Переживание как атрибут психического: природа и характер переживания



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Переживание как атрибут психического: природа и характер переживания



 

Особенностями переживания как атрибута психического выступают:

1) принадлежность переживания индивиду, его испытывающему, субъекту. Переживание поэтому выступает как процесс и как свойство конкретных индивидов. На нем обычно лежит печать чего-то особенно близкого субъекту. Говоря словами С.Л. Рубинштейна, переживание субъекта – «кусок его собственной жизни в плоти и крови его» [117, с.10].

2) отношение его к независимому от психики, от сознания объекту. Всякое переживание дифференцируется от других психических явлений «и определяется как такое-то переживание благодаря тому, что оно является переживанием того-то; внутренняя его природа выявляется через его отношение к внешнему» (С.Л. Рубинштейн, 1999, с.10).

Таким образом, переживание, как психический факт, представляет собой кусок реальной действительности и отражение этой действительности. В нем (переживании) заключено единство реального и идеального. Переживание имеет сложное, противоречивое внутреннее строение: это, с одной стороны, продукт и зависимый компонент органической жизни индивида, и, с другой, в переживании дано отражение окружающего внешнего мира. Тем самым переживание и знание образуют единство. Моментом знания в переживании подчеркивается отношение к внешнему миру.

Теперь обратимся к рассмотрению природы переживания. Но, для начала укажем как употребляется понятие «природа» применительно к переживанию. Дело в том, что природа относится к так называемым «гуманистическим системам», включающим человека, а, согласно современной логике, определения подобных систем не отвечают высоким стандартам точности и строгости. Применительно к нашей работе используем дефиницию природы, заимствованную из древней античности.

Понятие «physis» (греч. - природа) воспроизводит два основных смысла: сущее как таковое и внутренняя сущность предмета – природа сущего. В работе в качестве такого сущего выступает переживание.

Рассматривая природу переживания, будем придерживаться представлений об эмоционально-информационной природе субъективной реальности, разработанных Б.С. Шалютиным (1997). Опираясь на эту концепцию, представим переживание как атрибут психического, с происхождением которого связано происхождение переживания вообще.

В отечественной литературе наиболее разработанной является концепция происхождения психики А.Н. Леонтьева. Однако его гипотеза вызывает возражения уже в чисто теоретическом плане (Б.С. Шалютин, 1997). Наиболее существенные из них следующие:

1. Едва ли правомерно полагать, что по сравнению с наипростейшими организмами, качественный скачок в развитии способности фиксировать среду и строить, в соответствии с этим, свое поведение есть уже возникновение психики. Гораздо более вероятно, что целый ряд таких скачков должен был иметь место внутри допсихической стадии, подобно тому, как это имеет место в эволюции самой психики.

2. Неясно, в чем состоит внутренняя, сущностная связь между сигнальностью и психикой. Почему сигнальность неосуществима на чисто физиологической основе? Так, П.К. Анохин писал, что сигнальность как деятельность организма, предвосхищающая будущее, обнаруживается уже у примитивных организмов, у которых едва ли кто решится признать наличие психического.

3. Если бы нейтральное А, предшествующее значимому В, воспринималось лишь в силу своей «объективной устойчивой» связи с последним, то для субъекта А и В могли бы быть неразличимы.

4. На основе сигнальности способность восприятия может формироваться лишь в отношении отдельных нейтральных факторов, относительно жестко связанных со значимыми раздражителями. Поскольку объективной устойчивой связи между наугад взятым нейтральным средовым фактором и тем, что значимо, просто нет, постольку психику невозможно объяснить через сигнальность.

Следующей позицией, также поддающейся критике, выступает позиция К.К. Платонова. Автор полагает, что психика начинается не с ощущений, а с эмоций. Слабость позиции К.К. Платонова состоит в том, что «он не показывает, даже не намекает на то, какова сущностная связь между потребностными состояниями организма и субъективными феноменами и почему эти состояния, сугубо физиологические по своему содержанию, не могут непосредственно инициировать активность организма, почему между ними должно затесаться эмоциональное состояние, какова его собственная сущность» (Б.С. Шалютин, 1997, с.107).

Гипотеза П.К. Анохина занимает промежуточную позицию. Он в частности писал, что «здесь следует отметить одну принципиальную особенность первичных ощущений или даже предощущений. Они приобрели глобальность, фокусированность целого организма на одном каком-то качестве состояния, которое уже не локализировалось только по какому-то отдельному органу. Это и была самая высшая интеграция всех частей организма на одном фокусе – ощущении. Одновременно с этой интеграцией приобреталось и качество этого ощущения, особенно отрицательное, нечто подобное болевому, которое являлось самым верным сигналом к смертельному разрушению организма» (П.К. Анохин, 1978). Однако здесь также возникают вопросы, на которые нет ответов: какова природа интегральности; каким образом оценивается воздействие; какова сущностная связь интеграции и оценивания с субъективным состоянием?

Мы считаем, что переживание имеет эмоционально-информационную природу и первоначально связано с ориентационными процессами. Так, Э.Фромм писал, что человеку «надо иметь систему ориентации, позволяющую составить логичную картину мира, как условие последовательных действий» [143, с.97].

Под ориентацией понимаетсяпоиск определенного направления из бесконечного и безграничного континуума возможностей. Это процесс поиска решения той или иной проблемной ситуации при отсутствии готового ответа на некоторые ее воздействия. При наличии способности фиксировать витальную значимость тех или иных средовых факторов хаотичные локомоторные акты могут служить основой формирования поиска среды, благоприятствующей жизнедеятельности, методом проб и ошибок. Наиболее вероятным первичным механизмом такой фиксации является установление зависимости между началом разрушения организма (до наступления фазы необратимости) и взрывом хаотичных перемещений за счет высвобождения дополнительной энергии. Формирование такого механизма означает становление локомоции и ориентации в неразрывном единстве друг с другом, обретающих впоследствии перманентный характер. Локомоция выступает как инициативное перемещение живых существ в пространстве. Это витально нейтральная форма активности. Энергия, высвобождающаяся для обеспечения пространственного перемещения, не имеет однозначного «витального предписания» к применению и потому может воплотиться в локомоторный акт любой конкретной направленности.

Становление переживания как атрибута психического связано со становлением внутреннего ориентационного процесса.Его становление и сущность заключается в том, что нервная система вырастает как бы «изнутри» процесса ориентации, даже не вписывается в его структуру, а изначально становится как ее субстратизация: функциональная система становится субстратной. Функциональным и логическим началом ориентации (как и в простейших ее формах) является спонтанное, атрибутивное живому производство энергии. Эта энергия воплощается уже не в хаотический локомоторный процесс, а в столь же хаотический процесс построения нейрофизиологических моделей локомоторных актов - зародышей движения.

Такая проективная модель может рассматриваться как со стороны своего механизма, своей внутренней организации, так и со стороны своего результата, в качестве которого выступает пространственное направление, т.е. некоторая ориентация потенциального локомоторного акта. Однако каждая проективная модель, прежде чем стать реальным перемещением, сталкивается в рамках той же нервной системы с нейрофизиологическим информационным эквивалентом среды (фрагмента среды), в котором среда представлена как совокупность определенным образом расположенных относительно друг друга и разделенных пустотой препятствий. Нереализуемые в силу средовых обстоятельств направления движения блокируются на уровне моделей репрезентантами препятствий. Эта внутренняя блокировка, как и реальное внешнее столкновение, порождает энергетический выплеск, который, в свою очередь, воплощается в модель нового, уже иначе направленного, локомоторного акта. Таким образом, формируется внутренний ориентационный процесс, опосредующий взаимодействие организма с внешним миром (Б.С. Шалютин, 1997).

В рамках внутреннего ориентационного процесса вычленяются две стороны (два процесса): 1) энергетический и 2) информационный, включающий построение проективных моделей и соотнесение их с нейрофизиологическим репрезентантом среды. Они взаимообусловливают друг друга: выплеск энергии порождает хаотичное моделирование, а блокировка модели порождает выплеск энергии.

Сущностнаяспецификавнутреннегоориентационногопроцесса - переживанияопределяется следующими моментами:

• переживание есть протекающий внутри организма физиологический процесс. Однако оно имеет отличное от физиологии содержание, которым выступает внешнее взаимодействие организма. В этом аспекте переживание может быть охарактеризовано, как интенциональное, как информационное, как моделирование внешнего взаимодействия;

• результат переживания не может быть просчитан и предопределен;

• переживание обладает по отношению к другим физиологическим процессам определенной автономией и связано с жизнью организма.

Таким образом, становление внутренней ориентации есть в то же время и становление психики. Соответственно со становлением внутреннего ориентационного процесса происходит становление переживания, как атрибута психического. В процессе переживания происходит моделирование внешнего взаимодействия. Результат переживания также не может быть просчитан и предопределен заранее. Переживание связано с жизнью человека.

Наоснове указанного выше содержанием переживания выступают:

• эмоция, представляющая собой внутренний феномен энергетической стороны переживания. Эта сторона переживания связана с динамической сменой психических состояний и настроений человека;

• образы (восприятия) препятствий, возникающих на пути. Это когнитивная сторона переживания; это внутренний феномен информационной стороны переживания.

Когнитивная сторона переживания представляет собой информационное взаимодействие индивида со средой, обеспечивающего контроль текущих обстоятельств жизни и деятельности индивида. В результате у человека образуются «ментальные (когнитивные) репрезентации» переживаемого. Понятие репрезентация означает «представленность себе»; речь идет о внутренних структурах, формирующихся в процессе жизни человека, в которых представлена сложившаяся у него картина мира, социума, самого себя. Х. Томэ считал, что когнитивныерепрезентации есть не бесстрастные отображения объектов и ситуаций; они есть результат особой активности личности, которая исследует и интерпретирует сложившиеся обстоятельства под воздействием своих жизненных «тем», потребностей, мотивов и меняющихся реактивных тенденций. Благодаря своей эмоциональной насыщенности, когнитивные репрезентации во внутреннем мире личности выступают как значащие переживания, в которые «втягиваются» мотивационные процессы. Выделяются следующие формы когнитивных репрезентаций: восприятия, представления, схемы (организованные структуры знаний о мире и себе), убеждения, генерализованные и специфические ожидания, прототипы, сценарии и планы. В процессе формирования когнитивных репрезентаций человек озабочен решением проблем своей повседневности – предпринимает действия, способные изменить жизненную ситуацию, его самого, а также направление собственных мыслей.

К психологическим характеристикам когнитивных репрезентаций относят: тематическое структурирование репрезентаций; центрацию и децентрацию содержания; степень дифференциации содержания; степень абстрактности содержания; представленность субъективных убеждений; выраженность настроений, эмоциональных состояний; наличие субъективных предположений, надежд, опасений.

Е.А. Сергиенко (2002) считает, что ментальные (когнитивные) репрезентации имеют системно-уровневое строение, их специфика и динамика может быть выявлена через анализ кодирования информации в соответствии с закономерностями организации ментальной репрезентации данного уровня и задачи, стоящей перед субъектом.

Информация в субъективном опыте репрезентируется посредством двух кодов: модального и амодального.

Амодальные (глобальные) коды рассматриваются как механизмы переработки образной информации. Они осуществляют обработку информации по принципу типизации.

Модальные коды – аналитические, локальные, рассматриваются как механизмы переработки вербальной информации. Они осуществляют свою работу по принципу классификации.

Как считает Е.А. Сергиенко (2002), в процессе взаимодействия оба этих кода, две системы работают параллельно. Однако, в зависимости от задачи, стоящей перед человеком, один из кодов занимает доминантное, а другой - субдоминантное положение. Механизм типизации позволяет быстро, но очень обобщенно обработать информацию (в основном неосознанно). Механизм классификации – более медленный, точный, основанный на осознанном переборе детальных признаков.

Существование (действие) образа состоит в том, что он инициирует дополнительный энергетический выброс организма, который должен обеспечить поиск. Элементарный сенсорный образ-восприятие есть репрезентант препятствия, взятый в его отношении к потоку высвобождающейся энергии, а развертывание этого отношения состоит в том, что репрезентант инициирует сверхнормативный выброс энергии, которая направляется на внутренний ориентационный поиск. Этот образ приобретает свою определенность внутри субъективной реальности. Эмоция есть энергия в ее отношении к процессу внутреннего моделирования. Кроме того, эмоция есть восприятие высвобождающейся энергии, функционирующей проективно-информационной системой организма.

Таким образом, содержание переживания исчерпывается, с одной стороны, элементарными образами восприятия, а с другой – элементарной эмоцией. Образ представляет собой репрезентант внешнего препятствия. Его существование заключается в инициировании энергетического выброса для обеспечения хаотического информационного поиска эффективного поведения. Эмоция идентифицируется как энергия, инициирующая хаотический информационный поиск.

Информационные и энергетические процессы через взаимное восприятие друг друга обретают специфические, качественные определенности эмоциональных и когнитивных, субъективных образований. Весь базисный уровень субъективной реальности формируется, выстраивается из единой эмоционально-информационной ткани.

Подводя итог сказанному, отметим, что в основе возникновения переживания лежат «диссиметрии», которые первоначально возникают в процессе ориентации организма; они служат своеобразным источником переживания. «В основе жизни лежат некоторые фундаментальные диссиметрии, и только они являются источником событий, явлений, которые сами могут располагаться симметрично, только уже случившись» (М.К. Мамардашвили, 2001, с.474).

Рассмотрев внутреннюю сущность переживания – его природу, перейдем к раскрытию характера переживания. Используя термин «характер», имеем в виду сочетание устойчивых особенностей переживания, обусловливающих типичный для человека способ поведения в различных жизненных условиях и обстоятельствах.

Переживание носит процессуальный характер и связано с отношениями человека. Переживание протекает на бессознательном и сознательном уровнях. Процессуальный характер переживания определяется тем, что основным способом существования психического является его существование в качестве процесса, в качестве деятельности. С.Л. Рубинштейн отмечает, что психические явления возникают и существуют лишь в процессе непрерывного взаимодействия индивида с окружающим миром, непрекращающегося потока воздействия внешнего мира на индивида и его ответных действий, причем каждое действие обусловлено внутренними причинами, сложившимися у данного индивида в зависимости от внешних воздействий, определивших его историю [117].

Процессуальныйхарактерпереживания обнаруживает себя в системе «организм-среда», а на психологическом уровне – в системе «Человек-Мир». В ней в качестве иерархических уровней выступают подсистема «процесс-состояние» и подсистема «личность-поведение». Общим для них является то, что переживание выступает промежуточным звеном – «буферной зоной», реализующей закономерности регуляции в любой целостной системе. Изменение содержания может происходить только до определенного предела (своеобразного порога), за которым начинается зона неизбежного разрушения или преобразования формы. Стабильность существования целостных систем связана с наличием у них тех или иных механизмов буферного типа, предохраняющих данный параметр от разрушения.

Свойство переживания как механизма буферного типа состоит в том, что оно не просто трансформирует, преломляет детерминационные влияния внешнего и внутреннего порядка, а нейтрализует, гасит, сводит их на нет. Без подобной компенсаторной защиты такие тонко функционирующие системы, как организм, психика, личность, не были бы целостными, а превратились бы в передаточные пункты случайных внешних воздействий. Процессуальный план переживания отражается в подсистеме «процесс-состояние». Психический процесс является пусковым звеном механизма взаимоотношений в данной подсистеме, обусловливая уровни взаимодействия и дифференциацию психических процессов и состояний. Переживание выступает опосредствующим звеном во взаимоотношениях между психическими процессами и состояниями.

Процессуальная сторона переживания реализуется посредством психических состояний, существующих в отрезке актуального времени (А.О. Прохоров, 1996). Актуальное время жизнедеятельности человека характеризуется его оперативными состояниями, длящимися «секунды-минуты», которые можно определить как ситуативные. Эти состояния служат связующим звеном между процессами и свойствами личности, обусловливают адекватную реакцию на ситуацию, благодаря своей интегрирующей функции, которая связывает особенности внешней среды, с одной стороны, и психологические процессы и свойства личности – с другой. Исходя из этого, на поведенческом уровне процессуальный аспект переживания представлен ситуационными реакциями по отношению к самому себе и окружающему миру в целом.

Переживание представляет собой процесс, посредством которого, согласно С.Л. Рубинштейну, реализуется то или иное отношение человека к окружающему его миру, другим людям, к задачам, которые ставит перед ним жизнь. В переживании находят свое отражение мотивы человека, его отношение к задачам, которые он решает, преодолевая ситуацию, т.е. когда выступает личностный (а это, прежде всего, мотивационный) план переживания.

Таким образом, переживание -процесс, сопровождающийся динамической сменой психических состояний, связанный с принятием ответственности человека за то, что он делает, и сопровождающийся различными ситуационными реакциями.

Процессуальный план, образующий необходимую основу переживания человека, обеспечивает динамику его отношений к задачам, которые встают перед ним.

С.Л. Рубинштейн считает, что изучать психические процессы значит тем самым изучать формирование соответствующих образований. Безотносительно к образованию, которое формируется в процессе, нельзя собственно очертить и самый процесс, определив его в специфическом отличии от других психических процессов. С другой стороны, психические образования не существуют сами по себе, вне соответствующего процесса. Всякое психическое образование (чувственный образ вещи, чувство и т.д.) – это психический процесс в его результативном выражении.

В качестве «результативного выражения» процесса переживания в идеальном плане выступают чувственный образ переживаемого, смена психического состояния и настроения. На уровне поведения процесс переживания свое «результативное выражение» находит в адаптивной и не адаптивной активности личности, которая может выступать как активность, направленная на мир предметов (предметная экстраактивность), на мир людей (социальная экстраактивность), на себя (интроактивность).

В.А. Петровский (1975) пишет, что «в самом фундаменте эмпирической психологии личности лежит следующая методологическая посылка. В качестве руководящего утверждается принцип приспособления (адаптации) человека к среде – будь то социальная или природная среда. Войдя в фонд аксиоматически принимаемых, данное положение выступает во внешне различных, но внутренне родственных формах» [106, с.26]. Методологический анализ позволяет выделить три варианта принципа адаптации: гомеостатический, гедонистический и прагматический.

Гомеостатический вариант. Все реакции организма как системы, пассивно приспосабливающиеся к воздействи­ям среды, призваны лишь выполнять сугубо адаптивную функцию - вернуть организм в состояние равновесия. Особенно явно этот вариант выступил в рефлек­сологии, в которой активность субъекта сводится к под­держанию равновесия со средой.

Личность противопоставляется соци­альной среде, а ее поведение подчиняется заранее предустановленной конечной цели - обрести равновесие с обществом за счет разрядки потребностей или достичь «рав­новесия» с самим собой за счет самоактуализации, то есть добиться «равновесия», как бы ни мешало или ни помо­гало общество (А.Г. Асмолов 2001).

Гедонистический вариант. «Согласно принятым здесь взглядам, действие человека детерминировано двумя первичными (primary) аффектами – удовольствием и страданием; все поведение интерпретируется как максимизация удовольствия и минимизация страдания» (В.А. Петровский, 1975, с.26).

Прагматический вариант. В качестве ведущего здесь рассматривается принцип оптимизации. Во главу угла ставится узкопрактическая сторона поведения (польза, выгода, успех). Любое оптимальное поведение направлено на максимизацию пользы, достиже­ние эффекта при минимальных затратах. Известные представители когнитивной психологии П. Линдсей и Д. Норманн (1974) практически прямо формулируют суть этого ва­рианта принципа адаптивности: даже если принятое кем-то решение кажется неразумным, мы все равно до­пускаем, что оно логично и обоснованно с учетом всей информации, связанной с анализом... Наш основной постулат состоит в том, что всякое решение оптимизиру­ет психологическую полезность, даже если посторонний наблюдатель (а может быть, и человек, принявший реше­ние) будет удивляться сделанному выбору [104].

Прагматическую активность достаточно хорошо иллюстрирует высказывание Ершова П.М. (1972), который пишет, что «…если данной, возникшей у человека цели можно достичь разными путями, то человек пытается использовать тот, который, по его представлениям, требует наименьшей затраты сил, а на избранном пути он расходует не больше усилий, чем, по его представлениям, необходимо» [61, с.23].

«Ориентации, интерпретирующие психическую деятельность как универсально подчиненную задачам адаптации к среде, в целом образуют то, что мы позволили себе условно обозначить как «постулат сообразности»» (В.А. Петровский, 1975, с.27).

Неадаптивная активность – «тенденция действовать как бы вопреки адаптивным побуждениям над порогом внутренней и внешней ситуативной необходимости. В основе зарождения любой новой деятельности лежит порождаемый развитием самой деятельности источник – «надситуативная активность»» (А.Г. Асмолов, 2001, с.133). Неадаптивная активность – «может быть понята как активность по преодолению природных границ индивидуального «Я» (В.А. Петровский, 1975, с.37).

Возникновение и проявление избыточной надситуативной активности, преобразующей социальные нормы, своим происхождением обязано образу жизни личности как активного «элемента» различных социальных групп, включение в которые обеспечивает возникновение потенциальных, ранее не присущих «элементам» избыточных качеств, ждущих своего часа, то есть появления проблемно-конфликтной ситуации. В подобных ситуациях эти системные качества индивидуальности личности могут сыграть важную роль как в индивидуальной жизни человека, так и в жизни той социальной системы, проявлением которой они в конечном итоге являются. Адаптивные и неадаптивные проявления поведения личности, за которыми стоят тенденции к сохранению и изменению социальных систем, представляют собой обязательное условие развития личности человека, овладения общественно-историческим опытом (А.Г. Асмолов, 2001, с.134).

Придерживаясь представления о том, что переживание является атрибутом психического; атрибутом личности человека, всего его психологического склада, разберем, в каком отношении друг к другу относятся переживание, психические состояния, настроения и психологическая устойчивость личности. Полагаем, что решение поставленной задачи позволит дать более корректное определение того, что есть переживание, а также позволит выделить его функции.

Функции переживания

Переживание развертывается в пространственно-временной и информационно-энергетической системе и представляет собой динамическую смену состояний и настроений. Выделим ряд общих функций, характерных как для переживания, так и для психических состояний. К ним относятся:

а) Организационная функция – благодаря переживанию происходит определенным образом организация бытия и «тогда что-то случается», т.е. осуществляется как событие в жизни человека. В процессе переживания посредством состояний происходит организация психических процессов. Психические состояния в процессе переживания обеспечивают фон психических процессов и влияют на их протекание.

б) Интегрирующая функция переживания и состояний способствует устойчивой взаимозависимости психических процессов и психологических свойств, а также формирования единства психического, его целостности. Вследствие этого образуется соответствующая психологическая структура, включающая свойства-состояния-процессы, в едином процессе переживания, необходимом для эффективного функционирования человека.

в) Функция дифференциации переживания и психических состояний. Она определяет величину, частоту, устойчивость, выборочность и другие параметры связей психических состояний с процессами и свойствами в переживании. Благодаря этому появляется возможность дифференциации и самих переживаний.

г) Регуляторная функция переживания. Складывается в процессе развития личности, и выражается в расширении круга приемов и способов произвольной регуляции психических состояний и настроений. Посредством этой функции обеспечивается уравновешенность субъекта с социальной и предметной средой.

д) Интегрирующая функция переживания тесным образом связана с регуляторной и с формированием и закреплением психологической структуры личности.

В зависимости от формы переживания и его результативного выражения выделим ряд специфических функций переживания. К ним относятся:

• Функция «второго рождения»человека. Суть в том, что человек – это существо, возникающее вторым рождением. И оно уже не случайно: если это происходит, то не случайно, а в той мере, в какой трансцендируются или преодолеваются при этом эмпирические обстоятельства. Человек как личность, как Человек рождается в переживании. Благодаря этому, события прошлого, настоящего и будущего «обретают жизнь» в сознании человека. Второе рождение, которое происходит в переживании, связано с драматизмом человеческой жизни, с драматизмом бытия человека в целом.

В этом отношении Х.Ортега-и-Гассет писал, что «судьба всегда драматична, и в ее глубинах вечно зреет трагедия» (Х.Ортега-и-Гассет, 2002, с.24-25). Автор также отмечает, что «жизнь – это прежде всего наша возможная жизнь, то, чем мы способны стать, и как выбор возможного – наше решение, то, чем мы действительно становимся» (Х.Ортега-и-Гассет, 2002, с.47). Вместо единой траектории человеку задается множество. Таким образом, человек обречен выбирать себя. Жить – значит вечно быть осужденным на свободу, вечно решать, чем ты станешь в этом мире. «Ибо жизнь, одиночная или общественная, частная или историческая, - это единственное в мире, что нерасторжимо с опасностью. Она складывается из превратностей. Строго говоря, это драма» (Х.Ортега-и-Гассет, 2002, с.75). Драматизм жизни заключается в том, что жизнь – это всегда, прежде всего уяснение возможного; удивительное и коренное свойство жизни в том, что у нее всегда несколько дорого, несколько линий развития, и перепутье принимает облик возможностей, из которых человек должен выбирать. В процессе этого выбора и осуществляется переживание человеком своей жизни – происходит своего рода «второе рождение». Это и есть драма человека, в переживании которой рождается личность (Человек); это драма, по сцеплениям и линиям которой сплетается структура истории и души.

Этот аспект переживания можно раскрыть словами М.К. Мамардашвили, который писал следующее: «Мы, как конечные смертные существа, всегда живем в ситуации разделенного жизненного времени. Жизненное время разделено, и никакой следующий момент не вытекает из предшествующего. Разделенность жизненного времени означает следующее: то, что я есть сейчас, не есть причина того, что я буду в следующий момент. Утверждение суфийских мистиков: «Беда в том, что люди не верят в новое творение». Новое творение – есть непрерывное рождение. Мир рождается заново в каждой точке. Это значит, что у атрибута субстанции нет второго момента. Это значит, что в следующий момент наличие этого атрибута у предмета не вытекает из того, что он есть в предшествующий момент. Это и есть фундаментальная разделенность жизненного времени. Сказать это в контексте нового творения означает, что в следующей точке я должен возродиться заново, чтобы сомкнулась длительность от предшествующего момента к последующему. Существует некая дуга, связывающая разорванные точки в пространстве и времени, и эта дуга есть мы сами, возрождающиеся в следующий момент. И мы держим собой эту огненную дугу, которая замыкает смысл. Связь есть лишь благодаря дуге, заходящей в другое, вертикальное измерение (боковое или сдвиговое) по отношению к нашей горизонтали. Только на сдвиге в бок есть дуга, смыкающая смыслы, которые в горизонтали не смыкаемы в силу фундаментальной разделенности жизненного времени» (М.К. Мамардашвили, 2001, с.488-489).

• Рефлексивная функцияпереживания. В этом плане она выступает как гносеологический принцип – как способ и метод познания самого себя и объекта; как онтологический принцип – способ и метод развития. При рассмотрении рефлексии как функции переживания речь идет о так называемой «экзистенциальной рефлексии», сутью которой является осознанность и качество проживания человеком своего «Я». Экзистенциальная рефлексия выступает как духовный самоанализ, как способ отношения к жизни и самому себе. Кроме того, экзистенциальная рефлексия включает в себя рефлексию переживанием. Это значит, что экзистенциальная рефлексия переживается эмоционально и телесно. Также экзистенциальная рефлексия расширяет поле опыта, так как, осознавая себя, человек воспринимает и то, что вокруг. Таким образом, углубляя качество «присутствия», человек углубляет качество своего бытия.

К этому добавим, что, переживая, «мы фактически удваиваем мир: сначала в нас что-то родилось, потом мы пользуемся вторично своими собственными состояниями, чтобы рассмотреть их в связи с каким-то предполагаемым предметным или причинным на нас воздействием. Если я говорю, что причина – это когда я идентифицирую свое «я» со своим состоянием или свое состояние с собой, то здесь всегда фигурирует сознание. Именно в этом смысле я уже знаю, что какая-то идея во мне порождена определенным предметом или событием. Это можно назвать рефлексивной картиной… (М.К. Мамардашвили, 2001, с.273).

Рефлексия в психологии выступает в форме осознания действующим субъектом - лицом или общностью - того, как они в действительности воспринимаются и оцениваются другими индивидами или общностями. Она - не просто знание или понимание субъектом самого себя, но и выяснение того, как другие знают и понимают «рефлектирующего», еголичностные особенности, эмоциональные реакции и когнитивные представления, когда содержанием последних выступает предмет деятельности совместной, развивается особая форма рефлексии - отношения предметно-рефлексивные. В сложном процессе рефлексии даны, как минимум, четыре позиции, характеризующие взаимное отображение субъектов: 1) сам субъект, каков он есть в действительности; 2) субъект, каким он видит самого себя; 3) субъект, каким он видится другому; 4) те же три позиции, но со стороны другого субъекта.

Итак, рефлексия - это процесс удвоенного, зеркального взаимоотображения субъектов, содержанием коего выступает воспроизведение, воссоздание особенностей друг друга. В философском словаре «рефлексия» - термин, означающий отражение, а также исследование познавательного акта. В различных философских системах он имел различное содержание. Локк считал рефлексию источником особого знания, когда наблюдение направляется на внутренние действия сознания, тогда как ощущение имеет своим предметом внешние вещи. Для Лейбница рефлексия не что иное, как внимание к тому, что в нас происходит. По Юму, идеи - это рефлексия над впечатлениями, получаемыми извне. Для Г.В. Гегеля рефлексия - взаимное отображение одного в другом, например, в сущности - явления. Термин «рефлектировать» означает обращать сознание на самое себя, размышлять над своим психическим состоянием. В философии под рефлексией понимается: 1) способность разума обращать свой «взор» на себя; 2) мышление о мышлении; 3)анализ знания с целью получения нового знания или преобразования знания неявного в явное; 4) самонаблюдение за состоянием ума или души; 5) выход из поглощенности жизнедеятельностью; 6)исследовательский акт, направляемый человеком на себя.

Рефлексивная функция переживания осуществляется в четырех основных аспектах: кооперативном, коммуникативном, личностном и интеллектуальном (С.Ю. Степанов, И.Н. Семенов, 1985). При этом первые два аспекта выделяются в исследованиях коллективных форм деятельности и опосредствующих их процессах общения, а два другие - в индивидуальных формах проявления мышления и сознания. Такая дифференциация позволяет, с одной стороны, различить коллективную и индивидуальную формы осуществления рефлексии, а с другой - указать области психологии и пограничных с ней наук, в которых преимущественно изучается тот или иной аспект рефлексии. Исходя из этого, рассмотрим наиболее распространенные определения рефлексии, формулируемые в контексте проблематики той или иной области психологии.

Выявлению специфики кооперативного аспекта рефлексии посвящены работы Н.Г.Алексеева, О.С.Анисимова, В.В.Рубцова, Г.П. Щедровицкого и др. Психологические знания в кооперативном аспекте рефлексии обеспечивают, в частности, проектирование коллективной деятельности с учетом необходимости координации профессиональных позиций и групповых ролей субъектов, а главное, кооперации их совместных действий. При этом рефлексия трактуется как «высвобождение» субъекта из процесса деятельности, как его «выход» во внешнюю позицию по отношению к ней (Г.П. Щедровицкий, 1974). При таком подходе акцент ставится на результатах рефлексии, ане на ее процессуально - психологических «механизмах» или на индивидуальных различиях в их проявлении.

На выявление специфики ко



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.238.130.97 (0.018 с.)