ТОП 10:

Первый министр Вэнь Яньбо с тремя армиями выступает в поход. Цао Вэй с помощью брызгалок одерживает победу над мятежниками



 

 

Победы и поражения

в свой приходят черед,

Лжи сопутствует гибель,

с правдой победа придет.

Познал, где ложь, а где правда, –

значит, добьешься побед…

Поспешность в делах бывает

источником множества бед.

 

Итак, огромное войско Вэнь Яньбо вступило в пределы округа Цзичжоу и расположилось лагерем. Правитель округа Лю Яньвэй торжественно встретил обоих военачальников, проводил в город и подробно рассказал, как ему было трудно противостоять Ван Цзэ, пользующемуся поддержкой колдунов.

Вэнь Яньбо и Цао Вэй стали совещаться:

– Ван Цзэ удерживает многие области и округа, а сам живет в Бэйчжоу. Думаю, на Бэйчжоу и надо наступать, – сказал Вэнь Яньбо. – Или, может быть, вы предложите какой-нибудь другой, лучший план?

– Я всего лишь ваш помощник и потому не имею права вам что-то предлагать, – сказал Цао Вэй. – Я выполняю лишь то, что мне приказывает командующий.

– Не скромничайте, – возразил Вэнь Яньбо. – Вы потомок прославленного полководца, оказавшего немало услуг государю, а я, хоть и командующий, но всего лишь книжник и начетчик и потому в военном деле всецело полагаюсь на вас.

Цао Вэй уступил.

– Хотя хэбэйские округа и уезды попали под власть Ван Цзэ, население его не поддерживает, – сказал он. – Уверен, что если вы сейчас ударите на Бэйчжоу, никто не придет на помощь мятежнику.

– Вы верно рассуждаете, – согласился Вэнь Яньбо. – В городе у Ван Цзэ нет и десяти тысяч воинов, а у нас – стотысячное войско, и мне думается, с ним можно разгромить врага с такой же легкостью, с какой переворачивают ладонь.

– Мне также удалось разузнать, – продолжал Цао Вэй, – что Ван Цзэ и его приспешники совершенно не разбираются ни в военных, ни в гражданских делах, а полагаются только на колдовство. Правитель округа Лю Яньвэй только поэтому и потерпел неудачу. Думается, сейчас вам следует встать во главе тридцати тысяч воинов и составить главную силу армии. Я во главе двадцатитысячного войска возглавлю левое крыло, а Ван Синь с таким же войском – правое. Еще двадцать тысяч воинов под командованием Мин Хао будут находиться в тыловом отряде, пять тысяч во главе с Сунь Фу – вести разведку, а остальные пять тысяч, в случае необходимости, – помогать ему. Наступать начнем сразу по трем направлениям. У Ван Цзэ всего лишь десять тысяч воинов, и поэтому он сможет оказать нам сопротивление лишь на одном направлении. Если в одном месте получится заминка, в других местах будет несомненный успех.

Выслушав помощника, Вэнь Яньбо обрадовался:

– Вы – выдающийся полководец! Теперь я окончательно уверовал, что Бэйчжоу будет взят!

В тот же день войско Вэнь Яньбо двинулось на Бэйчжоу. А перед этим повсюду был разослан перечень десяти самых тяжких преступлений Ван Цзэ: подстрекательство войск к мятежу, захват городов, колдовство, незаконное присвоение царского титула, пожалование чиновных званий и должностей, грабеж и бесчинства в захваченных округах, обложение народа повинностями, возведение царских лжедворцов, разврат, измена государю.

Тому, кто обезглавит или выдаст Ван Цзэ, была обещана награда. И лишь в случае, если он сам раскается и принесет повинную, он мог надеяться на милость государя.

Когда Ван Цзэ узнал об этом, он растерялся и поспешно вызвал на совет Хромого и остальных сообщников.

– Стоит ли волноваться! – успокаивал его Хромой. – Цзичжоуский правитель Лю Яньвэй недавно попробовал напасть на нас, так едва ноги унес! А этот старец Вэнь Яньбо сам явится за своей смертью! Пусть у него стотысячное войско, с нами ему не тягаться.

– А мне во время пребывания в восточной столице не раз приходилось слышать о нем! – осторожно возразил Чжан Луань. – Некогда знаменитый прорицатель предсказал ему, что он всю жизнь будет богат и знатен, умрет в возрасте ста лет, а свой самый великий подвиг совершит, когда ему будет восемьдесят. Так ему предопределило Небо, и этого нельзя недооценивать! По моему глупому мнению, лучше всего сейчас же принести повинную, заявить, что поводом к мятежу послужила алчность и беззаконие правителя округа Чжан Дэ, и просить позволения государя самим покарать мятежников в Сися или в Гуаннани. Если вы это сделаете и добьетесь успеха, за вами, несомненно, сохранится княжеский титул.

– Обладая волшебной силой, мы можем обращать большие трудности в малые, – возразил ему Хромой. – И пусть приходит хоть сам Чжао Юнь – мы и его не побоимся, не то что какого-то там старца!..

– Успехи, которых мы добились, оказались возможными лишь благодаря тому, что народ был возмущен притеснениями продажных чиновников, – продолжал Чжан Луань. – Да и при дворе тогда сидели изменники, которые не докладывали государю о творившихся беспорядках. Иное дело сейчас. Бесчестные сановники отстранены от власти, должности при дворе занимают достойные и способные люди. И если против нас посылают большое войско, стало быть, в столице все переменилось. Мы же всецело полагаемся на искусство волшебства, не зная, есть ли у них люди, владеющие им так же, как мы. Нам следовало бы об этом хорошенько подумать!

Бу Цзи молчал.

Убедившись, что от помощников проку мало, Ван Цзэ вышел и направился на женскую половину дворца посоветоваться с Юнъэр. Та выслушала его и сказала:

– Неужели ты бросишь успешно начатое дело и добровольно отдашь себя в руки врагов? Мы с братом взяли на себя главное бремя, и если вы чего-то опасаетесь, я призову на помощь свою мать – Святую тетушку. А наставника Чжан Луаня лучше вообще не слушать.

– Совершенно верно! – воскликнул, приободрившись, Ван Цзэ.

В тот вечер Ван Цзэ устроил пир и остался в покоях Юнъэр…

Что касается Бу Цзи, то хотя он и молчал во время военного совета, но про себя думал: «Всю жизнь я занимался торговлей, затем по милости Юнъэр попал в колодец, поскандалил с чиновником и едва не лишился жизни! Счастье, что случайно повстречавшийся отец наставник отомстил за мою обиду! А что сделал Ван Цзэ? Взбудоражил народ, изменил государю и нарушил установленные Небом законы! Именно поэтому и ушел от него наставник Яйцо! Если мы сейчас выступим против Вэнь Яньбо, нас и в самом деле признают мятежниками!»

В ту же ночь Бу Цзи тайком пришел к Чжан Луаню и сказал:

– Сегодня Хромой возражал вам, наставник, но вы правы – надо, пока не поздно, выбираться из пучины зла!

– Ваши слова совпадают с моими мыслями! – обрадовался Чжан Луань. – У меня есть наставник, он живет в горах Тяньтай и совершенствуется в даосском учении. Может, отправимся к нему, будем собирать лекарственные травы, плавить киноварь и готовить пилюли бессмертия?..

Порешив на этом, оба в ту же ночь покинули Бэйчжоу…

На следующее утро Ван Цзэ доложили:

– Чжан Луань и Бу Цзи куда-то скрылись…

Ван Цзэ поспешно вызвал на совет Хромого, и тот сказал:

– Чжан Луань не принадлежит к нашей школе. Возможно, ему не понравились мои суждения, и он обиделся и решил уйти. Бу Цзи его ученик и поэтому ушел с ним. Что ж, обойдемся без них. А сейчас нам надо призвать на помощь Чжан Ци, Жэнь Цяня и У Вана.

Все трое занимали чиновные должности в разных округах, жили счастливо и богато. Однако по первому же зову собрали свои войска и незамедлительно прибыли в Бэйчжоу.

Когда пришла весть о приближении армии Вэнь Яньбо, Ван Цзэ распорядился вывести войска из города и расположить в боевом порядке. Хромой занял место в центре, по левую руку от него стоял У Ван, по правую – Жэнь Цянь. Чжан Ци и Тао Бисянь устроились на городской стене – они должны были бить в барабаны и криками подбадривать сражающихся. Ху Юнъэр с отрядом воинов взяла на себя охрану города.

Вэнь Яньбо также расположил свои войска в боевые порядки и устремился вперед для переговоров с Ван Цзэ. Выехав навстречу, Ван Цзэ почтительно приветствовал ого и сказал:

– Я восстал лишь ради того, чтобы избавить народ от алчных и продажных чиновников, и благодарные люди доверили мне временное управление здешними землями. В другие владения я не вторгался, вреда никому не причинял, зачем же государь послал против меня войска?

– Ты совершил десять преступлений против законов, установленных Небом, и государь повелел покарать тебя! – крикнул в ответ Вэнь Яньбо. – Тебе следовало бы открыть городские ворота и сдаться на милость, а ты еще смеешь сопротивляться!

– Я давно наслышан о вашей мудрости и рассудительности и полагал, что вы разбираетесь, когда следует наступать и когда отступать, – произнес Ван Цзэ. – Что ж, если хотите скрестить оружие, пусть будет по-вашему! Только знайте – когда мои воины вас разобьют, пеняйте на себя!

Разгневанный Вэнь Яньбо велел бить в барабаны и идти в наступление. Начальник авангарда Сунь Фу поднял копье и первым ринулся в бой с намерением схватить Ван Цзэ. Тот торопливо отступил назад, а вместо него перед строем появился Хромой. Лю Яньвэй первым заметил его и предупредил Вэнь Яньбо:

– Господин командующий, будьте осторожны – это опытный колдун, от него можно ждать чего угодно!

Не успел он это сказать, как Хромой лязгнул зубами и пробормотал заклинание. Тотчас взметнулся ураган, заклубились черные тучи, засверкали молнии, загрохотал гром, а на конников противника налетел песчаный смерч. Небо и земля окутались мраком. Среди туч песка замелькали головы духов и демонов, за ними следовали стаи волков и шакалов, тигров и барсов. Государево войско состояло из обычных людей, разве могли они сражаться с нечистой силой?!

Перепуганные кони взвивались на дыбы, сбрасывали с себя седоков и мчались прочь. В войске Вэнь Яньбо начался переполох. Этим воспользовался Ван Цзэ и перешел в наступление. Сам Вэнь Яньбо и начальник авангарда Сунь Фу обратились в бегство. К счастью, на выручку им подоспели со свежими силами военачальники Цао Вэй и Ван Синь. Ван Цзэ прекратил преследование и отдал приказ войскам отходить…

Вэнь Яньбо отвел войска на тридцать ли от города и расположился лагерем в Фуцзятуне. В этом бою он потерял много воинов убитыми и ранеными, многие были просто затоптаны насмерть.

Когда военачальники собрались в шатре, чтобы обсудить план штурма города, Вэнь Яньбо сказал:

– Когда я сражался с западными жунами[185], мне не раз приходилось сталкиваться с колдовством, но того, что произошло сегодня, не видел ни разу! Теперь я понимаю, почему правитель округа Лю Яньвэй потерпел поражение в бою с мятежниками.

– В первый раз я потерпел неудачу из-за песчаной бури, – сказал находившийся здесь же Лю Яньвэй. После этого мои воины надели на глаза тонкие шелковые повязки, защищающие от пыли, однако колдуны напустили на нас зверей. И вновь я потерпел поражение. Тогда я приказал сделать для лошадей попоны и разрисовать их львами – таким способом Чжугэ Лян[186]некогда разгромил южных варваров. И опять мятежники меня перехитрили – напустили на мое войско студеный ветер и град, и почти половина воинов замерзла. Видно, колдуны владеют несчетным множеством превращений! Чтобы победить, надо сначала найти способ развеять их колдовские чары.

– Я слышал, что искусством колдовства в Бэйчжоу владеют всего несколько человек, – вмешался в разговор Цао Вэй. – Если это так, их колдовские приемы мне ведомы, и я знаю, как их преодолеть.

Вэнь Яньбо несказанно обрадовался его словам:

– Осмелюсь спросить, какой план вы нам предложите?

– Колдовство, которым пользуется Ван Цзэ, относится к двум школам: буддийской школе ваджра[187]и даосской – левый путь[188], – объяснил Цао Вэй. – А тех, кто одновременно владеет искусством обеих школ, зовут двуумельцами. Однако в целом это не что иное, как обычная черная магия. Стоит обрызгать вызванных колдунами демонов и чудовищ свиной и бараньей кровью или смесью из конской мочи, песьего дерьма и чеснока, как они лишатся своей силы.

Обрадованный Вэнь Яньбо распорядился заготовить свиную и баранью кровь, в которую перед боем воины должны были обмакнуть острия копий и мечей. Тем временем Цао Вэй выделил пятьсот лучших воинов, вооружил их брызгалками из бамбуковых трубок и дал им в поддержку пятьсот лучников и арбалетчиков. При появлении демонов и диковинных зверей они должны были опрыскивать их из брызгалок и осыпать стрелами.

На следующий день, оставив Мин Гао оборонять лагерь в Фуцзятуне, Вэнь Яньбо с тремя отрядами вновь подступил к городу и расположил войско в боевые порядки в трех ли от городских стен. От грохота боевых барабанов содрогалась земля, крики воинов сотрясали небо.

Надо сказать, что под командованием Ван Цзэ по-настоящему храбрых воинов не было, и поэтому он всецело полагался на колдовство. Он уже несколько раз одерживал победу и сейчас глядел на Вэнь Яньбо чуть свысока.

Когда войска противника приблизились, Чжан Ци, У Ван и Жэнь Цянь стали советоваться и решили:

– Со дня прибытия в Бэйчжоу ни одному из нас еще не удалось совершить подвига! Зачем же мы учились искусству волшебства?

Они предстали перед Ван Цзэ и выразили желание вступить в бой с врагом.

– Вчера Вэнь Яньбо был уже почти разбит, но на помощь ему подоспели два других отряда, – сказал Ван Цзэ. – Сегодня мы нанесем удар сразу по трем направлениям: У Ван ударит по правому крылу врага, Жэнь Цянь – по левому, а мы с дядюшкой государя и военным наставником атакуем главные силы врага. Со старцем надо кончать, иначе хлопот не оберешься…

Тем временем начальник передового отряда Сунь Фу подступил с пятитысячным отрядом к городу, чтобы завязать бой, и как раз столкнулся с отрядом Чжан Ци. Военным искусством Чжан Ци не владел и все свои надежды возлагал лишь на «горлянку огня и воды». Поспешно прочитав заклинание, он поднял над головой горлянку, и тут же из ее отверстия на левой стороне потоком хлынула вода, а из отверстия на правой стороне вырвались языки пламени, неудержимые, словно степной пожар. Вода хлестала воинов противника по лицам, огонь опалял волосы и брови. Не в силах устоять, Сунь Фу подстегнул коня и поскакал в восточном направлении. Чжан Ци бросился его преследовать. Увидев, что передовой отряд одерживает победу, Ван Цзэ двинул вперед главные силы против отряда Вэнь Яньбо.

Между тем Хромой с распущенными волосами стоял под знаменем, опираясь на меч. Как и в прошлый раз, он сотворил заклинание и напустил на врага духов, демонов и диковинных зверей. По знаку Вэнь Яньбо вперед выдвинулись пятьсот воинов с брызгалками и пятьсот лучников. От брызг бараньей и свиной крови и от стрел, наконечники которых были обмакнуты в нечистоты, чудовища лишались своего могущества.

Увидев, что чары его не возымели действия, Хромой встревожился. Пока он думал, какой бы еще применить колдовской способ, воины Вэнь Яньбо, воспользовавшись замешательством противника, уже вступили в бой. Ван Цзэ поспешно отступил в город, приказал запереть ворота и убрать подъемные мосты.

Тем временем отряд У Вана, двигаясь на восток, повстречался с передовым отрядом войск Цао Вэя под командованием храброго военачальника Дун Чжуна. С копьем наперевес Дун Чжун устремился прямо на У Вана. Тот, еще с детства обучавшийся военному делу, хорошо владел копьем и поэтому смело принял бой. Почти двадцать раз схватывались противники, но ни один не взял верх. За это время успел подойти арьергард войск Цао Вэя. У Ван понял, что ему не устоять, и обратился в бегство. Цао Вэю не удалось его догнать…

А теперь вернемся к Сунь Фу. Отступая со своим разбитым войском на восток, он вдруг увидел всадника на скачущем прямо по воздуху на высоте нескольких саженей от земли коне и догадался, что это колдун. Сунь Фу поспешно схватил лук и выстрелил. Стрела, смоченная нечистой кровью, вонзилась в коня, и конь, который был не чем иным, как оборотнем, превратился в бумажку, а его седок полетел на землю. Сунь Фу повернул было коня, чтобы схватить его, но подоспевший Чжан Ци успел спасти седока.

Тем временем подошли главные силы Цао Вэя. При виде их Чжан Ци не осмелился ввязываться в бой и вместе с У Ваном бежал в город. Отряд его целиком сдался противнику.

А в это время Жэнь Цянь превратил деревянную скамью в тигра, воссел на него и, в твердой уверенности в том, что ему нет равного противника, вел свой отряд в западном направлении, как вдруг натолкнулся на передовой отряд войск Ван Синя, возглавляемый храбрым военачальником Лю Чуньшэнем.

Лю Чуньшэнь, происходивший из семьи охотников, великолепно владел трезубцем. Решив, что перед ним настоящий тигр, он, не долго думая, поднял трезубец и нанес удар. Тигр подпрыгнул вверх саженей на двадцать, оскалил зубы, выпустил когти и обрушился на Лю Чуньшэня. Тот метнулся в сторону, изловчился и изо всех сил нанес ему еще один удар прямо в зад. Послышался треск, и на землю упала деревянная скамейка. Жэнь Цянь тоже очутился на земле, его схватили и связали. Оставшись без главаря, войско мятежников обратилось в бегство.

Таким образом, все три армии Вэнь Яньбо, одержав победу, подступили к стенам Бэйчжоу и построили укрепленный лагерь.

Лю Яньвэй собрал на поле боя множество всяких диковинных вещей, вырезанных из бумаги или сделанных из соломы, а также красные и белые бобы и преподнес своему командующему. Командир передового отряда Сунь Фу доставил бумажного коня, принадлежавшего У Вану, Цао Вэй привел больше тысячи пленных, а подчиненный Ван Синя – Лю Чуньшэнь привез самого Жэнь Цяня и деревянную скамейку, которую тот превращал в тигра…

Подвиги каждого военачальника были занесены в книгу заслуг. После этого Вэнь Яньбо лично допросил Жэнь Цяня и узнал, что Ван Цзэ начинал мятеж с пятью сообщниками, а потом к нему присоединились Чжан Ци и еще двое. Затем хэшан Шарик, Чжан Луань и Бу Цзи, не поладив с Хромым, ушли. Таким образом, в городе остались лишь Ху Юнъэр, Хромой, Чжан Ци и У Ван. Правда, есть еще мать Ху Юнъэр – старуха по прозвищу Святая тетушка, но она в городе не живет, а лишь время от времени появляется.

Выступая в поход, Вэнь Яньбо слышал от Бао Чжэна, на что способен хэшан Шарик, и когда он узнал, что этого монаха в городе нет, у него стало легче на душе.

Пленного Жэнь Цяня посадили в повозку для преступников и отправили в тыловой лагерь к Мин Гао со строгим приказом хорошенько стеречь колдуна и каждое утро выливать ему на голову по чашке свиной и бараньей крови, дабы тот не мог колдовать. А пока Вэнь Яньбо намеревался схватить Ван Цзэ, чтобы вместе с Мин Гао препроводить его в столицу…

Итак, Ван Цзэ проиграл сражение, понес большие потери и к тому же лишился Жэнь Цяня. У воинов же Вэнь Яньбо, наоборот, поднялся боевой дух. Тем временем среди жителей округов, подвластных Ван Цзэ, начался разброд, многие после первой же вести о победе государевых войск стали являться с повинной. Все ждали в ближайшие дни падения Бэйчжоу.

Между тем Вэнь Яньбо отправил пятьсот воинов в горы рубить деревья, готовить штурмовые лестницы, перекидные мосты, строить катапульты и заготовлять огненные стрелы.

Через несколько дней все необходимое для штурма города было готово, и войска подошли к городским стенам. И тут воины увидели, что город окутан черными тучами, из которых появляются духи и демоны, ядовитые змеи и дикие звери. Они набрасывались на воинов, жалили их и рвали на части. Три дня продолжался штурм, но город взять так и не удалось, воинов погибло множество…

Поздно ночью опечаленный Вэнь Яньбо сидел в своем шатре и, облокотясь на столик, глядел на свечу. Вдруг он почувствовал дуновение холодного ветерка и увидел перед собой красавицу с белым шелковым платком на шее. Красавица плавной походкой приблизилась к Вэнь Яньбо и опустилась на колени.

– Да как ты смеешь, оборотень, являться сюда?! – рассердился Вэнь Яньбо. – Знаешь ли ты, что меня прислал государь?!

– Я не оборотень, – смиренно произнесла женщина. – Я Чжао Уся, жена Гуань И, уроженца здешнего уезда. Ван Цзэ соблазнился моей красотой и захотел отнять меня у мужа, но я не подчинилась и предпочла покончить с собой. В отместку за это меня даже не похоронили, а вывезли за город и кое-как зарыли на месте, где сейчас стоит ваш шатер. Шум, поднятый вашими воинами, лишил меня покоя! Прошу вас, высокий сановник, пожалейте меня, перенесите мои останки в другое место, за десять ли отсюда, и в мире Девяти источников[189]я буду вечно благодарить вас за это!

– Доблестная женщина! – воскликнул Вэнь Яньбо. – Простите, что обошелся с вами невежливо! Обещаю, ваша душа обретет покой, а злодей, вас обидевший, понесет наказание!

– Да, злодею скоро придет конец, – произнесла женщина, – однако и вам в ближайшие три дня грозит великая опасность. Так что будьте осторожны…

Вэнь Яньбо встревожился…

Поистине:

 

Того, кто честно и праведно жил,

не покорили судьбы удары,

Бесславно умер мятежник-злодей,

не избежал заслуженной кары.

 

Если хотите знать, чем кончилась вся эта история, прочтите следующую главу.

 

Глава тридцать седьмая.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.179.0 (0.015 с.)