ТОП 10:

Многоглазый дух благодарит за милости и оставляет надпись на серебряном тазу. Вэнь Яньбо сбивается с дороги и встречается с Чжугэ Суйчжи



 

 

Тысячу слитков за жалкий обед

человек иногда отдает,

В жизни случается, даже дух

сполна за добро воздает.

Вспомни о случае с Тысячеглазым,

вспомни серебряный таз:

В мире за доброе дело добром

уже платили не раз.

 

Итак, не будь Вэнь Яньбо человеком счастливой судьбы, упавший с неба жернов, несомненно, раздавил бы его. К его счастью, спаситель явился вовремя. Когда же Вэнь Яньбо попросил его назвать свое имя, незнакомец сказал:

– Если я назову его, вы, пожалуй, забудете. Лучше я напишу. Прикажите подать мне серебряный таз, кисть и тушечницу.

Слуги принесли требуемое и разложили на столе. Тогда незнакомец снова обратился к Вэнь Яньбо:

– Попрошу вас всех удалить.

Когда по знаку Вэнь Яньбо все вышли, незнакомец взял кисть, начертал что-то внутри таза, опрокинул его вверх дном и, широко шагая, вышел из шатра. Вэнь Яньбо тотчас же приказал догнать его, однако незнакомец уже исчез.

– Опять чудеса! – воскликнул Вэнь Яньбо и велел подать ему серебряный таз.

Заглянул внутрь – там было написано: «Многоглазый дух». Все пришли в недоумение, в том числе и сам Вэнь Яньбо, пока он наконец не вспомнил…

Дело в том, что как-то, еще в ранней молодости, Вэнь Яньбо молился в храме Небесной деве о ниспослании сна, и ему приснилось, будто дева явилась к нему и поднесла гороскоп, в котором говорилось, что на земле он прославится как первый министр, а на небе станет повелителем звезды. Вэнь Яньбо пригласил самого искусного художника, тот нарисовал изображение девы, которое Вэнь Яньбо наклеил на шелк, повесил на стену и постоянно ему поклонялся.

Однажды в пути случилось ему заночевать в гостинице при почтовой станции. Хозяин предупредил его:

– У нас тут завелся злой оборотень, и постояльцев часто находят утром мертвыми.

Вэнь Яньбо не поверил, приказал принести побольше свечей, подать вина и, усевшись за стол, принялся ужинать.

Время близилось к полуночи, как вдруг он почувствовал, что в лицо ему пахнуло холодом, и увидел человека с распущенными волосами, который приблизился к столу, низко поклонился и, почтительно назвав его министром Вэнь Яньбо, попросил поесть и попить.

– Ты человек или демон? – спросил Вэнь Яньбо. – Скажи правду, и я накормлю тебя.

– Слышали ли вы когда-нибудь о Дальновидящем глазе и Чуткослышащем ухе – двух духах, подчиненных Небесной деве? – спросил пришелец. – Так вот – я и есть тот самый Дальновидящий глаз. Однажды Небесная дева поручила мне важное дело, а я напился и его не исполнил. Дева-повелительница разгневалась, лишила меня звания и послала сюда на три месяца голодать. Срок мой еще не вышел, но я увидел, что вы благородный человек, не вытерпел и попросил у вас поесть.

– С чего ты взял, что я благородный человек? – удивился Вэнь Яньбо.

– А с того, что местные духи добра перед приходом благородного человека заранее изгоняют всех злых демонов и оборотней, – отвечал тот. – Мне же позволили здесь остаться лишь потому, что я подчиненный самой Небесной девы!

– Как же ты, сам отбывая наказание, еще осмеливаешься губить здешних постояльцев? – спросил Вэнь Яньбо.

– В том не моя вина. Я родился уродливым, когда же Небесная дева в наказание исколола мне лицо своим божественным мечом, на нем как будто прорезалось множество глаз, и оно стало еще уродливее. Стоит кому-либо взглянуть на меня, как он тут же замертво падает от страха.

– Покажи мне свое лицо, – попросил Вэнь Яньбо.

– Боюсь напугать благородного человека, – ответил пришелец.

Вэнь Яньбо настаивал. Тогда человек откинул со лба волосы, и Вэнь Яньбо похолодел от ужаса – с лица, которое было синего цвета, на него, часто моргая, смотрели восемь злых глаз. Тем не менее Вэнь Яньбо быстро встал из-за стола, пригласил незваного гостя сесть, подвинул ему закуски и вино и обратился к нему с такими словами:

– Я давно поклоняюсь Небесной деве – можно мне попросить за тебя?

– Одного вашего слова достаточно, чтобы я был полностью прощен! – воскликнул незнакомец. – И знайте, когда в опасности окажетесь вы, я приду вам на помощь!

С этими словами он встал и исчез, а Вэнь Яньбо на следующий день воскурил благовония, поклонился изображению Небесной девы и попросил ее простить Дальновидящий глаз. На следующую ночь Дальновидящий глаз явился Вэнь Яньбо во сне и произнес: «Благодаря вашей доброте я прощен. В следующую нашу встречу вы увидите меня в другом облике – столько глаз у меня уже не будет». С тех пор Вэнь Яньбо еще сильнее уверовал во всемогущество Небесной девы и стал с еще большим рвением поклоняться ей не только дома, но и на походе. Хотя нынешний спаситель и не совсем походил на того духа, который много лет назад явился к нему в гостинице, Вэнь Яньбо все же вспомнил его…

Об этой истории Вэнь Яньбо рассказал своим военачальникам, и те с трепетом благоговения поздравили его с благополучным избавлением от опасности. Принялись снова разглядывать серебряный таз, и тут кто-то обнаружил под надписью, сделанной крупными знаками, мелкие письмена: «Когда встретишь трех Суй, колдуны и демоны отступят». Как ни вчитывался Вэнь Яньбо, как ни пытался понять, сколько ни спрашивал подчиненных, никто не мог ему дать толкового ответа. Только Цао Вэй сказал:

– В одном я не сомневаюсь – вы человек счастливой судьбы и вам покровительствуют святые. Не сомневайтесь – вы расправитесь со злодеем в ближайшие дни.

– Почему ты так думаешь? – удивился Вэнь Яньбо.

– Все дело в написании иероглифов, – продолжал Цао Вэй. – У духа было восемь глаз, и если сложить вместе иероглифы «восемь» и «глаз», получится иероглиф «бэй»[194], обозначающий Бэйчжоу. Сейчас у него восьми глаз нет, стало быть, нет больше и «бэй». Вот и выходит, что Бэйчжоу скоро падет. Вы всегда почитали Небесную деву, и она таким образом послала вам благовещее знамение. Что значит «три Суй», пока не знаю. Но это выяснится потом, а сейчас надо идти в наступление.

– Героиня Чжао явилась ко мне во сне и предупредила, что мне грозит опасность, – возразил Вэнь Яньбо, – и предсказание ее сбылось. Она же велела мне на три дня прекратить военные действия, и, видимо, неспроста. Подождем, пока выйдет срок, незачем спешить. А пока подумайте хорошенько, что означает «три Суй».

Военачальники почтительно склонились и покинули шатер.

Тем временем, уверенные в том, что их затея с жерновом принесла успех, колдуны устроили пир.

Ван Цзэ послал лазутчиков разведать, что делается в стане противника. Те по возвращении доложили:

– В лагере Вэнь Яньбо царит порядок, войско в полной боевой готовности. Больше ничего особенного заметить не удалось.

– Пусть у них порядок, но войско, потерявшее полководца, не захочет вступать в бой, – сказал сообщникам Ван Цзэ. – Одно тревожит меня: не остался ли Вэнь Яньбо в живых?

– Наш способ верный, – сказал Хромой. – От летающего жернова еще никому не удавалось спастись!

– И все-таки для полной уверенности надо бы послать Вэнь Яньбо вызов на бой, – сказал Ван Цзэ.

Вызов написали, и Ван Цзэ приказал одному из своих воинов доставить его лично Вэнь Яньбо. Посланец явился в лагерь Вэнь Яньбо, его провели прямо к шатру полководца и приняли бумагу. Прочитав вызов, Вэнь Яньбо догадался о замысле врага и про себя подумал: «Они уверены, что жернов раздавил меня! Увидели, что у нас все тихо, и решили разузнать, не произошло ли еще что-нибудь».

Вэнь Яньбо собственноручно написал ответ, и его тут же вручили посланцу.

Когда посланец вернулся в город, Ван Цзэ спросил его:

– Ты был у шатра Вэнь Яньбо?

– Докладываю великому вану – был! – отвечал посланец. – Вэнь Яньбо жив и здоров и сам написал ответ на ваш вызов.

Ван Цзэ заволновался и вызвал к себе Хромого, чтобы вместе с ним и Юнъэр обсудить положение. Они долго спорили, но так ничего и не решили. В это время доложили о прибытии Святой тетушки. Все вышли ей навстречу, проводили в зал и усадили на почетное место. Ван Цзэ рассказал ей о том, как врагам удалось при помощи брызгалок с нечистой кровью развеять их чары, а так же о том, что Вэнь Яньбо остался жив…

Выслушав его, Святая тетушка обратилась к Хромому:

– Не пора ли тебе применить свой излюбленный способ – «белый конь вводит в заблуждение воина»?

– Мы уже дважды применяли, казалось бы, самые надежные способы, и все равно терпели неудачу, – сказал Хромой. – А свой способ я решил приберечь на крайний случай.

– Конечно, я владею искусством тысячи превращений и десяти тысяч изменений, однако растрачивать его по пустякам не намерена, – сказала Святая тетушка. – А ты нерешителен из-за своей слабости к вину и женщинам, что в конце концов лишит тебя всякой силы и уподобит волоску, подхваченному ветром. Волосок может упасть и рядом, но чаще всего его уносит за несколько ли… Итак, слушайте все меня: в бой вступаем завтра! Посмотрим, смогут ли они меня одолеть?

Хромой и Юнъэр молча опустили головы. Только Ван Цзэ сказал:

– Всецело полагаюсь на вашу волшебную силу, матушка!

На следующее утро Ван Цзэ отобрал десять тысяч воинов и выступил с ними из города. Вэнь Яньбо снова приготовил к бою брызгальщиков, однако посланца на переговоры не отправил. Из строя войск Ван Цзэ навстречу никто не выезжал…

Между тем Хромой, босой, без одежды, оружия и лат, ведя на поводу белого коня, вместе с Чжан Ци и У Ваном явился перед строем войск, желая посмотреть, что сотворит Святая тетушка. А Святая тетушка распустила волосы, взяла меч, вывела вперед белого коня и, сотворив заклинание, уколола коня мечом в голову. Из раны брызнула кровь, Святая тетушка набрала ее в рот и прыснула на вражеские войска. И тут началось нечто невообразимое: в небе заклубились черные тучи, загрохотал гром, завыл ветер, вздымая песок и камни, и хлынул ливень. Ветер дул с такой силой, что невозможно было открыть глаза. Воины с луками и брызгалками перестали понимать, где север, где юг, побросали оружие и обратились в бегство, спасая жизнь. Вэнь Яньбо метался среди бегущих воинов, не понимая, что происходит. Неожиданно перед его конем закружился смерч, и там, где он пролетал, тьма рассеивалась. Вэнь Яньбо поскакал вслед за смерчем, когда же обернулся, то увидел, что он совершенно один и находится в незнакомом месте.

Впереди виднелись поросшие лесом горы. Среди деревьев на высоком шесте развевался флаг, оттуда же слышались удары колокола. Вэнь Яньбо двинулся в том направлении и вскоре оказался перед воротами храма.

«Ничего не поделаешь, – подумал он. – Раз уж я здесь, придется расспросить монахов, что это за место и как мне добраться до своего лагеря».

Он спешился и вошел в храм. Его встретил послушник. Вэнь Яньбо сказал ему, что хотел бы видеть настоятеля.

– Ваша фамилия Вэнь, почтенный полководец? – спросил послушник.

– Откуда ты знаешь мою фамилию? – удивился Вэнь Яньбо.

– Мой наставник сказал, что сегодня прибудет полководец Вэнь, и повелел мне его встретить, – отвечал послушник.

Вэнь Яньбо ничего не ответил, а про себя подумал: «Если его наставник заранее знал о моем приходе, значит, он, несомненно, человек не простой!»

– А я как раз и хотел повидать твоего наставника, – сказал он послушнику.

Послушник взял под уздцы коня и пошел впереди, указывая дорогу. У входа в келью их встретил старый хэшан. Он почтительно приветствовал Вэнь Яньбо, пригласил войти, и они сели, как надлежит гостю и хозяину.

– Верно, проголодались, полководец? – осведомился хэшан.

Не дожидаясь ответа, он распорядился приготовить для гостя трапезу, а коня велел отвести на конюшню и дать ему сена.

Когда послушник подал чай, хэшан сказал:

– Стало быть, вы и есть тот самый полководец Вэнь, который со стотысячным войском пришел в здешние края, чтобы покарать Ван Цзэ?

– Каким образом вы об этом узнали? – поразился Вэнь Яньбо.

– Вчера ночью ко мне явился во сне дух-покровитель здешнего храма и предупредил меня об этом, – сказал хэшан. – Я давно уже слышал о вас, и ваш приход – великая честь для нашего храма. Но почему вы один, где ваши телохранители?

– Признаюсь, сегодня я сражался с мятежниками и потерпел неудачу, – отвечал Вэнь Яньбо. – Вот и пришлось спасаться одному.

Услышав столь откровенное признание, хэшан сделал вид, будто удивлен:

– Как же это могло случиться? Вы ведь талантливый полководец! Другое дело, если бы вам противостояло многочисленное войско. Но кучка бэйчжоуских разбойников!..

– Вот именно, с кучкой разбойников я бы живо расправился, – согласился Вэнь Яньбо. – Но ведь Ван Цзэ помогают колдуны! Стоит завязать бой, как они напускают на нас толпы злых демонов, диких зверей и диковинных тварей, и мои воины обращаются в бегство. Мой помощник Цао Вэй предложил было использовать против них свиную и баранью кровь, конскую мочу и чеснок, но и это помогло лишь на время. А вчера не успел я подняться в шатер, как колдуны обрушили на меня жернов. Счастье еще, что Дальновидящий дух спас меня! Сегодня, вступая в бой, я вновь не остерегся, и Ван Цзэ напустил на нас ветер и мрак, гром и ливень, и мое войско в страхе разбежалось. Вот я и остался один! Скажите, наставник, как мне добраться до лагеря, и я вас щедро награжу!

Хэшан вскочил с места, всплеснул руками и с возмущением воскликнул:

– И это творится в наш век, подобный золотому веку Яо и Шуня! В правление святого государя и мудрых сановников какие-то колдуны осмеливаются устраивать смуту?! Не беспокойтесь, полководец, я не пожалею сил и помогу вам развеять колдовские чары и одолеть мятежников.

– Не сочтите дерзостью, если осмелюсь спросить, как ваше драгоценное имя, наставник? – спросил обрадованный Вэнь Яньбо.

– Меня зовут Чжугэ Суйчжи, – отвечал тот.

Вэнь Яньбо еще больше обрадовался:

– Дальновидящий дух оставил мне надпись:

 

 

«Встретишь трех Суй, колдуны и демоны отступят».

 

 

Я думал всю ночь, но так и не понял, что бы это могло значить? Теперь мне отчасти понятно. Если вы мне поможете взять Бэйчжоу, я доложу государю, и вас будет ждать самая великая награда!

– Я ушел от мира, зачем же мне богатство и титулы? – произнес хэшан. – Но я не потерплю, чтобы какие-то колдуны нарушали спокойствие в Поднебесной! Ради искоренения зла я готов служить вам так же верно, как служат человеку собака и конь. Переночуйте в нашем храме, а завтра мы вместе отправимся к вам в лагерь.

Вэнь Яньбо снял с себя латы, поужинал, немного побеседовал с хэшаном и лег отдыхать.

Под утро они поднялись, закусили, и хэшан сказал послушнику:

– Приведи мне коня, мы с полководцем едем громить мятежников!

Как только монахи услышали, куда уезжает их настоятель, они переполошились и бросились отговаривать, но хэшан только улыбнулся:

– Вы уж не мешайте мне, я знаю, что делаю. Разгромим злодеев – будет у меня заслуга перед государем, а наш храм еще больше прославится. Так что ждите меня с победой!

Вэнь Яньбо и хэшан сели на коней и направились прямо в лагерь государевых войск. Увидев своего полководца целым и невредимым, воины с радостными возгласами бросились ему навстречу, проводили к шатру. Явились Цао Вэй и другие военачальники и стали с удивлением расспрашивать:

– Вас не было всю ночь, и мы очень беспокоились! Где вы пропадали? И кто этот почтенный наставник?

– Я вчера заблудился и случайно повстречал святого человека, – отвечал Вэнь Яньбо. – Он поможет нам одолеть колдовство. Помните, об этом говорилось в надписи Дальновидящего глаза на серебряном тазу? – И затем, наклонившись к уху Цао Вэя, прошептал: – Хэшана зовут Чжугэ Суйчжи.

Когда Вэнь Яньбо и его приближенные вышли из шатра, Цао Вэй спросил у старого хэшана:

– Позвольте узнать, каким образом вы собираетесь одолеть колдунов? Каким искусством владеете?

– Пятнадцать лет я странствовал по Поднебесной и однажды повстречался с необыкновенным человеком, который и научил меня истинному способу повелевания пятью громами и небесными сердцами, – отвечал Чжугэ Суйчжи. – Теперь мне никакое колдовство не страшно – я могу обращать любое зло в добро! Если не верите мне сегодня, убедитесь завтра, когда начнется бой.

Вэнь Яньбо оставил старого хэшана и его послушника при своем войске, а сам написал врагу вызов на бой и велел доставить его в Бэйчжоу. Тем временем он пополнил свое войско десятью тысячами воинов из лагеря в Фуцзятуне, а раненых и больных отослал в тыловой лагерь залечивать раны.

Между тем Ван Цзэ принял вызов, отпустил привезшего его воина и созвал совет.

– В последнем бою мы разгромили врага и обратили его в бегство, – сказал он. – Сегодня Вэнь Яньбо снова прислал вызов. Погибели своей ищет. Видно, хочет, чтобы Святая тетушка еще раз применила свой волшебный способ и окончательно уничтожила его стотысячное войско…

Не будем подробно рассказывать, о чем еще говорилось на этом совете. Скажем только, что обе стороны привели в готовность свои войска и ждали следующего дня, когда должно было состояться решающее сражение.

Утром Ван Цзэ вывел свои войска из города и расположил в боевом порядке. Под сенью знамен снова появилась Святая тетушка. Она вела на поводу белого коня, волосы ее были распущены, в руках она держала меч. Она прочитала заклинание, уколола коня мечом и, набрав в рот конской крови, прыснула в сторону противника. Тотчас же завыл ветер, загрохотал гром, хлынул ливень с градом. Тогда Чжугэ Суйчжи позвонил в колокольчик, висевший у него на пальце, прочитал истинную молитву и махнул дубинкой в сторону врага. И тут же свершилось чудо: ветер изменил направление и песок, камни, ливень и град обрушились на войско Ван Цзэ. Ван Цзэ и его воины обратились в бегство.

Вэнь Яньбо взмахнул плетью, подавая знак к наступлению, и его воины дружно ринулись вперед. Половина вражеских войск была сразу перебита, многие попадали в городской ров и там утонули. Тем временем Ван Цзэ собрал остатки своего разбитого войска, запер городские ворота и больше на бой не вышел.

Между тем Вэнь Яньбо подал сигнал воинам отойти от города и расположиться лагерем неподалеку. Пригласив Чжугэ Суйчжи к себе в шатер, он усадил его на почетное место, низко ему поклонился и промолвил:

– Нынешняя победа – ваша заслуга. Если так пойдет и дальше, мы покончим с врагом в ближайшие дни.

– Ложное я всегда преодолеваю с помощью истинного, и потому мне и сопутствует успех, – отвечал старый хэшан. – Пока я нахожусь при ваших войсках, вам нечего бояться колдунов.

Вэнь Яньбо обрадовался и отдал приказ войскам начать штурм города. Воины плотным, как обруч на бочке, кольцом окружили Бэйчжоу. Они били в барабаны и громко кричали в надежде, что войско врага вступит с ними в бой. Но Ван Цзэ не выходил. Вэнь Яньбо не оставалось ничего иного, как отвести войска, построить укрепленный лагерь, выставить усиленную охрану и ждать.

Совещаясь с Цао Вэем, он говорил:

– У нас стотысячное войско, сколько требует оно провианта! Мы здесь почти два месяца, а город так и не взяли. На что это похоже?

– Не беспокойтесь, господин командующий, – отвечал Цао Вэй. – Я попытаюсь что-нибудь придумать.

Цао Вэй простился с Вэнь Яньбо и возвратился в свой лагерь. А Вэнь Яньбо, оставшись в одиночестве, еще долго сидел, предаваясь грустным размышлениям, и не заметил, как наступила ночь. Однако уснуть ему не удавалось. В лагере царила тишина, и он решил выйти прогуляться. Как раз в это время пробили третью стражу, и Вэнь Яньбо услышал, что воин, отбивающий ее, тихонько напевает…

Поистине:

 

Сильному духом, а не числом,

победа в бою достается,

Не в личной храбрости, а в уме

достоинство полководца.

 

Если хотите знать, какую песенку пел воин и что после этого произошло, прочтите следующую главу.

 

Глава тридцать девятая.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.232.124.77 (0.016 с.)