ТОП 10:

Убийство в состоянии аффекта и причинение вреда здоровью в состоянии аффекта



убийство аффект преступление

Статья 113 Уголовного кодекса РФ гласит, что под причинением тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта является умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего либо иными противоправными или аморальными действиями (бездействием) потерпевшего, а равно длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего.[42]

Фактически различие между преступлением, квалифицируемым по ст. 107 УК РФ, и преступлением, квалифицируемым по ст. 113 УК РФ, заключается в главном объективном признаке – наличие смерти в первом случае и её отсутствие – во втором. В преступлениях, предусмотренных ст. ст. 107, 113 УК, обязательным признаком, относящимся к объективной стороне, являются внешние обстоятельства, которые характеризуются наличием противоправных или аморальных действий (бездействия) потерпевшего, а также длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего. Иными словами, и в том и в другом случае преступление совершается после провокации со стороны потерпевшего.

Причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта — преступление, в котором объектом преступления является соматическое и психическое здоровье другого человека, но никак не его жизнь. Это и есть основанное отличие данных преступлений друг от друга.

Основаниями для отнесения данных видов преступлений к преступлениям со смягчающими обстоятельствами выступают два момента. Во-первых, наличие противоправного/аморального поведения потерпевшего, т. е. косвенная вина самой жертвы. Во-вторых, нахождение виновного лица в момент совершения преступления в состоянии аффекта. При отсутствии одного из данных обстоятельств нельзя квалифицировать содеянное по одной из этих статей. Иначе говоря, оба обстоятельства должны быть установлены и доказаны в совокупности. Более того, необходимо, чтобы именно противоправное или аморальное поведение потерпевшего вызвало состояние аффекта виновного и непосредственно предшествовало ему. Таким образом, для квалификации содеянного по ст.ст. 107 и 113 УК РФ следует устанавливать: объективные обстоятельства, предшествовавшие преступлению, такие как неправомерное или аморальное поведение потерпевшего; помимо иных признаков состава преступления, наличие состояния аффекта виновного лица в момент совершения преступления; взаимосвязь преступления и поведения потерпевшего.

Итак, состоянию аффекта могут предшествовать насилие, страдания, тяжкое оскорбление, а также иные противоправные или аморальные действия со стороны потерпевшего либо длительная психотравмирующая ситуация. В ходе нашего исследования мы пришли к выводу, что под словом насилие в контексте совершения преступления данной категории подразумевается физическое насилие, а также угроза применения физического насилия. Под издевательством следует понимать умышленное причинение психических, нравственных страданий независимо от формы осуществления и длительности. Тяжкое оскорбление представляет собой действие, умаляющее достоинство конкретного человека или группы лиц и вызывающее состояние сильного душевного волнения. Под иными противоправными действиями следует понимать деяния как предусмотренные статьями УК РФ, но не подпадающие под признаки насилия, издевательства или оскорбления, так и не предусмотренные, но связанные с нарушениями требований норм иных отраслей права. Аморальными должны признаваться любые противоречащие господствующим в обществе нормам морали и нравственности деяния. Психотравмирующую ситуацию можно определить как результат противоправного или аморального поведения потерпевшего, вызывающего состояние психического напряжения, дискомфорта у виновного в аффектированном преступлении.[43]

Примечательно, что законодатель постепенно расширял перечень обстоятельств, приводящих к состоянию аффекта, пока не пришел к сегодняшней редакции ст.ст. 107 и 113 УК РФ. Если ранее закон связывал возникновение состояния аффекта только с противозаконным поведением потерпевшего, то сейчас и с аморальным его поведением (действием или бездействием). Выражаясь более точно, закон связывает состояние аффекта даже и не с поведением (системой действий), а с однократным действием (бездействием).

Поскольку закон признает основанием возникновения аффекта как противоправное, так и аморальное действие (бездействие), то следует признать, что такие обстоятельства, как насилие, издевательство, тяжкое оскорбление, потеряли значение самостоятельных критериев. Они вполне вписываются в определение «противоправное или аморальное действие (бездействие)». Точно также не имеет самостоятельного значения и понятие «длительная психотравмирующая ситуация», которое обозначает разновидность противоправного или аморального поведения, да к тому же и систематического, в то время как для наличия привилегированного состава достаточно того, чтобы поведение было однократно противоправным или аморальным.

Применительно к преступлениям, совершаемым в состоянии аффекта, эмоциональное состояние виновного, приобретает особое значение, поскольку при отсутствии состояния сильного душевного волнения не будет и состава преступления, предусмотренного ст.ст. 107 и 113 УК РФ. Иначе говоря, аффект — это конструктивный признак состава преступления, который подлежит обязательному установлению и доказыванию. Мотив никак не обозначен в диспозиции закона. Он не относится к обязательным признакам состава, но он также должен быть установлен, для того чтобы правильно квалифицировать содеянное. Мотив учитывается при назначении наказания виновному.

Итак, как мы уже установили ранее к обязательным признакам субъективной стороны преступлений, предусмотренных ст.ст. 107 и 113 УК РФ, относятся, таким образом, умысел и состояние сильного душевного волнения (аффект), к факультативным — мотив преступления.

Аффект необходимо отличать от эмоционального возбуждения, или напряжения, сопровождающегося изменениями волевой и интеллектуальной сфер. Под ним понимаются изменения сознания и воли, не достигшие состояния физиологического аффекта. Состояние аффекта не относится к состоянию невменяемости, так как действия при аффекте хотя и импульсивны, но не случайны. Будет совершено преступление в состоянии аффекта или нет, зависит, в конечном счете, от морально-нравственных, волевых и иных жизненно важных установок личности. В каких-то ситуациях человек готов контролировать свои импульсы, а в каких-то импульсы контролируют поведение человека.

В уголовном праве аффектированное преступление относится к преступлениям с привилегированным составом. Считается, что его общественная опасность значительно ниже, чем аналогичных преступлений, совершаемых в обычном состоянии. Этот подход законодателя отражается в санкциях соответствующих статей уголовного закона. Так, санкция за причинение тяжкого вреда здоровью в ч. 1 ст. 111 УК РФ предусмотрена в виде лишения свободы на срок от двух до восьми лет, в то время как санкция за причинение тяжкого вреда здоровью в состоянии аффекта в ст. 113 УК РФ не превышает двух лет лишения свободы. За простое умышленное убийство санкция в ч. 1 ст. 105 УК РФ — лишение свободы на срок от шести до пятнадцати лет, а за убийство в состоянии аффекта санкция в ч. 1 ст. 107 УК РФ определена в пределах от одного года ограничения свободы до трех лет лишения свободы.[44]

Мы уже затрагивали вопрос провокации аффективного состояния ранее, однако, уделим снимание следующему его аспекту: как быть, если аффект вызывается не поведением потерпевшего, а иными обстоятельствами? Редко, но все же встречаются ситуации, когда аффект возникает не от непосредственного восприятия неправомерного поведения, а от производных факторов, таких как:

- воспоминания о неправомерном поведении потерпевшего;

- получение информации о ранее совершенном преступлении;

- осознание результатов неправомерного поведения потерпевшего.

Например, сильное душевное волнение внезапно возникает во время встречи с обидчиком через какое-то время после насилия и издевательств с его стороны. Правда, следует признать, что единства мнений среди исследователей по данному вопросу нет. Судебная практика квалификации деяний, совершенных под влиянием производных от противоправного поведения факторов, не является устоявшейся. Чаще всего суды в подобных ситуациях не признают, что преступление должно квалифицироваться как совершенное в состоянии аффекта.

Для квалификации по ст.ст. 107 и 113 УК РФ необходимо, чтобы содеянное было совершено в тот момент, когда виновный находился в состоянии сильного душевного волнения, вызванного неправомерным поведением потерпевшего. При отсутствии состояния аффекта, например, когда это состояние уже прошло, квалифицировать деяние как совершенное при обстоятельствах, смягчающих ответственность, нельзя. Это будет противоречить требованиям закона. Состояние аффекта возникает в ответ на противоправное или аморальное поведение потерпевшего или через некоторое время после него. Понятно, что между действием (бездействием) потерпевшего и совершенным в отношении его преступлением не может быть значительного разрыва во времени.

Как мы уже установили, преступление, совершаемое в состоянии сильного душевного волнения, является умышленным преступлением. Однако констатация данного факта еще не решает вопрос о виде умысла, с которым может совершаться преступление. Дело в том, что уголовный закон содержит определения двух видов умысла, а доктрина уголовного права называет, как минимум, шесть его видов: прямой и косвенный, определенный и неопределенный, заранее обдуманный и внезапно возникший.[45] От вида умысла зависит квалификация содеянного, и он учитывается при назначении наказания. Уголовный закон предусматривает прямой и косвенный умысел. Выделение данных видов умысла имеет чисто практическое значение. Например, при прямом умысле содеянное, как правило, квалифицируется по направленности умысла. При косвенном умысле квалификация наступает всегда по фактически наступившим последствиям, так как виновный только допускает какие-либо последствия или безразлично относится к их наступлению. Определенный умысел и неопределенный являются разновидностью прямого.

Неоднозначно в науке уголовного права решается вопрос о моменте реализации умысла. Исходя из диспозиции закона, можно сделать вывод о том, что аффектированное преступление может быть совершено только в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения. Ни до, ни после аффекта преступление не признается аффектированным. Следовательно, оно и не квалифицируется как совершенное при обстоятельствах, смягчающих ответственность. Состояние аффекта непосредственно создает умысел на совершение преступления, и в состоянии аффекта умысел на преступление реализуется.

На первый взгляд всё предельно ясно, однако на практике возникают затруднения. Дело в том, что в преступлениях, совершенных в состоянии сильного душевного волнения, имеется следующая последовательность событий: противоправное или аморальное поведение потерпевшего — возникновение состояния сильного душевного волнения (аффекта) — возникновение умысла на убийство (причинение вреда здоровью) — реализация умысла. Предполагается, что между противоправным или аморальным поведением потерпевшего и реализацией умысла на убийство или причинение вреда здоровью не может быть длительного разрыва во времени, однако может быть незначительный промежуток времени между противоправным или аморальным поведением потерпевшего и возникновением аффекта.

В случае совершения преступления в условиях психотравмирующей ситуации, когда состояние сильного душевного волнения возникает в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего, аффект может быть более отдален во времени от неправильного поведения потерпевшего, а вспышка аффекта может произойти от незначительного повода.

Чаще всего преступление в состоянии аффекта совершается с прямым неопределенным умыслом, когда виновный желает причинить потерпевшему любые повреждения. В подобных случаях квалификация содеянного должна проводиться по фактически наступившим последствиям, т. е. как причинение смерти, тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии сильного душевного волнения.

При оценке преступления, совершенного в состоянии аффекта, имеют значение и поведение потерпевшего, и состояние сознания и воли виновного, и мотивы его ответной реакции, презумируемые законодателем как основанные на негативном поведении потерпевшего. Учет мотива преступления в случае квалификации по ст.ст. 107 и 113 УК РФ, несмотря на отсутствие указания на мотив преступления в диспозиции закона, представляется, по нашему мнению, обязательным моментом.

Изучение критериев аффекта важно, поскольку преступление в состоянии сильного душевного волнения совершается как ответная реакция на противоправное или аморальное поведение потерпевшего. Если установлено, что преступлению предшествовало такое поведение потерпевшего, необходимо считать, что оно совершено в состоянии сильного душевного волнения, пока не доказано обратное. Поэтому, с одной стороны, установление и доказывание наличия состояния аффекта необходимо с точки зрения квалификации содеянного по ст.ст. 107, 113 УК РФ. С другой стороны, отсутствие состояния аффекта также должно быть доказано, если содеянное квалифицируется по статьям УК РФ, не учитывающим аффект в качестве обстоятельства, смягчающего ответственность, несмотря на противоправное или аморальное поведение со стороны потерпевшего.

Что касается объективных критериев установления аффекта, то, прежде всего, вполне обоснованно можно предположить, что поведение лица, действующего в состоянии аффекта, должно отличаться от поведения человека, совершающего заранее задуманное преступление. По той хотя бы причине, что в состоянии аффекта умысел на преступление возникает неожиданно и реализуется без какой-либо длительной подготовки и продумывания деталей совершения преступления. Отсюда способ и обстановка совершения преступления, выбор орудия преступления имеют свои особенности.

Для виновного в совершении преступления в состоянии аффекта характерно нанесение множественных ударов. Это иногда дает повод для необоснованной квалификации действий виновного по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Ранее мы уже рассмотрели возможности разграничения данных преступлений, поэтому не будем на них останавливаться.

Также имеются особенности в поведении виновного в аффектированном преступлении после совершения преступления. В этот момент наступает психическая разрядка, которая характеризуется тем, что виновный находится в состоянии опустошенности, подавленности, раскаяния. Данное состояние наблюдается, как правило, после аффекта, требующего значительной мобилизации психических сил и энергии виновного лица. Наличие состояния разрядки у виновного после совершения преступления может служить одним из доказательств, свидетельствующих о том, что преступление было совершено в состоянии аффекта.

В УК РФ 1996 г. в ч. 2 ст. 107, впервые предусмотрен такой квалифицирующий признак, как убийство в состоянии аффекта двух и более лиц. Наличие этого вида квалифицированного убийства при смягчающих обстоятельствах, по большому счету, не соответствует потребностям практики. Необходимо отметить, что ст. 113 УК РФ аналогичного признака не имеет. В сочетании с тем, что ст. 113 УК не учитывает тяжесть вреда здоровью, причиненного в состоянии аффекта, это делает ее несовершенной. Легко представить, что виновный в состоянии аффекта причиняет тяжкий вред нескольким потерпевшим, однако это никак не скажется на квалификации его действий и суровости наказания. Конструкция закона такова, что за причинение вреда средней тяжести виновный может получить более суровое наказание, чем за причинение тяжкого вреда здоровью нескольким лицам. Всё это наводит нас на мысль, что ст. 113 УК РФ должна быть скорректирована в соответствии с потребностями судопроизводства, для этого необходимо внести изменения, направленные на дифференциацию ответственности в зависимости от тяжести совершенного преступления и наступивших последствий.

Также не нашло отражения в законе такое явление, как неоднократность совершения умышленных убийств. По нашему мнению, следует в ч. 2 ст. 107 УК РФ предусмотреть факт совершения другого убийства виновным до момента совершения убийства в состоянии аффекта.

Также необходимо расширить систему квалификации преступления в зависимости от количества жертв преступления. В частности, преступление может быть совершено общеопасным способом, когда в результате действий виновного гибнут несколько человек, среди них тот, который вызвал у виновного состояние аффекта своим противоправным поведением. Представляется, что квалификация действий в отношении лица, вызвавшего состояние сильного душевного волнения у виновного, должна быть по ст. ст. 107, 113 УК РФ. Однако содеянное в отношении других потерпевших необходимо квалифицировать по ст. ст. 105, 111УК РФ соответственно.

Убийство в состоянии аффекта необходимо отграничивать от причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, совершенного в состоянии сильного душевного волнения. Как мы выяснили, в случае причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего в состоянии аффекта, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, содеянное виновным квалифицируется только по ст. 113 УК РФ. Поэтому фактически речь идет о разграничении преступлений, предусмотренных ст.ст. 107 и 113 УК РФ.

Разграничить рассматриваемые составы преступлений по объекту, объективной стороне или субъекту невозможно, так как они у них полностью совпадают. Убийство отграничивают от причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, по субъективной стороне составов преступлений. Убийство может быть совершено только умышленно. При причинении тяжкого вреда здоровью потерпевшего, повлекшего его смерть, к смерти может быть только неосторожная форма вины. Следовательно, главный критерий разграничения рассматриваемых составов — это отношение виновного к смерти потерпевшего.

Если по делу выясняется, что к смерти потерпевшего у виновного был любой умысел, а смерть реально наступила от действий виновного лица, то это убийство. Если по делу нет доказательств, свидетельствующих об умысле виновного на причинение смерти потерпевшему, то нет и оснований для квалификации по ст. 107 УК РФ, а вполне вероятно, что это преступление следует квалифицировать, при наличии необходимых доказательств, по ст. 113 УК РФ. Необходимо отметить две наиболее распространенные ошибки, встречающиеся в судебной и следственной практике при разграничении рассматриваемых составов.

Во-первых, квалифицируют как причинение вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, если виновный отрицает умысел на убийство. Представляется, что роль показаний потерпевшего нельзя преувеличивать, они должны оцениваться в совокупности с другими обстоятельствами, установленными по делу. Весьма часто ход рассуждений у правоприменителя бывает следующий: если виновный не хотел убивать потерпевшего, то, значит, он убийства не совершал. Однако при этом почему-то из вида упускается тот момент, что убийство совершается не только с прямым умыслом. Если не было прямого умысла, то не исключена вероятность, что он действовал с косвенным умыслом. Убийство в состоянии аффекта, как мы выяснили, может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом.

Во-вторых, вывод о форме вины потерпевшего делают, ориентируясь на срок, прошедший с момента ранения до наступления смерти потерпевшего. Представляется, что исходить только из данного фактора неправильно, так как время, отделяющее посягательство от его результата, не исключает ни причинной связи, ни виновности лица.

Причинение одинакового ранения может повлечь смерть у одного потерпевшего через час, а у другого через месяц, что может объясняться различием в состоянии их здоровья, квалификации медицинских работников, оказывавших помощь, и т. д. Все данные обстоятельства не охватываются сознанием виновного и не влияют на квалификацию его действий, так как не входят в содержание его вины и не могут изменить ее форму. В частности, должны учитываться способ и орудие преступления, количество, характер и локализация телесных повреждений, а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения.

Таким образом, мы рассмотрели в тесной взаимосвязи две категории преступлений: убийство в состоянии аффекта и причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта. Главным связующим звеном между этими двумя преступлениями является аффект. Аффективное состояние имеет свои особенности, что характеризует преступления данной категории определенным образом. Также преступления ст. ст. 107 и 113 УК РФ связывает то, что они являются привилегированными, т.е. подразумевают наличие смягчающего обстоятельства. Однако в ходе работы мы выяснили, что данные преступления имеют и существенные отличия. Прежде всего, результатом убийства становится смерть, хотя в некоторых случаях смерть может сопутствовать и преступлению, квалифицированному по ст. 113 УК РФ, однако здесь необходимо четко придерживаться причинно-следственной связи. Помимо этого данные преступления имеют определенные различия в умысле, мотиве, характере совершения преступления.

 


Заключение

 

Убийство в состоянии аффекта представляет собой особый вид преступления, который уже в своем названии содержит наличие смягчающего обстоятельства. Это одно из немногих преступлений в нашем законодательстве, за которое предусмотрена пониженная ответственность.

Считается, что его общественная опасность значительно ниже, чем аналогичных преступлений, совершаемых в обычном состоянии. Помимо прочего, данный вид преступления характеризуется ещё одной интересной особенностью: при рассмотрении дел об убийстве в состоянии аффекта большее значение придается изучению личности потерпевшего, не меньше, а может и больше, чем личности виновного. Это связано с тем, что именно потерпевший является своего рода провокатором данного преступления, в то время как виновный является его исполнителем.

В ходе данной работы мы смогли выявить особенности уголовно-правовой ответственности за убийство, совершенное в состоянии аффекта. Мы определили правовую и психологическую характеристику убийства в состоянии аффекта, выяснили природу аффекта, определили его влияния на поведение человека, познакомились с объективными и субъективными признаками данного преступления. Также мы проследили за развитием уголовного законодательства относительно интересующей нас проблемы, начало которому положили законодательные документы Древней Руси, определили истоки становления регламентации ответственности касаемо данного преступления.

В отдельной главе мы провели сравнительный анализ преступлений, классифицируемый по ст.ст. 107, 105, 108, 113 уголовного Кодекса Российской Федерации, определили их общие черты и выявили различия. Грамотное разграничение преступлений по соответствующим видам необходимо для наиболее точной их квалификации и, соответственно, назначения наказания соразмерного с причиненным вредом.

В ходе данной работы мы также установили, что действующее законодательство не в полной мере отвечает требованиям современного судопроизводства и нуждается в определенной модернизации. В частности, речь идет о внесении поправок в ст. 113 УК РФ, которая в настоящий момент нуждается в уточнении относительно наказания виновного в зависимости от тяжести совершенного преступления и наступивших последствий. Как мы уже говорили, необходимо расширить систему квалификации преступления в зависимости от количества жертв преступления.

В настоящее время ст. 107 УК РФ предусматривает наказание для виновного, находящегося в состоянии аффекта и совершившего убийство двух и более лиц, однако при этом не учитывается, что аффективное состояние может быть вызвано лишь одним из пострадавших, что подразумевает наказание, не по ст. 107 УК РФ, а по обеим статьям 107 и 105 Уголовного Кодекса РФ одновременно.

При рассмотрении дела об убийстве в состоянии аффекта необходимо учитывать совокупность всех обстоятельств, имеющих отношение к делу. В частности такие, как обстановка совершения преступления, характер взаимоотношений сторон, обстоятельства, предшествующие преступлению, направленность действий, способ, избранный виновным для причинения повреждений, интенсивность действий виновного лица и т.д.

Особое внимание уделяется психическому состоянию виновного, которое, как правило, характеризуется тем, что он чрезвычайно взволнован, его действия лихорадочны, цвет лица очень бледный или, наоборот, чрезвычайно красный от нервного возбуждения. Особо отмечается выражение лица виновного, его мимика, которая несет на себе отпечаток сильного нервного возбуждения. Меняется речь, интонации становятся другими, происходит изменение тембра голоса до неузнаваемости. Помимо этого в процессе совершения преступления виновный использует любые попавшиеся предметы, его действия могут носить необычайно жестокий характер, что в некоторых случаях может навести на мысль о совершении преступления при отягчающих обстоятельствах; однако после совершения преступления в состоянии сильного душевного волнения для виновного лица характерна немедленная психическая разрядка, проявляющаяся в состоянии опустошенности, подавленности, раскаяния, находящая отражение в его поведении и во внешнем облике.

Подытоживая вышесказанное, нужно отметить, что преступления, характеризующиеся аффективным состоянием виновного, имеют определенные сложности в их рассмотрении и принятии конкретных решений. В ряде случаев аффективное состояние легко выявляется по характеру совершенного преступления, используемому орудию преступления, поведению самого преступника после исчезновения аффекта.

Однако такое положение дел не всегда является очевидным, что связано с личными психо-эмоциональными особенностями каждого конкретного лица. В любом случае, прежде чем что-либо утверждать наверняка, необходимо провести оценку психического состояния виновного для определения его истинных эмоций на момент совершения преступления.

 


Нормативно-правовые акты

1. Конституция Российской Федерации (с изм. от 21.07.2014) // Справочно-правовая система «Консультант», 2015.

2. Уголовный Кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 20.03.2015) // Справочно-правовая система «Консультант», 2015.

3. Уголовно-процессуальный Кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 31.12.2014) // Справочно-правовая система «Консультант», 2015.

4. Уголовный кодекс Российской Социалистической Федеративной Советской Республики редакции 1926 года // СУ РСФСР - 1926.
№ 80. - Ст. 600.

5. Уголовный кодекс Российской Советской Федеративной Социалистической Республики 1960 года // Ведомости Верховного Совета РСФСР от 31 октября 1960 г. № 40. ст. 591.

6. Постановление наркомюста РСФСР от 12. 12. 1919. Руководящие начала по уголовному праву РСФСР

(http://pravo.levonevsky.org/baza/soviet/).

7. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 04.12.1969 N 11 «О практике применения судами законодательства о необходимой обороне»

( http://ussr.consultant.ru/).

8. Судебные акты Воронежского областного суда (http://oblsud.vrn.sudrf.ru).

9. Алауханов Е. Криминология: Учеб. Пособие / Е. Алауханов – Алматы, 2008. - 664с.

10. Артемьев И.Ю. Защищайся, как можешь / И. Ю. Артемьев // Право и безопасность. 2002. - № 2-3 С. 18 - 45

11. Балашов С.К. К вопросу о видах и формах вины / С.К. Балашов // Российский судья. - 2006. - №13. – С. 25 - 41

12. Большая юридическая энциклопедия. - М.: Эксмо, 2007. – 629 с.

13. Борзенков Г.Н. Квалификация преступлений против жизни и здоровья / Г.Н. Борзенков. – М.: Зерцало, 2006. – 140 с.

14. Гарбатович Д.А. Квалификация уголовно-правовых деяний по субъективной стороне / Д. А. Горбатович. – М.: Юрлитинформ, 2009. – 192 с.

15. Голик Ю.В. Случайный преступник /под ред. В.Д Филимонова. – Томск: Изд-во Том. ун-та, 1984. – 166 c.

16. Евлоев Н.Д. Уголовно-правовые аспекты ответственности за неосторожность / Н. Д. Евлоев. – Краснодар: Изд-во КЮИ, 2002. – 235 с.

17. Зимин А. А. Правда Русская. Монография / А. А. Зимин. – М, 1999. – 411 с.

18. Ившин В.Г., Идрисова С.Ф. Виктимология: Учеб. пособ. / В. Г. Ившин, С.Ф. Идрисова. – М.: Волтерс Клувер, 2010. – 264 с.

19. История советского уголовного права / под. ред. А.А. Герцензона– М., 1947. – 924 с.

20. Криминология / Под ред. В. Н. Бурлакова, д. ю. н. Н. М. Кропачева. – Спб, 2002. – 403 с.

21. Кудрявцев В.Н. Генезис преступления. Опыт криминологического моделирования: Учебное пособие / В. Н. Кудрявцев. - М.: Инфра-М, Изд. Дом «Форум», 1998. – 216 с.

22. Кудрявцев И.А. Комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза / И.А. Кудрявцев. – М.: Издательство МГУ, 1999. – 498 с.

23. Курс уголовного права. Общая часть. Том 1: Учение о преступлении / под ред. Н. Ф. Кузнецовой, И. М. Тяжковой. – М., 2002. – 621 с.

24. Миньковская Г.М., Ситковская О.Д. Правовые и психологические аспекты применения института обстоятельств, смягчающих и отягчающих уголовную ответственность / Г. М. Миньковская, О.Д. Ситковская // Проблемы уголовно-правовой борьбы с преступностью. Труды Академии. – М.: Изд-во Акад. МВД РФ, 1992. – С. 73-83

25. Мясников О. А. О смягчающих наказание обстоятельствах, не указанных в законе / О. А. Мясников // Российская юстиция. – 2001. – №4. – С. 51-52.

26. Орехов В.В. Необходимая оборона и иные обстоятельства, исключающие преступность деяния / В. В. Орехов. – М.: Юридический Центр, 2003. – 217 с.

27. Портнов И.П. Крайняя необходимость в свете нового уголовного законодательства / И.П. Портнов // Журнал российского права, 1998. (http://www.juristlib.ru/book)

28. Российское законодательство Х-ХХ веков: Т.1. / Под ред. О.И. Чистякова.– М.: Юридическая литература, 1988.– 432 с.

29. Российское законодательство Х-ХХ веков: Т.3. / Под ред. О.И. Чистякова.– М.: Юридическая литература, 1988.– 512 с.

30. Сафуанов Ф.С. Судебно-психологическая экспертиза аффекта в свете нового УК РФ: проблемы и перспективы / Ф.С. Сафуанов // Психологический журнал. – 1997. – № 2. – С. 50-57.

31. Сидоров Б. В. Аффект. Его уголовно-правовое и криминологическое значение / Б.В. Сидоров – Казань: Изд-во Казанского ун-та, 1978. – 160 с.

32. Сидоров Б.В. Поведение потерпевших от преступления и уголовная ответственность: Автореф. докт. юрид. Наук / Б.В. Сидоров. – Казань, 1998. – 142 с.

33. Сидоров Б.В. Поведение потерпевших от преступления и уголовная ответственность. Диссертация / Б.В. Сидоров. – Казань, 1998. – 336 c.

34. Ситковская О.Д. Психология уголовной ответственности / под ред. Г.М. Миньковской – М.: Норма, 1998. – 285 c.

35. Ситковская О.Д. Уголовный кодекс Российской Федерации: психологический комментарий / О.Д. Ситковская. – М.: Волтерс Клувер, 2010. – 192 с.

36. Словарь иностранных слов / под. ред. Аспиза М.Е. – СПб: ГИИНС, 1995. – 856 с.

37. Ткаченко Т. Ответственность за преступления против жизни и здоровья, совершенные в состоянии аффекта / Т. Ткаченко // Законность, 1996.— N7.— С.14-17.

38. Чучаев А.И. Комментарии к Уголовному Кодексу Российской Федерации (постатейный) / А.И. Чучаев. – М.: ИНФРА-М, 2009. – 1032 с.

39. Шейфер С. А. Доказательство и доказывание по уголовным делам / С.А. Шейфер. – М.: Норма, 2009. – 240 с.

40. Юсупов Р.М. Соотношение аффекта и превышения пределов необходимой обороны / Р.М. Юсупов // Российская юстиция. – 1999. – № 5. – С. 47 – 59

41. Ююкина М.В. Гуманизм в уголовном и уголовно-исполнительном праве / М.В. Ююкина. – М.: Юрлитинформ, 2009. – 208 с.

 


Приложения

Приложение 1

Рис. 1. Причинно-следственная связь формирования убийства в состоянии аффекта

Приложение 2

 

Рис. 2. Действия преступника, совершившего убийство в состоянии аффекта, после исчезновения аффективного состояния

Размещено на Allbest.ru

 

 


[1] Уголовный кодекс Российской Федерации : федеральный закон [от 13.06.1996 № 63-ФЗ] // СЗ РФ.- 1996.- №25.- С. 2954. (в ред. ФЗ от 20.03.2015г.).

 

[2] Рагора, А.И. Уголовное право России / учебник под ред. А.И. Рагора. — М.: Триада Лтд, 1999.— ст.15

[3] Кудрявцев В.Н. О структуре индивидуального преступного поведения.— М.: Юридическая литература, 2001.— С.74.

[4] Антонян Ю.М. Роль конкретной жизненной ситуации в совершении преступления. Учебное пособие.— М.,2007.— С.64.

[5] Общая психология. Учебник. / Под редакцией Петровского А.В.— М.: Просвещение, 2008.— С.117.

[6] Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии.— М., 2002.— С.341.

[7] Общая психология. Учебник под редакцией Петровского А.В.— М.: Просвещение, 2008.— с.119.

[8] Кудрявцев В.Н. О структуре индивидуального преступного поведения.— М.: Юридическая литература, 2006.— С.58.

[9] Бюллетень Верховного суда рсфср.— 1966.— N 5.— С.14..

[10] Кудрявцев В.Н. О структуре индивидуального преступного поведения.— М.: Юридическая литература.— 2006.— С.61.

[11] Зимин А.А. Правда Русская. Монография / А. А. Зимин – М, 1999. – С.125

[12] Российское законодательство Х-ХХ веков: Т.1. / Под ред. О.И. Чистякова.– М.: Юридическая литература, 1988. – С. 39

[13] там же

[14] Российское законодательство Х-ХХ веков: Т.3. / Под ред. О.И. Чистякова.– М.: Юридическая литература, 1988.– С. 263

[15] Постановление наркомюста РСФСР от 12. 12. 1919. Руководящие начала по уголовному праву РСФСР (http://pravo.levonevsky.org/baza/soviet/)

[16] История советского уголовного права / под. ред. Герцензона А.А. – М., 1947. – С. 149

[17] Уголовный кодекс Российской Социалистической Федеративной Советской Республики редакции 1926 года // СУ РСФСР - 1926. № 80. - Ст. 600.

[18] История советского уголовного права / под. ред. Герцензона А.А. – М., 1947. – С. 211

[19] Уголовный кодекс Российской Советской Федеративной Социалистической Республики 1960 года // Ведомости Верховного Совета РСФСР от 31 октября 1960 г. № 40. ст. 591.

[20] Уголовный кодекс Российской Федерации : федеральный закон [от 13.06.1996 № 63-ФЗ] // СЗ РФ.- 1996.- №25.- С. 2954. (в ред. ФЗ от 20.03.2015г.).

 

[21] Сидоров Б. В. Аффект. Его уголовно-правовое и криминологическое значение / Б. В. Сидоров. – Казань: Изд-во Казанского ун-та, 2008. – С. 73

[22] Ситковская О.Д. Психология уголовной ответственности / под ред. Г.М. Миньковской – М.: Норма, 1998. – С. 124

[23] Сидоров Б.В. Поведение потерпевших от преступления и уголовная ответственность. Диссертация / Б. В. Сидоров. – Казань, 2006. – С. 47

[24] Миньковская Г.М., Ситковская О.Д. Правовые и психологические аспекты применения института обстоятельств, смягчающих и отягчающих уголовную ответственность / Г. М. Миньковская, О.Д. Ситковская // Проблемы уголовно-правовой борьбы с преступностью. Труды Академии. – М.: Изд-во Акад. МВД РФ, 1992. – С. 76

[25] Сафуанов Ф.С. Судебно-психологическая экспертиза аффекта в свете нового УК РФ: проблемы и перспективы / Ф. С. Сафуанов // Психологический журнал. – 1997. – № 2. – С. 51

[26] Уголовный кодекс Российской Федерации : федеральный закон [от 13.06.1996 № 63-ФЗ] // СЗ РФ.- 1996.- №25.- С. 2954. (в ред. ФЗ от 20.03.2015г.).

 

[27] Сидоров Б.В. Поведение потерпевших от преступления и уголовная ответственность. Диссертация / Б. В. Сидоров. – Казань,2008 . – С. 175

[28] Ткаченко Т. Ответственность за преступления против жизни и здоровья, совершенные в состоянии аффекта / Т. Ткаченко // Законность, 2004.— N7.— С.16







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.234.208.66 (0.03 с.)