Представления о переживании в психологической науке



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Представления о переживании в психологической науке



 

Проблема переживания волновала не только философов, но и психологов. В настоящее время в психологии существует несколько представлений о том, что есть переживание человека. Часть из них чем-то похожи, часть имеет некоторое новаторство. Однако остается фактом, что в настоящее время не существует общепризнанной теории переживания. Это возможно и объясняет то, что определение термина «переживание» отсутствует во многих психологических словарях. Тем не менее, это понятие очень часто используется исследователями, что еще больше придает ему характер неопределенности и неоднозначности. В главе ставится задача – разобраться с тем, что «наработано» по проблеме переживания в психологической науке, а затем, используя положения, выделенные в ходе философского анализа, представить авторское представление, если можно так сказать, теорию переживания. Для начала обратимся к истории вопроса.

Истоки анализа проблематики переживания восходят к интроспективной психологии, классической психологии сознания, где под переживанием понималось любое испытываемое субъектом эмоционально окрашенное состояние и явление действительности, непосредственно представленное в сознании и выступающее как событие его собственной жизни. Изучение переживаний стало основой развития Лейпцигской школы психологии, вошедшей в историю науки как «Школа комплексных переживаний» Ф. Крюгера. На основании классической немецкой философии и немецкого романтизма этой школой развивалась особая идея: о необходимости восстановления внутренней целостности личности, о необходимости самопознания с помощью вчувствования в поток собственных переживаний.

Переживание есть реальность, которая не может быть определена с помощью освоения, но простирается до неразличимых глубин, которыми обладает человек. Переживание внешнего бытия или внешнего мира существует для человека таким же образом, как и то, что им не понято, а лишь ему доступно. Переживание одновременно содержит в качестве реальности структурную взаимосвязь жизни; пространственно-временную локализацию, исходящую из настоящего, и далее; а в ней – структурную взаимосвязь, в соответствии с которой продолжает действовать заключенное в ней целеполагание. Если мы вспоминаем о переживаниях, то заключенный в них способ воздействия на настоящее отличается (по своей динамике) от полностью прошедших переживаний. В первом случае возникает чувство как таковое, в другом – представление о чувствах и т.д., и с настоящего времени существует лишь чувство представлений о чувствах. Переживание и акт переживания неотделимы друг от друга. Это два способа выражения одного и того же. Всякое переживание выражает себя, а любое выражение есть выражение переживания.

Л.И. Божович (1995) писала, что нужда, не отраженная в соответствующем переживании, не становится побудителем поведения. Ф.В. Бассин говорил о «значащих переживаниях» для интеграции понятий «смысл» и «переживание». Фактически здесь идет речь о смысловом эмоциональном отражении.

К.Г. Юнг рассматривает переживания как нередуцируемые феномены душевной жизни, имеющие самостоятельную ценность. В.Франкл (1990) указывает на то, что «наивысший смысл каждого данного момента человеческого существования определяется просто интенсивностью его переживания и не зависит от какого бы то ни было действия» [141, с.173].

А.Маслоу в характеристике самоактуализирующегося человека в качестве одной из характеристик выделяет вершинные или мистические, переживания (peak experience) – состояние сильного возбуждения или, напротив, умиротворения. Такое состояние часто сопровождается ощущением силы и уверенности, чувством, что нет ничего такого, что нельзя выполнить.

Довольно противоречивое представление о том, что есть переживание, можно найти в работе Г.С. Абрамовой (2002). В частности она пишет, что «переживание – единица психической реальности. Она имеет содержание, которому соответствует форма. Переживание выражается в этой форме. Это представляет процесс, организованный в пространствах и временах человеческой жизни» [1, с.238]. И действительно, с этим нельзя не согласиться. Однако далее автор продолжает: «Психологи часто говорят о технологии переживания как об организации воплощения его содержания в соответствующей форме. Необходимость такой технологии обосновывается тем, что формы переживания взрослого человека опосредованы его концепцией человека и Я-концепцией. Форма переживания всегда связана с присутствием Другого, ориентирована на его реальное или потенциальное присутствие» [1, с.239]. Таким образом, Г.С.Абрамова приходит к тому, что главным свойством переживания выступает его адресность, его потенциальная направленность на другого человека, а уже по законам обратной связи и на самого переживающего.

С этим утверждением автора нельзя полностью согласиться. Остается непонятным, какому содержанию какая форма должна соответствовать. И самое главное – адресность переживания. Это некая демонстрация своего эмоционального состояния, настроения другому человеку, а не переживание. Переживание всегда субъективно. Да, оно имеет интенцию – на проживание, преодоление чего-то, но ни в коем случае оно не для другого человека. По всей видимости, автор отождествляет переживание с эмоцией (что, на наш взгляд, не совсем корректно).

И тем не менее, традиционно под переживанием в психологии понимается психическое явление, связанное с противоречивым, преимущественно с эмоциональным, отражением того или иного явления, предмета, внутреннего состояния и выступающее как непосредственная данность. Р.С. Немов рассматривает переживание как ощущение, сопровождаемое эмоциями. Ф.Е. Василюк (1986) пишет, что «переживание в психологии понимается как непосредственная внутренняя субъективная данность психического явления в отличие от его содержания «модальности»» [42, с.17].

А.Н. Леонтьев (1981) отмечал, что то, как я переживаю данный предмет в действительности, определено содержанием моего отношения к этому предмету – содержанием моей деятельности, осуществляющей это отношение. Переживание выступает в каждом конкретном акте человеческой деятельности, но оно не есть ни сама эта деятельность, ни её причина, ибо, прежде чем стать причиной, она сама является следствием. В переживании, в этом своеобразном состоянии субъекта, с которым он вступает в то или иное отношение к действительности, лишь кристаллизована его прошлая деятельность, подобно тому, как она кристаллизована и в любом функциональном состоянии органов его действия.

Кроме того, А.Н. Леонтьев (1981) пишет, что переживание является действительно той призмой, через которую преломляется для человека ситуация, но оно, как всякое переживание, само является неустойчивым и трансформирующимся под влиянием своего противоречия с объективными свойствами данной ситуации, которые реально выступают в деятельности субъекта. «В этой диалектике взаимопереходов переживания и деятельности ведущей является деятельность. Значит, влияние внешней ситуации, как и вообще влияние среды, определяется всякий раз не самой средой и не субъектом, взятыми в их абстрактном внешнем отношении друг к другу, но и не переживанием субъекта, а именно содержанием его деятельности. В деятельности, а не в переживании осуществляется, следовательно, действительное единство субъекта и его действительности, личности и среды». Кроме этого, у А.Н. Леонтьева деятельность выступает как необходимое опосредствующее звено, обусловливающее качественную определенность переживания, формы переживания, суть формы отношения субъекта к мотиву, формы переживания смысла деятельности.

Идеи А.Н. Леонтьева в отношении переживания нашли свое отражение в работе Ф.Е. Василюка (1984). Автор, как отмечает В.П. Зинченко, вводит категорию «переживание» в концептуальный аппарат психологической теории деятельности. «Переживание рассматривается в книге не как отблеск в сознании человека тех или иных его состояний, не как особая форма созерцания, а как особая форма деятельности, направленная на установление душевного равновесия, утраченной осмысленности существования, словом, – на «производство смысла»» [42, с.5].

Переживание «является именно деятельностью, т.е. самостоятельным процессом, соотносящим субъекта с миром и решающим его реальные жизненные проблемы, а не особой психической «функцией», стоящей в одном ряду с памятью, восприятием, мышлением, воображением или эмоциями. Эти «функции» вместе с внешними предметными действиями включаются в реализацию переживания точно так же, как и в реализацию всякой человеческой деятельности, но значение как интрапсихических, так и поведенческих процессов, участвующих в осуществлении переживания, может быть выяснено только исходя из общей задачи и направления переживания, из проводимой им целостной работы по преобразованию психологического мира, которая одна способна в ситуации невозможности адекватной внешней деятельности разрешить ситуацию» (Ф.В. Василюк, 1984, с.28).

Однако, переживание не возникает само собой. Оно возникает только у человека и только благодаря тому, что он обладает психикой. Переживание - это прежде всего атрибут психического, а не некая самостоятельная деятельность, решающая жизненные проблемы человека. Далее остается непонятным, как в случае депривации внешней деятельности в ситуации невозможности переживание-деятельность решает проблему. Получается какое-то безличное переживание.

Ф.Е. Василюк отмечает, что исследования переживания – деятельности «осуществляются в теориях психологической защиты, психологической компенсации, совладающего поведения…» [42].

В то же время необходимо учитывать положение А.С. Кочаряна (1986) о том, что категория деятельности в её классическом варианте не может описать многие формы реакций на трудную ситуацию: отсутствует традиционная структура деятельности, из неё выпадают те или иные составляющие. Причем редукции может подвергнуться конституирующая составляющая деятельности – её предмет.

Вязникова Л.Ф. (2002), также придерживаясь взглядов А.Н. Леонтьева, пишет, что переживания и рефлексия выступают единым психологическим механизмом в процессе изменения сознания. Однако переживание здесь в основном связано с эмоциональной представленностью в сознании ценностно-мотивационной сферы. Переживание выступает как импульс преобразующей активности человека, как механизм его неадаптивного преобразующего движения по пути роста (в данной работе это профессиональный рост). Автор придерживается позиции, согласно которой переживания есть сигналы (индикаторы) о личностном смысле деятельности человека, которые заставляют приостановить активность, задуматься над ценностями, а может, пересмотреть их. Кроме того, она отмечает, что сфера субъективных эмоциональных переживаний может рассматриваться как обусловливающая процессы объективного познания, придающая им избирательность, направленность, согласующая их с интересами жизни. Автор разделяет позицию А.Н. Леонтьева о том, что сами по себе переживания, хотения, желания не являются мотивами, потому что не способны породить направленную деятельность, и, следовательно, главный психологический вопрос состоит в том, чтобы понять, в чем состоит предмет данного хотения, желания или страсти.

Но и здесь мы встречаем простое отождествление переживания с эмоцией. Если это так, то как быть с теми исследованиями, которые были проделаны прежде всего русскими учеными – философами и психологами (С.Л. Франк, Н.А. Бердяев, Л.Шестов и др.), а также с положениями, разрабатываемыми в философии жизни (Э.Гуссерль, Ф.Брентано, А.Бергсон, В.Дильтей и др.). Также остается открытым вопрос: почему переживания не способны породить направленную активность? Остается нерассмотренным вопрос о том, чем отличается переживание от эмоции, т.к., следуя рассуждениям автора, делаем вывод, что это одно и то же.

Интересную и довольно близкую позицию по отношению к проблеме переживания находим в работе Г.Р. Шагивалеевой (2003). Переживание понимается как процесс осознания и прочувствования личностного значения и смысла факта, события, ситуации, в котором происходит непрерывное взаимодействие когнитивных и аффективных компонентов при сохранении результирующей роли последних. Это базируется на положениях, сформулированных Л.С. Выготским, и развитых впоследствии Л.И. Божович, о переживании как центральной единице психического. Значение переживания для личности меняется в процессе психического развития. Постепенно оно становится центром душевной жизни, ее главным стержнем. Переживание, являясь первоначально средством ориентации человека в его взаимоотношениях с окружающей средой, приобретает затем самостоятельное значение и само выступает в качестве психической реальности. Однако как быть с бессознательными переживаниями, результатом которых выступают различные психосоматические реакции, причина которых не всегда осознается человеком? Этот вопрос пока остается без ответа.

Тем не менее, еще Л.С. Выготский (2003) отмечал, что переживание не удавалось идентифицировать с аффектом или каким-либо другим эмоциональным состоянием. Среди психологических представлений о переживании, обладающих в перспективе значительным потенциалом для осуществления синтеза психологических и мировоззренческих направлений исследований переживания, можно выделить позицию Л.С. Выготского и С.Л. Рубинштейна.

В работе Л.С. Выготского (1984) переживание выступает как единица изучения личности и среды в их единстве. Переживание понимается в качестве внутреннего отношения человека к тому или иному моменту действительности. Всякое переживание есть переживание чего-либо; всякое переживание индивидуально. Переживание возникает в системе «организм-среда», оно есть что-то, находящееся между личностью и средой, означающее отношение личности к среде, показывающее, чем данный момент среды является для личности. Переживание является определяющим с точки зрения того, как тот или иной момент среды влияет на развитие человека. Следовательно, в переживании «отражается»:

· среда в её отношении к человеку в том, как он переживает эту среду;

· особенности развития личности человека.

Среда, согласно Л.С. Выготскому (2003), определяет развитие ребенка через переживание среды. Отношение ребенка к среде и среды к ребенку дается через переживание и деятельность самого ребенка; силы среды приобретают направляющее значение благодаря переживанию ребенка. Глубокий внутренний анализ переживания ребенка представляет собой изучение среды, которая переносится внутрь ребенка, а не сводится к изучению внешней обстановки его жизни.

Л.С. Выготским проанализирован процесс постепенного развития переживаний на протяжении детства. Он отмечает, что в раннем возрасте ребенок непосредственно переживает все, что с ним происходит, но при этом не знает собственных переживаний. Существенной чертой кризиса семи лет становится начало дифференциации внутренней и внешней стороны личности ребенка. Между переживанием и непосредственным поступком вклинивается некоторый интеллектуальный момент. «В каждом переживании, в каждом его проявлении возникает некоторый интеллектуальный момент... и аффективное образование» (Л.С. Выготский, 1999). Ребенок начинает понимать свои переживания, у него возникает осмысленная ориентировка в них, переживания приобретают смысл.

Следовательно, в переживании представлен «кусок» объективной реальности, но так, как к ней относится и интерпретирует ее ребенок, а также деятельность (внешняя активность) как предпосылка переживания. Эти мысли, но в развернутой форме представлены в философско-психологической концепции С.Л. Рубинштейна.

С.Л. Рубинштейн (1999) указывал на то, что переживание - это, прежде всего, психический факт как кусок собственной жизни личности в плоти и крови его; это специфическое проявление его индивидуальной жизни: переживанием оно становится по мере того, как индивид становится личностью. Переживание определяется контекстом жизни человека, который в сознании человека выступает как связь целей и мотивов; они определяют смысл пережитого, как чего-то с человеком происшедшего. «Когда говорится о том, что какое-нибудь психическое явление было пережито или переживается человеком, это означает, что оно в своей, потому неповторимой, индивидуальности вошло как определяющий момент в индивидуальную историю данной личности и сыграло в ней какую-то роль» [117, С.13].

Таким образом, переживание является чем-то чисто субъективным, поскольку оно: во-первых, обычно является переживанием чего-то, что существует вне, и независимо от сознания человека – объективно, во-вторых, его специфический личностный аспект означает не выпадение из объективного плана, а включение его в определенный объективный план (определенный жизненный контекст), соотнесенный с личностью как реальным субъектом.

Переживанием психическое образование является, постольку, поскольку оно определяется контекстом жизни индивида. В сознании переживающего индивида этот контекст выступает как связь целей и мотивов. Они определяют смысл пережитого, как чего-то со мной происшедшего. В переживании на передний план выступает не само по себе предметное содержание того, что в нем отражается, познается, а его значение в ходе моей жизни – то, что я это знал, что мне уяснилось, что этим разрешились задачи, которые передо мной встали, и преодолены трудности, с которыми я столкнулся. Переживание определяется личностным контекстом, как знание – предметным; точнее, оно является переживанием, поскольку определяется первым, и знанием, поскольку оно определяется вторым. Переживанием становится для человека то, что оказывается личностно значимым для него (С.Л. Рубинштейн, 1999).

Переживанием в специфическом, подчеркнутом смысле слова, согласно С.Л. Рубинштейну (1999), можно будет обозначить как психическое явление, которое стало событием внутренней жизни личности. Каждый человек, живущий сколько-нибудь значительной внутренней жизнью, оглядываясь на свой жизненный путь, всегда находит воспоминания о таких моментах особо напряженной внутренней жизни, озаренных особо ярким светом, которые в своей неповторимой индивидуальности, глубоко входя в его жизнь, стали для него переживаниями. Переживания человека - это субъективная сторона его реальной жизни, субъективный аспект жизненного пути личности.

Понятие переживание выражает особый специфический аспект сознания; он может быть в ней более или менее выражен, но он всегда наличен в каждом реальном, конкретном психическом явлении. С.Л. Рубинштейн (1999) считал, что переживание дано во взаимопроникновении и единстве со - знанием, особенно существенным для сознания. Таким образом, знание выступает неотъемлемой частью переживания человека. Знание - даже самое абстрактное - может стать глубочайшим личностным переживанием. Единство переживания и знания определяют «сознание конкретной личности». В сознании индивида знание представлено лишь как сторона многообразных действенных, мотивационных, личностных моментов, отражающихся в переживании. Таким образом, переживание приобретает гносеологический статус.

Кроме этого, автор отмечает, что сознание конкретной живой личности всегда как бы погружено в динамическое, не вполне осознанное переживание, которое образует более или менее смутно освещенный, изменчивый, неопределенный в своих контурах фон, из которого сознание выступает, но никогда не отрываясь от него. Каждый акт сознания сопровождается более или менее гулким резонансом, который он вызывает в менее осознанных переживаниях, - так же, как часто более смутная, но очень интенсивная жизнь не вполне осознанных переживаний резонирует в сознании. Таким образом, считаем возможным говорить как о сознательном, так и бессознательном переживании.

Переживание тесным образом связано с деятельностью человека, каждым его действием. С.Л. Рубинштейн (1999) отмечал, что всякое действие человека исходит из тех или иных мотивов и направляется на определенную цель; оно разрешает ту или иную задачу и выражает определенное отношение человека к окружающему. Оно вбирает в себя, таким образом, всю работу сознания и всю полноту непосредственного переживания. Каждое самое простое человеческое действие - реальное физическое действие человека - является неизбежно вместе с тем и каким-то психологическим актом, более или менее насыщенным переживанием, выражающим отношение действующего к другим людям, к окружающим. При обособлении переживания от действия и всего того, что составляет его внутреннее содержание - мотивов и целей, ради которых человек действует, задач, которые его действия определяют, отношения человека к обстоятельствам, из которых рождаются его действия, оно прекращает свое существование.

Переживание рождается из поступков, в которых завязываются и развязываются отношения между людьми, - как и самые поступки, особенно такие, которые становятся существенными обстоятельствами в жизни человека, рождаются из переживаний. Переживание - и результат, и предпосылка действия, внешнего или внутреннего. «Взаимопроникая и питая друг друга, они образуют подлинное единство, две друг в друга взаимопереходящие стороны единого целого - жизни и деятельности человека» [117, с.48].

Таким образом, деятельность включает в себя переживание, «обогащается» им; благодаря наличию переживания, деятельность приобретает собственно личностный характер.

На основе описанного выше, в переживании человека можно выделить:

а) его предметное содержание (то, что в нем отражается, познается);

б) его личностный аспект - значение в ходе человеческой жизни (то, что человек это знал, что ему уяснилось, что этим разрешились задачи, которые перед ним встали, и преодолены трудности, с которыми человек столкнулся); переживанием становится для человека то, что оказывается личностно значимым для него;

в) периферию - фон переживания; это «смутные», мало осознанные переживания, в которые погружено сознание.

Заслуживают внимания представления о переживании, встречающиеся в работах М.К. Мамардашвили. Основное переживание человека, согласно автору, заключается в том, что человек завязывает историю актом. «…это несомненное переживание мы испытываем всегда как граничное переживание, посредством которого оказываемся перед невозможностью возможного или перед возможной невозможностью [88, с.287-288]. Автор пишет, что «есть определенные состояния, определенные точки нашей жизни, находясь в которых мы совершаем какие-то духовно-экзистенциальные акты» (М.К. Мамардашвили, 2002, с.336). Исходя из этого, считаем, что в качестве таких точек выступают различные жизненные ситуации. Переживание выступает как духовно-экзистенциальный акт.

Таким образом, переживание связано с развитием личности, определяет его (развития) характер и качество. Переживание также связано с деятельностью и поведением человека. Соответственно, в переживании представлены: 1) личность человека переживающего, 2) среда (действительность), которую переживает человек, 3) поведение и деятельность человека, как объективное выражение переживания.

Переживание как психологический феномен изначально представляет собой комплекс относительно независимых и самостоятельных процессов: это отражение, проживание, деятельность, отношение, эмоциональное состояние; оно может являться следствием деятельности; событием внутренней жизни, «призмой», через которую преломляется ситуация; в нем кристаллизована прошлая деятельность человека, а кроме того, переживание является неустойчивым и трансформирующимся под влиянием обстоятельств. Из указанного выше делаем вывод о том, что в психологии отсутствует однозначное понимание понятия «переживание».

В следующей части, используя словообразовательный анализ, очертим тот круг явлений, ту реальность, которую охватывает собой слово «переживание» в русском языке.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.238.36.32 (0.012 с.)