ТОП 10:

Хромой монах в храме Пустынного склона проникает во чрево Будды. Трое торговцев, пребывая словно во сне, учатся волшебству у Святой тетушки



 

 

Лепешка жарится без огня –

волшебный струится жар,

Голова свиная без тела живет

силою дивных чар.

Однажды хотели Хромого поймать –

только-то и всего!

Но трое попались в ловушку Юнъэр –

всесильно ее колдовство.

 

Ну, а теперь расскажем о том, как Хромой уходил от преследователей. Как ни старались трое приятелей догнать монаха – им это не удавалось. Они ускорят шаг – и монах ускорит, они замедлят – и он переходит на тихий шаг.

– И все-таки мы доберемся до его логова! – не сдавался мясник Чжан. – А там уж нам ничто не помешает с ним разделаться!

Так, продолжая преследование, они не заметили, как прошли более двадцати ли и оказались в местности, известной под названием Извилистая пустыня. Место здесь действительно было пустынным, а дорога извилистой. Немного в стороне от дороги виднелся храм, называвшийся Пустынным склоном. За воротами этого храма и скрылся Хромой.

– Прекрасно! Сам полез в ловушку! – обрадовался мясник Чжан. – Теперь ему от нас не уйти! Заходите к храму с трех сторон.

– Верно! – поддержал его Жэнь Цянь.

У Саньлан направился прямо к воротам, а мясник Чжан и Жэнь Цянь стали заходить со стороны левой и правой галерей. Как только они появились в храме, Хромой вбежал в зал Будды, вскочил на столик для подношений, ухватился за руку статуи и, взобравшись по ней на плечо, обеими руками обнял голову Будды.

– Слезай вниз, по-хорошему просим! – стали кричать ему приятели. – Не слезешь – сами стащим!

– О, горе! – вскричал Хромой. – Святой Будда, спаси меня!

С этими словами он ткнул пальцем в голову статуи, и она с грохотом упала на пол. Быстро вскочив, Хромой нырнул в образовавшееся отверстие.

– Ну, отсюда тебе не выйти, – злорадствовал мясник Чжан. – Теперь ты в наших руках!

Он взобрался на плечо статуи и заглянул в отверстие, образовавшееся на месте отвалившейся головы: там было темно. Неожиданно из отверстия высунулась рука – и тотчас же незадачливый мясник скрылся во чреве статуи.

– Беда! – закричали У Саньлан и Жэнь Цянь. – Что теперь делать?

– Я сейчас сам посмотрю, что случилось! – решительно заявил Жэнь Цянь.

– Будь осторожен, брат! Не то и сам туда угодишь! – предостерег его У Саньлан.

– За меня не беспокойся – я тебе не Чжан! – отмахнулся Жэнь Цянь.

Взобравшись на плечо статуи, он тоже заглянул внутрь: там было темно.

– Брат Чжан, ты где? – позвал он.

Тотчас из отверстия высунулась рука, схватила Жэнь Цяня за шиворот и потащила внутрь.

– Святой владыка, пощади! – завопил Жэнь Цянь. – Я больше не буду тебя преследовать! Если хочешь, отдам тебе все, что у меня есть: и пирожки, и пампушки, и лепешки!..

– Беда! Двое приятелей исчезли, как же мне одному возвращаться? – воскликнул У Саньлан в растерянности.

Поначалу он решил взобраться на верхушку статуи и попытаться спасти друзей, но побоялся сам провалиться в отверстие. Однако иного выхода не было, и он полез. У Саньлан забрался на руку статуи, но тут силы покинули его, и он остановился.

«До чего же я, однако, бестолковый! – пронеслось у него в голове. – Надо чем-нибудь твердым разбить живот статуи и освободить друзей!»

Он стал спускаться, как вдруг его кто-то обхватил сзади и рывком потянул на себя – так У Саньлан тоже очутился во чреве статуи. При этом он наступил Жэнь Цяню на голову.

– Мне наступили на голову! – закричал тот.

– Ты кто? – окликнул его У Саньлан.

– Я – Жэнь Цянь.

– А где брат Чжан? – спросил У Саньлан.

– Я здесь, – отозвался тот.

– У Саньлан, ты как здесь очутился? – спросил Жэнь Цянь.

– Только я взобрался на плечо статуи и хотел заглянуть в дыру, как меня кто-то схватил сзади и втащил во чрево.

– И со мной произошло то же самое! – воскликнул Жэнь Цянь.

– И со мной, – сказал мясник Чжан. – Сдается мне, что этот хромой монах решил потешиться и втащил нас всех сюда. Давайте-ка ощупаем все вокруг – вдруг он тоже здесь? Бить его не будем, а только попросим вывести нас из этого чрева. Ну, а если не захочет, тогда поколотим как следует.

Приятели стали шарить вокруг, однако Хромого не нашли.

– А чрево у этого Будды просторное! – воскликнул удивленный Жэнь Цянь. – Здесь даже разгуливать можно.

– В темноте не очень-то разгуляешься, – возразил мясник.

– Ты потихоньку продвигайся вперед, а я тебя буду поддерживать сзади, – предложил Жэнь Цянь.

– А я буду держаться за тебя, – сказал У Саньлан.

Вот так, держась друг за друга, они прошли около половины ли, когда мясник Чжан не выдержал и воскликнул:

– Какими же огромными должны быть залы в храме Пустынного склона, если так велико чрево одной только статуи!

Не успел он договорить, как впереди мелькнула какая-то светлая точка.

– Здесь, оказывается, и дорога есть! – с удивлением произнес У Саньлан.

Пройдя еще несколько шагов, приятели оказались перед воротами с покосившейся каменной аркой. Из приоткрытой створки струился свет. Мясник Чжан толкнул ворота и заглянул внутрь.

– Как красиво! Чистые горы, прозрачные ручьи, густые деревья, пышные цветы. Великолепное местечко!..

– Кто бы мог подумать, что во чреве статуи можно увидеть такой чудесный пейзаж?! – не удержался от восклицания У Саньлан.

– Но тут никто не живет, – заметил Жэнь Цянь. – Как же мы отсюда выберемся?

– Раз есть дорога, значит, есть и человеческое жилье, – уверенно сказал мясник Чжан. – Идем-ка дальше!

Они прошли еще около трех ли и увидели усадьбу, утопавшую в пышной зелени бамбука.

– Надо узнать, есть ли кто-нибудь из обитателей усадьбы, – сказал мясник Чжан, пошел вперед и крикнул: – Эй, есть здесь кто-нибудь? Мы прохожие, сбились с дороги.

– Сейчас, сейчас! – послышалось изнутри.

Ворота отворились, и вышла старуха. Приятели приветствовали ее. Ответив на приветствие, старуха спросила:

– Вы откуда?

– Из города, – отвечал мясник Чжан. – Мы заблудились и хотели спросить, как отсюда выбраться. Вдобавок мы голодны, не продадите ли нам чего-нибудь съестного?

– Мы люди бедные, на продажу у нас ничего нет, – сказала старуха. – Но раз вы голодны, то, так и быть, входите, угощу, чем смогу.

Приятели вошли следом за старухой в дом и сели на деревянные скамейки. Старуха поставила перед ними низенький столик.

– Сейчас принесу вам поесть, – сказала она. – Может, вина хотите? Могу предложить по чашечке.

– Премного вам благодарны, хозяйка! – отвечали путники.

Старуха вышла и вскоре принесла чайник вина и три чашки. Вслед за тем на столе появилось блюдо с дымящейся олениной.

– Вы уж извините, что вино не такое хорошее, как у вас в городе, – извинилась старуха. – Оно у нас самодельное, мы его редко пьем – предпочитаем чай.

Гоняясь за Хромым, приятели изрядно проголодались и сейчас, выпив по две чашки вина, с жадностью набросились на еду. Наевшись досыта, они снова поблагодарили старуху и предложили ей деньги за угощение.

– Съели и выпили такую малость! О каких деньгах может быть речь?! – запротестовала старуха.

Приятели хотели уже проститься со старухой и расспросить у нее дорогу, как вдруг увидели, что в воротах усадьбы показался Хромой.

– Вот ты, оказывается, где! – вскипел мясник Чжан, позабыв обо всем на свете. – Морочил нас целых полдня.

И все трое, как коршуны, вцепились в Хромого.

– Матушка, спаси меня! – завопил тот.

– Что же это вы так невежливы? – с укором сказала старуха. – Я вас угостила, а вы собираетесь бить моего сына! Если он в чем перед вами провинился, скажите. Зачем в ход кулаки пускать?

– Виноваты, не знали, что Хромой наставник – ваш сын, – извинился мясник Чжан. – Если бы не вы, мы бы его до смерти избили.

– Что же он натворил? – удивилась старуха.

Мясник Чжан, Жэнь Цянь и У Саньлан рассказали, что произошло утром.

– Да, теперь я вижу, что сын не прав, – сказала старуха. – Вы уж простите его ради меня.

– Мы вашего сына больше не тронем, только велите ему проводить нас отсюда.

– Не торопитесь уходить, присаживайтесь, – пригласила старуха. – Сюда попадают лишь те, у кого счастливая судьба. Мне хотелось бы научить вас некоторым способам магии, они вам могут пригодиться в будущем. – И она обратилась к Хромому: – А тебя, смотрю, одного отпускать нельзя – неприятностей не оберешься. Зачем, спрашивается, завлек трех почтенных людей? Хотел показать свое искусство – ну, так показывай! – И затем снова обратилась к трем приятелям: – Мой сын выучился кое-каким даосским штукам – сейчас он вам их покажет.

– Премного будем вам за это благодарны!..

Между тем Хромой вытащил из-за пазухи горлянку, прочитал заклинание и воскликнул: «Живо!» Из горлянки тотчас хлынула вода и вмиг затопила всю округу.

– Великолепно! – пришли в восторг трое приятелей.

– А теперь смотрите, как я эту воду уберу.

Хромой снова прочитал заклинание – и из горлышка горлянки взметнулось к небу пламя. В следующий момент он с помощью заклинания убрал его обратно в горлянку.

– Наставник, не подарите ли мне эту горлянку? – попросил мясник Чжан.

– Подари, – сказала сыну старуха.

Тот не посмел ослушаться и преподнес горлянку мяснику Чжану. Мясник поблагодарил.

– А теперь поглядите еще один фокус, – продолжал Хромой.

Он вырезал из бумаги фигурку лошади, положил на землю и воскликнул: «Живо!»

Бумажная лошадка тотчас поднялась на ноги и превратилась в белоснежного скакуна. Хромой вскочил на него, конь оторвался от земли и взмыл в воздух. Покружившись немного, он опустился на землю и снова стал бумажной фигуркой.

– Кто из вас, почтенные, хотел бы владеть этим способом?

– Я, – отозвался У Саньлан. Хромой отдал ему лошадку.

– Ну, а что ты подаришь третьему гостю? – спросила старуха.

– Я и рад бы что-нибудь подарить, да больше нечего, – развел руками Хромой.

В это время в комнату вошла молодая женщина. Это была Ху Юнъэр. Она приветствовала гостей, а затем сказала старухе:

– Матушка, вы, кажется, хотели обучить третьего гостя искусству волшебства? Что прикажете ему показать?

– Покажи свое «святое деяние».

Юнъэр принесла из внутренних покоев деревянную скамеечку, поставила ее посреди комнаты, села на нее верхом, прочитала заклинание и воскликнула: «Живо!» Скамеечка тотчас превратилась в большого пучеглазого тигра.

– Вверх! – скомандовала Юнъэр, и тигр поднялся в воздух.

– Вниз! – скомандовала она, и тигр послушно опустился на пол.

– Живо! – приказала Юнъэр, и тигр снова превратился в скамеечку.

– Ну как, почтенный Жэнь, нравится? – спросила старуха.

– Еще бы! – воскликнул Жэнь Цянь в восхищении.

– Пусть это будет вам подарком от моей дочери, – сказала старуха, и Юнъэр отдала ему скамеечку.

– А теперь пусть каждый из вас повторит то, чему научился, – приказала старуха.

Все трое по очереди выполнили, что им было приказано.

– Вот теперь, когда вы овладели искусством волшебства, я хочу кое о чем вас попросить, – продолжала старуха. – Надеюсь, вы мне не откажете?

– Не знаем, в чем ваша просьба, но говорите, – за всех ответил мясник Чжан.

– Запомните же хорошенько! – сказала старуха. – Скоро в Бэйчжоу произойдут великие события, и если вы поможете нам, то станете богатыми и знатными.

– Обязательно поможем! – заверил мясник Чжан. – А пока просим проводить нас домой.

– Мой сын проводит вас в город, – сказала старуха. – А там приходите в храм Пустынного склона и ждите меня.

Приятели простились со старухой и Юнъэр, и Хромой повел их. Не прошли они и половины ли, как перед ними выросла высокая гора. Когда они поднялись на нее, Хромой спросил:

– Видите город?

Все трое поглядели в указанном направлении – город был совсем близко. Тогда Хромой незаметно подтолкнул их сзади, и они полетели вниз. Когда все трое очнулись, то увидели, что находятся в храме Пустынного склона.

Не в силах понять, что же с ним произошло, мясник Чжан с недоумением глядел на У Саньлана и Жэиь Цяня.

– Вы что-нибудь помните? – спросил он у них.

– Мне помнится, будто Хромой наставник учил нас волшебству, – отвечал У Саньлан. – Посмотри, горлянка с тобой?

Мясник Чжан полез за пазуху – горлянка была на месте.

– Моя бумажная лошадка тоже со мной, – сказал У Саньлан.

– А мне помнится, что меня учили превращать скамейку в тигра, – сказал Жэнь Цянь.

– Мне все кажется, что мы спали, – проговорил мясник. – Видно, старуха и Хромой – люди необыкновенные. Старуха говорила, что в Бэйчжоу должны произойти какие-то события, и просила нашей помощи. Что бы это могло значить?

Пока они терялись в догадках, из зала Будды вышел Хромой.

– Возвращайтесь, почтенные, домой и не забудьте, чему вас учили. Завтра снова приходите в храм и ждите.

Приятели простились с Хромым и ушли…

Больше в тот день ничего достойного упоминания не произошло. На следующий день, позавтракав, приятели снова пришли в храм Пустынного склона. Осмотрели все помещения, однако ни старухи, ни Хромого не обнаружили.

– Придется возвращаться, – сказал мясник Чжан.

– Стало быть, идете на попятную! – тотчас услышали они. – А я вас здесь давно дожидаюсь!

Из глубины зала вышла старуха. Трое приятелей, не скрывая своего изумления, поклонились ей.

– Что же вы так поздно, почтенные? – спросила старуха. – Ну-ка, покажите мне, чему вы вчера научились. Это очень скоро вам пригодится.

Мясник Чжан, У Саньлан и Жэнь Цянь показали ей по очереди свое искусство. Старуха их похвалила.

– Что же это такое?! – неожиданно услышали они чей-то голос. – В мире, где царят покой и благоденствие, вы занимаетесь колдовством и затеваете смуту? Неужто не слышали об указе вылавливать и истреблять всех колдунов?! Ведь если власти узнают, чем вы здесь занимаетесь, и мне не миновать суда!

Все испуганно обернулись и увидели хэшана, облаченного в яркую кашью, с кольцами в ушах.

– Я давно наблюдаю за вами, – продолжал хэшан. – Нехорошо! Очень нехорошо!

– Простите нас, наставник! – сказала старуха. – Мы не замышляем ничего дурного, просто я хотела обучить своих друзей искусству даосов.

– Ну и каковы их успехи? Преуспели ли они в чем-нибудь? – насмешливо спросил хэшан. – А может, вы их плохо учили? Тогда им лучше поучиться у меня!

Тут старуха велела приятелям еще раз показать свое искусство, а затем обратилась к хэшану:

– Понравилось ли вам, наставник, искусство моих учеников?

– Не очень.

– И откуда ты взялся, монах! – рассердилась старуха. – Или, может, ты владеешь волшебством лучше нас? Так покажи, на что ты способен!

Хэшан вытянул вперед руку, растопырил пальцы, и когда из них брызнули золотые лучи, в их сиянии можно было увидеть пять Будд. Жэнь Цянь, мясник Чжан и У Саньлан почтительно склонились перед хэшаном, но тут послышался еще чей-то голос:

– Занимаетесь колдовством в храме?!

Хэшан мгновенно убрал свои золотистые лучи, и все оглянулись. В зале показался даос верхом на каком-то диковинном звере. При виде старухи даос соскочил наземь, почтительно сложил руки и поклонился:

– Примите поклон от вашего младшего брата и ученика!

– Присаживайтесь, пожалуйста! – вежливо пригласила старуха.

Даос между тем поклонился хэшану, а Жэнь Цянь, У Саньлан и Чжан Ци в свою очередь поклонились даосу.

– Эти трое почтенных людей владеют искусством волшебства? – осведомился даос у старухи.

– Совершенно верно, – подтвердила та.

– Я тоже привел с собой одного ученика, – сказал даос.

– Где же он? – спросила старуха.

– Ну-ка, покажи свои чудесные способности! – обратился даос к зверю. Зверь кивнул головой и тотчас же словно растаял, а на его месте появился человек.

Все были поражены, а старуха, приглядевшись к человеку, узнала в нем Бу Цзи.

– Бу Цзи, ты как сюда явился? – удивилась она.

– А я уже и не надеялся увидеть вас, – сказал тот. – Но, к счастью, наставник Чжан спас меня от смерти!

– Как вам удалось его снасти? – еще больше удивившись, спросила у даоса старуха.

– Случилось мне как-то быть в лесу, что неподалеку от Чжэнчжоу, как слышу, кто-то зовет Святую тетушку, – стал рассказывать даос. – Я удивился. Подхожу и вижу, что двое стражников привязывают человека к дереву и собираются его убить. Спрашиваю: в чем дело? Тогда Бу Цзи – это был он – все мне рассказал, и я спас его.

– Вот оно что! – воскликнула старуха. – И вы обучили его искусству даосской магии?

– Обучил! – отозвался за даоса Бу Цзи.

– А наше искусство видели? – спросила его старуха.

– Видели, но хотели бы посмотреть еще раз…

Тогда старуха вытащила из волос шпильку, прочитала заклинание, воскликнула: «Живо!» – и шпилька тотчас превратилась в драгоценный меч в кожаных ножнах. Она хлопнула по ножнам ладонями, они раскрылись, словно раковина, и все увидели роскошный дворец.

– Великолепно! Замечательно! – раздались восхищенные возгласы.

Но тут у ворот храма послышались шум и крики, и во двор ввалилась толпа людей.

– Что там случилось? – переполошились старуха и остальные.

– Не волнуйтесь и следуйте за мной! – сказал хэшан и, распахнув свой плащ, прикрыл им всех.

Между тем толпа людей ввалилась в зал. У одних на поясе висели луки и самострелы, другие держали на руках охотничьих соколов. Во главе толпы верхом на коне ехал чиновник. У входа в зал Будды он спешился и сел на поставленное ему кресло. Сопровождающие выстроились слева и справа рядами.

Это был не кто иной, как Добряк Ван, начальник военной палаты. В этот день он был свободен от службы во дворце и решил немного поохотиться и поразвлечься. Отдохнув и перекусив в храме, он вскоре уехал.

Святая тетушка и все, кто был с нею, снова вошли в зал.

– Я думала, случилось что-то серьезное, а оказывается, высокопоставленные чиновники захотели развлечься! – сказала старуха.

– Этого сановника мы знаем! – воскликнули мясник Чжан и его друзья. – Он начальник военной палаты, любит одаривать монахов пищей и одеждой, за что его и прозвали Добряком!

– Что ж, попробую-ка я завтра позлить этого Добряка, – сказал хэшан, и на этом все распростились.

Желание хэшана позлить Добряка привело к тому, что тридцать самых опытных и ловких сыщиков из Кайфынского ямыня потеряли покой, а во всем столичном округе поднялся невиданный переполох.

Поистине:

 

Когда один овладел

даосскою ворожбой,

Расстаться с высоким постом

вынужден был другой.

 

Итак, если хотите знать, как хэшан морочил людей, прочтите следующую главу.

 

Глава двадцать девятая.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.205.60.226 (0.025 с.)