ТОП 10:

Дух Белой обезьяны воскуривает благовония и просит о помощи Небесную деву. Молодая лиса-оборотень использует летающий жернов, чтобы покончить с Луским гуном



 

 

Жизнь мирская призрачна, словно

сон ночною порой,

Людские поступки сложностью схожи

с шашечною игрой.

Надо себя приучать неустанно

истину в сердце растить,

Тогда даже в самое смутное время

сможешь праведно жить.

 

Итак, Вэнь Яньбо приснилась красавица, которая предупредила, что в ближайшие три дня ему грозит опасность. Когда же он проснулся, ему все еще мерещился силуэт удалявшейся женщины…

Как раз в это время в лагере ударили в барабан, возвещая о начале третьей стражи.

Наутро Вэнь Яньбо вызвал начальника лагеря и приказал ему разыскать место погребения героической женщины Чжао Уся. Тот принял повеление и удалился. А через некоторое время явился и доложил:

– Господин, только что войсковой кашевар Ли Шиба начал рыть место для котла и наткнулся на труп женщины, завернутый в циновку из рисовой соломы. Женщина по виду будто живая, а горло стянуто белым шнурком. Видно, ее задушили…

Вэнь Яньбо распорядился положить останки в гроб и приготовить трех животных для жертвоприношения. Затем он выбрал поблизости высокий холм, совершил погребальный обряд и приказал поставить на могиле каменную плиту с надписью:

 

 

«Здесь покоится героическая женщина Чжао, уроженка Бэйчжоу».

 

 

Между тем все это время Вэнь Яньбо думал об опасности, о которой предупреждала его женщина, и не находил себе места. Решив, что в лагерь закрался убийца, он усилил охрану и на три дня приостановил штурм города…

Здесь наше повествование пойдет по двум направлениям, и мы на время вернемся в Бэйчжоу, чтобы посмотреть, к чему привело колдовство Хромого и Юнъэр.

Весть о колдовстве, творимом на земле, проникла в небесные чертоги и встревожила Яшмового владыку. И он послал Ли Чангэна, повелителя звезды Тайбо[190], расследовать это дело. Выполнив волю владыки, повелитель звезды доложил ему о мятеже, поднятом Ван Цзэ и его сообщниками-колдунами.

– Секреты Небесной книги хранятся в пещере Белых облаков, и стережет их дух Белой обезьяны, – сказал Яшмовый владыка. – В том, что эти секреты похитил кто-то из людей, виноват он, и его следует наказать.

– Колдовство не возникает само собой – его творят люди, – возразил на это повелитель звезды. – Сунский Чжэнь-цзун во всем доверял изменнику Ван Циньжо, который трижды представлял ему фальшивую Небесную книгу, чем и посеял смуту в народе. Стали один за другим появляться колдуны и волшебники, повсюду возникали посеянные ими раздоры, и Поднебесная лишилась спокойствия. Видно, таково предначертание судьбы, и дух Белой обезьяны тут ни при чем. Небесную книгу похитил хэшан Яйцо, но он поклялся не пользоваться ее тайнами во зло людям…

– Что за хэшан Яйцо? – заинтересовался Яшмовый владыка.

– О, история его удивительна! – воскликнул повелитель звезды. – Некогда одна непорочная двенадцатилетняя дева ушла в монахини, более тридцати лет строго блюла уставы и запреты, но потом случайно увидела, как на пруду милуются утка с селезнем, и понесла. Тринадцать месяцев не разрешалась она от бремени, но однажды, проходя мимо горы Встречающей зарю, почувствовала зуд во чреве и разрешилась яйцом. Яйцо это она тайком бросила в реку, но монах из ближнего монастыря выловил его, положил под курицу, и из яйца вылупился младенец. Монах вырастил младенца и назвал его Яйцо. Мальчик еще в детском возрасте принял постриг, рос храбрым, решительным и всегда готовым встать на защиту справедливости. Как-то он прослышал, что в пещере Белых облаков хранится Небесная книга, и решил во что бы то ни стало завладеть ею. Три года подряд он пытался проникнуть в пещеру, и, наконец, ему удалось стать обладателем секретов семидесяти двух превращений земных духов. Обучила же его этим секретам старая лиса-оборотень. Вместе с хэшаном училась и дочь старухи, молоденькая лиса, которая в одном из своих прежних воплощений была связана узами судьбы с Ван Цзэ. Поэтому лисий род и помог ему учинить смуту. А хэшан Яйцо к этому не причастен.

Яшмовый владыка кивнул головой и повелел выяснить в ведомствах Счастья, Благополучия и Долголетия[191], какие злодеяния и преступления совершил Ван Цзэ и что предначертано ему судьбой. Повеление владыки было выполнено и обо всем ему доложено…

Тут мы опять немного отвлечемся. В Поднебесной так же много людей, как песчинок на берегах Ганга, и у каждого своя судьба. А небесным прорицателям приходится все предопределять и подробно записывать в книгу. Вот и представьте, сколько места требуется для таких книг! Ведь каждый день кто-то рождается, кто-то умирает, одно возникает – другое исчезает. Казалось бы, с такими записями не справиться и десяти тысячам людей, а между тем чиновники небесных ведомств справляются с этим легко и просто! Вы спросите – почему? Да потому, что, к примеру, у простолюдина нет ни счастья, ни благополучия, никогда он не делает большого добра, но и не творит большого зла. Спрашивается: сколько же он может прожить? Опять-таки все зависит от превратностей судьбы. Вот почему все и заносят в книги судеб. Случись, скажем, неурожай – и мрет от голода в раннем возрасте, суждено судьбой – проживет долго. А теперь, пожалуй, пора вернуться к Ван Цзэ.

Дело в том, что Ван Цзэ был воплощением владыки демонов Мара, который является на свет раз в пятьсот лет либо в облике мужчины, либо в облике женщины, склонных к разврату и убийствам. И появляется он обычно в такое время, когда среди людей царит смута, широко распространены всякие ереси и заблуждения. Бывает же это, когда на земле правит неразумный или несправедливый правитель. При правителе мудром ему не удается проявить свои пороки и учинить беспорядки. При императоре Чжэнь-цзуне, неоднократно возвещавшем об обнаружении на земле Небесной книги, дух колдовства распространился особенно широко, что и привело к рождению Ван Цзэ, который должен был сотворить предопределенное судьбою зло. Пока в мире правил Босоногий Святой, повелители звезд помогали ему поддерживать гармонию в гражданских и военных делах, и потому Ван Цзэ, к счастью, не мог никому причинить большого вреда. Что же касается государыни У Цзэтянь, то в прежнем воплощении счастье ее и долголетие были чрезмерными. Поэтому сейчас, хоть она и возродилась в облике мужчины, великих дел ей совершить не было дано – она должна была процарствовать тринадцать лет, затем встретиться с повелителем Звезды долголетия и погибнуть в сорокалетнем возрасте. Вы спросите, кто этот повелитель Звезды долголетия? Ответим – это Вэнь Яньбо. В прежней своей жизни, еще при династии Тан, он носил имя Чжан Цзяньчжи, обладал недюжинными способностями как в гражданских, так и в военных делах, но ему не везло, и лишь в возрасте восьмидесяти лет, по рекомендации Лянского князя Ди Жэньцзе, получил он должность первого министра, возглавил императорскую гвардию, уничтожил род У и возвратил престол его законному владельцу – роду Ли[192]. Но потом государь, по неразумию своему, ни за что отстранил его от должности, и от огорчения Чжан Цзяньчжи вскоре умер. Вот тогда-то Верховный владыка из жалости пожаловал ему звание повелителя звезды и продлил срок пребывания на земле. Во времена Пяти династий[193]он возродился в образе Фынъинского вана, занимал высокие должности и прожил почти сто лет. Поскольку он некогда прекратил смуту, затеянную государыней У Цзэтянь, то судьба и назначила ему прекратить смуту, поднятую Ван Цзэ. Так что, как видите, это не случайность…

Как уже упоминалось, Ван Цзэ было предопределено процарствовать тринадцать лет, процарствовал же он немногим более пяти лет, то есть меньше половины. Но и за эти пять лет он загубил столько человеческих жизней, совершил столько злодеяний, что в ведомстве Добра и Зла ему сократили срок жизни и назначили быть схваченным и казненным в ближайшие три месяца…

Обо всем этом повелитель звезды Ли и начальник небесного ведомства чинов доложили Яшмовому владыке.

– С Ван Цзэ все решено, но, боюсь, Вэнь Яньбо не справится с колдунами, – засомневался Яшмовый владыка.

– Обычное колдовство не страшно – с ним легко управиться, – согласился повелитель звезды Тайбо. – Гораздо труднее развеять чары из Небесной книги. Тайны Небесной книги хранил дух Белой обезьяны в пещере Белых облаков, и в том, что их похитили, виноват только он. Путь же он и поможет укротить колдунов и тем самым искупит свою вину!

Яшмовый владыка согласился. Повелитель звезды принял священный указ, покинул небесные чертоги и верхом на облаке полетел туда, откуда струился дымок белой яшмовой курильницы…

Что касается Юань-гуна, то, пребывая в своей пещере, он неустанно совершенствовался в праведности. Когда же к нему неожиданно спустился великий повелитель звезды, его охватил страх, он поспешно упал на колени и спросил:

– Повелитель, что привело вас в мою жалкую пещеру?

Повелитель поднял его с колен и очень мягко промолвил:

– Я докладывал о тебе Яшмовому владыке, и он повелел тебе совершить великий подвиг.

– Какой же это великий подвиг я способен совершить? – удивился Юань-гун.

Повелитель звезды рассказал о бэйчжоуском деле и добавил:

– Колдуны сеют чары и причиняют людям зло потому, что они завладели тайнами Небесной книги, которую ты охраняешь. Поэтому я посоветовал владыке повелеть тебе усмирить колдунов и тем самым искупить свою вину.

– Но я ведь слаб, да и мечом владеть не умею, – робко возразил Юань-гун. – Разве способен я укрощать колдунов и усмирять демонов?

– Ты все одолеешь, ежели послушаешься моего совета, – сказал на это повелитель звезды. – Обратись к Небесной деве, и она подскажет, как тебе действовать.

Юань-гун с поклоном поблагодарил за наставление и, проводив повелителя, воскурил благовония и обратился с молитвой к своей наставнице – Небесной деве. Услышав молитву Юань-гуна, дева явилась к нему в сверкающей колеснице, сопровождаемая небесной стражей. Юань-гун поклонился ей, рассказал о повелении Яшмового владыки, переданном ему Ли Чангэном, и попросил о помощи.

– Вот оно что! – улыбнулась дева. – Вэнь Яньбо всегда был добр ко мне, и я, конечно же, помогу ему одержать победу. Но раз все это дело началось из-за хэшана Яйцо, то и ему придется хорошенько потрудиться. Он построил себе келью у подножья пика Червонного золота в области Дамин, и нынче мы с тобой туда и отправимся.

Воссев на облако, Небесная дева с Юань-гуном полетели к пику Червонного золота и там опустились.

На этом пике с древнейших времен обитали праведники. Весь он состоял из бирюзы, и не было на нем ни горстки земли. Красота здешних мест так понравилась хэщану Яйцо, что он покинул храм Сладкого источника и переселился сюда…

Наставник Яйцо как раз отдыхал перед своей хижиной, как вдруг увидел того, кто в свое время провел его в пещеру Белых облаков. Он торопливо вскочил и почтительно поклонился:

– Некогда я удостоился ваших мудрых наставлений, однако до сих пор так и не мог вас отблагодарить. Какое счастье, что нам снова удалось встретиться! Прошу вас в мою убогую хижину!

– Я дух Белой обезьяны, – сказал ему пришелец. – Верховный владыка повелел мне хранить тайны Небесной книги, высеченные на стене пещеры Белых облаков. Но, тронутый вашей искренней мольбой и вашей клятвой никогда не использовать эти тайны во зло людям, я открыл их вам. Кто мог предположить, что они попадут в руки старой лисы-оборотня, а та поможет Ван Цзэ поднять мятеж и погубить тысячи человеческих жизней! Ныне колдовской дух достиг даже небесных чертогов, Яшмовый владыка выразил недовольство и повелел разыскать виновных в разглашении небесных тайн и строго их наказать. Этот приказ должны выполнить вы.

Хотя хэшану Яйцо самою судьбой было предопределено счастье, услышав о таком поручении, он разволновался:

– Позвольте спросить, чем я могу быть полезен?

– Вместе со мною сюда прибыла Небесная дева, – отвечал Юань-гун. – Обратитесь к ней, и она вам объяснит.

Обрадованный Яйцо почтительно сложил руки и произнес:

– Всецело полагаюсь на вас!

Оба поднялись на пик. Хэшан Яйцо приблизился к Небесной деве и благоговейно ей поклонился:

– Я бедный монах, хотя и овладел искусством волшебства и заполучил начертанную на стене пещеры Белых облаков Небесную книгу, однако никогда не обманывал Небо, не нарушал клятву и не действовал во вред людям. Ныне же я услышал, что Яшмовый владыка разгневан, и уповаю лишь на помощь святой девы!

Небесная дева в ответ сказала:

– Вы овладели способами повелевания злыми земными духами, от вас эти способы перешли к лисам-оборотням, которые с их помощью причиняют зло людям. В этом есть доля и вашей вины. Нынче Вэнь Яньбо пришел с большим войском, дабы покарать злодеев, и если вы поможете ему искоренить зло и восстановить справедливость, то загладите свою вину и дадите людям счастье.

– Мои способности не выше, чем у тех колдунов, – нерешительно произнес Яйцо. – Мне ли их одолеть?

– Я научу вас повелевать духами небесными, которые сильнее духов земных, и они помогут вам одержать верх, – сказала Небесная дева. – Но этого все же мало. Старая лиса очень хитра, обладает неисчислимым множеством превращений, и справиться с нею не так-то просто. Но я попрошу в Небесном дворце волшебное зеркало, при виде которого оборотни принимают свой первоначальный облик и теряют могущество, и вы одолеете их.

Хэшан Яйцо поклонился Небесной деве как своей наставнице, и она научила его повелевать небесными духами и с их помощью рассеивать злые чары.

– В бытность свою в Бэйчжоу вы жили в самом городе или за городом? – спросила Небесная дева.

– Не в силах терпеть разнузданности Ван Цзэ, я ушел из города, – отвечал Яйцо. – Жил в храме Сладкого источника и в городе больше ни разу не был.

– Сейчас вы снова поселитесь в храме Сладкого источника, а я укажу Вэнь Яньбо, как встретиться с вами и преуспеть в деле «трех Суй».

Хэшан Яйцо не понял, что означает дело «трех Суй», однако расспрашивать не осмелился, простился с девой и, покинув горы, направился в Бэйчжоу.

По дороге он думал: «Прежде, когда я жил в храме Сладкого источника, все монахи знали мое имя и считали, что я принадлежу к колдовскому племени, а потому относились с пренебрежением. Явиться к ним в открытую – стыдно. Как же быть? Помнится, некогда в храме жил старый хэшан Чжугэ Суйчжи, который ушел странствовать в священные горы, да так и не вернулся. С тех пор минуло пятнадцать лет, монахи давно считают его умершим, даже табличку с его именем перед алтарем поставили для поминовения и портрет повесили. Было ему, кажется, лет семьдесят, и я точно помню, как он выглядел. Не принять ли мне его облик?»

Воспользовавшись одним из способов превращений, он прочитал заклинание, провел ладонью по лицу и тотчас превратился в старого хэшана Чжугэ Суйчжи. Едва он вступил в ворота храма, как вся монашеская братия признала в нем своего бывшего настоятеля. Монахи и удивились, и обрадовались. Убрав поминальную табличку умершего, они всей толпой явились на поклон, стали расспрашивать о жизни, о самочувствии. Яйцо каждого выслушивал, отвечал с достоинством, полагающимся подлинному настоятелю, и с напускным равнодушием наблюдал, как суетятся послушники, подметают келью, подносят чай и потчуют его рисом…

Итак, уважаемый читатель, запомни, что отныне хэшан Яйцо поселился в храме Сладкого источника под именем настоятеля Чжугэ Суйчжи!..

Между тем Небесная дева и дух Белой обезьяны прибыли в небесные чертоги, повинились перед Яшмовым владыкой и выпросили у него волшебное зеркало. Затем, окутанные туманами и облаками, отправились в Хэбэй и затаились там в ожидании наиболее удобного времени для появления и устранения колдовской смуты.

Теперь наше повествование пойдет в двух направлениях. Прежде всего упомянем о том, что государевы войска три дня подряд штурмовали Бэйчжоу, подняв в городе немалый переполох. Тао Бисянь и его ближайшие военачальники, желая сохранить себе жизнь, решили открыть южные ворота и впустить в город императорские войска, чтобы тем самым искупить свою вину. При этом Тао Бисянь написал тайную бумагу и прикрепил ее к стреле, намереваясь выпустить ее во время четвертого штурма. Но Вэнь Яньбо город больше не штурмовал и на четвертый день отвел войска от городских стен… Полагая, что императорские войска ушли насовсем, заговорщики решили выслужиться перед Ван Цзэ. Они похитили тайную бумагу своего главаря и представили ее Ван Цзэ. Тот пришел в ярость, приказал повесить Тао Бисяня на городской стене, отрубить ему голову и выставить напоказ. Выдавшие его получили в награду по тысяче дворов во владение…

Настроение Ван Цзэ испортилось, в душу закралась тревога. Решив посоветоваться с Хромым Цзо и Ху Юнъэр, он пригласил их на то место, где обычно обучали войска.

– Великий Ван! – сказала ему Юнъэр. – Можешь не беспокоиться. Вэнь Яньбо погибнет у стен города, я знаю, что для этого надо сделать. А его стотысячное войско, лишившись полководца, тотчас разбежится, даже не вступая в бой!

– Неужели ты владеешь таким искусством, что можешь рассеять стотысячное войско и снять осаду с Бэйчжоу? – удивился Ван Цзэ.

– А может, сделать так? – шепотом спросила Юнъэр, наклонившись к уху Хромого.

Хромой Цзо хлопнул в ладоши и рассмеялся:

– Только так, и не иначе!

Он приказал своим подчиненным притащить с мельницы большой жернов. Юнъэр красной тушью начертала на жернове магический знак, правой рукой оперлась о меч, левой рукой подняла чашку, набрала в рот воды, прыснула ею и воскликнула: «Живо!» Жернов тотчас завертелся на земле, затем взлетел в воздух, словно бумажный змей, подхваченный ветром, и полетел за пределы города. Ван Цзэ и остальные громкими возгласами выразили свое восхищение. Такой жернов, думали они, раздавит самого крепкого воина, как простой чирей! Под ним и десять полководцев мгновенно превратятся в лепешку, не то что восьмидесятилетний старец Вэнь Яньбо!

Тем временем Вэнь Яньбо поднялся в шатер и призвал к себе своего помощника Цао Вэя, коменданта Ван Синя и начальника передового отряда Сунь Фу, чтобы обсудить с ними план штурма города. Вдруг налетел ураганный ветер, и прямо с неба на Вэнь Яньбо рухнул огромный жернов. От грохота задрожала земля. Все находящиеся в шатре побледнели от страха, решив, что Вэнь Яньбо погиб. Но этого не случилось: один из военачальников успел схватить его за пояс и оттащить в сторону. Жернов разбил только кресло, на котором сидел Вэнь Яньбо, и на два чи вошел в землю. Увидев, что Вэнь Яньбо жив, военачальники обрадовались необычайно.

Между тем Вэнь Яньбо оправился от испуга, приказал подать другое кресло, а затем спросил:

– Кто спас меня?

Вперед вышел человек высокого роста, с безобразным лицом и громко приветствовал Вэнь Яньбо. Человек этот никому не был знаком, не принадлежал ни к слугам, ни к телохранителям полководца.

– Кто вы такой? – спросил Вэнь Яньбо. – Вы спасли мне жизнь! Чем я могу вас отблагодарить? Просите, что хотите!

– Я не из вашего войска, – сказал человек. – Однако, узнав, что Ван Цзэ решил погубить вас заколдованным жерновом, пришел спасти вас в благодарность за то, что некогда вы меня накормили.

Обрадованный его словами, Вэнь Яньбо воскликнул:

– Премного благодарен вам за спасение! Но, простите, не припомню, когда и где я мог оказать вам милость? Позвольте узнать ваше имя.

Человек назвал себя. И оказалось у него такое имя, какого ни в книгах не найдешь, ни в летописной истории не встретишь.

Поистине:

 

Справедливого выручил добрый дух,

поистине чудо явил,

Честного мужа злым колдунам

погубить не хватило сил.

 

Если хотите узнать имя этого человека, прочтите следующую главу.

 

Глава тридцать восьмая.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.179.0 (0.015 с.)