ЕРОФЕЙ, ДОРОФЕЙ, ОНДРЕЙ ТРИ БРАТА ПИРАТОРЫ



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ЕРОФЕЙ, ДОРОФЕЙ, ОНДРЕЙ ТРИ БРАТА ПИРАТОРЫ



= Три брата пираторы (так!) Ерофей, Дорофей, Ондрей: Арх. о., Аст., 50.

(1 упоминание.

(Напрашивающееся "императоры" совершенно неуместно.

( Исцеляют:скот от ногтя (затвердение века, возможно, судороги).

( Ср. трех братьев в украинском тексте: Дыныс, Борыс, Лывко (Черепан., 81). Триада вообще - один из основных принципов организации "оборонительных" клише в индоевропейской заговорной традиции; см.: Раденкови( 1982, 16.

ЕФЕТ, САФЕТ, ЕРАКИЙ МЕРТВЕЦЫ ПРАДЕДЫ

=Мертвецы прадеды Ефет, Сафет, Еракий: Волог. г., Зелен., 232.

(1 упоминание.

( Исцеляют:людей от зубной боли.

( Имя Ефет и титул прадеды позволяет сопоставить троицу с сыновьями ветхозаветного праотца Ноя Симом, Хамом и Иафетом; ср. также греч. бога Гефеста, в древнерусской передаче - Ефестъ.

ЖУБРИЛО МУЖ

= Бел муж Жубрило: Арх. г., Ефим. 2, 185.

(1 упоминание.

( Имена на -ило осознаются как отглагольные образования уже в XV в., до того же характеризовались уменьшительным значением (см.: Сузанович 1976, 75). По Далю (1989, т. 1, 546), жуборить, жубрить - 'есть с трудом на одни зубы; жевать мешкотно, кое-как' (влад., влгд., прм.) // Олон. 'шамкать, говорить вяло, невнятно, либо тихо, вполголоса'. Отглагольное существительное от последнего жубря.Если же предположить, что -б- является результатом переосмысления или описки, то ср. также журила - 'брюзга, ворчея, клопотун', а также 'гулящая женщина или девка' (Даль 1989, т. 1, 548). Ср. также теоним Ярила.Можно предположить, что перед нами своего рода субститут-заменитель исходного мифологического теонима в результате табуирования или просто гонений на язычество.

( Помогает: в охоте на лис, горностаев и другого пушного зверя (загоняет горностаев в ловушки).

( Мотив белого человека на белом коне (его бьют серебряным прутом, полученным от Богородицы).

ЗАХАР МАГДАЛИНЫВИЧ, ЖЕНА ДАРЬЯ, СЫН НИКИТА

= Жи( бы( Захар Магдалинывич, жана Дарья, а сын Никита: Смол. г., Добр., 214.

( 1 упоминание.

( Помогают: от притки (сглаз).

ЗВЕРИОНА И ВИОНА МАТУШКИ

= Матушки Звериона и Виона: Рязан. о., Череп., 81. Ср. Соломония бабушка®.

( 1 упоминание.

( Защитницы.

ИВАН МАРИИН СЫН

=Иван (Мариин сын): ркп. из Олон. г., Срезн. 13, 493, 507.

(1 упоминание.

( Исцеляет:людей от уроков, сглаза, порчи, переполохов и др.

( Мотив отстреливания болезней.

ИВАН МЕРТВЕЦ

=Иван мертвец: Арх. г., Ефим. 2, 201-202.

(1 упоминание.

( Исцеляет:людей от зубной боли.

(Лежит в гробнице вЛазаревой церкви, ведет диалог с мертвым Лазарем®; ср. Макария®.

ИЛЬЯ МУРОВЕЦ

= Илья Муровец: Амур, Азад., 08.

(1 упоминание.

( Исцеляет:людей от болезней, в том числе усовей (воспаление внутренних органов, колотье, в том числе в ушах; ср. также злое мифологическое существо усовв сербских заговорах: Раденкови( 1982, 396).

( Известный былинный богатырь. Впрочем, существовал и святой Илия Муромский (память 19 декабря), нетленные мощи которого хранились в Киеве. Но никакой подтвержденной связи между ним и эпическим образом не обнаружено (об этом см., напр.: Пыпин 1891, т. 1, 303).

КАЕР И ЛАЕР

= Два брата Кaеp и Лаер: Арх. о., МГУ-75, ФЭ-10: 6652. Ср. Каин и Авель®.

( 1 упоминание.

( Завершают осуществившийся в результате ряда фонетических искажений и последующих переосмыслений "переход" библейских персонажей Каина и Авеля® в разряд фольклорных.

( Исцеляют:людей от кровотечения из ран.

( На сером горючем камне "ножами резались, углами кололись", но крови никто не видел.

МАРЕМЬЯНА ДЕВИЦА

= Прекрасна девица Маремьяна: Карелия, МГУ-60, ФЭ-03: 8056-8057.

(1 упоминание.

( Исцеляет:людей от уроков, сглаза, порчи, переполохов и др.

( Сидит в чистом поле в топящейся медной печке.

МАРИНА

= Марина на сивой кобыле: Орл. г., Попов, 248.

(1 упоминание.

( Исцеляет:людей от кровотечения из ран.

( "Кобыла устала и кровь у раба Божьяго (имя) стала" (ср. Аникан®, Данила®).

МАРИНА И МАНДАЛИНА БАБУШКА

=Бабушка Марина и Мандалина: Арх. о., Смирн., 49 (ср. Соломония бабушка®).

( 1 упоминание.

( Фольклорная трансформация имени Марии Магдалины.

( Исцеляет: младенцев от бессонницы.

( Мыла и "щелучила" истинного Христа.

МАРИЯ, ЕЕ СЫН ИВАН

= Мария, ее сын Иван: Олон. г., Срезн. 13, 507.

(1 упоминание.

( Исцеляют:людей от уроков, сглаза, порчи, переполохов и др.

( Иван колет и отстреливает порчу.

МАРЬИ ДВЕ СЕСТРЫ, ТРЕТИЙ БРАТ МИКИФЫР

=Две сястры Марьи, третий брат МикЕфыр: Смол. г., Добр., 193.

(1 упоминание.

( Исцеляют:от грыжи.

( "А у брата Микифыра конь кар. Грызь пиристань..." - мотив, скорее свойственный заговорам от крови.

МАРЬЯ, ДАРЬЯ, СОЛОМИДА СЕСТРЫ

=Три сестры - Марья, Дарья, третья Соломида: Арх. о., Ив., 28.

(1 упоминание.

( Имена близки к именам звезд®, но вопрос о направлении влияния открыт; ср. также ср. Марья-Мария®; Мария да Маремьяна®, сестер Лазаря® (к ним, вероятно, восходят генетически), бабушку Соломониду®; все вместе они образуют круг близких имен и, соответственно, персонажей.

( Исцеляют: людей (младенцев) от сглаза, переполоха, нечистых духов.

СИМЕОН И ГЕРАСИМ

Симеон и Герасим: Арх. г., Майк., 502.

(1 упоминание.

( Как и в случае четырех братьев (Сидор, Симон, Онисим, Осип®), в их именах встречаем аллитерацию на "сим", что заставляет задуматься, не скрывается ли здесь анаграмма или не зашифровано ли имя языческого персонажа-целителя. В частности, заметим, что имя Ярила, записанное "тарабарской грамотой", выглядело бы Ямиса, а прочтенное наоборот - Асима, что, быть может, проливает некоторый свет на происхождение указанной выше аллитерации. Ср. также Жубрило®.

( Исцеляют:людей от всех болезней.

( Два сына Георгия Храброго, всадника на белом коне, отстреливающие болезни. Вообще мужские монофункциональные персонажи-одиночки или парные, не являющиеся святыми или царями, встречаются обычно в универсальном сюжете о всаднике (часто на белом или сером коне, в белой одежде и т. п.) останавливающем кровь, отгоняющем (отстреливающем) болезни или загоняющем зверей в ловушки.

ФЕФИЛАТЫ ДВА БРАТА

=Два брата Фефилата: Олон. г., Мансикка, 212. Ср. Филатий®.

(1 упоминание.

( Исцеляют:людей от зубной боли.

ФИЛАТИЙ РАБ БОЖИЙ

=Раб Божий Филатiй: Олон. г., Мансикка, 211.

(1 упоминание.

( Исцеляет:людей от зубной боли.

( Единственный в наших источниках случай, когда в качестве персонажа-защитника выступает некий "раб Божий".

ХАЙ, МАЙ, ЯКОФ ТРИ БРАТА

= Три брата: l. Хай. 2. Май. 3. Якоф: Амур, Азад., 010 (Ср. Май®, Ерофей, Дорофей, Ондрей®).

(1 упоминание.

( Защищают:оружие от порчи.

( Находятся на Сеян-горе (см. Сион®), мотив отстреливания из луков.

( Ср. в украинских текстах месяц Май: Еф., 6(очевидно, в смысле небесного светила - выступает в функции излечения зубной боли, хотя имя, конечно, возникло под влиянием календарного мая); и трех братьев: Дыныс, Борыс, Лывко (Черепан., 81).

ХАРЛААМ БРАТ МЕСЯЦА

=Харлаам: Волог. о., Адоньева, 107 (ср. Месяц Месяцович®).

( 1 упоминание.

( Исцеляет:людей от зубной боли.

("Месяц млад, У тебя есть брат, Брат Харлаам. У Харлаама есть зубы и скулы..."

( Такого полного христианского имени не существует. Ср. Харалампий (10 февр.).

ПРОЧИЕ

ХОВРОН ХОВРОНЫЧ, ХОВРОНЬЯ ЕГО ЖЕНА

= Ховрон Ховронычь и жена его Ховронья: Тобольск. г., Майк., 561.

(1 упоминание.

(В испорченном тексте с функцией защищать людей от огнестрельного оружия.

( Идут в лес.

ИМЕНА ЧАСТЕЙ ТЕЛА ЧЕЛОВЕКА

ЕФИМ

=Ефим: Вятск. о., Иван., 81.

(1 упоминание.

(Эвфемистическое наименование мужского члена в заговоре от полового бессилия.

ИМЕНА НЕБЕСНЫХ СВЕТИЛ

МЕСЯЦ

МЕСЯЦ МЕСЯЦОВИЧ

= М±сяцМ±сяцович: Енис. г., Красн., 73. Ср. Каин и Авель®, Харлаам®.

( 1 упоминание.

( Исцеляет:людей от зубной боли.

ЗВЕЗДЫ

= Заря Огрофена: ркп. ХVII в. из Олон. г., Срезн. 13, 482; первая Мария, вторая Прасковья, третья Ериса: б. м., Щапов, 58; заря-зарница, красная девица, Крикса, Фокса: б. м., Дерунов, 326; четыре звезды-сестры: Марья,Марфа, Марина, Макрида: Арх. г., Забыл., 311; "земля мать, небо отец, заря Мария, заря Маремьяния" (чрезвычайно архаичная формула): Арх. г., Забыл., 378; утренняя заря Мария, вечерняя Маремьяния: там же, 388; заря Марья, заря Меремьяния: там же, 313; утренния заря Мария, вячерния Мармеания: Смол. г., Добр., 202; Марья утрена, Настасья вецерня: Олон. г., Мансикка, 194; утренняя заря Марья, вечерняя Анастасия, полуночная Варвария: Волог. о., Черепан., 77; три зори: Мария, Анастасия и Варвария (ср. в близком тексте на удой молока у скотины - 3 девицы: Мария, Варвария и Настасия): оба текста Волог. г., Зелен., 231; заря Амнитрия: Вятск., Черепан., 77; утренняя заря Марья, вечерняя Мария: Арх. о., Ив., 17 (то же: Сав., 168); утренняя заря Дарья, вечерняя заря Марья: Арх. о., Ив., 10; Вятск. о., Иван., 44; утренняя заря Марья, вечерняя Дарья: Арх. о., Ив. 13; Песк., 28; заря вечерняя Дарья, утренняя Марея, полуночная Макарида: Вятск. г., Осокин, 5; святая заря зарница Марья, нашная Дарья, вутринная Мархва и светой маладик (т. е. месяц): Смол. г., Добр., 194; первая заря Марья, вторая заря Дарья, третья заря Пеладья: Арх. о., Адоньева, 90; утренняя заря Мария, вечерняя заря Маремьяна, мать cыpa земля Пелагея®, сине море Елена®: Енис. о., Майк., 448; вечерня заря Маримьяна, утрення Марея, сын зори Мартымьян: Енис. о., Макаренко 1897, 386; то же, но дочь Маримьяна: там же, 387; вечерка Марина, утрення Марья, полуденна Маримьяна: там же, 389; утренняя заря Маремьяна, вечерняя заря Маремьяна: Костр. г., Вин. 1, 47; Зоря Амтимария: Перм. г., Майк., 500; заря Дарья, заря Марья, заря Катерина, заря Вопска, заря Крикса: Сарат. г., Майк., 449; утренняя заря Марея, вечерняя Маремьяна: Тобольск. г., Майк., 461; утренняя Мария, вечерняя Катерина: Вятск. о., Иван., 70; утренняя заря Марея, вечорная заря Маремьяна: там же, Город., 36; утрена заря Марья, вечорна Маремъяна: Амур, Азад., 08-09; вечерняя заря Мария, утренняя заря Маремьяна: Волог. г., Попов, 232; утрешняя заря Мария, вечерняя Маремьяна, полуношная Ульяна: Вятск. о., Иван., 87; утренняя заря Марея, вечерняя Катерина: Сибирь, Шилков, 149; утрення заря Дарья, вечерня заря Марья: Арх. о., Песк., 109; вечерняя Марья, нашная Дарья, увутренная Мархва: Смол. г., Добр., 170; далее материалы экспедиций МГУ в Архангельскую о.: МГУ-59: зоря Мария, зоря Дарья, зоря Маремьяна, зоря Федосья: ФЭ-03: 1049; утрення Дарья, вечерня Марья: ФЭ-03: 2817; утренняя Ульяна, вечерняя Маремьяна: ФЭ-03: 3928, 4445; МГУ-74: утренняя Мария, вечерняя Марианна: ФЭ-10: 1318; утренняя Дарья, вечерняя Настасья: ФЭ-10: 1343;утренняя Розия, вечерняя Мария: ФЭ-10: 1393; утренняя Марья, вечерняя Марианна, полуночная Ульяна: ФЭ-10: 1394; МГУ-75: ночная Дарья, утренняя Марья, денная Палагея: ФЭ-10: 6569; одна заря Марья, другая Дарья, а третья - Мария: ФЭ-10: 6572-6573, 6603; утреня заря Марья, ночная Дарья, денная Мария, ночная Анастасия: ФЭ-10: 6626; утрешна Марья, вечёрошна Дарья, полуношница Мария: ФЭ-10: 6633; утренна Дарья, вечерня Марья: ФЭ-10: 6643; утрена Марья, вечорна Дарья, ночна зарница Маврея: ФЭ-10: 6650; утренняя Дарья, вечорная Марья, дённа Мария, ночна Пелагея: ФЭ-10: 6657; утренна Марья, вечорна Дарья, полуночна святая Мария: ФЭ-10: 6659; МГУ-76: утренняя заря Марья, вечорна Дарья: ФЭ-11: 2752, 2765. Явно к тому же ряду текстов восходит следующий (в заговоре от уроков и ночных переполохов) - "шла утренней зарей Марея, а вечерней Прасковея": Прианг., Кляус, 4.

(( Даже при беглом взгляде на приведенные имена возникает впечатление, что они, ло крайней мере - большая их часть, обладая сходным фонемным составом, являются "вариациями" на некоторую исходную тему, следы которой сохраняются почти в каждом имени. Прежде всего внимание привлекает то, что в большинстве имен присутствует фонема <р> или <р'>. Лишены ее имя Вопска (как и выступающее с ним Крикса - явное новообразование, результат онимизации из апеллятива с вполне прозрачной семантикой; ср. старин. вопъ, пск. вопка, вопа - 'громкий голос человека, крик, клик, взывание с жалобой, с мольбой, отчаяньем; плач, рев'. Вопа, вопила о. пск. 'крикса, рева, плакса' [Даль 1989, т. 1, 241]), а также темное Фокса, рифмующееся с Крикса, вероятно - искажение непонятого Вопска или ему подобного, и имена Анастасия (Настасья), Палагея (Пеладья), Ульяна и Федосья. Попытаемся восстановить - хотя бы в общих чертах - эту исходную тему, т. е. последовательность согласных и гласных звуков (фонем).

Представим фонему <р>/<р'> в качестве своего рода фонетического стержня парадигмы "звездных" имен, своеобразной оси рассеивания, и выпишем их соответствующим образом (мягкость не указывается, как признак в данном случае несущественный):

о г р о ф е н а

м а p (и/е) j а

п р а с к о в j а

j е р и с а

м а р ф а

м а р и н а

м а к (а) р и д а

м а/ер е м j а н а (-и j а)

в а р в а р и j а

а м н и т р и j а

д а р j а

а м т и м а р и j а

к а т е р и н а

к р и к с а

м а р и а н н а

м а в р е j а

р о з и j а

Исходя из удельного веса в парадигме различных согласных фонем и учитывая их относительное расположение, можно гипотетически реконструировать архетипическую последовательность согласных:

*м ... (к/т)р... н/к/с/j,

которой соответствует последовательность гласных:

*... а/о (...) р и/е ... а.

Интересна близость воссозданного архетипа к имени женского мифологического персонажа, известного славянским народам под именами, группирующимися "вокруг сходных сочетаний фонем *m...r...(k) и *m...k...r, ср. Маrа, Mo/arena, Markita, Makrina..." (Иванов, Топоров 1983, 156). Можно предположить, что проанализированные имена манифестируют персонаж из того же ряда. Сводку материалов о нем см.: Кондратьева 1967, 83-88; также Топоров 1977а, 46. С другой стороны, вспомним сестер Лазаря® Марфу и Марию, к которым в заговоре могла добавляться третья - Пелагея (в другом варианте заговора сестер зовут Мария, Марина, Магдалена). Их имена могли повлиять на имена мифических звезд-помощниц, особенно если учесть, что и Месяц®, и Лазарь постоянно встречаются в мотиве мертвеца, мертвого тела в зубных заговорах (либо сам Месяц находится в той же функциональной ячейке текста, либо упоминаются видимые на нем по народным представлениям Каин и Авель®). Таким образом, выстраиваются параллельные ряды: Месяц - звезды || Лазарь - его сестры. В свете этой связи вполне объяснимо присвоение звездам имен, совпадающих или близких именам сестер в народном двоеверном христианстве. Вспомним также, что св. Прасковия (Параскева-Пятница), а также св. Анастасия (Воскресенье), считались покровительницами женской жизни и работ, в том числе и сфер, связанных с младенцами, что, по-видимому, объясняет появление обоих имен в "звездной" парадигме. Не случайно названа и звезда Варвария: Варвара великомученица считалась специальной покровительницей беременных женщин и в молитвенно-заговорных перечнях святых могла поминаться сразу вслед за Пятницей Параскевой (см.: Успенский 1982, 75).

Обратим также внимание на то, что парадигма имен звезд имеет точки соприкосновения с некоторым более общим полем заговорных мифонимов. Так, среди множества разнообразных и далеко не всегда этимологизируемых имен змей® в заговорах от их укусов находим: Ирина, Катерина, Мария, Орина, Арина, Дарья, Матреля и т. п. Звезде Ерисе созвучны змеиные царицы Елица и Ирица, звезду Палагею любопытно сравнить с белорусской змеей Палагеей (Роман., 107, 119).

( Помогают:вызвать (присушить) чью-либо любовь (преобладает); прекратить (отсушить) чью-либо любовь.

Защищают:людей от начальства.

Исцеляют:людей от всех болезней; людей от грыжи; людей от кровотечения из ран; людей от чемера (у людей боли живота или головы, угар, отравление [Меркулова 1969, 160]); младенцев от бессонницы (абсолютно преобладает); младенцев от родимца (детская болезнь); людей от жабы (ангина, скарлатина); людей от зубной боли; людей от 12 (7, 77) лихорадок-трясавиц; людей (младенцев) от уроков, сглаза, порчи, переполохов и др. К ним обращаются, когда берут воду для лечения больного.

( В. Н. Мансикка, склонный во всех заговорных мотивах находить христианские влияния, усматривал связь звезд-помощниц с представлениями о Богородице. По его словам, "в Пудожской традиции живет какая-то Зоря, красная девица, которая может помогать больным детям <...>. Ей дают разные женские имена, в большинстве случаев имя Марии. Божественное происхождение этой Зорницы <...> подсказывается тем, что ей молятся в случаях, когда наряду с ней обращаются к Преч. Марии. Несомненно, Заря Мария не что иное, как Мария - Aurora христианской поэзии. После того, как первоначальный смысл этого образа запутался, вместо Марии и наряду с ней стали появляться другие имена" (Мансикка 1926, 190). Сегодня такое объяснение не кажется убедительным.

( Ср. также белорусскую пару "заря 'Рина, заря Кацярина, ранняя, вячерняя" (Роман., 150).

СОЗВЕЗДИЯ

= Как могучи травы зеленыя, так бы могучей того был мой заговор под молоду, под исход, под перекрой, по восход и по закат солнца; под пояс Сажара и Кучекроя, под Замежуя, под Отвори ворота, под Наскоча, под Зеленца, под звезды ясные и темные со всеми звездами и полузвездами: Сах., 32-33.

( ( Очевидно, народные названия созвездий (молода, исход, перекрой - фазы луны). Ср. Сажар и Сажары - созвездие Большой Медведицы: тульск., ООВС, 196; Сожар, Стожар(ы) - 'то же': Рут 1990, 45; Стожар - Полярная Звезда: там же, 47; Сажар - Плеяды: там же, 46. Плеяды также могли называться Кучки, а в Сибири - Кичига, Кичиги: там же, 45; Кичига также - Б. и М. Медведицы и Пояс Ориона: там же, 45, 46; Кичиги - Орион: сибирск., СРГЮРКК, 85. Кищиги - Млечный Путь: Рут 1990, 44; Кучекрой, т. о., это некий "гибрид" Кучек и перекроя. С Млечным Путем - по ассоциации с межой - соотносится, возможно, и темное ИС Замежуй. Отвори ворота, возможно, метонимический эвфемизм, замещающий какое-то из множества "транспортных" названий Б. Медведицы: Воз, Арба, Повозка, Колымага, Колесница, Колясочка, Телега, Конь горбатый с телегой - Оренб., Тульск. о., Русский Север и др.: Рут 1990, 17; для Наскоча и Зеленца достоверных сближений найти не удалось. Впрочем, учитывая крайнюю ненадежность опубликованных Сахаровым текстов (из-за его обыкновения подвергать их произвольной правке), все рассмотренные в статье формы приходится признать чрезвычайно сомнительными.

( Закрепка слов заговора.

ИМЕНА ЖИВОТНЫХ И НАСЕКОМЫХ

ЖИВОТНЫЕ

ДАРЬ-СКОТИНА

= Дарь-скотина: Арх. о., МГУ-73, ФЭ-09: 7526.

(1 упоминание.

( Имя возникло в результате народноэтимологического переосмысления имени Дарья (ср. дар, дать - она дает молоко). Ср. звезду Дарью (Звезды®), а также св. Дарью-корову®.

( Помогает:сделать так, чтобы пасущиеся коровы не расходились.

( "Волга-матушка текет берегами, Дарь-скотина, иди по дороге."

МИХАИЛ ИВАНОВИЧ МЕДВЕДЬ

= Медведь Михаил Иванович: Арх. о., МГУ-73, ФЭ-09: 7547-7548.

(1 упоминание.

(Обычное у русских табуистическое имя медведя (см. об этом: Зеленин 1929, 104). В конце заговора просьба к нему: "не тронь раба Божия Михаила (имя рек)", т. е., по-видимому, человек принимает медвежье имя Михаил, становясь, т. о., медведем, "своим".

( Защищает: людей от зверя.

ЗМЕИ

В этой статье приводятся имена змей, змеиных царей и цариц, к которым обращаются в случае укуса 31. Функция, выполняемая этими змеями, весьма своеобразна. Будучи, на первый взгляд, явными противниками, существами, чье вредоносное воздействие нейтрализуется заговариванием, по сути они оказываются "помощниками" (пусть - невольными, иногда вынуждаемыми к действию прямой угрозой пожаловаться высшим силам), вынимающими "жало" своих реальных собратьев. Рассмотрим их имена в связи с основными сюжетами "змеиных" заговоров.

Заговоры, встретившиеся в наших источниках, оказались вариациями двух основных сюжетных схем. Первый - весьма редкий - сюжет состоит в следующем. По горе идут Христос и 12 апостолов. На их пути лежит змей (Василис, Василиста) 32. Все его обошли, "обколили", т. е. - очертили магическим кругом, только Иван Богослов (или Предтеча) не смог, вследствие чего укушен за безымянный перст. Затем следует диалог с ап. ПетромПавлом), в ходе которого Петр (или Господь) дает совет, как окружить, обвести кр(гом змея (тексты из Заонежья, МГУ-56, ФЭ-02: 2025-2026 и 3750).

Вторая схема известна во множестве вариантов. Она включает в себя несколько основных блоков: традиционное описание пространства мифологического мира с персонажем-"помощником" в центре; затем обращение к последнему с просьбой унять многочисленных змей (его "подданных", сестер или дочерей, которые подробно перечисляются) или забрать обратно свой яд и т. п.: затем иногда звучит угроза пожаловаться небесному покровителю, который поразит строптивого змея (змею) огненными стрелами или громом.

Образ одной или нескольких змей-помощниц и помощников непосредственно связан с представлением о змеином царе (царице), старшем, первом в классе змей, под предводительством которого они на Воздвиженье отправляются зимовать в вырий (ирий; сводку материалов об этом см. в: Успенский 1982, 144-146; а также Маркович 1860, 18). Согласно белорусским записям А. Е. Богдановича, "над всеми гадами есть царь. Под его личным начальством змеи идут на зимнюю спячку. Царь-змей идет впереди, а за ним, в несметном числе, его пресмыкающиеся подданные. Он по величине больше всех их, чешуя его отливает серебром и золотом, на голове его корона из маленьких золотых рожков" (Богданович 1895, 33) 33.

Количество и взаимоотношения заговорных змей в различных версиях рассматриваемого сюжета достаточно широко варьируются. В русских текстах (за исключением смоленских, обнаруживающих значительную структурную и ономастическую близость к белорусской версии) чаще всего фигурируют 1 змеиный царь (просто змей) или 1 змеиная царица (змея), а также змея и ее 2, 3 или 4 сестры либо 12 дочерей, но зато крайне редка схема "3 змеи" и практически никогда не встречаются в паре "царь и царица". В украинской традиции, напротив, преобладает последняя схема (иногда добавляется "царенко"), а также "1 царица" или "1 царь"; вариант "3 царицы" обнаружен нами только однажды. В белорусско-смоленской версии господствует схема "3 змеи" или "3 царицы" но часто встречаются все уже упомянутые, а также: "2 царя и 4 царицы", "уж и 4 змеи", "4, 5 или 9 змей" и др. Как со структурной, так и с ономастической точки зрения белорусская (полесская) традиция производит впечатление переходной, обнаруживая общие черты как с украинскими, так и с южными и юго-западными русскими текстами.

Все эти многочисленные змеи наделены ИС, среди которых можно выделить несколько групп с точки зрения происхождения. Это а) имена, возникшие в результате онимизации заимствованных имен нарицательных; б) трансонимизированные антропонимы; в) имена, возникшие в результате онимизации относительных прилагательных и других неиноязычных апеллятивов; г) имена неясной этимологии. Возводя все многообразие этих имен к магическим перечням из древнейших славянских переводных молитв "от змия", О. А. Черепанова писала: "имена в подобных перечнях, часто иноязычные по происхождению, исконно представляют собой номенклатурное перечисление видов реалии или ее определителей; они могут традиционно сохраняться на протяжении веков, но чаще трансформируются в народной среде или заменяются каким-либо иным, более понятным наименованием - антропонимом, отапеллятивным образованием и под. Так, среди перечней имен змей находятся ряды, состоящие из бытовых личных имен - Орина, Ирина, Дарья, Марья, Пекла, Фекла, Устинья, дополненных отапеллятивными образованиями по модели антропонимов - Крестинья, Лепестинья, или ряды, включающие не мотивированные на уровне языкового сознания XIX в. слова: Сохва, Сорохва, Пусиха, Квариша, Вендор, Сахон и др." (Черепанова 1983а, 75-76).

Заметим, что Сохва и Сахон, вероятнее всего, суть диалектные варианты антропонимов Софа (Софья) и Сафон. Можно к тому же предположить, что имена эти анаграмматически скрывают некоторое предшествовавшее им название змеи. По нашему мнению, таким названием, появившимся, вероятно, в результате табуирования исконного, могло быть соха (обобщенное значение слова - 'кол, дерево с развилком' [Фасмер, т. 3, 729], ср. раздвоенный змеиный язык, а также поговорки типа "у матушки сошки золотые рожки" [Даль 1991, т. 4, 284] с упомянутым представлением о золотых рожках змеиного царя). Мы получаем, таким образом, свидетельство того, что трансформации имен из переводных перечней не были произвольными. Можно скорее говорить о синтезе в рамках двоеверия заимствованной книжной и народной бесписьменной традиций.

Группа а) включает в себя, кроме уже приведенных производных от "василиск", обширное гнездо образований, восходящих к заимствованному через старославянский из греческого древнерусскому скоропи", скоропий, скоръпий, скоръпия (Фасмер, т. 3, 654). Заговорные тексты сохранили свидетельства о процессах, происходивших с этим словом. Сперва непонятное иноязычное название начинает вполне естественно восприниматься как ИС. Нам встречается змий Скоропий 34: Волог. г., Зелен., 264; Скорпия, всем змеям царица: Волог. г., Вин. 1, 63; скорп±я: Тульск. г., Влад. г., Майк., 486, 487, 490; скороп±я: Тульск. г., Майк., 486; скарпея: Тульск. г., Майк., 486; Смол. г., Добр., 184; скорупея: бел., Роман., 110.

Но язык не желает терпеть непонятности слова, и начинается настоящий разгул народной этимологии. Сохраняя статус ИС, змеиные названия меняют фонетический облик в соответствии с тем или иным переосмыслением. Приведенные выше формы объясняются через скора (диал. рус. 'шкура', ср. белорус. скура), в результате чего являются на свет царь змей Скурупей и царица змеина Скурупяица: Смол. г., Добр., 180; Шкурапея: бел., Роман., 109; Толстой 1986, 138; Шкуропея: бел., Роман., 109, 111, 178-181, 182-185; Смол. г., Попов, 243; шкуроп±я: Калуж. г., Майк., 487; Шкурупея: бел., Роман., 109; Смол. г., Добр., 181, 182, 184. Объяснение через скорлупа (др.-рус. скоролупа, укр. шкаралупа, бел. шкорлупа, скорупа), кстати, производное от скора (Фасмер, т. 3, 652), дает в текстах формы: царь Скорлупей: бел., Роман., 119; старая скоролюпица: бел., Роман., 114; шкаролюпина-царица: бел., Роман., 113; Шкурлупея: бел., Роман., 107, 108; Шкурлопея: бел., Роман., 179. Сочетание скоро спеть дает форму м±дяница скоросп±я: Курск. г., Майк., 486; а скоро пить - скоропивка: Костр. г., Вин. 2, 44-45; через скрип объясняется змея скрипия: Моск. г., Майк., 747-748; через короб - змей скоробей: Новг. г., Власова, 195 (едва ли связан со скарабеем); через скарб - царь Сопецкий, змей Скарбецкий: Волог. г., Вин. 1, 64; через кропити осмыслена единственная обнаруженная украинская форма змiя кропиня: Еф., 16. Известна форма с метатезой Сукропея: бел., Роман., 112. Есть и труднообъяснимые формы: Шкуляпея, чарапея: бел., Роман., 111; змия Куртупея, змия Черепея (от череп?): бел., Роман., 177; царица Рупия, царица Протупея: бел., Роман., 118; Шурпея: бел., Роман., 111; Шкарухвея: бел., Роман., 185; Шкарупета: Черниг. г., Линда, 285 (на форму труднообъяснимым образом могло повлиять укр. слово шкарпетки - 'носки'). Переходной между описанным гнездом и группой отантропонимных имен кажется форма Солопея: бел., Роман., 109. Побочным результатом таких народноэтимологических превращений становится переход ИС в определительное словосочетание: змея шкурап±га: Калуж. г., Майк., 487.

Македоница - всем змеям старшая и большая: б. м., Сах., 21; а также царь Египет (чрезвычайно редкий случай трансонимизации географического названия в мифозооним): Черниг. г., Линда, 285; не укладываясь в предложенную выше классификацию, являют собой пример мифонимов, произведенных из заимствованных географических названий или, может быть, переосмысленных в связи с ними.

Немало заговорных змей названы антропонимами - женскими именами. В русских текстах встречаются: Марея, Наталея: Курск. г., Майк., 486; Марья, Марина, Катерина: Тульск. г., Майк., 486; Ирина, Катерина: там же; Арина, Катерина: Смол. г., Добр., 184; Палагея, Малгарита, Стипанида: Смол. г., Добр., 187; Анна: Арх. о., Смирн., 43; царица Катерина-Ригатуха: Орл. г., Тих. Лет. 5, 105; Ма(о)трона: Костр. г., Вин. 1, 70-71; Гарафена: б. м., Сах., 21; Симеон Желтоголовый: Орл. г., Попов, 244.

Сходный круг имен находим и в белорусской традиции: Марея, Марья, Марина, Катерина, Катрина,Кацярина, Дарья, Матруна, Матреля, Магдалена, Мархва, Арина: Роман., 107, 108, 110, 111, 115, 179, 184, 185; Толстой 1986, 138; а также Авхимъя, Авдокея, Галена-Алена, Ганна, Данилея, Зося, царицы Ева и Елена, Кулина, Настасея, Палагея, Пелагея, Прасковея, Сохва, Сохвея, Соломонида, Улита, Ульляна, Явгиньня, Ягина: Роман., 107, 109-111, 113, 116, 117, 121, 177-179, 180, 183-186; Толстой 1986, 138; встретились также царь Артемон и царица Улита, царь Данила, царь Есип, вуж Симиен, Гараська - сила уразьска (последнее, вероятно, от Гарафена, ср. также гарасить, гараснуть - 'ударить' - калуж., Даль 1989, т. 1, 344; а также выражение вражья сила и диал. ураз 'ушиб, рана'): Роман., 110, 113, 115-117.

Ср. также имена змей из латышского заговора: Aыa, МBПа, KatriГa (Трейланд 1881, 158); имена звезд®, а также смоленских лихорадок-трясавиц - Арина, Катька, Марюшка и др. (Добр., 167) и дочерей Чечоточки из русской детской песенки: Дарья, Марья, Арина, Марина, Степанида, Салмонида, Катерина (Безсонов 1868, 160).

Заметим также, что имена типа Катерина/Катрина вполне могут оказаться восходящими к еще одному древнему эвфемистическому названию змеи, явившемуся результатом табуирования и сохранившемуся в диалектах сербскохорватского и в сповенском языке в формах ka(a (сев. чакавск. и кайкавск.), k((a, ka( (словенcк.). Формы эти сопоставляются с и.-е. *quЗq-, *qu'q- 'извиваться, гнуться' (см.: Куркина 1976, 139). Для имен, содержащих сочетание мар-, ср. лит. m(rgis, m(rgas 'пестрый', ma(gis 'пестрота', ma(gti, marg(oti 'пестреть', что любопытно сопоставить с постоянным эпитетом змеи в румынских заговорах pestri(a , ср. болг. пъстразмияпипилянка (Топоров 1977б, 205), змея шкура п±га (выше) и цариц Елицу и Хилицу (ниже), рядом с которыми вполне вероятна гипотетическая *царица пестрица.

К белорусскому кругу имен Галена-Алена, Ева,Елена, Улита, Ульляна, а также гола-голица (гол(, по свидетельству Е. Р. Романова, означает 'змея' - Роман., 122; ср. также сведения А. Ермолова, что "существует ... якобы змея-гадюка с красными рожками, которая называется у малороссов Харьковской губернии "царыця голыця"" [Ермолов 1905, 385]), примыкают змеиные антропонимы из украинских текстов: царыця Елына: Еф., 17; царыцяОлена: Драг., 30; царыця Оленыця: Милор., 30; и опять же скрывающие анаграмму гола царыця Вольга: Драг., 30; цариця Галя: там же; царыця Ляга (Лягища): Еф., 16 (в последнем случае возможно также влияние диалектн. южнорус. ляга - 'лягушка' [СРНГ, в. 17, 254]). Ср. также русскую царицу Елицу: Симб. г., Майк., 487-488 (ее В. Н. Топоров сопоставляет "с знаменитым персонажем литовской сказки об Эгле [букв. - 'еловая'] - королеве ужей" [Топоров 1993, 93]); белорусскую Хилицу: Роман., 53 и др. (не является змеей???); украинских Листрицу и Мистрицу: Сторож., 126; и Рыцю: Сорокин, 16; мифологическое существо сербских заговоров Ела, Елика, призываемое от переносимой ветром болезни (Раденкови( 1982, 82), змиХ-ал( болгарских текстов (Захариев 1918, 145), амурскую девицу-Грицу, волосогривицу: Азад., 011; очень напоминающую русалку или змею (грица, впрочем, может означать 'игрица', 'которая играет' - СРНГ, в. 7, 146).

Имена группы в) - результаты онимизации относительных прилагательных и других неиноязычных апеллятивов - чрезвычайно трудно отличить от многочисленных номенклатурных перечней, определяющих змей по месту их обитания: в полях, лугах, лесах, на межах и т. п. Большинство этих наименований, на наш взгляд, остаются типичными прилагательными, и лишь иногда, оказываясь в списках полноценных ИС, приобретают статус, близкий к собственным именам. Единственным русским примером такого списка является уже частично приводившийся выше перечень 12 дочерей змеи Скорпии: Орина, Ирина, * Дарья, Марья, * Пекла, єекла, * Устинья, Крестинья, Лепестинья, * Домовая, Полевая, Болотная, Береговая (астериски наши, чтобы подчеркнуть внутреннюю организацию перечня при п



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.122.9 (0.023 с.)