ТОП 10:

Сластолюбивый евнух Лэй берет в жены прелестную девушку. Охваченная безумным желанием, Ху Мэйэр проникает во дворец



 

 

Талантливый муж и красавица – оба

скупые, алчные люди.

Их брачная нить по ошибке связалась –

семейного счастья не будет.

Случается часто, что брак неудачен –

характером люди не схожи,

Но редко кто о семейных раздорах

миру поведать может.

 

Итак, когда евнух Лэй прибыл в сад, Чжан Луань вывел к нему Мэйэр и велел поклониться. Пораженный красотой девушки, евнух расплылся в улыбке и спросил:

– Сколько вам лет, барышня?

– В нынешнем году исполнилось шестнадцать, – отвечала Мэйэр.

С вожделением глядя на девушку, евнух Лэй на несколько мгновений задумался, издал несколько одобрительных возгласов, сел на коня и уехал. А вскоре явился чиновник, который и пригласил Чжан Луаня во дворец для переговоров.

Когда Чжан Луань прибыл во дворец, Лэй Юньгун вышел ему навстречу. Будучи человеком проницательным, Чжан Луань про себя отметил: «Что-то он чересчур любезен сегодня».

– Какие будут приказания, благодетель? – спросил Чжан Луань, когда они поднялись в зал.

– Красота вашей племянницы просто поразительна, – начал евнух. – Но боюсь, что в жены наследнику она не годится – ему всего четырнадцать лет, а ей шестнадцать. Устроить ее во дворец простой служанкой – для такой красавицы участь незавидная. Что вы скажете, если я предложу вам породниться со мной?

– Но кем я могу вам стать – младшим братом или племянником? – удивился Чжан Луань.

– Не братом и не племянником, а совершенно равным.

– Вы шутите! – воскликнул Чжан Луань. – Вы служите при дворе, общаетесь с высшими сановниками государства! А я кто?!

– Вы не поняли меня, наставник, – улыбнулся евнух. – Дело в том, что мы, евнухи, хотя и лишены мужского естества, однако обладаем теми же чувствами и желаниями, что и обычные люди. По ночам, особенно когда холодно, так хочется, чтобы рядом кто-то лежал. Правда, иногда я велю мальчикам-слугам согревать мне спину и ноги. Но разве это удовольствие?! Конечно, я мог бы пригласить какую-нибудь девицу легкого поведения, но это непристойно. Вот я и решил обзавестись женой.

– А разве это возможно? – удивился Чжан Луань.

– История знает немало случаев, когда евнухи брали жен, – сказал Лэй Юньгун. – Так, при Ханьской династии[126]евнух Ши Сянь женился и даже имел детей. При династии Тан евнух Гао Лиши взял себе жену из рода Люй, а евнух Ли Фуго – из рода Юань. Так что вы, наставник, можете не сомневаться. Я нынче смотрел календарь – завтра как раз счастливый день для бракосочетаний. Так что в полдень я пришлю свадебные подарки, а вечером сам приеду за невестой. А уж вы, наставник, возьмите на себя труд поговорить с племянницей и убедить ее, что в моем доме она будет богатой и знатной.

Чжан Луань хоть и не был в восторге от подобного предложения, однако возражать не решился. Простившись с евнухом, он возвратился домой, а на следующее утро сообщил обо всем Мэйэр.

– Какой толк выдавать меня за евнуха? – недоумевала девушка.

– И я так думаю, – сказал Чжан Луань. – Но в руках у Лэй Юньгуна власть, перечить ему опасно. Так что поезжай пока к нему и ничего не бойся, а я что-нибудь придумаю.

В полдень люди Лэя привезли свадебные подарки: расшитую золотом и унизанную жемчугами шапочку, красное шелковое платье с вышитыми на нем драконами, пояс из яшмовых пластинок в форме различных цветов, по две пары браслетов и золотых шпилек для волос и еще много всевозможной одежды.

А вечером в экипаже, запряженном четверкой коней, прибыл сам евнух Лэй. За экипажем следовал расписной паланкин для невесты, а за паланкином, играя на свирелях, флейтах и барабанах, шли музыканты.

Чжан Луань достал ночную сорочку, прочитал заклинание и дал надеть Мэйэр. Девушка надела, и она приросла к ее телу так, что снять ее, не зная нужного заклинания, было невозможно.

И вскоре наряженная, как небесная фея, Мэйэр села в расписной паланкин, и свадебная процессия тронулась в путь. Чжан Луань проводил ее до ворот и возвратился к себе.

Во время брачного обряда присутствовало лишь несколько мальчиков-слуг, которые и проводили жениха и невесту в брачные покои.

Погода стояла еще холодная, и евнух Лэй заранее приказал устелить всю спальню коврами, а на постель положить стеганые матрацы и теплые парчовые одеяла.

Все шло своим чередом, пока не настало время взойти на ложе. Мэйэр сняла шапочку, затем верхнюю кофточку и принялась за ночную сорочку, но та не снималась. Тогда евнух попробовал сам ее снять, ничего не вышло. Как ни старался он добраться до тела девушки – все было тщетно.

На следующее утро служители и приближенные явились с поздравлениями и выразили желание представиться молодой госпоже. Однако евнух их не впустил и строго приказал называть Мэйэр не госпожой, а по-прежнему – новобрачной.

Вскоре явился с поздравлениями Чжан Луань. Евнух пригласил его к себе в кабинет и, угощая, рассказал о ночной неудаче.

– Видно, моему благодетелю предназначено счастье более высокое, – сказал Чжан Луань, – да и племянница моя не заслужила еще чести быть вашей женой.

– И все же попытаюсь сегодня еще разок! – стоял на своем евнух.

Вечером повторилось то же, что и накануне, – и вновь понапрасну промучился евнух, но так ничего и не добился. Не чувствуя в себе сил для третьей попытки, он приказал отвести Мэйэр комнату и отослал ее спать одну.

Между тем Чжан Луань, уверенный, что евнух рано или поздно отпустит девушку, стал размышлять, что делать дальше.

«Сказать правду – значит накликать на себя беду. А может, заказать портрет Мэйэр и уговорить евнуха при случае показать его государю? Если расчет мой окажется верен, она получит какое-нибудь придворное звание – все лучше, чем быть женой евнуха».

В тот же вечер Чжан Луань прибег к способу под названием «приглашение небесного для отображения земного».

Итак, что же это за способ? А заключается он, дорогой читатель, вот в чем. Желающий заполучить точный портрет какого-либо живого или мертвого человека, прежде всего должен прибрать комнату, затем разложить на столе кисти, бумагу и краски, поставить вино и фрукты и занести на таблички свои пожелания, после чего таблички сжечь, произнося при этом заклинания. Потом он должен запереть комнату на замок и уйти.

И душа вызванного, где бы она ни блуждала и как бы далеко ни находилась, обязательно явится. Правда, между душами умерших и душами живых существует некоторая разница. О душах умерших никто не тревожится, и потому они сохраняют полное спокойствие, в то время как душа живого находится как бы в бреду и беспрестанно мечется, не находя себе места. Однако и те и другие сохраняют свой первоначальный облик, что позволяет сделать с них точный портрет. Этот портрет рисует какой-нибудь художник-бессмертный, после чего тотчас же бесследно исчезает…

Когда Чжан Луань, сделав все, что полагается в подобных случаях, вошел в комнату – на столе уже лежал портрет очаровательной девушки, с глазами, подобными двум утренним цветкам. На верхней кромке листа стояла надпись – «Кисть Чжан Сэнъяо».

Чжан Луань прочел надпись и догадался, что это являлась душа знаменитого художника, жившего еще при династии Цзинь[127], того самого, о котором говорили, что он рисует дракона без глаз, чтобы дракон не смог взмыть в небеса… На следующий день обрадованный Чжан Луань наклеил картину на полосу тонкого шелка, повесил ее у себя в спальне и стал ждать прихода евнуха Лэя.

Между тем Мэйэр страдала в доме евнуха Лэя от пренебрежительного к себе отношения со стороны приближенных. И вот как-то ночью, почувствовав себя совсем одинокой, она позвала служанку:

– Скажи, есть ли в доме кто-нибудь, умеющий рассказывать сказки?

– Есть! – обрадовалась служанка. – Он живет при дворе – голос у него ясный и звонкий!

– Позови его! – приказала Мэйэр. – Я хочу развлечься.

С разрешения евнуха позвали рассказчика Цюя Слепого. Тот вошел в зал, дождался, пока Мэйэр займет свое место за занавеской, откашлялся и начал рассказ.

Это был рассказ о любви иньского Чжоу-вана[128]к красавице Дацзи. Однажды Чжоу-ван встретил свою невесту на полпути от ее дома, как вдруг налетел ураган и окутал мраком землю и небо. Сопровождавшие невесту слуги от страха попадали на землю. Когда ураган пролетел, все понемногу пришли в себя и увидели, что одна Дацзи сидит себе как ни в чем не бывало. Решив, что у девушки счастливая судьба, Чжоу-ван сделал ее своей главной женой и очень полюбил. Обольщенный ее красотой, Чжоу-ван потерял разум – ведь он даже не подозревал, что его Дацзи вовсе не Дацзи, а старая лиса-оборотень, отнявшая во время урагана душу у красавицы и сама вселившаяся в ее тело. Стараясь во всем угодить своей любимице, он устраивал во дворце пиры, на которых рекой лилось вино и подавались горы изысканных яств. Пытавшихся удерживать его от излишеств сановников он казнил, а сам продолжал чинить произвол и беззакония. В народе стало зреть недовольство. В конце концов чжоуский У-ван[129]поднял войска, разбил Чжоу-вана при Муе, а Дацзи предал казни…

Мэйэр выслушала рассказ и со вздохом промолвила:

– Верно говорили древние: тому, кто не смог найти в жизни счастья, все равно – умереть ли в молодости или в возрасте ста лет. Тому же, кто хоть раз в жизни испытал полное счастье, смерть больше не страшна.

Рассказ Цюя Слепого произвел на нее огромное впечатление, она дала ему в награду связку монет и отпустила.

В эту ночь Мэйэр спала одна. Ей снилось, будто она попала в императорский дворец, сумела снискать благосклонность государя и возведена в ранг императрицы, а придворные всячески ей угождают. Святая тетушка – ее матушка – тоже пожалована высоким титулом, брату Цзо Чу присвоено чиновничье звание, и все они пользуются почетом и уважением.

Вдруг сон оборвался. Девушка открыла глаза – уже светало. Появились девочки-служанки – они принесли серебряный таз для умывания и поставили на красную подставку возле кровати.

– Сегодня третий круг выбора младших жен государя, и наш господин еще до рассвета отправился в ведомство церемоний, – доложили они ей. – Вы, госпожа, умывайтесь и завтракайте, а потом, сделайте милость, отпустите нас поглядеть на церемонию.

– Мне сегодня что-то неможется, – отвечала Мэйэр, – Я не буду пока умываться. А вы идите.

Служанки убежали, радостные, словно ученики, которых учитель отпустил с занятий раньше времени.

«Значит, сегодня третий круг выбора, и на него соберутся самые знаменитые красавицы, – подумала Мэйэр. – Вот бы поглядеть, как это все происходит».

Она быстро умылась, причесалась и невольно залюбовалась собою в зеркале:

– Даже среди людей не сыскать такой красавицы, как я. Завоевать высокое положение в мире трудно, но ведь с моей находчивостью можно попробовать!

Мэйэр нарядилась простой деревенской девушкой, павязала голову до самых бровей черным платком, заперла дверь, вышла во внутренний двор, перепрыгнула через стену и быстро зашагала прочь. Добравшись до ворот ведомства церемоний, она смешалась с толпой любопытных.

Между тем ворота распахнулись. В глубине двора в открытом зале восседал евнух Лэй, а по обеим сторонам от него – чиновники из ведомства церемоний. Казенные свахи стали по очереди проводить перед залом девушек из именитых семей для обозрения и занесения их в списки наиболее достойных. Входили они через восточные угловые ворота, выходили через западные. Девушек из бедных семей сопровождали родители, девушек из чиновничьих семей – служанки и родственники. Всего здесь было не меньше ста молоденьких девушек в возрасте тринадцати – четырнадцати лет. Большинство из них – чернобровые, ясноглазые, с алыми губами и белыми зубами, но настоящей красавицы здесь не было ни одной.

«Еще с древних времен известно, что истинные красавицы встречаются не так уж часто, – подумала Мэйэр. – А еще реже – красавицы, наделенные талантом!»

К полудню церемония закончилась, и собравшиеся стали понемногу расходиться. Мэйэр не хотелось возвращаться домой, и она спряталась в зале. И тут у нее возникла сумасбродная мысль – проникнуть во дворец и посмотреть на тамошнюю жизнь. Побудила ее к этому услышанная ею накануне история о Дацзи, а также предсказание, что ей суждено стать «государыней в семье Ван». Обладая, как и все лисы-оборотни, способностью появляться, не оставляя следов, она была уверена, что ей удастся без труда осуществить свое намерение. Ведь не могла же она знать, что в императорском дворце все происходит не так, как в простых домах?!

У ворот дворца Мэйэр увидела грозную стражу и не осмелилась войти. Тогда она свернула к боковым воротам, через которые во дворец проходили сановники. Здесь неподалеку каменщики при свете факелов и фонарей чинили ограду государева цветника. За работой наблюдал дворцовый евнух.

Воспользовавшись тем, что люди заняты своим делом, Мэйэр незаметно проскользнула в дворцовый сад и шла до тех пор, пока не наткнулась на окружающую внутренний дворец высокую неприступную стену. Девушка в нерешительности села и задумалась. Вдруг она вспомнила, что наследник престола живет в восточном дворце, что он еще очень юн и неопытен, и подумала, что его можно без труда обворожить.

Мэйэр пошла на восток, миновала мостик Золотой речки и добралась до рва, наполненного водой. Однако ров был слишком глубок, к тому же перегорожен частоколом из медных столбов. Перейти его вброд она не решилась и пошла дальше. Как вдруг прозвучал колокол, возвестивший наступление первой стражи. Луна еще не взошла, было темно, лишь вдалеке виднелись огоньки. Мэйэр пошла на огоньки и, приблизившись, увидела нескольких мальчиков-евнухов с обтянутыми красным шелком фонариками. Они вышли перед сном по нужде.

«Здесь где-то должен быть вход, – подумала девушка. – Вышли же оттуда эти евнухи, значит, я спокойно могу войти».

Внимательно приглядевшись, она увидела калитку, прошмыгнула в нее, миновала маленький дворик, взобралась на крышу строения, переползла через конек крыши и собралась было спуститься на следующий дворик, как вдруг услышала донесшийся снизу из помещения громкий голос – кто-то читал вслух. Тогда девушка осторожно вынула из крыши несколько глазурованных черепиц и заглянула в образовавшееся отверстие. Там находился зал для занятий наследника престола. Наследник очень любил учиться и частенько просиживал за занятиями до глубокой ночи.

Зал был слабо освещен. Слуги, сидя прямо на полу и прислонившись к стене, дремали.

«Момент самый подходящий! – мелькнуло в голове Мэйэр. – Вряд ли такой еще раз представится!»

Она протиснулась в проделанное в крыше отверстие, неслышно спрыгнула вниз и попала в зал Совершенствования. В задней комнатушке, примыкавшей к залу, несколько слуг подогревали чай. Рядом с ними на столике стоял резной поднос и несколько серебряных чашечек с золотыми ложечками.

Мэйэр сняла с головы платок, провела им по лицу и тотчас же превратилась в миловидную дворцовую служанку. Затем незаметно взяла со столика поднос и чашечку, пустила в чашечку немного своей слюны, дунула, и слюна превратилась в горячий ароматный чай.

Здесь следует сказать, что кто отведает лисьей слюны, не устоит перед ее чарами; пусть даже это будет праведная монахиня, и она позабудет стыд.

Мэйэр уже собиралась поднести свое зелье наследнику престола, как вдруг за ее спиной возникла облаченная в зеленый халат фигура краснолицего святого духа с длинной вьющейся бородой. Это был Святой Гуань Юй – князь Воинственный и Справедливый, полководец, наказующий демонов. Узрев с высоты небес коварный замысел Мэйэр, он не стерпел и в последний момент обрушил на нее свой меч Синего дракона. Мэйэр вскрикнула, выронила поднос и упала бездыханной. От лисьего визга наследник престола вздрогнул, проснулись и перепуганные служки. Принесли фонарь и при его свете увидели мертвую лису с разрубленной головой. Во дворце поднялся переполох, набежали люди с факелами, начали обыскивать все помещения – не забрались ли и туда лисы. Однако ничего подозрительного больше не обнаружили. Мертвую лису вынесли из дворца и бросили на пустыре.

Утром наследник престола доложил о ночном происшествии государю, и тот повелел звездочету погадать, к счастью это или к беде.

– Лисы-оборотни часто принимают человеческий облик, – докладывал звездочет. – Но эта лиса, видно, необыкновенная. Иначе как могла бы она проникнуть в императорский дворец?! Ее огненно-красный хвост мог вызвать пожар во дворце. Но лиса, к счастью, оказалась мертвой, будто какой-то дух ее сразил. А это значит, что наследнику престола суждено счастье на тысячу лет и никакая беда ему не грозит.

Сын Неба успокоился и перестал думать о случившемся.

Здесь наше повествование пойдет по двум направлениям. Вначале мы расскажем о том, что в тот же день вечером евнух Лэй возвратился домой и велел слугам пригласить молодую, намереваясь вместе с нею выпить вина.

– Молодая госпожа еще утром заперлась и так и не выходила, – доложили служанки. – Мы ее звали, не отвечает.

Евнух Лэй постучался – в доме было тихо. Тогда он приказал взломать дверь и обыскать весь дом – Мэйэр нигде не было.

«Видно, обиделась, что я был с нею не слишком нежен, и сбежала, – подумал евнух Лэй. – Однако как такая нежная девица сумела без лестницы перелезть через стену? Если она и вправду сбежала, то, несомненно, к своему дяде. Надо срочно послать к нему».

И он отправил одного из подчиненных в сад Прекрасного пейзажа, где жил Чжан Луань, разведать, нет ли там Мэйэр.

Подчиненный явился к Чжан Луаню и сообщил ему о цели своего прихода. Чжан Луань встревожился:

– Ваш почтенный господин ошибается! Девушка отдана ему на всю жизнь! Она должна быть у вас. А ежели это не так, то я вынужден буду потребовать возмещения за ее пропажу!

Посланец потоптался, да так и ушел ни с чем.

В тот вечер Чжан Луань, терзаемый сомнениями, запер ворота и прочитал заклинание, чтобы вызвать душу Мэйэр и выяснить, в чем дело. Обычно душа девушки являлась по первому зову, однако на сей раз она не откликнулась.

«Странно!» – подумал про себя Чжан Луань.

Он еще раз прочел заклинание, мысленно обратился за помощью к духам и сжег перед портретом Мэйэр магическую табличку. Тотчас же налетел порыв холодного ветра, послышались всхлипывания – казалось, плакала изображенная на картине Мэйэр, и вслед за тем Чжан Луаню явилась ее душа и излила перед ним свое великое горе.

Чжан Луань кое-как успокоил ее и спросил, что случилось.

– Не смею таиться, – отвечала душа девушки. – Я лиса-оборотень из гор Гусиные ворота. Мы с матушкой моей, Святой тетушкой, странствовали в поисках истины, однако в пути нас застала буря, меня подхватил вихрь и принес сюда. Вы приняли меня, как родную, и я глубоко тронута вашей милостью. Но явился евнух Лэй и принес мне несчастье! Прошлую ночь я провела как в бреду, мне казалось, что силы мои на исходе. Накануне я услышала, что в ведомстве церемоний выбирают младших жен для наследника престола, и решила украдкой поглядеть на них. А потом мне пришла в голову мысль самой проникнуть во дворец и попытаться обворожить дракона – ведь и я не обижена красотой! Вот и попробовала! Однако это вызвало гнев Святого Гуаня, и он отправил мою душу на суд в Фынду[130]. Я горячо молила о прощении. Тогда Святой Гуань смилостивился, заглянул в Книгу судеб и объявил, что в будущем мне суждено возродиться в человеческом облике и стать государыней в Бэйчжоу. А пока мне велено народиться в семье юаньвая Ху. Я не могла понять, каким образом это произойдет! Но, оказывается, вы вселили мою душу в картину, и вам теперь придется доставить эту картину в дом Ху. В будущем, когда в Бэйчжоу произойдут великие события, вы тоже прославитесь. Об одном хочу вас попросить: если вам доведется повстречать мою матушку, передайте ей обо мне весточку.

И, растаяв, душа снова вошла в картину.

Чжан Луань припомнил, как вихрь принес Мэйэр, припомнил также слова о «девушке из семьи Ху» и «государыне в семье Ван» и подумал: «Я-то считал, что Ху – это ее фамилия, а оказывается, есть еще какой-то юаньвай с такой же фамилией! Что это за великие события, которые произойдут в Бэйчжоу? И о Святой тетушке во время странствий мне доводилось слышать. Поговаривали, что это великая волшебница. Но где ее искать?!»

Всю ночь Чжан Луань провел в размышлениях. Утром сам евнух Лэй прибыл в сад: он боялся, как бы гость не потребовал с него во всеуслышание возмещения за пропавшую племянницу, в поэтому решил мирно покончить с этим делом.

Беседуя с евнухом Лэем, Чжан Луань, конечно, умолчал о том, что знал, лишь почтительно поддакивал и просил хорошенько искать.

Разве кому-либо удавалось поймать в воде отражение луны или же отыскать иголку на дне морском?!

Итак, позавтракав, Чжан Луань принарядился – надел отороченный красным шелком халат, даосскую шапку, похожую на рыбий хвост, захватил свернутый портрет Мэйэр и отправился к юаньваю Ху, который, как он заранее узнал, жил на улице Спокойствия…

Поистине:

 

Висят недвижно в небесной выси

белые облака

И вдруг заклубятся, словно живые,

от слабого ветерка.

 

Если хотите знать, как Чжан Луань доставил портрет девушки в дом юаньвая Ху, прочтите следующую главу.

 

Глава шестнадцатая.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.173.234.237 (0.021 с.)