ТОП 10:

Хромой Цзо проявляет свои способности и наводит страх на людей. Ван Цзэ собирает единомышленников и мстит за обиды



 

 

Чистое имя Лю Чуна помнят

и юные, и старики;

До сих пор поминальный храм

высится у реки.

Нынче тех, кто задумал служить,

не волнуют слава и честь,

Жаждут одну науку постичь –

как бы богатство обресть.

 

А сейчас наш рассказ пойдет о некоем правителе области, прозванном за свою честность правителем одной монеты. Настоящее имя его было Лю Чун, жил он во времена правления ханьского императора Хуан-ди[165], и в его честь в селении Цяньцинчжэнь в Шаосине был воздвигнут храм. Вначале он занимал должность правителя Гуйцзи[166], потом получил повышение. Когда он уезжал на новое место службы, благодарные люди собрались проводить его, и каждый преподнес ему в дар сто монет. Растроганный Лю Чун отказался принять подношения и принял от каждого только по одной монете.

Вот какие были чиновники в старые времена! Не то что теперь, когда все только и мечтают, как бы нахватать побольше! Одни подносят деньги начальству и получают за это должность повыше. Другие стараются побольше нажить, чтобы не бедствовать, если их прогонят со службы, да и потомкам кое-что оставить в наследство. А что народ их осыпает проклятиями, до этого им и дела нет!..

Обычно бывает так. Служит, скажем, честный чиновник, однако поддержкой начальства не пользуется, и его при первом же удобном случае увольняют. Возвращается он на родину, все ему сочувствуют, ахают, а семье его приходится жить впроголодь, родные ропщут. И пусть в это время правит самый просвещенный государь, разве ему углядеть за всеми безобразиями, которые творятся в государстве? А коли так, то разве не выгодно всем чиновникам быть хапугами и взяточниками?! Неужели проклятия десятков тысяч людей не приносят никакой пользы? Приносят, конечно, но не всегда. Бывает, что самому взяточнику не удается воспользоваться накопленным богатством, им пользуются дети и внуки, которые, по своему неразумению, все пускают по ветру. Делается это по велению судьбы, в наказание злодея, вот только люди этого не подозревают.

Бывает и по-иному. При дворе считают, что по всей Поднебесной царят мир и счастье, а тут вдруг начинается смута. Вот и возникают вновь разговоры о лихоимцах и казнокрадах.

В предыдущей главе мы рассказали о жадном бэйчжоуском правителе Чжан Дэ. Не будь он таким алчным, не случилось бы в государстве великое бедствие. Но, как видно, жадность омрачает ум лихоимцев…

А теперь вернемся к правителю округа. Когда он узнал, что из житниц и кладовой исчезли рис и деньги, он в ярости повелел надеть на Ван Цзэ кангу и увести его в тюрьму. Следователь Ван Цзян, которому было поручено вести дело, сразу же приступил к допросу.

– Отвечай, Ван Цзэ, откуда ты взял деньги и рис на шесть тысяч человек? – начал он. – Может, похитил из казны?

Ван Цзэ вначале отпирался, но потом, не вытерпев побоев, вынужден был признаться:

– Вчера я не был занят в присутствии, сидел дома, вдруг вижу, мимо ворот идут воины из лагеря – говорят, намерены требовать жалованье за три месяца, а если не получат – взбунтуются. Потом появились какие-то четверо, я их не знаю; не спросив у меня, созвали воинов ко мне в дом и начали раздавать им деньги и рис. Кто они, я так и не узнал.

– Как же ты позволил неизвестным людям войти в дом и творить, что им вздумается? – грозно спросил следователь.

По его знаку тюремщики повалили Ван Цзэ и снова принялись бить. Ван Цзэ вновь не выдержал побоев и признался, что из четырех людей, явившихся к нему, одного звали Чжан Луань, второго – Бу Цзи, третьего – Хромой наставник Цзо Чу, а четвертого – хэшан Шарик или же хэшан Яйцо.

Прочитав показания Ван Цзэ, следователь задумался:

«Бу Цзи и Чжан Луань убили правителя округа Чжэнчжоу, после чего скрылись. Хэшан Шарик выманил у начальника военной палаты Вана три тысячи связок монет, извел Бао Чжэна и до сих пор все не пойман. Не взяты и первые двое, несмотря на указ о их поимке, разосланный по всей империи. Правда, в нем ничего не сказано о Хромом, но и так ясно, что это за птица. И вот они все зачем-то собрались в Бэйчжоу. Да, видно, тут дело серьезное».

Дав Ван Цзэ подписать показания, он снова отправил его в тюрьму, а сам поспешил с докладом к правителю округа. Выслушав доклад и представив возможные последствия, правитель округа побледнел от страха. «Хорошо бы, конечно, сразу изловить и уничтожить всю колдовскую шайку, но ведь с такими волшебниками не только не справишься, но еще и беду на себя накличешь. Замять дело тоже невозможно – как объяснишь потом пропажу денег и риса? А объяснишь – значит, признаешь, что Ван Цзэ щедрее тебя. Тронь его – он призовет на помощь своих колдунов! Да и войско встанет на его защиту, попробуй тогда удержаться у власти…»

Долго правитель округа ломал себе голову, как выйти из создавшегося положения, и не находил его. В конце концов пришлось издать приказ:

 

 

«Правитель округа Чжан такой-то.

 

Приказ о поимке :

 

Из показаний начальника ряда Ван Цзэ явствует, что его соучастниками в ограблении казенных житниц и кладовых были колдун Чжан Луань и трое других преступников, давно разыскиваемых за преступления, совершенные прежде. Тот, кто изловит злодеев, получит в награду тысячу связок монет. Кто знает об их местонахождении и не донесет властям, будет сурово наказан.

Объявляем приметы преступников:

Чжан Луань – обычно странствует в обличье даоса, носит красный халат с черной оторочкой и железную даосскую шапку.

Бу Цзи – наряжается торговцем.

Цзо Чу, или наставник Хромой, – хромает на одну ногу, носит грубую холщовую рубаху, на голове – рваная повязка.

Наставник Яйцо, он же хэшан Шарик – носит огненно-красную кашью, в ушах золотые серьги.

Приказ издан в году таком-то, месяце таком-то, числа такого-то».

 

 

Приказ тотчас был размножен и вывешен на всех городских воротах, у входа в ямынь и в наиболее людных местах за пределами города. А о том, что во все концы были разосланы сыщики с повелением хватать всех подозрительных, и говорить незачем.

Между тем по всему городу, в чайных и трактирах, на базаре и в лавках только и было разговоров, как Ван Цзэ одарил деньгами и рисом воинов и их семьи и как правитель округа бросил его за это в тюрьму. Правителя округа все стали называть не иначе как злодеем и мерзавцем, чуждым справедливости. Царило возбуждение и среди воинов в лагерях. Именно в это время перед ними появился Хромой.

– Почтенные воины! Слушайте меня! Начальник ряда Ван в своем доме роздал вам собственные деньги и рис. А правитель округа, припрятав весь рис из казенных житниц и деньги из кладовой, теперь обвиняет начальника ряда Вана в воровстве! Он даже распорядился отнять у вас рис и деньги и вернуть в казну. А что вы будете возвращать? Ведь рис вы наверняка съели, а деньги израсходовали?..

– Эти деньги и рис не казенные! Вот уже три месяца, как нам не платят жалованья! Мы будем требовать свое, а если не дадут, бунт поднимем!

– Начальник ряда Ван выручил вас, а сейчас сам за это страдает, терпит побои, жизнь его в опасности! – продолжал Хромой. – Неужели вы не отплатите добром за добро и не спасете его?!

– Мы бы рады, да маловато силенок, – отвечали ему. – Кто поведет нас?

– Вы правы, почтенные воины! – согласился Хромой. – Ну, а если я поведу?

Люди смотрели на Хромого и молчали – какой прок от такого коротышки, да еще хромого; как бы сам не угодил в тюрьму! Нет, с таким ничего не добьешься…

– Что же вы молчите? – спросил их Хромой, – Или презираете меня за мой маленький рост? Думаете, раз мал – стало быть, слаб и немощен?! Ну-ка, смотрите!

Не успел он пробормотать заклинание, как изумленные воины увидели на его месте саженного роста богатыря с двумя огромными мечами в руках. Глаза его сверкали, как фонари. Все принялись ему кланяться:

– Простите нас! Как говорится, глаза есть, а гору Тайшань не разглядели!

– Вы и в самом доле – дух небесный! Теперь ясно, кто помог начальнику ряда Вану одарить сразу шесть тысяч человек!

Когда, кончив кланяться, люди подняли головы, перед ними опять стоял хромой коротышка.

– Итак, отбросьте сомненья! – призывал Хромой. – Само Небо послало меня спасти вас от грозящих бедствий. Решайте же не медля, готовы вы мне повиноваться или нет!

Не успел он договорить, как из толпы воинов выбежали два учителя боя на копьях и дубинках и крикнули:

– Начальник Ван добрый человек, и мы должны его спасти! Кто с нами не пойдет, с теми мы будем биться насмерть!

– Все идем! – дружно зашумели воины.

– Редко встретишь таких благородных и отзывчивых людей! – сказал Хромой. – Прошу вас привести в порядок оружие и приготовиться к выступлению. А пока я сам попытаюсь наказать бэйчжоуского правителя и освободить начальника ряда Вана. И помните, если Ван Цзэ при вашей поддержке станет повелителем Бэйчжоу, наградой вам будет богатая и счастливая жизнь!

– Мы поддержим его! – обещали воины.

Хромой тотчас покинул лагерь и, петляя по задворкам, направился в окружной ямынь. Тем временем правитель округа, как обычно, находился в присутственном зале и, восседая в своем кресле, покрытом тигровой шкурой, отдавал распоряжения. Воспользовавшись своим умением превращения в невидимку, Хромой незаметно проник в зал и встал за его спиной. Немного погодя он слегка дунул на спинку кресла. И тут же правитель округа полетел со своего возвышения на пол. Приближенные поспешно бросились к нему и помогли встать.

– Замените кресло, видно, ножка подгнила и сломалась, – только и сказал он.

«Ты меня еще не знаешь, старый мошенник! – усмехнулся Хромой. – Погоди, я тебе устрою шутку похлеще!»

Между тем люди принесли новое кресло, положили на него мягкую подушку и прикрыли тигровой шкурой. Но едва правитель уселся, как Хромой легонько хлопнул его по шелковой шапке. Шапка слетела с головы и покатилась к выходу. Никто из стоявших рядом даже не обратил на это внимание – всем показалось, будто из рукава правителя вылетел голубь.

– Живо подайте мне шапку! – крикнул правитель.

Только тогда люди поняли, что это был не голубь, и бросились поднимать шапку. Однако Хромой опередил их – первым подхватил шапку и стал у всех на виду ее мять и приговаривать:

– Господин правитель округа, ты только что потерял шапку, но скоро потеряешь и голову! А возьмет ее наставник Хромой – Цзо Чу!

Как только присутствующие услышали имя Хромого, поднялся переполох:

– Это же преступник, которого велено схватить! Сам пришел и просится в кангу!..

Правитель округа пришел в себя, поглядел на стоявшего перед ним плюгавенького человечка и с недоверием спросил:

– Так ты и есть наставник Хромой?

– Вот, гляди! – Хромой хлопнул себя по ноге. – Или думаешь, нога не настоящая?

– Как же ты смел сюда явиться? Ведь я приказал поймать тебя и отрубить голову!

– Вот я и пришел покаяться и попросить прощения, – отвечал Хромой.

Насмешливый тон Хромого рассердил правителя, и он приказал приближенным схватить колдуна, надеть на него кангу, отправить в судебную тюрьму, учинить строгий допрос и представить Ван Цзэ для опознания.

Хромой, не сопротивляясь, дал надеть на себя кангу, и его доставили, куда было приказано. Из тюрьмы привели Ван Цзэ. При виде Хромого тот с удивлением воскликнул:

– Наставник, зачем вы здесь?

– Зачем? – улыбнулся Хромой. – Затем, чтобы вас спасти!

Тем временем начальник судебного приказа Ван Цзян занял свое место и приступил к допросу:

– Ну, молодчики, рассказывайте, как ограбили окружную казну и похитили рис из житницы!

– Господин следователь, все дело в глупости правителя вашего округа! – первым начал Хромой. – Отказавшись выдать своим воинам жалованье, он вызвал у них недовольство, довел дело чуть ли не до бунта, а теперь сетует! Чтобы предотвратить беспорядки, я роздал воинам свои деньги, а вместо благодарности меня же хватают! Где же справедливость?

Ван Цзян пришел в ярость и, кликнув служителей, приказал им бить Хромого батогами, И тут произошло невероятное: каждый удар по спине преступника тотчас отзывался на спинах исполняющих. Служители только и знали, что вопили от боли, а Хромой по-прежнему оставался невозмутимым. Вконец измучившись, служители побросали батоги.

Ван Цзян не поверил, подхватил батог и обрушил на спину Хромого. И тут же с воплем, будто его ужалили, схватился за голову и бросился бежать. Хромой расхохотался, прочитал заклинание и воскликнул: «Живо!» Тотчас на нем и на Ван Цзэ расползлись веревки, словно сгнившие перья зеленого лука, а канги распались и свалились с шеи.

– А этот молодчик и в самом деле колдун! – воскликнул перепуганный Ван Цзян, приказал всем служителям дружно навалиться на Хромого и связать его. Но Хромой только указал на них пальцем, и у служителей будто ноги приросли к полу – никто не мог сделать ни шагу.

Между тем Хромой и Ван Цзэ направились в присутственный зал ямыня, где в это время находился правитель округа. Восседая в своем кресле, покрытом тигровой шкурой, тот подсчитывал оставшиеся в окружной казне деньги и провиант.

– Правитель Чжан! – воскликнул Хромой. – Ты грабил народ Бэйчжоу, и сегодня наступил час расплаты! Пусть же меня накажет Небо, если я не уничтожу тебя!

Перепуганный правитель пытался было, скрывшись за ширмой, бежать. Но в это время в глубине зала с мечами в руках появились Чжан Луань и Бу Цзи. Бу Цзи преградил правителю путь, а Чжан Луань взмахнул мечом и одним ударом отсек ему голову. Все, кто находились в зале и перед залом, оцепенели от ужаса.

– Слушайте меня все! – крикнул Ван Цзэ. – Большинство из вас пострадало от правителя. Радуйтесь – я помог вам избавиться от него! Вы долго терпели нужду, но теперь будете богаты! Следуйте за мной в ямынь, и я раздам вам отобранное у стяжателя золото и серебро.

Вся толпа последовала за Хромым. Воины из двух лагерей под предводительством учителей фехтования Чжан Чэна и Доу Вэньюя ворвались в ямынь. Первым им повстречался начальник судебного приказа ненавистный Ван Цзян, пытавшийся бежать вместе со всей семьей. Чжан Чэн свалил его ударом дубинки, а подоспевшие воины до смерти затоптали ногами. В свалке погибла и вся семья Ван Цзяна, от мала до велика…

Вскоре была уничтожена и вся семья правителя округа, а заодно и пособники, помогавшие ему творить бесчинства. Затем были открыты тюремные ворота и все арестованные выпущены на свободу.

По приказу Хромого воины вынесли из дома правителя деньги, шелка и атлас и сложили их перед крыльцом присутственного зала.

– Видите, сколько богатства награбил злодей?! – обратился к народу Ван Цзэ. – Все они принадлежат вам! Мы намерены разделить их на три части. Одну часть получат нуждающиеся воины в лагерях. Вторую – те, кто не может расплатиться с долгами, а также пострадавшие от рук злодея. А третью – раздадим мелким торговцам, чтобы они могли спокойно заниматься своим делом…

Обосновавшись в ямыне, Ван Цзэ первым долгом издал манифест, в котором успокоил народ. Затем распорядился привести в порядок воинское оружие и доспехи и бдительно охранять город. Начальниками лагерей он назначил бывших учителей фехтования…

Вот так совершилось великое дело. Бежать в тот день из города удалось только двум чиновникам; помощнику правителя округа Дун Юаньчуню и тюремному надзирателю Тянь Цзину. Захватив с собой казенные бумаги и печать, они бросили на произвол судьбы свои семьи и поспешили в столицу, дабы доложить двору о происшедшем и просить войска для подавления мятежа…

Поистине:

 

И от одного фонарика

сгорают порой города,

И в луже огромные волны

вздымаются иногда.

 

Если хотите знать, какие меры принял двор против мятежников, прочтите следующую главу.

 

Глава тридцать четвертая.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.175.200.4 (0.012 с.)