Квалификация преступлений против жизни и здоровья



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Квалификация преступлений против жизни и здоровья



В Конституции Российской Федерации провозглашается, что высшей ценностью общества и государства являются личность, человек, его права и свободы (ст. 2 Конституции РФ). Исходя из этого, одной из важнейших задач УК РФ является охрана личности от преступных посягательств. Личность рассматривается как единство биологических и социальных качеств и признаков человека. Это совокупное понятие характеризует родовой объект преступлений (выделенных в разделе VII УК РФ).

Законодатель группирует составы преступлений против личности с учетом видового объекта (который отражается в названии главы указанного раздела УК).

Жизнь и здоровье человека являются наиболее важными объектами уголовно-правовой охраны. В данном случае жизнь и здоровье понимаются как биологические признаки, позволяющие человеку существовать в природе и нормально развиваться. За посягательства на эти ценности, невосполнимые качества личности законодатель установил самые суровые санкции - длительные сроки лишения свободы, пожизненное лишение свободы и, как исключительную меру наказания, смертную казнь.

Жизнь человека объявлена основополагающей ценностью, высшим благом, данным природой. Ранее говорилось, что жизнь дается Богом и одна из основных заповедей Христа гласит: "Не убий". Поэтому убийство рассматривается церковью как тяжкий грех, а законодатель относит убийство к особо тяжким преступлениям. По новому УК РФ убийством признается умышленное причинение смерти другому человеку,неосторожное причинение смерти не признается убийством, а рассматривается как самостоятельное преступление (ст. 109 - причинение смерти по неосторожности). Также не признается убийством и доведение до самоубийства (ст. 110).

Очень важно четко представлять себе состав данного преступления. Объект убийства - жизнь другого человека. Следует признать, что именно объект преступления является общим признаком для всех видов убийств. Жизнь человека - это совокупность биологических и социальных факторов, которые дают возможность существовать человеку в природе и в обществе себе подобных. Началом жизни с точки зрения уголовного права признается рождение ребенка, который может самостоятельно осуществлять функцию дыхания. Наступлением смерти принято считать окончательное прекращение деятельности мозга в связи с распадом клеток центральной нервной системы (биологическая смерть). Такой подход к моменту начала жизни и ее окончания позволяет квалифицировать сознательное умерщвление плода ребенка в утробе матери не как убийство, а как криминальный аборт. Вместе с тем посягательство на мертвого ребенка, который ошибочно принят за живого, следует оценивать по правилам фактической ошибки как покушение на убийство.

Убийством признается и лишение жизни человека с его согласия.Эвтаназия, т.е. процесс умерщвления безнадежно больных людей по их просьбе, по нашему законодательству недопустима и приравнивается к убийству. Хотя в данном случае можно предложить самостоятельный вид убийства со смягчающим обстоятельством - убийство из сострадания к потерпевшему. Следует заметить, что уголовный закон охраняет жизнь любого человека независимо от его возраста, физических и социальных признаков, моральных качеств.

Вместе с тем для квалификации в ряде случаев имеет значение личность потерпевшего, особенно для квалифицированных видов убийств. В определенных ситуациях на квалификацию влияет не столько личность потерпевшего, сколько поведение перед преступлением. Речь идет о провокационно-преступном, противоправном или аморальном поведении потерпевшего. Например, убийство в состоянии аффекта, убийство при превышении пределов необходимой обороны и при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление.

С объективной стороныубийство может быть совершено как путем действия, так и путем бездействия. Чаще всего это активные действия, нарушающие анатомическую целостность жизненно важных органов человека (проникающее ножевое ранение, огнестрельное ранение, утопление, удушение, отравление ядом и т.п.). Путем бездействия убийство может иметь место только в случаях, когда виновный был обязан заботиться о потерпевшем или должен был и мог предотвратить наступление смерти. Некоторые ученые-криминалисты предлагают считать убийством и нанесение лицу, страдающему заболеванием сердца и сосудистой системы, психической травмы, которая вызвала его смерть, лицом, осведомленным о таком болезненном состоянии. Предлагается также рассматривать как убийство подговор к самоубийству лица, не осознающего значение этого акта, а также создание обстановки безысходности для другого лица с тем, чтобы оно покончило с собой1. Полагаем, что такой подход не позволяет правильно воспринимать убийство как преступление с материальным составом. Размываются границы между убийством и самоубийством, что в конечном счете может привести к объективному мнению. Обязательный признак объективной стороны - наступление смерти. Не имеет значения для квалификации время наступления смерти. Важно установить наличие причинной связи между деянием и наступившей смертью. На квалификацию в некоторых случаях влияют факультативные признаки объективной стороны - время, место, способ и обстоятельства совершения преступления, которые в ряде случае являются обязательными и должны быть четко установлены в ходе расследования.

Субъективная сторона убийства характеризуется только умышленной формой вины. Умысел может быть и прямой, и косвенный. Виновный сознает, что лишает жизни другого человека, предвидит возможность или неизбежность наступления смерти потерпевшего и желает либо сознательно допускает наступление смерти, либо безразлично относится к такому результату. Кроме того, квалификация убийства очень часто зависит от направленности умысла (особенно при так называемых фактических ошибках). Покушение на убийство возможно только с прямым умыслом, так как все действия виновного свидетельствуют о том, что он предвидел наступление смерти, желал этого, но смерть не наступила по причинам, не зависящим от его воли. При этом дополнительной квалификации по фактически наступившим для потерпевшего последствиям не требуется. Мотивы и цели преступления в ряде случаев являются обязательными признаками и имеют решающее значение для оценки деяния (например, убийство из хулиганских побуждений, убийство из корыстных побуждений и т.д.). Целенаправленные, мотивированные действия виновного характеризуют прямой умысел на причинение смерти.

Субъектом убийства (согласно ст. 105 УК РФ) может быть физическое вменяемое лицо, достигшее 14-летнего возраста. По другим видам убийств (ст. 106-108) и прочим преступлениям против жизни ответственность наступает с 16-летнего возраста.

Все убийства можно классифицировать следующим образом: а) "простое" убийство - ч. 1 ст. 105 УК РФ; б) убийство с отягчающими обстоятельствами - ч. 2 ст, 105; в) убийство со смягчающими обстоятельствами - ст. 106-108.

Под "простым" убийствомтеория и практика подразумевают убийство из ревности, из мести на почве личных неприязненных отношений, убийство в ссоре или драке (при отсутствии хулиганских мотивов), из трусости, из зависти, из сострадания к безнадежно больному или с его согласия1. Иначе говоря, по ч. 1 ст. 105 УК РФ квалифицируются убийства без смягчающих и отягчающих обстоятельств, указанных в уголовном законе.

Для правильной квалификации убийств определяющее значение имеют разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, данные в постановлении от 27 января 1999 г. "О судебной практике по делам об убийстве"2. В большей части судебное толкование касается так называемого квалифицированного убийства (убийство при отягчающих обстоятельствах,предусмотренное ч. 2 ст. 105 УК РФ). Следует подчеркнуть, что перечень отягчающих обстоятельств является закрытым и не подлежит расширительному толкованию. Вместе с тем убийство, совершенное при отягчающих обстоятельствах, предусмотренных двумя и более пунктами ч. 2 ст. 105 УК РФ, должно квалифицироваться по всем этим пунктам. Пленум Верховного Суда РФ очертил и другие особенности квалификации такого убийства с отягчающими обстоятельствами, о которых будет сказано далее. При этом в постановлении особо подчеркнуто" что при рассмотрении дел об убийстве, являющемся особо тяжким преступлением, за совершение которого возможно назначение самого строгого наказания из предусмотренных ст. 44 УК РФ видов наказаний, суды обязаны неукоснительно выполнять требования закона о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела. По каждому делу должна быть установлена форма вины, выяснены мотивы, цель и способ причинения смерти другому человеку, а также другие обстоятельства, имеющие значение для правовой оценки содеянного и назначения виновному справедливого наказания.

Наиболее опасны убийства, совершаемые с отягчающими обстоятельствами, перечисленными в ч. 2 ст. 105 УК РФ. Мы полагаем, что их подробный анализ представляет определенный интерес.

Убийство двух или более лиц (п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ). Необходимо, чтобы действия виновного охватывались единством умысла, направленного на убийство двух или более лиц, и были совершены одновременно. Последовательность действий виновного по причинению смерти другим лицам для квалификации не имеет значения. Преступление считается оконченным с момента наступления смерти двух или более лиц. Убийство же одного человека и покушение на жизнь другого не могут рассматриваться как оконченное преступление - убийство двух или более лиц. Так как умысел виновного не был до конца реализован по не зависящим от его воли причинам, содеянное следует квалифицировать по ч. 1 или 2 ст. 105 и ст. 30 и п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Такую позицию занимает Пленум Верховного Суда РФ, разъясняя в известном постановлении, что подобная квалификация должна иметь место независимо от последовательности преступных действий. Многие специалисты высказывают иную точку зрения. По их мнению, в данном случае речь идет о едином преступлении1,которое не может быть квалифицировано по нескольким статьям УК, поскольку согласно ч. 2 ст. 6 УК РФ "никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление". Вероятно, позиция Пленума Верховного Суда РФ нуждается в существенной корректировке.

Если виновный, желая причинить смерть одному человеку, не доводит свой замысел до конца (промахивается при стрельбе) и причиняет вред другому человеку (за исключением случаев терроризма и стрельбы в многолюдных местах), то его действия также образуют идеальную совокупность преступлений - ст. 30 и ч. 1 или ч. 2 ст. 105 и ч. 1 ст. 109 УК РФ. Возможна ситуация, при которой виновный, совершая убийство двух или более лиц, действует общеопасным способом. В таком случае его действия следует квалифицировать по совокупности п. "а" и "е" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Убийство двух или более лиц в состоянии аффекта, при превышении пределов необходимой обороны или при превышении мер, необходимых для задержания, квалифицируется по другим статьям УК РФ (ст. 107 и 108, соответственно).

Убийство лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга (п. "б" ч. 2 ст. 105 УК РФ).По данному пункту следует квалифицировать убийство, совершенное с целью воспрепятствования правомерной деятельности потерпевшего по выполнению им своего служебного либо общественного долга, а также по мотивам мести за такую деятельность.

Под служебной деятельностью судебная практика понимает любую деятельность потерпевшего, входящую в круг его служебных обязанностей, вытекающих из трудового договора с государственными, общественными и иными зарегистрированными в установленном порядке предприятиями и организациями, деятельность которых не противоречит действующему законодательству. Выполнением общественного долга следует признавать осуществление гражданами как специально возложенных на них обязанностей, так и совершение другой полезной деятельности (депутаты, общественные контролеры, члены органов самоуправления, лица, выступающие в качестве свидетелей, и т.п.). Необходимо отметить, что действия указанных лиц должны быть законными.

В УК закон одинаково защищает как самого потерпевшего, осуществляющего служебную деятельность или выполняющего общественный долг, так и его близких. Под близкими понимаются его близкие родственники (в соответствии со ст. 34 УПК РФ к ним приравниваются родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дед, бабка, внуки, а также супруг) и иные лица, интересы которых в силу различных обстоятельств дороги потерпевшему (дальние родственники, жених, невеста и т.п.)1. Несомненно, что умысел виновного должен охватывать характер таких отношений. Данное убийство следует отличать от убийства государственного или общественного деятеля (ст. 277 УК РФ), лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование (ст. 295), сотрудника правоохранительного органа (ст. 317), а также от геноцида (ст. 357). Данные составы преступлений выделены законодателем в отдельные нормы (специальные), а по правилам квалификации при конкуренции общей и специальной нормы действует специальная норма. Главный признак, который необходимо доказать при квалификации по п. "б" ч, 2 ст. 105 УК РФ, что цель убийства - либо воспрепятствование правомерной деятельности, либо месть за такую деятельность. В некоторых случаях возникает вопрос о значении промежутка времени с момента осуществления лицом служебной деятельности и до совершения его убийства по мотиву мести. Соглашаясь с профессором С. В, Бородиным, укажем, что ответственность за такое убийство наступает независимо от того, когда были совершены потерпевшим те или иные действия по службе1.

Не вызывает особых трудностей и квалификация убийства по данному признаку с точки зрения субъективной стороны. Данное убийство совершается только с прямым умыслом. Некоторые авторы полагают, что виновный может действовать и с косвенным умыслом2. Такая точка зрения является ошибочной. Виновный действует целенаправленно либо добивается результата, руководствуясь чувством мести. Волевой момент умысла заключается в четком желании наступления смерти потерпевшего.

Убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека либо с захватом заложника (п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ). Такой квалифицированный вид убийства включен в УК впервые. Это можно объяснить повышенной общественной опасностью подобных деяний, ростом количества похищений, захватов, сопряженных с тяжкими последствиями. Как правило, похищают и захватывают людей, находящихся в беспомощном состоянии (детей, инвалидов, женщин, а также лиц, находящихся под воздействием алкоголя, снотворного, наркотиков и т.п.).

Судебная практика под беспомощным состоянием понимает такое, при котором потерпевший не может понимать характера и значения совершаемых с ним действий (малолетство, физические или психические недостатки, иное болезненное или бессознательное состояние) или не может оказать сопротивления виновному и последний сознает, что потерпевший находится в таком состоянии. При этом не имеет значения, привел ли потерпевшего в такое состояние сам виновный (алкоголь, наркотики, снотворное, гипноз) или потерпевший уже находился в этом состоянии. Вместе с тем свойство и характер действия на организм лекарственных препаратов, наркотических средств, сильнодействующих и ядовитых веществ могут быть установлены соответствующим экспертом, заключение которого необходимо учитывать при оценке действий виновного. Хотя в некоторых случаях суды не признают убийство потерпевших, находившихся в состоянии сильного алкогольного опьянения и сна, как убийство лиц, заведомо для виновного находившихся в беспомощном состоянии1. Такой подход сужает рамки уголовной ответственности. Определяющим моментом является то, что виновный должен сознавать беспомощность состояния жертвы в момент совершения убийства. При установлении иных квалифицирующих признаков действия виновного должны быть квалифицированы дополнительно и по другим пунктам ст. 105 УК РФ.

Убийство, сопряженное с похищением человека или с захватом заложника, следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных п. "в" ч. 2 ст. 105 и ст. 126 или 206 УК РФ, так как эти преступления имеют самостоятельный состав. Напомним, что смерть в данном случае может причиняться не только похищенному или заложнику, но и другим лицам в связи с похищением или захватом. Важно доказать, что умысел виновного охватывал причинение смерти потерпевшему. Если умысел на убийство доказать не представляется возможным, то в ряде случаев действия виновного следует квалифицировать по ч. 3 ст. 126 и ст. 206 УК РФ, соответственно (субъективная сторона будет характеризоваться двойной формой вины - умыслом, направленным на захват или похищение, и неосторожностью по отношению к наступившей смерти потерпевшего).

Убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. "г" ч. 2 ст. 105 УК РФ). Данный вид убийства особо выделяется потому, что, лишая жизни беременную женщину, виновный уничтожает и возможность жизни плода, т.е. будущего человека. Для квалификации не имеет значения срок беременности. С объективной стороны преступление выражается в лишении жизни женщины, находящейся в любой стадии беременности. Такое убийство считается оконченным с момента наступления смерти беременной женщины, даже если при определенных обстоятельствах удалось сохранить жизнь плода. Заведомость означает, что виновному достоверно известно о беременности женщины до начала убийства.

Интересен вопрос о квалификации действий виновного, который ошибается относительно факта беременности потерпевшей. Фактически совершается убийство другого человека, но умысел был направлен на убийство беременной женщины. По нашему мнению, действия виновного в данном случае следует квалифицировать по правилам идеальной совокупности как оконченное убийство и покушение на квалифицированное убийство - ч. 1 или 2 (если установлены иные отягчающие обстоятельства) ст. 105 и ст. 30, п. "г" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Другие авторы полагают, что такие действия образуют оконченный состав, охватываемый п. "г" ч. 2 ст. 1051. Но в этом случае мы игнорируем направленность умысла виновного и фактически наступившие обстоятельства. Убит человек, не обладающий необходимыми для квалификации признаками, но виновный желал причинить смерть именно беременной женщине. Высказано мнение о том, что такую фактическую ошибку в признаках потерпевшей следует толковать в пользу виновного, а деяние надлежит квалифицировать по ч. 1 ст. 105 УК1. На наш взгляд, такую ситуацию более точно и правильно оценил В.Ф. Кириченко, который полагал, что в подобных случаях действия виновного должны квалифицироваться как оконченное преступление без отягчающих обстоятельств и как покушение на аналогичное преступление при отягчающих обстоятельствах, поскольку такая квалификация позволяет непосредственно установить фактически совершенное привлекаемым к ответственности лицом2.

С учетом разъяснений Пленума Верховного Суда РФ, убийство женщины, заведомо для виновного находившейся в состоянии беременности, но совершенное в состоянии аффекта, при превышении пределов необходимой обороны или мер, необходимых для задержания подозреваемого, рассматривается как убийство со смягчающими обстоятельствами и квалифицируется по соответствующим статьям УК РФ (ст. 107 или 108).

Убийство, совершенное с особой жестокостью (п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ). Любое квалифицированное убийство свидетельствует о жестокости преступника. Но для указанного признака необходимо выявить особые обстоятельства, характеризующие убийство как исключительно жестокое. Эти обстоятельства должны быть, с одной стороны, связаны со способом совершения преступления, а с другой - охватываться умыслом виновного. В теории и практике под особой жестокостью понимаются случаи, когда перед лишением жизни или в процессе совершения убийства к потерпевшему умышленно применялись пытки, истязания либо ему причинялись особые страдания путем нанесения большого количества телесных повреждений или использования мучительно действующего яда, сожжения заживо, длительного лишения пищи, воды. Например, по уголовному делу об убийстве В. было установлено, что подсудимый С. нанес ей 23 ножевых ранения в жизненно важные органы, причинив множественные проникающие колото-резаные раны груди и живота с повреждением печени, легкого, почки и желудка и другие повреждения. Тамбовский областной суд обоснованно признал его виновным в убийстве с особой жестокостью1.

Особая жестокость может выражаться и в совершении убийства в присутствии близких потерпевшему лиц, когда виновный сознавал, что своими действиями причиняет им особые страдания. В этом случае очень важное значение приобретает толкование понятия "близкие потерпевшему лица". Примером ошибочной квалификации является приговор Хабаровского областного суда по делу К., который исключил из обвинения признак особой жестокости, мотивировав это тем, что при лишении потерпевшего жизни присутствовала его сожительница, которую нельзя признать близким ему лицом. Президиум Верховного Суда РФ отменил ошибочное решение, указав, что потерпевший прожил с сожительницей в гражданском браке свыше 10 лет, имел от нее ребенка и считал себя ее мужем, что свидетельствует о близких отношениях2.

Вместе с тем уничтожение или расчленение трупа с целью сокрытия преступления не может рассматриваться как убийство, совершенное с особой жестокостью1. Глумление над трупом само по себе не может расцениваться в качестве обстоятельства, свидетельствующего о совершении убийства с особой жестокостью. Содеянное надлежит квалифицировать по соответствующей части ст. 105 и по ст. 244 УК РФ, предусматривающей ответственность за надругательство над телами умерших.

Подчеркнем, что особая жестокость - это юридическое понятие, а не медицинское. Оценивают данное понятие следственные органы и суд. Поэтому необходимо доказать, что виновный в убийстве сознавал, что причиняет жертве особые страдания и причиняет смерть именно таким способом. Из этого следует, что причинение большого количества прижизненных ран и повреждений не всегда может свидетельствовать об особо жестоком способе убийства.

Убийство, совершенное общеопасным способом (п. "е" ч. 2 ст. 105 УК РФ). Главная особенность данного вида убийства заключается в том, что виновным сознательно выбран такой способ, при котором создается реальная угроза для жизни других лиц. Если следовать разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ, то достаточно угрозы гибели хотя бы одного человека (кроме потерпевшего). При этом угроза должна быть действительной, а не мнимой и предполагаемой. При этом не имеет значения, был ли реально причинен вред другим лицам.

Такие способы известны судебной практике: взрыв, поджог, затопление, обвал, разрушение жилых строений, выстрелы в толпу, отравление воды и пищи, удушение газом, применение иных источников повышенной опасности. Важно, чтобы умысел виновного охватывал угрозу причинения смерти другим лицам. В связи с этим вызывает возражение точка зрения тех специалистов, которые полагают, что в некоторых случаях виновный, действуя общеопасным способом при совершении убийства, причиняет некоторым лицам смерть по неосторожности1. Такие действия надлежит квалифицировать якобы по совокупности ст. 109 и ч. 3 ст. 30, п. "е" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Мы полагаем, что такая квалификация ошибочна. Общеопасный способ при совершении убийства предполагает, что виновный либо желает, либо сознательно допускает гибель других людей, а более вероятно, относится к таким последствиям безразлично, что исключает оценку его действий как по неосторожности. В случае причинения вреда здоровью других лиц действия виновного следует квалифицировать по совокупности с другими преступлениями, предусматривающими ответственность за умышленное причинение вреда здоровью, а при причинении смерти другим лицам - по совокупности с п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ2. Когда убийство таким способом сопряжено с уничтожением или повреждением чужого имущества либо с уничтожением или повреждением лесов, а равно насаждений, не входящих в лесной фонд, содеянное следует квалифицировать также по ч. 2 ст. 167 или ч. 2 ст. 261 УК РФ.

Убийство, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ). Данное убийство совершается с использованием форм соучастия, признаки которых раскрываются в ст. 35 УК РФ. Как любое соучастие, здесь предполагается участие двух и более лиц в лишении жизни другого человека. Согласно разъяснению Пленума Верховного Суда РФ в качестве исполнителей преступления следует признавать лиц, которые действовали совместно, с умыслом, направленным на совершение убийства, и непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего.

Убийство, совершенное группой лиц, признается таковым, если в его совершении совместно участвовали два и более исполнителя без предварительного сговора. Если в преступлении участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном убийстве, это означает, что все они соисполнители и действовали по предварительному сговору группой лиц. Если при совершении преступления роли были распределены и в убийстве наряду с исполнителем участвовали организатор, подстрекатель или пособник, то действия последних квалифицируются по ст. 33 и п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ (если они одновременно не являлись соисполнителями убийства), а действия исполнителя - без ссылки на ст. 33.

Вызывает удивление решение суда по одному из конкретных уголовных дел, в соответствии с которым пособничество в убийстве якобы не образует квалифицирующий признак убийства, совершенного группой лиц по предварительному сговору1. Пособничество предполагает наличие предварительного сговора на совместное совершение убийства, в связи с чем действия пособника также следует квалифицировать по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, но со ссылкой на ст. 33 (если пособник не является соисполнителем).

Под убийством, совершенным организованной группой, следует понимать преступление, совершенное устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких убийств. Как правило, такая группа тщательно планирует преступление, заранее подготавливает орудия убийства, распределяет роли между участниками группы. В связи с этим Пленум Верховного Суда разъяснил, что действия всех участников организованной группы, совершившей убийство, независимо от их роли в преступлении следует квалифицировать как соисполнительство без ссылки на ст. 33 УК РФ1. Пленум Верховного Суда РФ не разъяснил вариант квалификации убийства, совершенного членами преступного сообщества. Полагаем, что при доказанности участия организатора преступного сообщества либо рядового участника в совершении конкретного убийства их действия надлежит квалифицировать по совокупности п. "ж" ч. 2 ст. 105 и ст. 210 (возможно, и ст. 209) УК РФ.

Убийство из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом (п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ). Корыстные побуждения характеризуются стремлением к незаконному обогащению за счет нарушения чужих прав и интересов. Как убийство из корыстных побуждений надлежит квалифицировать убийство, совершенное в целях получения материальной выгоды для виновного или других лиц (денег, имущества или прав на его получение, прав на жилплощадь) или избавления от материальных затрат (возврата имущества, долга, оплаты услуг, выполнения имущественных обязательств, уплаты алиментов и т.п.)2. Данное разъяснение позволяет говорить о том, что такое убийство может быть совершено как путем активных действий, так и в форме бездействия (когда человек по малолетству, дряхлости или тяжелой болезни не может обеспечить себя питанием и другими средствами, необходимыми для поддержания жизни, и в результате бездействия виновного погибает). При этом убийство, совершенное по тем или иным мотивам, не может рассматриваться как совершенное из корыстных побуждений, если после его совершения у виновного появились корыстные мотивы и он завладел имуществом убитого. Точно так же не является убийством из корыстных побуждений убийство, совершенное в связи с неуплатой потерпевшим долга или за невыполнение каких-либо имущественных обязанностей. Как правило, в данном случае мотивом преступления является месть.

Убийство по найму - новый вид убийства в нашем Уголовном кодексе. Ранее такие действия квалифицировались либо как убийство из корыстных побуждений, либо как "простое" убийство. В настоящее время это касается "заказных" убийств. Хотя в определенной степени это усложненный вид корыстного убийства - виновный соглашается за определенное вознаграждение, получаемое от "заказчика", лишить жизни другого человека. Если "заказчик" действует из корыстных побуждений, то его действия необходимо квалифицировать по совокупности - как организатора корыстного убийства и убийства по найму.

Если убийство совершено при разбойном нападении либо сопряжено с вымогательством или бандитизмом, действия виновного надлежит квалифицировать по совокупности с преступлениями, предусмотренными ст. 162, 163 и 209 УК РФ, соответственно. При этом состав разбоя и бандитизма предполагает, что убийство совершается путем нападения с целью завладения имуществом в момент убийства или сразу после него.

Убийство из хулиганских побуждений (п. "и" ч. 2 ст. 105 УК РФ). Квалификация по данному обстоятельству предполагает, что убийство совершается на почве явного неуважения к обществу, грубого нарушения правил общежития и норм морали, когда поведение виновного являлось открытым вызовом общественному порядку и было обусловлено желанием противопоставить себя окружающим, показать свое пренебрежительное к ним отношение. Чаще всего такое убийство следует за актом хулиганства, как правило, с использованием незначительного повода как предлога для убийства. Необходимо установить, что умысел виновного охватывал посягательство не только на жизнь человека, но и на общественный порядок. Неустановление мотивов убийства не является основанием для квалификации преступления как совершенного из хулиганских побуждений. Вместе с тем умышленное убийство, совершенное из ревности, мести и других побуждений, возникших на почве личных неприязненных отношений, не должно квалифицироваться по указанному пункту.

Необходимо отграничивать данный вид убийства от убийства в ссоре или в драке. При этом важно выяснить, кто явился инициатором ссоры или драки и не был ли конфликт спровоцирован виновным для использования его в качестве повода к убийству. В соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ, если зачинщиком ссоры или драки был потерпевший, а равно в случае, когда поводом к конфликту послужило его неправомерное поведение, виновный не может нести ответственность за убийство из хулиганских побуждений.

Убийство с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера (п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ). Для квалификации действий виновного согласно первой части данной правовой нормы необходимо установить конкретную цель убийства - сокрытие или облегчение совершения другого преступления. Не требуется, чтобы виновный в результате убийства достиг указанной цели, достаточно установить сам факт ее наличия перед убийством. Вместе с тем преступление, совершение которого облегчалось или скрывалось с помощью убийства, подлежит самостоятельной квалификации.

Под убийством, сопряженным с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера, по разъяснению Пленума Верховного Суда РФ следует понимать убийство в процессе изнасилования или с целью скрыть его, а также по мотивам мести за оказанное сопротивление. Речь идет о двух самостоятельных преступлениях, поэтому действия виновного следует квалифицировать по совокупности (п. "к" ч. 2 ст. 105 и в зависимости от конкретных обстоятельств по соответствующим частям и пунктам ст. 131 или 132 УК РФ)1.

Убийство по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды либо кровной мести (п. "л" ч. 2 ст. 105 УК РФ).Для квалификации по указанным основаниям важно установить наличие мотива преступления, содержанием которого является стремление виновного показать ущербность потерпевшего в силу его принадлежности к определенной национальности, расе, этнической группе и религии. В некоторых случаях виновный, совершая такое убийство, пытается продемонстрировать исключительность своей национальной, расовой и религиозной принадлежности. Важное значение для квалификации имеет и личность потерпевшего. Им может быть представитель иной национальности либо иного вероисповедания, или лицо, принадлежащее к той же национальности, расе, что и виновный. В последнем случае виновный может мстить потерпевшему за несогласие поддержать националистическую идею превосходства и исключительности.

Некоторые особенности необходимо учитывать и при квалификации убийства, совершенного по мотиву кровной мести. Кровная месть - древний обычай, который предполагает защиту чести и достоинства семьи, рода. Он состоит в стремлении, в обязанности родственников убитого отомстить обидчику (убийце) или его родным. Этот обычай предполагает убийство лиц мужского пола. Возможно убийство как самого обидчика, так и его родственников по мужской линии. При квалификации следует учесть, что субъектом преступления может быть только лицо той национальности, которая признает такой обычай.

Убийство в целях использования органов и тканей потерпевшего (п. "м" ч. 2 ст. 105 УК РФ). При квалификации по данному признаку определяющую роль играет цель совершения убийства. При этом необходимо знание Закона РФ от 22 декабря 1992 г. № 4180-1 "О трансплантации органов и (или) тканей человека", где дается определение органов и тканей человека1. Но убийство будет считаться оконченным независимо от того, использовал ли виновный органы и ткани потерпевшего. В специальной литературе распространено мнение, что органы и ткани убитого используются для трансплантации в качестве донорского материала. Однако законодатель ведет речь не только о трансплантации, но и вообще об использовании органов и тканей для различных целей: использование в промышленности, каннибализм, глумление над трупом и т.п. Если при совершении данного убийства виновный руководствовался корыстными мотивами, то его действия необходимо квалифицировать по совокупности: п. "з" и "м" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Мотивы преступления не влияют на квалификацию. Это может быть корысть, стремление помочь другому тяжело больному человеку и т.д.

Убийство, совершенное неоднократно (п. "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ). Неоднократность следует понимать как совершение двух и более убийств, которые представляли собой самостоятельные преступления, не связанные одним умыслом на лишение жизни двух и более лиц. Убийство следует считать неоднократным независимо от того, совершил ли виновный ранее оконченное убийство или покушение на него, был ли исполнителем или иным соучастником этого преступления. Неоднократность образуют все виды ранее совершенного убийства, кроме убийства, совершенного в состоянии аффекта, при превышении пределов необходимой обороны или мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, а также убийства матерью новорожденного ребенка (ст. 106 - 108 УК РФ). П



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.108.188 (0.011 с.)