ТОП 10:

The Massacre at Ffirth Asylum



- Давайте, давайте, давайте, - бормотала Эми, подпрыгивая на своем сидении.

Камера на стволе находилась в кафетерии, держа на прицеле дверь в коридор. Остальные двое парней – Донни и тот, что с фонарем, - пробежали мимо. Камера повернулась и выхватила Донни, помогающего второму залезть в подвальное окно.

- Они почти выбрались! – крикнула Эми Фредо, - Готовься.

Это заняло целую вечность. Парень с фонарем по какой-то причине застрял в окне. Его ноги болтались, но он не двигался вперед. Джош повернул камеру обратно к двери, чтобы посмотреть, не гонятся ли за ними.

Вой.

Не крик, такой звук издает дети, пока еще не знают, как выразить свою боль словами. Это был парень с фонарем. Его ноги бились в окне. Что-то с другой стороны схватило его. Джош и Донни ухватили его ноги, пытаясь затянуть его обратно в комнату. Они тянули и тянули, и то, что держало парня с фонарем, отпустило его. Или хотя бы его ноги.

Джош и Донни оказались на полу, держа дрыгающуюся нижнюю часть парня с фонарем. Все от пояса и выше осталось висеть в подвальном окне. Если бы у Джона и Донни не было ушных затычек, они бы услышали крик Эми из фургона.

Пошатываясь, Джош поднялся на ноги. Он направил дробовик на окно и подергивающий кусок мяса, бывший некогда торсом парня с фонарем – он больше не издавал звуков. Казалось, будто что-то вырывает его кишки снизу, что-то в траве, как будто оно выросло из самой земли и разорвало его пополам. Джош выстрелил туда, и вспышка разорвала внутренности парня с фонарем и ушла в ночное небо за окном.

Эми вздрогнула – они с Фредо видели полосу выстрела сбоку от здания через лобовое стекло машины.

На мониторе был хаос. Донни и Джош спорили. Затем Джош крикнул:
- ДВЕРЬ! СЛЕДИ ЗА ДВЕРЬЮ! – и раздались новые выстрелы, их резкие отзвуки эхом отдавались в ночном воздухе.

Донни кричал до тех пор, пока то, чем он кричал, не было выдрано из его горла.

Камера бросилась к подвальному окну, которое все еще было перекрыто останками парня с фораником. Кадр пролетел сквозь окно – Джош кинул дробовик перед собой, и крутанулся на траве, пока Эми не поняла, что видит на экране фургон, в котором сидела сама. Трава загораживала часть кадра.

Через микрофон камеры до Эми донесся звук, словно губку выжимали в наполненной водой раковине. Джош закричал, и тяжело всхрапнул несколько раз. Камера по-прежнему неподвижно лежала на траве. Эми глянула поверх экрана на здание, а потом вновь уставилась в ноутбук. Потом снова посмотрела через стекло, и так снова и снова, ища хоть что-нибудь. Что угодно.

Видео на экране ноутбука внезапно снова пришло в движение, камеру протащили обратно по траве. Кадр развернулся и показал лицо Джоша. Он лежал на земле, и кровь текла из его рта. Он схватил дробовик за ствол и подтянул к себе. Другая рука что-то нащупывала за кадром. Его рот широко раскрылся, и он издал задыхающиеся звуки. Что-то поднималось по его горлу. Глаза Джоша расширились, и Эми на долю секунды увидела как комок его собственных внутренностей начал протискиваться между зубов, а потом он спустил курок и снес себе голову.

Эми вскочила на ноги, и ноутбук загремел по полу фургона. Она зажимала рот рукой.

- Что? Что случилось?

– спросил Фредо, услышав выстрел.

- Нужно убираться, Фредо, нужно убираться прямо сейчас, нужно убираться прямо сейчас. Нужно убираться. Нужно…

- Что? Что случилось?

- Поехали, Фредо! Они все мертвы! Все мертвы! Поехали, пожалуйста!

- Ты не можешь этого знать! Мы не бросаем своих!

Фредо воткнул передачу и вдавил педаль в пол. Но вместо того, чтобы выехать задом на улицу, он потащился вперед по лужайке прямо к зданию. Эми упала обратно на пассажирское сидение.

- Что ты творишь?!

- Смотри, они все еще живы! Они двигаются.

Фургон рывком остановился около подвального окна. В тенях на земле что-то действительно двигалось.

- Нет, Фредо, просто поедем! Нам придется их оставить!

- Джош! Донни! – заорал Фредо, - Ответьте, если вы живы!

Кто-то стоял между фургоном и стеной, неуклюжая, почти человеческая фигура. Фредо уставился на него.
- Не надо, Фредо, не надо. Давай назад. Поехали, - прошипела Эми.

Фредо засунул руку под куртку и извлек внушительный черный пистолет.
- Донни? – произнес он.

Ответа не последовало. Фредо нацелил оружие на фигуру, прямо через находившееся между ними стекло водительской двери. Эми видела лицо Фредо, отражающееся в стекле. Его глаза расширились. Он успел только сказать: «Срань го..», прежде чем несколько вещей произошло так быстро, что Эми не успела увидеть их все.

Пока внимание Фредо сосредоточилось на фигуре за водительской дверью, что-то ударило в лобовое стекло справа от него. Длинное и размазано-розовое нечто хлестнуло сквозь стекло, схватило Фредо за бицепс и чисто отрезало его. Рука, все еще сжимавшая оружие, вылетела в окно и исчезла в ночи. Прежде чем Фредо успел закричать или просто повернуться посмотреть, что произошло, рука снова проскочила через лобовое стекло, теперь уже нацелив оружие на Фредо. Его собственная рука, управляемая тем, что находилось снаружи фургона, спустила курок. Череп Фредо взорвался.

Все это произошло в течение двух с половиной секунд. Эми только уловила бьющиеся стекло, влажный, мясистый рвущийся звук и выстрел. А потом она оказалась покрыта осколками стекла и каплями теплой крови.

Мертвый Фредо повалился вперед.

A Trial by the Fire

Оуэн приставил мне пистолет к голове. Импровизированный ночной трибунал собрался вокруг костра. У меня по спине побежали мурашки. Огонь обладал эффектом делать переду слишком жарко а спине слишком холодно.

Оуэн ждал в бойлерной, пока кто-нибудь не вылезет обратно, убегая от той бойни, что случилась на другом конце. Он терпеливо ждал, слушая адские отзвуки выстрелов и криков, ждал, пока пулеметные очереди и дробовики обрывали один крик за другим. Он ждал, пока я кричал в тоннель, зовя ТиДжея, Хоуп, Кори, хоть кого-нибудь. Она наблюдал, как я упал в угол и ждал, пока я сжимал голову руками, слушая крики, эхом отзывавшиеся в моей голове снова и снова.

А потом мне приставили пушку ко лбу, и он поднял меня на ноги.

Через пять минут я стоял в толпе красных комбинезонов. Все проснулись. Раскатистое эхо выстрелов несколькими кварталами дальше по улице – прямо из того места, откуда недавно взлетали загадочные сигнальные ракеты – разбудило всех и привело в полную боевую готовность.

Из-за своего девятимиллиметрового ствола Оуэн произнес:
- Теперь, когда ты привлек всеобщее внимание, почему бы тебе не рассказать им, что это была за стрельба.

Я так устал. Это был тут уникальный тип усталости, который приходит, когда провал следует за провалом. Тщетность и косяки многое вытягивают из людей – мне следовало бы знать, поскольку всю мою жизнь можно было описать именно так. У меня не было сил защищаться.

Эти проклятые крики.

- Делай что хочешь, Оуэн, только не устаивай шоу.

- Шоу. Так вот чем ты это считаешь, приятель, - он покачал головой, - Ладно, давай я подытожу для гребаного жюри. Вы с ТиДжеем нашли тоннель наружу. Вместо того, чтобы рассказать об этом всем, вы на цыпочка ушли, собрали свою зеленую шайку и попытались смыться, пока все спали. Вы оставили больных, беременных женщин, матерей, не видевших своих детей с самого прорыва.

- Тут все еще роятся беспилотники. Если внезапно население этого места сократится с трех сотен до нуля, а за оградой внезапно появится чертова толпа, они поймут, что произошло. И они обрушат весь ад на эту толпу. Смогли бы пройти или несколько человек, или никого вообще.

- И конечно же ты сам принял такое решение, не так ли? Потому что, видите ли, никто из нас не достаточно умен. Мы не смогли бы организовать все так, чтобы не обречь весь карантин, нет. Только ты смог бы.

- Ты бы нас остановил, Оуэн, - пожал я плечами, - И ты сам это знаешь. Начал бы совать свою пушку всем в лицо, как ты и делаешь сейчас.

- И почему же мне приходится это делать? Потому что я мудак, ведь так? А почему бы тебе не рассказать всем, что случилось со всеми твоими друзьями, которые полезли в этот тоннель.

- Мы не… Мы не знаем точно. Мы слышали выстрелы…

- С ними случилось именно то, что, как я говорил, произойдет с каждым, кто попытается отсюда сбежать. И это я бы тебе объяснил еще раз, если бы ты спросил. Потому что с самого первого дня, как закрылись ворота карантинной зоны, я сказал, что каждый, кто перейдет черту – умрет. Потому что любой за пределами этой ограды считаешь каждого из нас зараженным. И эта ограда просто сдерживает волну, которая окрасит реки красным. Это значит, что все, кто тут есть, должны держаться вместе . Но ты, ТиДжей, и все остальные зеленые так никогда этого и не поняли.

- Нет, - покачал головой я, - Разница в том, что мы воспользовались шансом выбраться на свободу. В отличие от вас.

- Ну-ну. И, чтобы прояснить ситуацию, ты тоже должен был быть среди них, так? Если бы я пришел на пять секунд позже, ты бы так и поступил?

- Да, черт подери.

- Ты даже не понимаешь, что я хочу сказать, ты, высокомерный маленький пиздюк? Ты – единственный, кто может отличать зараженных от незараженных. Если бы ты ушел, то что бы мы делали, когда приехал бы следующий грузовик с людьми? Что бы мы – я – могли сделать, кроме как сжечь их? Пролезь ты через дыру, и ты обрек бы всех мужчин и женщин, которых привели бы через эти ворота, приятель. И ты обрек бы меня на их убийство, чтобы защитить оставшиеся три сотни долбоклюев, которые пытаются выжить в карантинной зоне. Мне пришлось бы до конца жизни помнить последние выражение на лицах, к которым я приставляю ствол, ощущать запах их горящей гребаной кожи и волос каждую ночь, до конца жизни. И, могу поспорить, ты даже на три секунды не задумался над этим.

- Я не знаю. Я… Эми…

- И если бы у вас получилось, и федералы начали бомбить этот конец тоннеля, ты бы почувствовал только облегчение. Ты никогда не думал о нас. Все ради спасения собственной задницы. И отсюда я могу сделать вывод, что ты саботируешь эту операцию снова при первой же возможности, по любой эгоистичной причине, которая придет в твою жирную высокомерную башку. И это значит, что мы не можем больше доверять твоему паучьему чутью. А это значит, что пока ты тут и находишься среди нас триста – пардон, двести семьдесят – мужчин и женщин в этой зоне находятся в опасности. Есть ли здесь кто-нибудь, включая тебя Вонг, кто мог бы привести аргумент против?

Все молчали. Молчал даже я. Ветер завывал. Костер шумел и потрескивал. Я смотрел в огонь, горящие глаза двух десятков обугленных черепов, глядящих на меня.

- Не-а, - ответил я.

Mop-Up

Эми спрыгнула со своего сиденья и полезла в заднюю часть фургона. Под коленями локтями хрустели осколки безопасного стекла. Она откинула в сторону оброненный ноутбук и смяла коленом коробку печенья с начинкой. Она все ползла и ползла, и в конце концов фургон кончился.

Она повернулась и вжалась спиной в заднюю стенку, поджала колени и сжалась как могла сильно. Холодный ветер задувал через выбитое лобовое стекло, и слезы и пот будто бы сразу замерзал на лице.

Эми съежилась в темноте и холоде, уставившись на расчлененный и безжизненный труп водителя Фредо. Его правая нога подергивалась. Она не могла отвести от неё глаз.

Водительская дверь распахнулась. Эми закричала.

Труп Фредо вывалился в темноту. Она закричала снова, поджала колени сильнее, и впилась пальцами в волосы, зажмурила глаза и желала, чтобы все это исчезло.

Рвущие и чавкающие звуки снаружи вошли в ритм с сигналом открытой двери фургона.

* * *

Пим…

* * *

Пим…

* * *

Пим…

* * *

Она хотела выбраться, убежать, спрятаться. Или забраться за руль и нажать на газ. Вместо этого она еще сильнее съежилась и зажмурила глаза.

Трава хрустнула под нечеловеческой ногой перед ней. По её бедру растеклось тепло, и она обмочилась первый раз с тех пор, как ей исполнилось пять.

Шаги приближались, хрустя осколками стекла, до тех пор, пока она не почувствовала теплое дыхание на своей щеке.

* * *

Пим…

* * *

Пим…

* * *

Пим…







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.97.49 (0.007 с.)