ТОП 10:

Старая лиса-оборотень растолковывает сокровенную Небесную книгу. Глядя на луну, помешанный даос испытывает страдания



 

 

Строить план, лелеять желанья –

попусту душу травить:

Все людские поступки связала

небесного промысла нить.

Ива, помимо забот и желаний,

дарует густую тень,

Холишь цветы, а они не цветут,

хоть трудишься целый день.

 

Надо сказать, утверждение Святой тетушки, будто хэшан Яйцо был ее братом в одной из прежних жизней, было не чем иным, как сплошной выдумкой. Однако старая мамка и наперсница госпожи приняли ее слова за чистую монету и, вернувшись домой, доложили обо всем господам. Супруги Ян нимало тому подивились, но тоже поверили.

Между тем, оказавшись в келье Святой тетушки, Яйцо не решился сразу пускаться в откровенный разговор – его смущало присутствие служанок. Он только спросил старуху:

– Где вы научились санскриту, что сумели так хорошо растолковать господину инспектору индийскую сутру?

В ответ старуха прихвастнула, что всем шестнадцати Небесным книгам ее обучил один необыкновенный человек. Что же касается индийской сутры, то ее создали последователи Будды, а привезена она из Индии – ведь прежде все великие питаки[106]и истинные сутры создавались только на санскрите и на танском языке стали известны лишь благодаря переводам Сюань Цзана[107]и Кумарадживы[108].

– Мне тоже посчастливилось встретить удивительного человека, – сказал Яйцо. – Он мне подарил двадцать четыре листа с редкостными письменами. Жаль только, понять их никто не может! Один лист при мне – может, взглянете, Святая тетушка?

– Охотно взгляну, – согласилась старуха.

Яйцо вынул из узла лист и положил на стол. Увидев его, старуха едва не вскрикнула от удивления.

– Это тоже заморская рукопись, – проговорила она, стараясь казаться как можно более равнодушной. – Но я ее не понимаю.

При этом она многозначительно подмигнула молодому хэшану. Яйцо понял ее и поспешно скатал лист.

После ужина пришел смотритель сада с дворецким, который принес новенькие халат и безрукавку.

– Господин узнал, что бодисатва повстречала брата, и посылает для него этот скромный подарок. Завтра утром господин сам прибудет знакомиться, – сказал он, отдавая вещи Святой тетушке.

Старуха и Яйцо в один голос поблагодарили его.

Дворецкий приказал смотрителю сада хорошенько прибрать Западный флигель и устроить в нем молодого хэшана на ночлег.

«Однако старуха не зря мне подмигнула, – думал он, удобно устроившись в отведенной для него келье, – видно, не хотела говорить при служанках. Надо мне самому ночью пробраться к ней в келью».

С наступлением темноты, после третьего удара гонга, возвещавшего время отхода ко сну, Яйцо осторожно вышел из флигеля и пробрался к залу Будды. Внутри мерцал огонек, а перед залом прохаживалась Святая тетушка.

– Ты куда подевался, мудрый брат? – окликнула она молодого хэшана.

Удивленный Яйцо решил, что старуха и впрямь – человек необыкновенный, способный видеть во тьме, почтительно поклонился ей и отвечал:

– Я как раз ищу вас.

– Дай-ка мне посмотреть твои листы, – попросила старуха.

– Они со мной, – отозвался Яйцо.

– Да знаешь ли ты, что в этой книге заключены сокровенные тайны Небес! – воскликнула старуха. – Где ты ее достал?

Не став таиться, Яйцо подробно рассказал ей, как было дело.

Поведав в свою очередь о своей встрече с государыней У Цзэтянь, старуха почтительно сложила руки и произнесла:

– Хвала Небу, хвала Земле! Только сейчас я поняла смысл слов: «Повстречаешь Дань-яйцо – прозреешь!» Эту книгу, мудрый брат, никто, кроме тебя, не смог бы достать, и никто, кроме меня, не сможет понять! Друг без друга мы ничто, и только держась сообща мы сможем до глубины познать учение даосов!

Они вошли в зал Будды, Яйцо достал из своего узла листы с письменами и расстелил на полу, а старуха, поднеся их к светильнику, внимательно просмотрела.

– Это «Книга исполнения желаний», – сказала Святая тетушка. – В ней описаны семьдесят два способа превращения духов земных и тридцать шесть способов превращений духов небесных. Однако я не вижу второй части…

– С левой стены на моих листах не отпечаталось ни одного иероглифа, – развел руками Яйцо.

– Значит, такова судьба! – вздохнула старуха.

– А в чем разница между превращениями духов земных и духов небесных? – поинтересовался Яйцо.

– А в том, что Небо – начало светлое, а Земля – начало темное, – принялась объяснять Святая тетушка. – Владея земными духами, можно заставить земные существа принять любую форму и творить, что твоей душе угодно, лишь бы это не противоречило воле судьбы. Владеющему же духами небесными – сам Верховный владыка не указ!..

– Выходит, мы сможем повелевать только демонами да земными духами? – вздохнул Яйцо.

– Радуйся, что тебе выпало хотя бы такое счастье! – укоризненно сказала Святая тетушка.

– А все ли превращения записаны на моих листах? – спросил Яйцо.

– Увы, не все.

– Да, да, припоминаю, – кивнул Яйцо, – там в конце было еще несколько фраз, которые я не успел переписать.

– Хватит и того, что есть, – успокоила его старуха.

– А что означают крупные иероглифы в самом начале?

– Это не иероглифы, а символы для обозначения каждого из семидесяти двух способов, – пояснила Святая тетушка.

Познания старухи настолько привели в восторг молодого хэшана, что он опустился перед нею на колени и отвесил земной поклон:

– Не повстречай я вас, Святая тетушка, все мои труды пошли бы прахом и был бы я подобен человеку, держащему в руках яшму и не знающему, как ее обработать, заполучившему жемчужную раковину и не ведающему, как ее вскрыть! Нам надо сообща изучать эту книгу!

– Само собой разумеется, – сказала старуха, поднимая его с колен. – Изучить написанное – не трудно, гораздо сложней – применить познания на деле. Прежде всего нам нужно выбрать подходящее место, достаточно просторное и в то же время скрытое от глаз людских – иначе тайну не сохранить. Кроме того, нельзя забывать, что наша учеба потребует уйму времени, а раз так, то, значит, и средств, которые придется где-то добывать. И последнее: мы должны быть единодушны, ибо если один сойдет с истинного пути, то и другой не добьется успеха!

От последних слов Яйцо растрогался и даже прослезился:

– Чтобы заполучить Небесную книгу, я затратил много труда и теперь наконец чувствую себя счастливым. Я искал вас не для того, чтобы с вашей помощью сделаться небожителем, а чтобы побыть на земле чародеем хоть один день. Теперь мне и умереть не страшно. Что касается единодушия, то я первый за него. Выбрать глухое и уединенное место несложно – в горах немало труднодоступных ущелий. Но вот где достать тысячу золотых, не будучи ни чиновником, ни грабителем? Ведь это равносильно тому, чтобы утолять голод, глядя на нарисованные лепешки, или утолять жажду, рисуя в воображении сливы.

– Это не твоя забота, – сказала старуха. – Недаром пословица гласит: «Один гость не может доставить хлопот сразу двум хозяевам». Как только я здесь закончу добрые деяния, инспектору Яну придется раскошелиться.

Яйцо почтительно сложил руки и, поклонившись, произнес:

– Во всем полагаюсь на вас, Святая тетушка!

Когда он выпрямился, старуха исчезла.

«Не сон ли это?» – мелькнуло у него в голове.

Он осторожно пробрался к дверям кельи старухи: там было тихо. Стал вспоминать свой разговор со Святой тетушкой, каждое слово, исполненное глубокого смысла. «Видно, Святая тетушка, как и я, мечтает овладеть искусством волшебства, для чего ей и понадобилась Небесная книга. А вызвала она меня к себе, чтобы успокоить мою душу. Да, она и вправду человек необыкновенный, и равняться с нею невозможно!»

Собрав листы Небесной книги, он спрятал их в узел, поставил на место светильник и ушел во флигель отдыхать.

Утром инспектор Ян прибыл в Западный сад и пригласил молодого хэшана к себе побеседовать. Расспросил его о происхождении и, оставшись доволен ответами, даже похвалил. Затем отправился в келью к Святой тетушке, чтобы поблагодарить старуху за труды, а заодно и выяснить, как быть дальше: ведь за семь дней празднества попотчевали и одарили уже около четырех тысяч монахов, хотя поначалу и предполагали, что их будет не меньше десяти тысяч.

– Празднество окончится, как только вы прикажете, – сказала старуха. – Все, что еще осталось нерозданным, разошлите по монастырям и считайте, что ваш обет выполнен. Завтра – счастливый день, и следует устроить угощение лишь для особо добродетельных.

– Прекрасно! – воскликнул инспектор Ян. – Я уже распорядился приготовить торжественную трапезу и молебствие в монастыре Гуаньинь. Ваш почтенный брат, несомненно, обладает высокими достоинствами, и мне хочется, чтобы он был там распорядителем.

– Я еще слишком молод для этого, – скромно возразил Яйцо. – Но если вы назначите распорядителем кого-нибудь другого, готов помочь.

– Простите! – вмешалась Святая тетушка – Я хотела бы воздать добром за добро, которое я, бедная даоска, видела от моей наставницы Самантабхадры. Позвольте мне завтра пригласить ее на наш сбор, чтобы мы могли вместе помолиться о счастье господина и его супруги.

Когда инспектор Ян услышал о бодисатве, дарующей счастье, радость его не знала границ:

– Если мне, Ян Чуню, доведется узреть бодисатву, я буду счастлив всю жизнь!..

И он тут же послал сопровождающего его слугу в монастырь Гуаньинь с приказом устроить там завтра торжественное молебствие и пригласить самых достойных монахов.

Между тем Святая тетушка попросила прибрать для нее отдельную келью, чтобы она могла в ней достойно принять богиню.

На следующее утро инспектор Ян в парадной одежде прибыл в монастырь. Вместе с ним в паланкине прибыла госпожа Ян. Правда, она еще не совсем окрепла после болезни, но, узнав о нисшествии богини, не смогла усидеть дома.

После воскурения благовоний и поклонения Будде инспектор Ян приказал старой мамке проводить уставшую госпожу в келью, а сам стал с нетерпением прохаживаться по монастырю, дожидаясь явления богини.

Уже минуло две трапезы, уже монахи трижды воскурили благовония, а богиня все не являлась. Наконец ближе к вечеру, инспектор Ян осмелился постучать в келью Святой тетушки – она была заперта.

Госпожа Ян, ссылаясь на сильную усталость, решила вернуться домой. Инспектор Ян приказал подать еще курительных свечей и благовоний и стал усердно отбивать поклоны перед статуей Будды и молить богиню явиться им. Глядя на господина, монахи старались не уступать ему в рвении. В конце третьей стражи инспектор отчаялся лицезреть богиню и приказал торжество заканчивать, а все бумаги с прошениями к богине сжечь.

Но едва монахи подожгли бумаги, как налетел вихрь, закружил их и поднял в воздух. Все присутствующие подняли головы и застыли в изумлении – на их глазах горящие бумаги вдруг обернулись пятицветным благовещим облаком, на котором, верхом на белом слоне, в роскошном одеянии, украшенном золотом и жемчугами, величественно восседала богиня. Не помня себя от страха, инспектор Ян безмолвно пал на колени и стал отбивать земные поклоны. За ним повалились Яйцо и другие монахи. Тем временем богиня безмолвно сошла со слона и скрылась за дверьми кельи Святой тетушки. Произошло это в девятнадцатый день восьмого месяца, когда луна была еще почти полной, и поэтому все видели чудо.

«Нынешнюю ночь богиня, конечно же, проведет в беседе со Святой тетушкой, – решил инспектор Ян, – и сейчас ей не до нас, простых людей. Да что там, только лицезреть благовещее облако – и то великое счастье!»

– Если бы не наш господин и не его благие дела – ввек бы нам не узреть подобного чуда, – говорили монахи. – Теперь счастья хватит на целых три жизни!

На следующее утро молодой хэшан явился на поклон к инспектору Яну. Тот его любезно принял, усадил и угостил чаем. Упомянув в разговоре о вчерашнем явлении богини, он сказал:

– По возвращении домой я рассказал обо всем своей строптивой половине, и она очень расстроилась, что не смогла своими глазами увидеть чудо.

– Сегодня утром Святая тетушка велела мне передать, что она очень хотела бы повидаться с госпожой, – сказал Яйцо.

– Я и сам хотел бы повидать Святую тетушку и порасспросить ее о ночной встрече с бодисатвой, – обрадовался инспектор Ян. – Но раз так, ничего не поделаешь: пусть едет одна. А вы уж до ее возвращения останьтесь у меня, не побрезгуйте моим скромным угощением. Прошу вас пройти в Восточный флигель. Отдохните там немного, а я скоро приду и составлю вам компанию.

Инспектор встал и удалился во внутренние покои, чтобы сообщить жене о пожелании Святой тетушки. Обрадованная госпожа Ян быстро собралась и, сев в паланкин, отправилась в Западный сад.

Зато Яйцо, оставшись в гостях у инспектора, был крайне недоволен угощением: ему, никогда не соблюдавшему запрета на вино и скоромное, предложили одно постное. Но ничего не поделаешь, приходилось притворяться праведником…

А тем временем госпожа Ян, прибыв в Западный сад, прошла прямо в келью Святой тетушки. Встреча не видевшихся уже более двух месяцев женщин была особенно радостной.

Во время завязавшегося оживленного разговора госпожа Ян, как бы между прочим, заметила:

– Прошлой ночью вы, Святая тетушка, удостоились общения с богиней, а вот я, к моей великой печали, так и не увидела ее.

– А мне моя наставница Самантабхадра говорила, что вы уже однажды встречались.

– Верно! – согласилась госпожа Ян, – Это было в пятом месяце прошлого года, еще до встречи с вами.

– Наставница также сказала, что ваш супруг Золотой отрок, а вы – Яшмовая дева[109], – продолжала Святая тетушка. – А ниспосланы вы в мир людей в наказание за то, что во время проповеди Будды в шутку пошлепывали друг друга! В нынешней жизни вам даровано счастье лишь благодаря вашему происхождению, но чтобы снова возвыситься, вы должны своими добрыми деяниями искупить вину. Я мечтаю в честь богини Самантабхадры возвести в здешних местах алтарь, отлить золотую статую для поклонения и, поселившись близ нее, читать сутры. Помогите мне в этом, и Небо дарует вам великое счастье!

– Ваши прекрасные намерения глубоко растрогали меня, – сказала госпожа Ян. – В нашем восточном поместье есть пустующий участок примерно в пятьдесят му[110]. Прежде на нем стоял буддийский монастырь, но вот уже много лет, как он пришел в упадок. Боюсь, однако, отстраивать его заново да еще отливать золотую статую – нам будет не под силу.

– С вас и медяка не потребуется! – воскликнула Святая тетушка. – Мой сын Цзо Чу прекрасно владеет даосским искусством и, как говорится, умеет превращать белое в желтое[111]. Дайте нам на время немного денег, а когда сын сотворит достаточно золота, мы сторицей вернем долг. Я советовалась об этом со своей наставницей, и она мой план одобрила. Главное, хранить это дело в строжайшей тайне, ибо, если тайна выйдет наружу, может произойти несчастье.

– Позвольте мне, Святая тетушка, сначала посоветоваться с мужем, – попросила госпожа Ян.

Как только жена передала инспектору просьбу старухи, господин Ян сразу же согласился и сам отправился в Западный сад, чтобы разузнать у Святой тетушки, что ей потребуется для выполнения своего плана.

– Прежде всего нам понадобится чистый домик в тихом уединенном месте, скрытом от посторонних глаз, – отвечала старуха. – Только тогда мы сможем спокойно предаваться своим занятиям.

– Могу предложить мое восточное поместье, – сказал инспектор Ян. – В нем хватит места для всех монахов даосского монастыря. Это поместье в танские времена принадлежало Го Лин-гуну, и до сих пор там еще сохранилось несколько старых кипарисов и дом из тридцати четырех комнат. Вы можете выбрать те, что понравятся вам, и жить себе спокойно. Слуги будут находиться за пределами усадьбы, и я прикажу им к вам никого не пускать.

– Вот и хорошо. Как только придет мой сын Цзо Чу, мы вместе выберем комнаты, – согласилась старуха.

– Как далеко отсюда находится ваш сын? – спросил инспектор Ян. – Я немедленно пошлю за ним людей.

– Мой сын живет в горах Ворота мечей, это очень далеко отсюда, – отвечала старуха. – К тому же он хромой, и ему трудно ходить. Все дело в том, что основной доход храм князя Гуаня получает благодаря искусству моего сына, и если тамошние даосы прослышат, что вы прислали за ним, ни за что его не отпустят. Уж лучше я сама напишу ему несколько слов и объясню, как без помех выбраться из монастыря.

– В таком случае прошу вас поторопиться с письмом, чтобы утром можно было отправить человека в дорогу, – обрадовался инспектор Ян. – И не беспокойтесь: я дам денег на повозку, и вашему сыну не придется утруждать себя ходьбой.

На этом они расстались. Святая тетушка быстро набросала письмо, запечатала его и велела Яйцу отнести инспектору Яну. Тот вызвал своего доверенного посланца Ян Сина, дал ему необходимые указания и вручил письмо и двадцать лянов серебра на дорожные расходы. Отправиться в путь Ян Син должен был на следующее утро. Но когда он вернулся домой и жена его увидела кошель с серебром, она стала просить, чтобы он купил себе новую рубашку, а ей – украшения из перьев. Не в силах от нее отвязаться, Ян Син дал ей кусок серебра весом в пять-шесть лянов, а сам сходил в ломбард и выкупил заложенное одеяло и носильные вещи. Утром соседи, прослышав, что он отправляется в дальний путь и получил много денег на дорогу, чуть ли не толпой повалили к нему: одни требовали долг, другие просили взаймы. После раздачи долгов, на которые ушло еще несколько лянов, Ян Сину пришлось окончательно расстаться с мыслью выручить кое-что из этих денег на постройку, и нам остается его только пожалеть…

А теперь оставим Ян Сина и вспомним нашего даоса Цзя, который, расставшись с Мэйэр, не находил себе места и денно и нощно мечтал о встрече с юной красавицей. Каждый вечер он спрашивал Хромого, когда же наконец вернется его сестрица.

– Скоро, скоро вернется, – всякий раз заверял Хромой, желая ему угодить.

Однако страсть и нетерпение сжигали даоса, и он докучал Хромому своими вопросами по нескольку раз в день.

– Смешной же вы, наставник! – не выдержал однажды Хромой. – Ведь у меня глаза не всевидящие, откуда мне знать, что происходит за тысячи ли отсюда? Поверьте, если бы я знал, где сестрица, – сам бы притащил ее на веревке. – Получив эту отповедь, Цзя Чистый Ветер был крайне недоволен, однако ссориться с Хромым поостерегся – как-никак родственник Мэйэр.

Минуло полгода, а от Мэйэр не было никаких известий. Даосом Цзя овладели сомнения: «А может, она вообще не вернется? Если бы хотела – давно была бы здесь. Да и Хромой ей не чужой – брат все-таки. Нет, здесь что-то не так!»

Несколько раз даос Цзя обращался к гадателям: девушка вернется, предсказывали одни; не стоит ждать, утверждали другие. От этих противоречивых предсказаний даос то бурно ликовал, то впадал в уныние, так что, глядя на него, другие монахи и легкомысленные послушники только посмеивались.

Надо заметить, что обычно неудачная любовь бывает двух видов. Пример первый: талантливый юноша и красивая девушка[112], полюбив друг друга, обмениваются письмами и назначают срок свадьбы; но тут на их пути возникает препятствие. Свадьба расстраивается. И молодым остается лишь мечтать друг о друге, глядя на цветы да тоскуя при луне. Такая любовь называется взаимной, но безнадежной.

Пример второй: юноша полюбил девушку, а та к нему равнодушна; или же, наоборот, девушка по уши влюблена в юношу, а он взирает на нее холодными очами. В этом случае влюбленному остается лишь понапрасну вздыхать да клясть судьбу. Подобная любовь называется односторонней и безнадежной. Именно такая любовь обрушилась на даоса Цзя.

Воспылав безнадежной любовью к Мэйэр, он забросил все свои дела: ходил – как во сне, спал – будто во хмелю, даже перестал молиться, читать сутры и появляться на молебствиях покровителю храма Гуань-ди, которые устраивались первого и пятнадцатого числа каждого месяца.

Через год даос Цзя похудел, осунулся, лицо его пожелтело, в костях появилась ломота. Прослышав о недуге племянника, его тетка, настоятельница монастыря Чистоты и праведности, решила навестить племянника, а для ухода за больным захватила с собой самую уродливую послушницу. Однако тетка, узнав о том, что даос Цзя, чья душа сгорала от страсти, стал заигрывать даже с нею, крепко отругала племянника и поклялась, что больше не переступит порог этого храма.

Здесь мы оставим безумного даоса, а сами продолжим наше повествование о Хромом. Первое время даос Цзя был с ним очень любезен и заботлив – угощал, потчевал вином, но потом охладел и передал его заботам даоса Косого. Последний же, думавший прежде всего о себе, частенько оставлял Хромого голодным или вынуждал довольствоваться объедками. День ото дня его положение становилось все более и более скверным, и молодой лис стал невольно беседовать в мыслях с матерью. «Матушка, прошло уже больше года, как ты покинула меня. Неужели тебе до сих пор приходится скитаться? В монастыре я живу впроголодь, и что дальше делать – не знаю. Эх, будь у меня здоровые ноги – давно бы покинул храм. Поистине, не цветут цветы сто дней, и не длится тысячу дней человеческое счастье! Поверь мне, матушка, обладай я твердой решимостью стать даосом – я бы не роптал!»

Однако оставим на время ропщущего Хромого и вернемся к Ян Сину, который, нарядившись на следующее утро казенным курьером, отправился в далекий путь.

Добравшись до храма князя Гуаня, Ян Син остановился и попросил пить. Увидев казенного курьера, даос Косой не посмел отказать ему – быстро налил чашку отвара и послал Хромого отнести приезжему. Принимая питье из рук Хромого, Ян Син сразу догадался, кто перед ним, – ведь в жизни хромые люди встречаются не так уж часто.

– Господин чиновник, позвольте узнать, откуда вы? – почтительно кланяясь, осведомился Хромой.

– Из Хуачжоу, приехал с поручением, – отвечал Ян Син, принимая чашку с отваром.

– Простите, что не подал вам чаю! – извинился Хромой. – В здешних краях чай – большая редкость.

– Мне все равно – лишь бы утолить жажду, – поблагодарил Ян Син и встал.

Хромой пошел проводить его за ворота храма, как вдруг, пройдя несколько шагов, Ян Син спросил:

– Наставник, ваша фамилия случайно не Цзо?

– Цзо, – отвечал Хромой.

– Тогда пройдемте еще немного – мне надо с вами поговорить.

Когда они отошли от храма шагов на сто, Ян Син промолвил:

– Меня прислал сюда инспектор Ян из уезда Хуаинь, что в округе Хуачжоу. Святая тетушка шлет вам письмо и велит не мешкая приехать к ней вместе со мной.

Он протянул Хромому запечатанное письмо. Когда тот его вскрыл, в нем оказались всего четыре стихотворные строки:

 

Я в Хуаине,

в доме Яна живу,

Без колебаний

мудрецом его назову;

Вместе постигнем

даосизма священную суть,

Отринув сомнения,

смело пустимся в путь.

 

Узнав почерк матери, Хромой обрадовался и хотел было вернуться в храм забрать вещи, но Ян Син удержал его:

– Не стоит этого делать! Если вам что-нибудь потребуется – скажите мне. Не сумеем приобрести в пути – получите на месте.

– Но я же хромой, – напомнил молодой лис. – Разве я за вами поспею?

– Потерпите немного! – уговаривал его Ян Син. – Доберемся до Цзяньмыньшаня, там найдем мула, и ходить больше не придется!

– Раз так, идем, – согласился Хромой. – Но только побыстрее, не то братия узнает и не отпустит.

Ян Син подхватил Хромого под руку, и они зашагали в направлении Цзяньмыньшаня, где наняли лошадь и продолжили путь в Хуачжоу.

Когда Хромой не явился к трапезе, Косой был очень удивлен, но когда он не появился и вечером, даос не на шутку встревожился и доложил даосу Цзя.

– Когда он ушел? – спросил даос Цзя.

– Еще утром, – отвечал Косой. – Тут проходил какой-то казенный курьер, просил попить. Хромой напоил его, пошел проводить за ворота, да так и не вернулся.

– А откуда этот курьер?

– Говорят, будто из Хуачжоу.

Как только даос Цзя услышал слово «Хуачжоу», им вновь овладело безумное чувство:

– Да ведь Хуачжоу – это место, где находится Западный священный пик Хуашань! Моя названая матушка с сестрицей как раз собирались идти туда воскуривать благовония. Почему он ушел, ничего не сказав, я бы хоть письмецо с ним отправил!

Косой усмехнулся:

– Думаете, он их там найдет? Хуачжоу – не деревушка из трех дворов, где все друг друга знают, а огромный округ.

Даос Цзя от болезни сделался вспыльчивым и принялся бранить Косого:

– Паршивый щенок! Неужто сам не знаешь, что человек с человеком всегда сойдется?! Говоришь, не найдет! А как же, по-твоему, тот курьер разыскал Хромого?.. А ушел Хромой с ним потому, что наверняка получил какую-то весточку от матери и сестры. Чем нести всякую чушь, лучше бы разузнал, где они!

– Теперь уже поздно, – оборвал его Косой, желая позлить даоса. – Курьер давно ушел, где его искать? Остается только надеяться: вы ведь сами говорили – человек с человеком…

Не помня себя от злости, даос Цзя вскочил с постели и, багровый от гнева, набросился на Косого с кулаками, однако у него тут же закружилась голова, и он упал.

Наступившие сумерки застали даоса Цзя лежащим в постели. С тоскою глядя на луну, он думал о Мэйэр: «Где ты, Мэйэр? Хоть бы фея луны, светящая сейчас нам обоим, прислала бы мне о тебе весточку!»

Мысли даоса были прерваны появлением служки.

– Хромой наставник вернулся! С ним матушка и сестра. Дожидаются у ворот…

– Сейчас же проси! – обрадовался даос Цзя, пытаясь подняться с постели. Голова его была тяжелой, ноги не слушались, и, вновь рухнув на подушку, Цзя уснул как убитый. Вскоре ему почудилось, будто в келью вошли трое, затем к его ложу приблизилась старуха, стала расспрашивать о самочувствии и говорить слова утешения.

Наконец она промолвила:

– Пойду-ка соберу вещи, а потом еще зайду.

И старуха вместе с Хромым вышла, оставив в келье только Мэйэр. Присев на край кровати, молодая лиса захихикала и проговорила:

– Я так давно не видела старшего брата. С чего это ты заболел?

– Причина моей болезни только одна – разлука с тобой, – сказал даос. – Теперь же, когда я увидел тебя, мне и умереть не жаль!

С этими словами он обнял Мэйэр за шею, а девушка склонилась к нему и поцеловала…

И тут даос очнулся. Какая жалость, это был всего лишь сон. В келье было тихо, лишь луна заглядывала в открытое окно. Даос Цзя тяжело вздохнул, по его щекам ручьями покатились слезы.

Поистине:

 

Ничего привычней луны в небесах,

кажется, быть не может;

Но если тоскуешь, и лунный свет

твои печали умножит.

 

Если хотите узнать о дальнейшей судьбе даоса Цзя, прочтите следующую главу.

 

Глава тринадцатая.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.179.0 (0.026 с.)