ТОП 10:

Days, 12 Hours Until the Massacre at Ffirth Asylum



Джон отметил, что скорость распространения паники и херни, рвущейся из Неназываемого, можно было измерять в милях в час.

Они съехали с шоссе, чтобы заправиться примерно через час езды к северу от города, и тогда все казалось лишь слегка ненормальным. Магазинчик на заправке был полон, но не забит битком. Джон купил сигарет, две банки Red Bull и даже поболтал с девчонкой за стойкой о том, что происходит. Она уговорила его взять пару хотдогов, медленно вращающихся на подогреве уже примерно неделю. Эми схватила огромный мешок клубничных конфет и самую большую бутылку диетической газировки, какая у них была. Эми расплатилась, и Джон пообещал вернуть ей. Затем у него случился приступ паники, когда он начал подумал о том, жив ли вообще тот парень, который выписывает ему чеки каждые две недели. И цел ли еще тот банк, где у него был счет. А если нет, тогда что? У него ничего не было. Только одежда на нем.

Потом, когда они с Эми остановились у другого магазинчика в двадцати пяти милях дальше по дороге из-за того, что им обоим срочно понадобилось в туалет по разным причинам, место уже напоминало дурдом. Очереди к заправками стояли до самой улицы, перекрыв движение – людям приходилось ждать в очереди, чтобы въехать на заправку. Вода в бутылках, молоко и хлеб были буквально сметены с полок. Индус за прилавком спорил с кем-то на счет ограничение на выдачу в одни руки, который он только что установил на все товары в магазине. Все кричали в телефоны, чтобы собирались, забирали детей из бейсбольных секций и ехали к маме. «Да, сейчас», - говорили они. Комендантский час грядет. Законы военного времени собирались объявить в трех округах, а может и во всем штате. Или все стране.

Слова «Террористическая атака» были ключевыми в разговорах. Биологическое оружие, выпущенное сошедшим с ума копом, ставшим шахидом. От этой штуки кожа отгнивает от костей, она въедается в мозги и заставляет убивать своих близких. Чрезвычайно заразная. Бессчетное множество зараженных могли покинуть город, прежде чем правительство закрыло его. Известно лишь то, что мы все можем быть заражены. Кто-то считает, что этого и хотело правительство. Кто-то – что правительство само выпустило заразу.

Джон и Эми выбрались оттуда так быстро, как только могли, не задержавшись даже, чтобы купить что-нибудь в благодарность за пользование туалетом, что Эми назвала своей обычной практикой. Джон ответил, что это было одним из тех правил, что приостанавливаются на время апокалипсиса.

Джон старался сохранять спокойствие, поскольку Эми уже была на взводе, а паника лишь умножается, когда страхи двух людей начинают подпитывать друг друга. Пошлет ли за ними правительство людей из-за того, что они нарушили карантин? Знают ли они, как выглядит Бронко? Он не знал.

Они направлялись обратно в университетское общежитие Эми, поскольку им буквально некуда было больше идти. Но Эми по-прежнему продолжала задаваться вопросами. Придут ли за ними? Если зараженные опасны, не нужно ли достать оружие или что-нибудь в этом роде? Джон считал все эти вопросы отличными, но не был точно уверен, что ему следует предпринять в отношении любого из них. Предположим, они избавятся от Бронко. Что потом? Идти пешком? Угнать машину?

Да, может быть кто-то в конце концов заявится в общежитие, если они задержаться там слишком надолго (хотя он считал, что у правительства сейчас есть проблемы посерьезнее), но, черт возьми, им нужно было где-то остановиться, сесть и организоваться заново. В последний раз он спал прошлой ночью на стуле в полицейском участке, да и то лишь пару часов. Ему просто нужно было… Перезагрузиться. Выпить чего-нибудь.

Да, было бы круто иметь огнемет, дробовик и десять-двадцать коробок с патронами. Их не было. Также у него не было денег, чтобы купить оружие, а если бы и были, он был уверен, что очереди за ним во всех магазинах начинались уже с улицы, оборачиваясь вокруг магазина. Все оружие будет распродано вместе с патронами, наборами для чистки и ножами. Также будут распроданы походные принадлежности, таблетки для очистки воды, газовые баллоны, батарейки, ручные аварийные радиопередатчики и т.д. и т.п. В этой части страны дефицит боеприпасов возник на следующий же день, когда они узнали, что президентские выборы выиграл не белый. Они ожидали подобного дерьма.

Не то чтобы Джон критиковал, поскольку знал лучше любого из них, что надвигалось – что надвигалось на самом деле – и вот он где: ведет в ночи потрепанный Бронко Дэйва, из всех необходимых вещей не имея даже фонарика. Но сказать так Эми он не мог. Черт побери, ему нужно было выпить. Просто чтобы все вошло в русло.

Джон обругал себя. Или, скорее, обругал прошлую версию себя за безрассудство и за то, что подвел текущую версию себя. Все, что могло оказаться полезным, сейчас находилось в багажнике Кадиллака. В последний раз, когда он его видел, Кадиллак был припаркован около палатки с буррито, но теперь уже его либо увезли на штрафстоянку, либо угнали, либо сожгли, либо перевернули во время беспорядков.

Они были на съезде с шоссе, направляясь к кампусу Эми, когда её телефон звонком оповестил о текстовом сообщении (это была «Одна ночь в Бангкоке», шутка, понятная только ей и Дэйву). Эми открыла его, а потом состроила такое лицо, как будто официант в ресторане заклеймил живую визжащую свинью прямо на столе перед ней.

- Что там? – спросил Джон.

- Сообщение… От Дэвида.

Больше она не сказала ничего. Мозги Джона закипели.

- И?

- Я хочу, чтобы ты знала, что у меня все в порядке, - прочла она с экрана, - Они попросили нас остаться в качестве меры предосторожности. Не верь слухам, все хорошо, и со мной хорошо обращаются.

Эми и Джон несколько секунд сохраняли молчание, потом оба взорвались хохотом.

- Если это писал Джон, - сказала Эми, - Я съем этот телефон.

- Со мной хорошо обращаются? – произнес Джон, - Ты только представь Джона, произносящего эти слова. Он не сказал бы такого, даже если бы с ним действительно хорошо обращались.

- С тем же успехом можно было написать от его имени на японском.

- Кстати, его телефон у меня в кармане.

Смех смолк также внезапно, как начался.
- Зачем слать мне поддельное сообщение? – сказала Эми.

- Могу поспорить, они шлют их всем в сети. Может быть, даже всем одинаковые. Пытаются успокоить людей по эту сторону кордона, чтобы они не рвались в город, круша все преграды. Подумай, мужья, разлученные с женами, дети – с родителями. Представь, ты поехала в город на концерт или что-нибудь такое, оставив ребенка с няней, потом едешь назад, а дорога перекрыта стеной машин Национальной гвардии, которые говорят, что ты не можешь увидеться со своим ребенком, который, кстати, заперт в эпицентре утечки биологического оружия.

- Представляешь, как разозлиться Дэвид, когда увидит это? Такое вот сообщение от своего имени.

Джон ничего не ответил, просто позволил себе пропустить разговор мимо ушей. Пока что задачей было увести её подальше в безопасное место, а потом сидеть тихо, раздумывая, что делать. За пивом.

* * *

Бардак добрался до общежития Эми раньше них, так что по примерным подсчетам Джона он двигался со скоростью около 80 миль в час. Конечно, в информационную эпоху скорость распространения бардака растет экспоненциально: ситуация в Неназываемом окажется в японских новостях в течение двух часов, а слухи в интернете всех уверят, что угроза террористической/зомби-атаки одинакова для всех.

Гостиная на этаже Эми была заполнена студентами, собравшимися вокруг висящего на стене телевизора. Он показывал CNN, и Джон подумал, что любой в этом здании посмотрел больше CNN, чем за последние за несколько лет. Из передачи было понятно, что никто не протащил камеру в город после того, как команда новостей пятого канала была сожрана. По кругу гоняли три ролика, снятые трясущимися телефонами и скорее всего загруженные в сеть до того, как все линии связи были перерезаны. Первое было по меньшей мере тревожным: на нем солдаты Национальной гвардии обносили госпиталь временным ограждением. Они работали быстро, используя огромный бук, приделанный к ковшу экскаватора, чтобы сделать дырки в земле, а кран опускал в эти дырки столбы высотой в три человеческих роста. Ролик заканчивался видом совершенно жуткой колючей проволоки на земле рядом с группой солдат, держащих в руках автоматы, которые Джон опознал как М4, поскольку хотел купить такой прошлым летом.

Все еще без костюмов химзащиты. Господи Иисусе.

В конце концов один из солдат крикнул что-то держащему камеру, и ролик оборвался.

Следующие два ролика предварялись надписями о том, что последующие карды могут оказаться шокирующими, и ссыкунам лучше покинуть комнату. Затем включалось второе видел, снятое из машины, крадущейся по центру города, водитель, судя по всему, пытался рулить, держа телефон у окна и снимая то, что выглядело как трупы перед разбитой витриной магазина (Джон узнал в нем Black Circle Records на главной улице – в прошлый раз, когда он его видел, он не был так разгромлен). Камера наехала на изуродованный труп, лежащий ничком. Ну, верхняя его часть лежала ничком. Таз превратился в розовое месиво, а ноги были повернуты в другую сторону, пальцами кверху. Внезапно одна из ног пришла в движение, согнувшись в колене, словно ноги собирались встать и пойти сами по себе. Ролик кончился прежде, чем можно было увидеть, удалось ли им.

Последним было зернистое видео, снятое из окна верхнего этажа, выходящего на улицу. Внизу были трое солдат, стоящие на расстоянии от одинокой фигуры, держащей в руках что-то похожее на серп – трудно разглядеть с такого расстояния. Военные что-то кричали ему, жестами приказывая лечь на землю лицом вниз. Когда он двинулся к ним, все трое начали стрелять. Звука в ролике не было, но можно было разглядеть облачка порохового дыма в воздухе и отлетающие от парня кусочки плоти. Он так и не упал. Он даже не пошатнулся. Вместо этого он подался назад и метнул серповидную штуковину в ближайшего солдата. Тот схватился за шею и упал.

Остальные два побежали.

Кадр начал трястись – Джон интерпретировал это как то, что оператор сошел с ума и, наверное, кричал людям в комнате о том, что произошло. Это привлекло внимание монстра внизу, который повернулся и взглянул вверх точно в камеру, а через неё – в глаза каждому в гостиной общежития.

Человек засунул руку под плащ и вытащил еще один серп. Джону понадобилась доля секунды, чтобы понять, что он выломал себе одно ребро, а потом он метнул его в окно, разбив стекло.

Все в комнате вздрогнули

Экран почернел.

- Скажете, что это был не зомби? – произнес черноволосый парень с бородой и очками в роговой оправе.

* * *

Пребывание Джона в колледже было коротким, и он никогда не жил в общежитии. Это напомнило ему тюремную клетку. Эми и её соседка спали на двухэтажной кровати. Тут не было телевизора, а туалет и душ они делили с людьми из соседней комнаты. Около окна стоял мини-холодильник, на котором стояла плитка. Места было слишком мало даже чтобы отжаться. Не то чтобы это были худшие условия проживания в его жизни.

В углу Джон обнаружил знакомое зрелище, то что считал «гнездом» Эми. В центре стояло кресло-мешок, выглядящее так, словно было куплено на распродаже или блошином рынке. Вокруг его стояли ноутбук Эми, закрученная, полупустая пачка Читос, открытая пачка шоколадных хлопьев, которые она ела сухими, и четыре пустые бутылки: апельсиновый сок, апельсиновый сок, диетическая газировка, вода. Если бы Эми была тут, то тут бы еще были два пузырька с лекарствами, один с болеутоляющим, один с мышечным релаксантом, которые, как было известно Джону, она принимала из-за больной спины. Наверное, она держала их в сумочке – такую дрянь в общежитии колледжа быстро бы сперли. Оксикодон тут можно было толкнуть по двадцать баксов за таблетку. А в условиях конца света цена скорее всего подскочит раз в десять.

Хватит думать об этой апокалиптической херне. Не паникуй, Джон.

Эми занимала нижнюю койку, что Джон понял, увидев приклеенную на стену карту мира, с дюжиной нарисованных маркером красных звездочек вокруг городов в Европе и Австралии. Городов, где она хотел побывать. Джон заметил, что с прошлого раза, когда он видел эту карту, новая звездочка появилась в Японии. Он попытался представить Дэвида, гуляющего по улицам Токио. Все равно что представить Робокопа в Средиземье…

- Джон, вы знакомы с Нишей, так?
Они были знакомы. Шикарная индианка жила с Эми в одной комнате. Она лежала на верхней койке в пижамных штанах и майке, прилипнув к телефону и нажимая кнопку обновлений в facebook. Рядом с ней к стене была прислонена бутылка абсента, тетрадка рядом служила подносом для вычурного стакана, кубиков сахара и одноразовой зажигалки. Субботняя ночь!

- Ладно, все это меня с ума сводит, - сказала Ниша, - Видели ролик про зомби?

- Дэвид все еще в городе, - ответила Эми.

- Кто?

- Мой парень.

- Ого. Мне так жаль. У него все в порядке?

- Мы не знаем. Никто ничего не знает. Джон был там, когда все произошло, он едва выбрался.

- Ого… И он же… Не заражен или что-то в этом роде, да? Его не кусали?

- Нет, нет. На самом деле он был на расстоянии, когда все случилось. Они пропустили его через КПП, проверили с ног до головы и сказали, что все нормально.

- А, ну хорошо.

- Но не говори никому, ладно? Люди ума сойдут. Ты знаешь, какими они бывают.

- О, конечно.

- Ты не против, если он поспит на полу сегодня? Завтра мы сделаем пару звонков и поедем обратно забрать Дэвида.

«Забрать Дэвида, - подумал Джон, - Как будто его просто подвезти надо».

Еще он подумал, что бутылка абсента была едва початой.

- Конечно, - ответила соседка по комнате, еще более рассеяно, - Эй, сегодня в пиццерии акция две по цене одной.

Джон подумал о мозгах, разбрызганных по синему пластику.

(объединено с предыдущим)

- Ладно, хорошо. Да, нам нужно поесть, - сказал Эми, - Э, Джон, с чем будешь пиццу?

Часть Джона сочла это безумием, но другая подумала о том, появится ли возможность поесть что-то типа пиццы в ближайшую неделю или месяц.

- Джон?

- Мясо. Хочу, пиццу с мясом. Всем мясом, которое у них есть.

Эми погрузилась в кресло, и Джон заметил, что она позвонила в пиццерию с быстрого набора. Ниша кивнула на свою бутылку абсента и спросила Джона:
- Не хочешь выпить со мной?

Ну… В такой ситуации было бы невежливо отказаться.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.228.24.192 (0.01 с.)