам было предопределено встретиться. Я не могу объяснить — просто такое чувство появилось у меня в гот момент, когда я перешагнул порог ею офиса. Конечно, я нерв­ничал, потому что отчаянно нуждался в работе. Но почти сразу же, как я опустился на стул, у меня возникло ощущение, что все будет хорошо

Джей был чудесным человеком. Когда я узнал его лучше, я понял, что он способен сочувствовать и глубоко понимагь лич­ные обстоятельства, что он невероятно доброжелательный че­ловек и, самое главное, бесконечно добрый. Его любили все.

Джей видел положительные стороны в каждом Он давал шанс каждому. А потом второй шанс, и третий Работать на него было просто мечтой. Если ты делал что-то хорошо, он никогда не пропускал этого Ты сразу же получал записку, всег­да написанную фломастером: «Хорошо поработал над статьей о бюджете» или: «Касательно интервью с монахиней — ПРОС­ТО ЗДОРОВО!» Такие записки во множестве разлетались с его стола, их можно было увидеть в отделе новостей каждый день

Я любил Джея и не мог поверить, когда он умер таким молодым.

Насколько я помню, ему было сорок с небольшим, у него были проблемы с желудком. Может быть, это было что-то го­раздо более серьезное, я не знаю. Я только знаю, чю последние месяцы, когда я работал рядом с ним, он питался только каша­ми. В основном, детским питанием. Или овсянкой. Это было единственное, что он мог есть.

Мы тогда были в «Энн Арундел Тайме». «Ивнинг Юпитал» была пробна, Джей вместе с отцом и братом купили другую маленькую газету и превратили ее в еженедельник, который обслуживал весь округ Энн Арундел (Аннаполис был главным городом округа). Я по-прежнему работал в «Юпитал», кода позвонил Джей и предложил мне пост главного редактора в «Тайме». Чтобы решиться, мне понадобилось две секунды.

Я уже получил весьма многостороннее образование в пер­вой газете, но во второй я узнал еще больше Это было намного меньшее издание с маленьким персоналом и для него еженедельно необходимо было набирать живой материал Там я на­учился делать макет газеты от и до.

Я был также фотокорреспондентом (мне пришлось быстро научиться работать с фотоаппаратом и даже делать фото­графии) и ведущим (на самом деле единственным) репортером газеты Я многое узнал о напряженной работе благодаря сущес­твованию предельных сроков сдачи материала в печать.

Я надеюсь, вы заметили, что я открыл в себе таланты, о которых даже не подозревал Я также обнаружил — эти та лампы возникали у меня под давлением обстоятельств. Э го бы­ло важным откровением. Важным посланием. Заметка Сверху Бог говорил мне о том, чем я пользовался бессчетное количест­во раз с тех пор: жизнь начинается за пределами твоей зоны комфорта.

Я уже говорил это, и снова скажу Не бойтесь р-а-с-т-я-г-и-в-а-т-ь-с-я в жизни. Старайтесь дотянуться дальше того, куда достаете. Сначала вам может быть страшно, но вскоре это вам понравится.

Что до меня, то мне это ужасно нравилось Я роскошен ее вал. Мне было всего мало. Джей знал об этом. Он видел во мне скрытые таланты и вытягивал их из меня. В те годы я часто попадал в обстоятельства, в которых чувствовал себя не совсем уверенно, но Джей знал, из чего я сделан. Он вернул меня себе Все Мастера так делают, и в этом их величайшее благодеяние

Я расцвел под опекой Джея, под его твердым, но заботли­вым руководством, стиль которого можно выразить следую­щим образом: «Нет ничего невозможного». Фактически, я пе­ренял у него этот стиль руководства. Он полностью соответствовал тому, чему учил меня отец: «Ты можешь сделать все, что задумаешь». Или, как сказала бы мама: «Где есть воля, способ найдется».

Я был по-настоящему потрясен, когда Джей умер молодым Мне казалось, что такой хороший человек не должен покидать мир так рано.

Он сделал свою работу.

Я знаю. Теперь знаю Но тогда я что-то не понимал Я был озадачен, огорчен Если такова награда для по-настоящему за­мечательных людей, в чем смысл? Вот что не давало мне покоя. В те дни я даже не был уверен, существует ли загробный мир. Я не знал, существует ли жизнь после смерти. Смерть Джея потрясла меня. Она заставила меня заинтересоваться этим во­просом.

Ты нашел ответ ?

Да Я получил ответ в день похорон Джея.

Как это случилось?

Джей сам ответил мне. Одним словом. На кладбище. Своим собственным голосом

Возможно, кладбище — не лучшее место для просветления, но я нашел его там. Во всяком случае, частично.

Я пошел на похоронную службу по Джею в церковь Святой Анны в Аннаполисе, но опоздал, и почти все места были заня­ты. Наверное, в церкви было полгорода, и не знаю почему, но я чувствовал, что присутствие стольких людей неуместно. Навер­ное, я хотел, чтобы прощание было личным, только между нами. Я потерял очень дорогого друга. Мы стали настоящими друзьями. Он был для меня как старший брат.

Я ушел из церкви и решил провести свои личные поминки по Джею, лично попрощаться с ним позже в тот же день на его могиле. Через два часа, когда, по моим подсчетам, все уже ушли, я отправился на кладбище Святой Анны. Я оказался прав. Там никого не было. Я вошел с намерением найти могилу Джея и отдать ему последнюю дань. Вот только я не смог найти могилу. Нигде. Я осматривал надгробия ряд за рядом, но нигде не уви­дел надпись «Элмер (Джей) Джексон-младший». Я прошел по кладбищу еще раз. Ничего.

Я расстроился. Может быть, мне следовало остаться вместе со всеми. Я пришел не на то кладбище? Может, я искал не там, где нужно? Я действительно хотел попрощаться с Джеем. Я так этого хотел. Тут начал накрапывать дождь. Поднялся ветер, и казалось, что вот-вот начнется гроза. Ну же, Джей. — закричал я про себя, — где ты?

Знаете, как бывает, когда вы стоите под светофором и хоти­те, чтобы загорелся зеленый, а он все не загорается, и вы кричи­те про себя: Ну же, меняйся, черт тебя возьми! Со мной было нечто подобное. На самом деде ты не ожидаешь, что в тот же момент загорится зеленый свет. И не ожидаешь получить ответ на кладбище. (На самом деле ты и не хотел бы его получать.) А я получил. И от страха чуть не тронулся умом.

Сюда.

Вот все, что он сказал. Но это был его голос, голос Джея, звонкий и чистый, как колокольчик. Он прозвучал у меня из-за спины, и я так резко развернулся, что чуть не выпрыгнул из ботинок.

За спиной никого не было. И ничего.

Я мог бы поклясться, что слышал Джея.

Потом я снова его услышал.

Сюда.

На этот раз он прозвучал издалека, с той стороны, куда я теперь смотрел, с невысокого холма. По спине побежали му­рашки. Это был голос Джея. Не кто-то, похожий на него. Это был Джей.

Но там никого не было. И я подумал, что, возможно, туда забрел смотритель. Он, должно быть, увидел, как я оглядыва­юсь, и подумал, что я ищу свежую могилу. Может быть, его голос действительно был похож на голос Джея.

Но на кладбище никого не было. Я очень хотел, чтобы там кто-то был. Потому что я не вообразил себе этот голос. Я слышал его так же ясно и отчетливо, как услышал биение своего сердца через мгновенье.

Я побежал к холму. Может быть, кто-то стоит с другой стороны и я просто не могу его видеть отсюда, размышлял я. Я поднялся на холм, встал на небольшой насыпи и осмотрелся вокруг. Никого.

Потом я снова услышал голос — теперь тише, как будто Джей был прямо за мной. Сюда.

Я развернулся, на этот раз медленно. Признаюсь, я былна­пуган. Но вскоре страх превратился в изумление. Прямо передо мной было надгробие с именем Джея. Я стоял на его могиле.

Я спрыгнул с кучи земли, как будто стоял на аллигаторе. «Про-остии» — извинился я. Я не знаю, с кем я тогда разгова­ривал.

Да, я говорил Я говорил с Джеем. Я знал, что он там Я знал, что он пережил свою «смерть» и это он позвал меня на свою могилу для того, чтобы мы встретились в последний раз.

Мои глаза наполнились слезами. Я сел на землю и так остался на некоторое время. Затаив дыхание, смотрел на имя Джея, недавно вырезанное на мраморе. Я ждал, что он скажет что-то еще. Но он не сказал.

— Что ж, — наконец проговорил я, — каково это — быть мертвым?

Я пытался сделать момент прощания более светлым. Но вместо этого я увидел в отдалении вспышку света. Приближа­лась гроза.

«Послушай, Джей, — сказал я про себя, — я хочу поблагода­рить тебя за все, что ты сделал для меня, и за то, что ты есть, чем был для всех. Ты вдохновил стольких людей! Ты принял участие в стольких судьбах! Я просто хотел поблагодарить тебя. Я буду скучать по тебе, Джей»

Я начал тихо всхлипывать. И тогда я получил последнюю весточку от Джея. На этот раз это были не слова. Это было чувство Чувство, которое с любовью охватило меня, как будто кто-то накинул мне на плечи плащ и мягко стиснул мне их.

Я не могу рассказать, что было дальше. Для этого нет слов. Но я просто знал, что с Джеем все будет хорошо, что ему хорошо и что со мной тоже все будет в порядке. И я понял, что все в тот момент было совершенно. Все было так, как и должно быть. Я встал.

— Да, Джей, я понял, — улыбнулся я — Heт ничего невоз­можного.

Я развернулся и пошел вниз по холму и могу поклясться, что я услышал тихий смех.

Вы вдвоем испытали прекрасный момент. Спасибо тебе.

Он ведь был там, пpaвдa? Я ведь слышал eго? И он слышал меня.

Да. После смерти есть жизнь, ведь так?

Жизнь вечна. Смерти не существует.

Прости за этот вопрос. Думаю, мне не следует больше сомне­ваться.

Никoгда?

Никогда. Истинный Мастер, как Будда, как Кришна, как Иисус, никогда не сомневается

А как же: «Отче, для чего Ты Меня оставил?»

Ну, это было.. Я не знаю. Я не знаю, что, нo было.

Сомнение, сын Мои. Это было сомнение. Пусть только на миг, пусть только на секунду. Так знай, друг Мой: каждый Мастер посещает свои Гефсиманский Сад. Там он задает все вопросы, которые задает каждый Мастер. Правда ли это? Или я это выдумал? Действительно ли воля Божья, чтобы я испил из этой чащи? Возможно ли, чтобы минова­ла меня чаша сия?

Иногдау меня тоже бывают такие вопросы, и я не стыжусь признать что.

Я знаю, тебе было бы легче, если бы ты сейчас не говорил со Мной. Легче по многим причинам. Ты мог бы все оста­вить, отступиться от всего —

от всей ответственности, которую ты взял на себя, решив принести послание человечеству и помочь миру измениться; от того внимания, кото­рое привлек к себе и которое окружает теперь твою жизнь.

Но Я вижу, что твоя воля — идти дальше. Твоя воля была и в том, чтобы случилось все, что произошло в твоей жизни. Все события твоей жизни вели тебя к этой цели.

Тебе были даны совершенные отец и мать, чтобы подгото­вить тебя к задаче, которую ты поставил перед собой; со­вершенная семья и совершенное детство.

Тебе были даны зачатки талантов общения и шансы развивать их. Ты оказывался в нужных местах в нужное время и находил там нужных людей.

Вот почему ты встретил Джея Джексона и он оказал такое глубокое влияние на твою жизнь. Вот почему ты работал среди негров в Балтиморе, белых южан, уроженцев Афри­ки, людей из Эквадора. Вот почему ты заводил дружбу и вел серьезные разговоры с подавленными и испуганными людьми, у которых нет ничего, которые живут в странах с тоталитарным режимом, а так же с гражданами твоей стра­ны — всемирно известными звездами кино и телевидения и политическими лидерами, у которых есть все.

Все, что случилось с тобой, не случайно. Все события твоей жизни способствовали тому, чтобы ты смог испытать и познать то, что ты выбираешь испытывать и познавать, чтобы ты смог испытать высочайшую версию твоего ве­личайшего представления о том. Кем Ты Являешься.

Я полагаю, что моя встреча с Джо Элтоном была из той же категории.

Ты полагаешь правильно.

Ты знал, что мне однажды понадобиться знать все о политике, чтобы я смог донести Твое послание народу — и миру — всеми эффективными способами.

Ты это знал. Ты всегда знал, что хочешь принести новую надежду миру и глубоко в сердце отчетливо понимал, что политика и религия —это те две сферы человеческой дея­тельности, где необходимо произвести изменения, чтобы смогла родиться, а тем более выжить, новая надежда.

Меня всегда интересовала политика, еще с того времени, как я был ребенком. Просто случилось (кхм ) так, что мой отец активно участвовал в местной политической жизни Он рабо­тал на кандидатов, обязательно знал, кто занимал важные руководящие посты, и в нашем доме всегда было полно судей, олдерменов, членов избирательных комиссии и начальников по лицейских участков Многие из этих людей часто играли в кар­ты с моим отцом

Когда я в девятнадцать лет оказался в Аннаполисе, я первым дедом познакомился с Джо Грискомом, мэром, и Джо Элтоном, шерифом округа Поскольку я работал на местной ради" станции, я был, формально, членом «действующей прессы>

Поэтому мне было немного легче, чем рядовым гражданам, встретиться с руководством округа. У меня также было что предложить — немного эфирно! о времени еще не повредило ни одному политику, —и я предоставил обоим Джо кучу этого времени.

Вскоре после нашего знакомства Джо Э;ггон выставил свою кандидатуру на пост в Сенат штата от нашего округа и победил Мне Джо ужасно нравился, как и большинству людей Он побе­дил на выборах с большим перевесом, и когда некоторые жите ли округа Энн Арундел начали бороться за местное самоуправ­ление, Джо возглавил это движение Я тоже стал участвовать в кампании, и, когда она оказалась успешной, Джо Элтон был избран первым главой исполнительной власти в округе Энн Арундел.

Несколько лет спустя, когда я вернулся в Аннаполис и стал работать в «Энн Арундел Тайме», однажды позвонил Джо Элтон.

Ему нравилось, как я освещал работу окружного правитель­ства, и он как раз баллотировался на еще один срок на своем посту, а для этого ему нужна была помощь прессы Но он Позвонил не лично мне. Он позвонил Джею

Наверное, он не хотел обижать владельцев местного еженедельника и решил, что лучше посоветоваться с ними, прежде чем предлагать мне работу Однажды, за три или четыре месяца до своей смерти, Джей вошел в мой офис и сказал — Твой друг Джо хочет, чтобы ты поработал для его кампании.

Мое сердце екнуло. Мне всегда везло на такие невероятные возможности Они падали мне прямо в руки Джо увидел мое волнение — Думаю, ты согласен, а?

Я не хотел его разочаровывать.

Я не пойду, если я тебе действительно нужен, — сказал —Ты много для меня сделал, и я у тебя в долгу.

— Нет, не у меня, — исправил меня Джо. — Ты в долгу перед собой. Всегда помни это. Если ты добиваешься того, чего хочешь, не причинив при этом никому вреда, ты обязан этим сам себе. Убирай свой стол и отчаливай.

— Прямо сейчас?

— А почему бы нет? Я вижу, где сейчас твои мысли, и нет смысла удерживать тебя здесь, чтобы ты сидел и считал дни до того момента, когда сможешь удрать. Так что вперед.

Джей протянул руку, и я пожал ее.

— Мне это нравится, — улыбнулся Джей. — От начинаю­щего обозревателя до главного редактора. Ты хороню прока­тился.

—Да уж.

— Мы тоже хорошо прокатились. Спасибо, что взял нас с собой.

— Нет, спасибо, что вы взяли меня с собой. — Я остановил­ся. — Спасибо, что дал мне шанс. Мне тогда очень была нужна работа. Я никогда этого не забуду. Не знаю, как я смогу отпла­тить за это.

— Я знаю, — сказал Джо.

— Как?

— Передай эстафету дальше.

Это было слишком. Как л мог уйти от такого человека? Как я мог оставить газету? Джеи увидел выражение моего лица.

— Даже не думай, — сказал он. — Собирай свои вещи и уматывай.

И ушел. Просто открыл дверь и вышел на улицу. Но, уходя, он бросил через плечо:

— Не оглядывайся назад, друг. Никогда не оглядывайся. Тогда я видел его в последнийраз.

Он дал тебе хороший совет.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.201.220 (0.013 с.)