ТОП 10:

Почтительно склоняясь перед волею судьбы, Юнъэр завлекает мужа. Раздавая деньги и рис, Ван Цзэ приобретает сторонников



 

 

Люди твердят, что не знают даосы

истинного колдовства:

Разве в великом искусстве магии

достигли они мастерства?!

Ведь если и в самом деле даосы

могучие колдуны,

Зачем же тогда у святых и бессмертных

учиться люди должны?!

 

Итак, продолжим наш рассказ о Ван Цзэ, который, услышав за воротами чей-то голос, вздрогнул от испуга. Когда же он пришел в себя, то увидел, что во двор верхом на тигре въезжает человек весьма странного вида – в железной даосской шапке, красном халате с черной оторочкой и в соломенных сандалиях. Лицо его было багровым, а глаза сияли, точно яркие звезды.

– Наставник Чжан! – с упреком сказала ему Святая тетушка. – Мы здесь с начальником ряда Ваном говорили о великих делах, а вы вздумали нас пугать!

Наставник спрыгнул на землю и поклонился Святой тетушке. Ван Цзэ в свою очередь приветствовал пришельца.

После взаимного обмена приветствиями все сели, и Святая тетушка продолжала:

– Наставник Чжан, позвольте представить вам начальника ряда Вана из Бэйчжоу, которому вы через пять дней должны будете помочь.

Наставник почтительно обратился к Ван Цзэ:

– Меня зовут Чжан Луань. Мы со Святой тетушкой часто говорили о вас и единодушно считаем, что только вы можете стать единовластным повелителем великого государства. Я много раз порывался встретиться с вами, но всякий раз удерживался, боясь, что вы не приветите меня. Святая тетушка, не скажете ли, как начальник ряда Ван попал сюда?

– Его завлекла Юнъэр, – отвечала старуха. – Для этого ей, правда, пришлось прибегнуть к небольшой хитрости… Все это, впрочем, мелочи. Давайте лучше продолжим разговор о деле. Вы, наставник, явились как раз вовремя.

– Когда же начальник Ван собирается приступать к делу? – поинтересовался Чжан Луань.

– Как только склонит на свою сторону бэйчжоуских воинов, – ответила за Ван Цзэ Святая тетушка. – Тогда-то все мы и поможем ему…

Не успела она произнести последнее слово, как ворота усадьбы распахнулись и во двор прыжками влетел громадный лев, он юлой закружился перед входом в зал и громко заревел.

Ван Цзэ сперва было испугался, но потом подумал: «Лев – зверь небесный! Как же он мог оказаться на земле?»

Только было он хотел спросить об этом Святую тетушку, как вдруг услышал, как та кричит на зверя:

– Ты зачем явился сюда? Помогать начальнику Вану или безобразничать? Живо прекрати!

Лев послушно закивал головой и исчез, а на его месте появился человек.

– Кто это? – изумился Ван Цзэ.

– Это – Бу Цзи, – сказала Святая тетушка, знаком приказав ему поклониться Ван Цзэ.

– Начальник Ван, – продолжала Святая тетушка, – итак, вы видели, какими способностями обладают Чжан Луань и Бу Цзи!

– Да! – отвечал Ван Цзэ. – Даже если они умеют только это, то в успехе дела можно не сомневаться.

– У вас, кроме них, будет еще помощник, – сказала старуха.

– Кто же это?

С небес тотчас спустился журавль, подошел ко входу в зал и остановился. С него соскочил человек. Чжан Луань, Бу Цзи и Юнъэр встали и поклонились ему. Роста он был небольшого, к тому же хромал на одну ногу. На голове рваная повязка, одет в рубаху с рваным воротником, на ногах истоптанные веревочные сандалии.

«Кто же он такой?» – с брезгливостью подумал Ван Цзэ, не желая приветствовать его.

– Начальник Ван, это мой сын Цзо Хромой, – обратилась к нему Святая тетушка. – С его помощью ваше дело обязательно завершится успешно. Почему вы не приветствуете его?

Ван Цзэ торопливо поднялся и отвесил поклон. Между тем Цзо Хромой прошел в зал, поприветствовал Святую тетушку, сел с краю, немного пониже остальных, и спросил мать:

– Матушка, начальник Ван уже совершил свое дело?

– Нет, он его еще не начинал, – сказала старуха. – Без твоей помощи он все равно не добился бы успеха, и потому мы ждали твоего прихода.

– Что ж, в таком случае надо все хорошенько обсудить, – произнес Цзо Хромой. – Очень хорошо, что начальник Ван здесь – заодно обручим его с сестрицей Юнъэр. Может, наставник Чжан возьмет на себя хлопоты свата?

– Я тоже желала бы этого! – сказала Святая тетушка.

Она велела девушкам-служанкам отвести Ван Цзэ в баню, омыть ароматной водой и переодеть в новую одежду. Когда он омылся, принесли такое роскошное одеяние, какого ему в жизни не приходилось видеть: расшитый драконами шелковый халат, островерхую шапку, мягкие сандалии. Ван Цзэ никак не осмеливался принять столь щедрый дар. Тогда к нему подошел Хромой:

– Не скромничайте, одевайтесь! А потом я отведу вас к пруду Трех жизней, и там, увидев в воде свое отражение, вы поймете, какая судьба вам уготована в этой жизни!

Ван Цзэ оделся, вместе с Хромым направился к прозрачному пруду, увидел свое отражение в воде и поразился: на него глядел величественный человек, подобный сыну Неба!

– Ну что? – спросил Хромой. – Как видите, судьба ваша предопределена, и скромничать незачем.

Тотчас послышалась музыка, загремели гонги и барабаны, и в сопровождении девушек-служанок с шелковыми фонариками и дворцовыми опахалами появилась Юнъэр, одетая в расшитую куртку и в унизанную жемчугами шапочку государыни императрицы. И тут же в зале по всем правилам была совершена брачная церемония. Затем новобрачных проводили в покои, где уже горели свадебные свечи.

«Уж не сон ли это? – спрашивал себя Ван Цзэ. – Если не сон, стало быть – явь! Но пусть даже сон – все равно приятный, и не стоит прерывать его!»

Вот так, спустя сотни лет, государыня У Цзэтянь, возродившаяся в облике мужчины, сочеталась со своим любимым Чжан Чанцзуном, душа которого возродилась в теле женщины… Исполнилось желание, высказанное некогда в беседке Ста цветов!

Что же касается радостей и утех молодых супругов, то мы о них не будем рассказывать…

Итак, прошло три дня, а на четвертый Святая тетушка снова пригласила Ван Цзэ для серьезного разговора.

– Время настало, благоприятный момент упускать нельзя, – сказала она. – Любовь к молодой жене не должна стать препятствием в великом деле!

– Возвращайтесь пока в город и ждите, – добавил Хромой. – А завтра мы с наставником Чжан Луанем придем в Бэйчжоу и поможем вам.

Ван Цзэ не прочь был остаться еще немного, но его торопили, кроме того, он сам боялся, как бы его трехдневное отсутствие не повлекло за собой неприятностей по службе. Поблагодарив Святую тетушку, он простился с Юнъэр и переоделся в свою старую одежду. Хромой вывел его из усадьбы, довел до леса и, указав на дорогу, велел идти дальше одному. Когда Ван Цзэ обернулся, Хромой уже исчез.

Сделав несколько шагов, Ван Цзэ, к великому удивлению, увидел, что находится у самых ворот Бэйчжоу.

«Странно! – подумал он. – В прошлый раз я добирался до усадьбы Святой тетушки целых полдня, а сейчас сделал какой-то десяток шагов и уже в городе… Видно, люди эти необычные и с их помощью я действительно приобрету славу!»

Было около полудня. Ван Цзэ вошел в город и направился прямо к окружному ямыню разузнать, что там делается. К нему бросился один из служителей.

– Начальник ряда Ван! Где вы так долго пропадали? Господин правитель округа очень недоволен вашей отлучкой.

Обеспокоенный Ван Цзэ поспешил в присутственный зал. Правитель округа его строго спросил:

– Ван Цзэ, где ты пропадал три дня?

– Ходил к родственникам в деревню, – соврал Ван Цзэ. – Думал вернуться в тот же день, да в дороге захворал и пролежал три дня. Вернулся только сейчас, а мне говорят, что вы меня вызывали. Я даже домой не заходил – прямо к вам…

– Ну, если был болен, взыскивать с тебя не буду, – смягчился правитель. – А спрашивал я о тебе вот по какому делу: пять дней тому назад я посылал тебя в лавку за шелком; так вот – моя жена этим шелком недовольна. Говорит, цвет не яркий, да и куски укороченные – словом, ей не годится. Возврати шелк торговцу и завтра же с ним рассчитайся. И не медли! Приближается свадьба моей дочери, надо успеть сшить ей свадебное платье…

По его знаку доверенный слуга принес из жилых покоев тринадцать штук шелка. Правитель велел Ван Цзэ пересчитать их. Тот поклонился, пересчитал куски и отнес их домой.

«Не везет же мне! – с досадой думал он. – Три дня прожил будто во сне, не успел вернуться, как этот хапуга уже привязался – даже чашки чая не дал выпить. Дочку-то он выдает замуж, а я здесь при чем? Сначала не хотел платить торговцу и заставлял меня брать для него в долг, а потом сам же и привередничает. Шелк весь помял, скомкал, а сейчас требует, чтобы я его обменял!..»

Ван Цзэ развернул смятую штуку шелка, чтобы свернуть ее поаккуратнее, и был поражен – большой кусок ткани оказался отрезанным! Проверил остальные штуки – то же самое. Решил измерить – оказалось, что в каждой штуке не хватает по пяти аршин.

«То, что шелка не хватает, это еще полбеды, – подумал он. – Но вот зачем было мять и портить остальное? Разве теперь торговец согласится обменять?! Да и как узнаешь, кто это сделал? Даже если кто-то из подчиненных – все равно не докажешь! Видно, придется докладывать самому!»

Встав на следующее утро пораньше, Ван Цзэ взял шелк и отправился в ямынь. Как только правитель округа вошел в присутственный зал, Ван Цзэ опустился перед ним на колени. Но правитель даже не дал ему слова сказать.

– Прекрасно, Ван Цзэ! Какой ты расторопный, я, право, не ожидал! Неужто обменял шелк?

– Ничего я не обменял, – уныло произнес Ван Цзэ. – Вчера мне дали не тот шелк, какой я приносил от торговца. Как я могу его обменять, если от каждой штуки кто-то отрезал по пять аршин?

– Я же вчера только говорил тебе – пересчитай и проверь! – рассердился правитель. – Обнаружил бы недостачу и сразу сказал бы!

– Вчера я пересчитал только штуки, а нехватку обнаружил дома, – осмелился возразить Ван Цзэ. – Хотел доложить вам, но время было позднее, и я не посмел вас тревожить. Решил это сделать сегодня.

– Вздор! – еще больше рассердился правитель. – Вчера ты сам все прощупал и пересчитал, а сегодня у тебя недостача?.. Делай, что приказано, не то накажу тебя батогами!..

Пришлось Ван Цзэ собрать шелк и вернуться домой. Только было он хотел войти в дом, как его вдруг остановили Цзо Хромой, Чжан Луань и Бу Цзи.

– Что вы несете? – спросили они.

– Одним словом не расскажешь… – вздохнул Ван Цзэ и поведал им о своих несчастьях.

– Все это мелочи! – воскликнул Хромой. – Я вам сейчас помогу!

Взяв шелк, Хромой сложил его в одну кучу, прикрыл сверху своей холщовой рубахой, пробормотал заклинание и воскликнул: «Живо!» И шелк тотчас сделался таким ярким, что глазам стало больно.

– Подождите немного, наставник, – попросил Хромого обрадованный Ван Цзэ. – Я сейчас отнесу шелк в ямынь, а потом мы с вами поговорим.

– Хорошо, мы вас подождем, – пообещали все трое.

Когда Ван Цзэ принес шелк в ямынь, правитель округа еще находился в присутственном зале. Яркий шелк ему, разумеется, понравился, он велел принять его и отнести во внутренние покои, а Ван Цзэ отпустил.

Возвратившись домой, Ван Цзэ извинился перед гостями:

– Простите, что заставил вас ждать! Мне, как хозяину, полагалось бы угостить вас чаем, но я живу один, и в доме у меня ничего нет. Так что позвольте пригласить вас в соседний трактир – выпьем немного вина.

– С большим удовольствием, – обрадовался Хромой, – за встречу обязательно надо выпить!

– Сегодня день у меня свободный, шелк я отнес, так что можно теперь не спешить, – сказал Ван Цзэ.

Они отправились в трактир и сели у окна. Только они принялись пить и закусывать, как вдруг увидели, что мимо трактира проходит отряд воинов со знаменами.

– Куда это они? – удивился Ван Цзэ. – Ведь сегодня нет никаких учений.

– А вы бы вышли да разузнали, в чем дело, – предложил Хромой.

Ван Цзэ вышел из трактира. Воины узнали его и дружно приветствовали.

– Куда вы ходили? – спросил их Ван Цзэ.

– Ах, начальник ряда, одно горе нам от правителя округа! – отвечали воины. – Три месяца мы несли службу, а сейчас он отказывается выдать нам деньги и рис хотя бы за месяц. Мы пошли в войсковую житницу просить риса, так смотритель нас прогнал.

– Как же так?! – возмутился Ван Цзэ.

– Если и завтра нам ничего не выдадут, поднимем бунт! – заявил комендант лагеря.

Воины ушли, а Ван Цзэ вернулся в трактир и передал Хромому свой разговор с комендантом лагеря.

– Скорее догоните их и верните обратно, – сказал Хромой. – Выдайте всем месячное жалованье, и сердца воинов склонятся на вашу сторону.

– Вы шутите, наставник! – пожал плечами Ван Цзэ. – Откуда мне взять столько денег и риса?

– Вы только их верните, а об остальном позабочусь я сам, – сказал Хромой.

Ван Цзэ догнал коменданта лагеря и попросил его привести к нему воинов для получения жалованья. Обрадованные воины поспешили к дому Ван Цзэ, а когда вошли, то увидели посреди двора огромную гору риса. Ван Цзэ и сам был поражен и никак не мог понять, откуда взялся этот рис! Между тем Хромой сделал ему знак молчать и сам обратился к воинам:

– Берите риса столько, сколько сможете унести. Только не шумите!

Воины по очереди подходили, набирали кто сколько хотел.

«Риса здесь не больше ста даней[163], а воинов целых шесть тысяч, – подумал Ван Цзэ. – Хватит ли на всех?»

– Не беспокойтесь, хватит, – заверил его Хромой.

С полудня и до самого вечера люди носили рис, унесли больше десяти тысяч даней, а рис еще оставался. Уходя, комендант и воины горячо благодарили Ван Цзэ.

– Начальник Ван! – обратился к нему Хромой. – Уж если мы начали дело, надо делать все сразу, а не откладывать на потом! Ночь нынче будет ясная, пусть комендант в лагере объявит, чтобы воины шли за деньгами.

Когда комендант услышал об этом, он словно на крыльях понесся сообщать воинам радостную весть.

– Рис вы нашли, а денег где возьмете? – спросил Ван Цзэ.

– И деньги найдутся! – сказал Хромой.

– Некогда я оставил в храме покровителя города Бопина[164]тысячу связок монет на хранение, – вмешался в разговор Чжан Луань. – Сейчас они лежат у вас под кроватью.

Ван Цзе заглянул под кровать – там все было забито деньгами. Из-под кровати торчал конец веревочки, на которую нанизывают монеты, а второй ее конец, казалось, уходил под землю. Ван Цзэ ухватился за нее рукой и потянул на себя. На веревочке были нанизаны новенькие монеты казенной чеканки. Долго тянул он веревочку, даже устал, а она все не кончалась. Наконец он опустил руку и тут же застыл в изумлении: на конце веревочки вместо монеты был нанизан хэшан в огненно-красной кашье и с золотыми серьгами в ушах! Перепуганный Ван Цзэ бросился вон из комнаты. Хэшан только рассмеялся:

– Не сердись, начальник Ван, что я так поздно явился!

Чжан Луань и Хромой узнали хэшана Шарика.

– Это наставник Шарик, – успокоили они Ван Цзэ, – он тоже пришел вам помочь.

– Неужто тот самый, который в Кайфыне доставил столько хлопот правителю Бао Чжэну?! – воскликнул Ван Цзэ.

– Он самый! – подтвердил Хромой.

Ван Цзэ успокоился и почтительно поклонился хэшану.

– В прошлом году мне удалось выманить у начальника военной палаты Добряка Вана три тысячи связок монет, которые я вручаю вам для раздачи воинам, – сказал он Ван Цзэ.

– Теперь у нас уже есть четыре тысячи связок, а воинов шесть тысяч человек, – сказал Хромой. – Где взять недостающие две тысячи?

– Могу добавить еще три тысячи, – предложил Чжан Луань.

– Не беспокойтесь, наставник Чжан, – оборвал его Бу Цзи. – Я уже сам обо всем позаботился.

Они вместе прошли во внутреннюю комнату, вынесли оттуда деньги и кучами по тысяче связок в каждой разложили на полу.

Между тем у ворот уже стояли воины. Ван Цзэ приказал им входить по очереди и брать по одной связке.

К полуночи все деньги были розданы. Счастливые воины хвалили своим близким Ван Цзэ:

– Какой щедрый человек! Безвозмездно раздал свои деньги и рис!..

Тем временем Хромой и остальные простились с Ван Цзэ и ушли, пообещав явиться снова на следующий день. А следующий день был у Ван Цзэ как раз днем дежурства. Встав рано поутру, он явился в ямынь и стал дожидаться прибытия правителя округа.

Следует сказать, что правитель отличался жадностью необыкновенной и о деньгах думал больше, чем о делах служебных…

Как только правитель вошел в присутственный зал, Ван Цзэ поклонился и спросил:

– Какие будут распоряжения, господин?

– Ван Цзэ, я слышал, что ты настолько богат, что уплатил жалованье всему моему войску! – усмехнулся тот. – Почему не доложил мне? Я бы сам это сделал…

Ван Цзэ растерялся, не зная, что отвечать, как вдруг к ступеням крыльца подбежали двое и упали на колени:

– Господин, беда! Из житницы пропал рис! Замки и печати целы, а риса нет!.. – докладывал первый.

– Господин, из кладовых исчезло две тысячи связок монет! – докладывал второй.

Правитель округа был поражен. Не зная о том, что это дело рук Хромого и Бу Цзи, он уставился на Ван Цзэ:

– Все ясно! Это ты с помощью колдовства похитил деньги и рис и роздал их!

Ван Цзэ не знал, как оправдаться. Тем временем правитель кликнул тюремщиков, велел надеть на провинившегося кангу и отправить в тюрьму для допроса…

Если хотите знать, какие события произошли после этого, прочтите следующую главу.

 

Глава тридцать третья.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.226.251.81 (0.015 с.)