Свободное время и досуг в формационной и цивилизационной парадигмах



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Свободное время и досуг в формационной и цивилизационной парадигмах



Долгое время как зарубежные, так и отечественные специалисты тесно связывали и чуть ли не отождествляли свободное время с досу­гом.

До сих пор среди исследователей не выработана единая концепция и содержательные границы социального и свободного времени общест­ва и личности.

Условно исследовательские подходы можно разделить на три груп­пы.

Представители первой (в основном, экономисты) рассматривают свободное время как часть нерабочего времени, связанного преимуще­ственно с расширенным воспроизводством рабочей силы в эпоху НТР. поэтому в определениях они исходили из потребностей производства и Роли свободного времени в повышении культурно-технического уров-

17

 

ня. А он является важнейшим фактором повышения производительно­сти труда.

Вторая группа (этнографы, психологи и педагоги) акцентируют внимание на всестороннем развитии человека. А свободное время сво­дят к нерабочему и предназначают его для отдыха и физического раз­вития трудящихся:

- этнография учитывает свободное время при рассмотрении харак­теристики людей и традиций;

- психология изучает субъективное отношение людей к свободно­му времени;

- педагогика связывает с ним вопросы воспитания.

Таким образом, содержательные характеристики отражают эконо­мические, специальные, физические и социально-психологические ха­рактеристики.

Третью группу представляют философы. Гегель характеризовал ес­тественно- возрастной процесс и последовательность его состояний с предпочитаемыми формами досуга. Интерпретация гегелевской кон­цепции А. Шопенгауэром оказалась пессимистическим признанием власти возраста над духовным состоянием и деятельностью человека.

В диалектической концепции К. Маркса свободное время предстает как сфера свободной деятельности, «не определяемой подобно труду под давлением той внешней цели... осуществление которой является естественной необходимостью или социальной обязанностью» . К при­знакам рабочего времени Маркс относил также технологическую и юридическую их регламентацию.

Маркс определил досуг как «последовательный процесс восстанов­ления человеческих сил и их развитие», а свободное время как время, «представляющее собой досуг, так и время для более возвышенной дея­тельности...»5.

Из этих определений вытекают два методологических принципа:

I. В основе понятийного смысла термина «досуг» лежит понятие «свободного времени» как пространства досуга

II. Введение уровней досуга - от развлечения до игры «творческих сил».

Очевидно, такое подразделение имел ввиду и А. Пушкин, говоря о времени «вдохновенного досуга» и «вдохновенного труда». В целост-

4 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т.26, ч.Ш. С.211.

5 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т.46,411. С.211.

18

ном развитии личности свободное время - это сфера свободной дея­тельности человека.

Следует подчеркнуть, что философское осмысление соотношения свободы и необходимости выявляет его нравственный смысл: ведь дей­ствие по необходимости освобождает человека от ответственности за свое поведение.

Свободная деятельность и необходимость являются двумя сторона­ми единого диалектического процесса, выявляющего внутреннюю лич­ную необходимость действия, определяемого системой жизненных ориентаций и ценностей. Таким образом, досуг располагается по шкале «зависимость - свобода».

При обсуждении данного вопроса следует избегать двух крайностей: абсолютизации свободы индивида в сфере культурно-досуговой дея­тельности и растворения свободной деятельности в необходимости вы­полнения общественных потребностей.

Таким образом возникла разница в оценках детерминации свободно­го времени в формационной и цивилизационной парадигмах.

Прямая проекция характеристик формационного подхода на иссле­дованные тенденции в современных развитых странах, создание иных механизмов регулирования экономических, политических и социально-культурных процессов не объясняют многих явлений, таких, как:

- изучение тенденций роста свободного времени;

- изменение его качественного содержания под воздействием науч­но-технической революции;

- формирование социально-культурных функций предприятий (экс­перимент Э. Мэйо, и опыт Японии) и местных органов самоуправ­ления (Европа, США);

- развитие социальных инициатив и движений в разных странах: миротворческих, экологических, музыкальных, дискотечных, по­знавательных международных радио- и телевикторин;

- стирание социальных различий в условиях и характере проведения свободного времени;

" формирование систем непрерывного образования, его демократи­зация и гуманизация;

- осознание необходимости не только физического, но и духовно-нравственного выживания человечества;

взаимосвязь и взаимозависимость современного мира.

19

Это свидетельство общецивилизационного характера изменений со­циально-культурного процесса, его влияния на развитие социально-культурных процессов в сфере свободного времени, которое становится] предметом исследований специалистов разных стран.

Изучая разнообразие исследовательских подходов у зарубежных ученых, видно, что при анализе сущности свободного времени, они от­мечают специфические признаки досуговой деятельности:

I. «Очищение» досуговой деятельности от разного рода необходи­мых, непреложных затрат. Отмечая важность этого признака, следует помнить предупреждения Ч.Р. Миллса («Социологическое воображе­ние») и Э. Гидденса («Социология») о недопустимости переноса совре­менных понятий на прошлые эпохи.

Относя участие в церковных праздниках к внешнему давлению и, лишая его статуса праздника, забывают, что в Средние века - эпохе торжества христианской веры, церковные обряды воспринимались как праздник, а не принудительное отбывание литургии. И для современ­ных истинно верующих литургия является праздником. А если учесть, что за церковной службой следовал семейный праздник с застольем, а за ним - массовые гуляния, масленица, святки, сопровождающиеся ига рами, хороводами и состязаниями, т.е. огромный багаж фольклора, на­копившийся у народов всех стран, то следует усомниться в правомер­ности отказа причислять церковные праздники к сфере досуга. Даже в! наше время в деревнях шумно справляют престольные праздники, по| священные святым покровителям деревни, села.

Болгарский ученый Л. Николов показывает невозможность приме­нения понятия «непреложные затраты» в сфере свободного времени. И аргументирует неправомерность понятия «чистоты досуга» разным от­ношением воспитателя и родителя к своей деятельности во время про­гулок с детьми; киномеханика и зрителя во время киносеанса и др.

II. Использование взаимозаменяемости занятий, свободы выбора ва­рианта деятельности или бездеятельности, с точки зрения цивилизаци-онного подхода, также не всегда правомерны. Но при этом следует от­метить, что свобода выбора деятельности ограничена объективными й субъективными факторами: наличием социальной инфраструктуры, доступностью форм досуга и отношением субъекта к свободному вре­мени, к духовным ценностям, кроме того, оно обусловлено состоянием здоровья, семейным положением, возрастом и др.

20

Пьер Бурдье, используя методологию Маркса, ставящего стоимость товара в зависимость от времени, необходимого для его производства, показал, что ценность эстетических взглядов, вкусов («габитус»)6 опре­деляется ресурсами времени и их непринужденным освоением через интерьер, музицирование, посещение музеев, т.е. условий, какие могут быть только у выходцев из привилегированных слоев.

Автор противопоставляет эстетический вкус столичной верхушки наивным взглядам провинциальной буржуазии и представителей не­имущего класса. Полученные им эмпирические данные подтверждают, что в наши дни потребление, в том числе и досуговых форм, социально структурировано. П. Бурдье подчеркивает важность социализации ин­дивида через культуру в самом раннем детстве, и её определяющее зна­чение на последующих этапах.

Обоснование исследователем категорий «культурный капитал» и «символический капитал подкрепляется многочисленными эмпириче­скими данными, которые подтверждают, что исключение детей низше­го класса из элитарных форм культуры и досуга, обусловливает не только их отставание, но и добровольное психологическое подчинение элите. Это позволяет Пьеру Бурдье обосновать категорию «символиче­ского капитала», оказывающего дополнительное давление на низшие слои.



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-05; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.68.118 (0.005 с.)