ТОП 10:

Minutes Until the Massacre at Ffirth Asylum



Эми резко проснулась, вырываясь из ужасного кошмара, в котором с близкими ей людьми происходило нечто ужасное. Она не помнила деталей сна, но ей и не нужно было. Это был единственный кошмар, который у неё когда либо бывал.

Она поразилась тому, что задремала. Если вам понадобится доказательство того, что мы – рабы биологии, то вот оно. Эти минуты могли стать её последними на земле, и её тело решило часть из них проспать. Джош возил пальцем по экрану телефона, и Эми была почти уверена, что он играет в игру.

На шоссе не было никого, кроме них, не попалось ни одной машины, едущей во встречном направлении, никаких габаритных огней впереди насколько хватало глаз. Эми прошла вперед и села на пассажирское сиденье рядом с водителем, Фредо. Он выглядел еще более напуганным, чем она сама. Она составила ему компанию. Ей удалось узнать, что его фамилия Борели, и что он учится на отделении связей с общественностью, но собирался сменить его, поскольку большое количество занятий вгоняло его в депрессию. Брат Фредо служил в морской пехоте, как и его отец, и отец его отца. Отец Фредо участвовал в Буре в Пустыне, дед – воевал во Вьетнаме. Брат побывал в бою в Афганистане. Фредо изучал PowerPoint. Фредо увлекался японским аниме, но не порнографическим, как он её заверил. У него не было ни друзей, ни родных в Неназываемом, но он надеялся, что Дэвидом все в порядке. Они немножко поговорили о «Звездном крейсере Галактика». Эми знала, что так время пройдет быстрее. Так и вышло, и вскоре Джош сказал Фредо съехать с шоссе на проселочную дорогу, которая, как Эми знала, проведет их вокруг озера, через лес и мимо индюшиной фермы/фабрики по производству вони.

- Куда мы направляемся?

- Нужно съехать с дороги до армейских блокпостов, - ответил Джош, - Эта дорога огибает озеро и ведет к промышленной зоне сзади. Там находятся пропускные пункты наши друзей. Как только мы пройдем внутрь, мы встретимся с ЭЗА.

- А они где?

- Они обосновались внутри здания, которое покинули ОПНИК. Полагаю, они там оставили тонны оборудования и припасов. Но это значит, что они прямо на краю карантинной зоны, и их сметут первыми, есть карантин будет нарушен. Так что наша первоочередная задача – встретиться с ними и получить новые сведения. Но это укрепленное здание, и они вооружены. Все должно пройти без проблем.

Как оказалось, Джош был не полностью бесполезен в целях проникновения в город. Военные, охранявшие КПП на проселочной дороге к югу от озера, пропустили фургон после короткого разговора с Фредо. Но уже через несколько миль они обнаружили второй КПП, примерно раз в десять страшнее предыдущего. Это была пугающая стена черных машин и людей в таких же черных костюмах. За стеклами их шлемов были очки ночного видения или что-то в этом роде, от чего стекла светились красным в ночной темноте, делая своих владельцев похожими на чертовых демонов.

- Джош? Что это такое? Кто…

Джош шикнул на неё, но Эми показалось, что его очко в этот момент сжималось изо всех сил. Легион затянутых в черное людей с навороченными автоматами окружили автобус, их красные глаза парили в темноте. Стволы были подняты, будто они были готовы окрасить фургон красным изнутри. Один из охранников подошел к водительской двери, и Фредо что-то сказал ему. Он назвал пароль ЭЗА, или что-то в этом роде, но не получил ответа. Тот отошел посовещаться с кем-то еще. После долгой напряженной минуты, он махнул рукой, чтобы они проезжали. Эми и семь членов Отряда Противодействия Зомби вступили в эпицентр заражения.

В большей части города не было света, и все магазины были закрыты, хотя в середине ночи они были бы закрыты в любом случае. Её телефон все еще не ловил.
- Мы в шести кварталах, - сказал Фредо, - Все еще никаких вестей от ЭЗА?

- Нет, - ответил Джош, постучав по кнопкам своего ноутбука, - За последний час – ничего.

- Нет, - ответил Джош, постучав по кнопкам своего ноутбука, - За последний час – ничего.
- Наверное, мы просто слишком близко подобрались к городу, где все беспроводные сигналы глушатся. Может быть, они еще шлют сообщения, просто мы их не получаем?

- Наверное, так и есть, - сказал Джош неуверенно, - Я вообще-то не знаю, как они обходили глушилки до этого.

- Ух ты, это оно? – спросил Фредо, - Вон те огни?

- Это карантинная зона, - ответил Джош. Там дальше городской госпиталь. Вокруг него установлен полностью освещенный периметр. Погляди на эту ограду.

- Господи Иисусе, - выдохнул Фредо, - Он… Прямо… Тут. Они прямо там, за этим забором. Господи.

Эми представила, как в воображении Фредо крутятся картины с существами, бродящими за этой оградой. Или, может быть, она проецировала свои собственные, точно такие мысли.

И Дэвид находится там вместе с ними.

Погодите, а почему вся ограда была покрыта рекламой? В ярком свете фонарей она увидела рекламу МакДональдсовских сосисок.

Пухлый паренек, сидящий в обнимку с большим пулеметом, который Эми опознала как «тот самый пулемет, которым пользуются плохие парни во всех фильмах про Вьетнам», произнес:- Что мы будем делать, если их уже смели?

- Придется играть на слух, - ответил Джош, что Эми для себе перевела как «Мы развернемся и убежим, поздравляя себя с тем, что мы попытались». Фургон проехал мимо карантинной зоны и направился к самому жуткому зданию в городе: старой туберкулезной лечебнице, подавляющему старому зданию, выглядящему словно огромный шлакоблок, выуженный из болота. Рядом с ним находилось точно такое же здание меньшего размера, вместе с первым нависающее над кучкой мертвых деревьев.

- Так, - сказала Эми, - Это место не выглядит безопасным.

Более высокое здание было повреждено, дым поднимался из огромной дыры с одной его стороны. По двору было разбросано множество оборудования. Она увидела ящики с припасами на паллете и как минимум два капюшона от костюмов химзащиты, лежащие в траве. Всех либо перебили, либо все убежали в панике. И это фургон, набитый студентами, объявлял это новым безопасным местом.

- Могу поспорить, это одна из самых безопасных мест в городе. Федералы уже позаботились об окнах и дверях, и ЭЗА сказали, что они нашли внутри много всего.

Фургон остановился. Эми смотрела на громадную дымящуюся дырку в стене, и её воображение рисовало образ огромного существа размером со слона, дышащего огнем, и проламывающего стену кулаками.

Ох, да ты наверное шутишь, Салливан.

- Эта дыра ведет в спортзал, но ЭЗА опечатал его, так что оттуда нельзя попасть в другие части здания. Думаю, взорвались кислородные баллоны.

- Они что, пытались убить акулу?

- Чего?

Эми не ответила. Джош спросил у Фредо:
- Ты взял сигнальные ракеты?

Не говоря ни слова, Фредо открыл бардачок и достал оттуда оранжевый пистолет со забавно раздутым стволом. Он опустил стекло, поднял пистолет к небу и выстрелил. Свет от выстрелившей вверх, а потом начавшей лениво опускаться к земле крошечной белой звездочки залил лужайку.

- Они должны ответить на сигнал светом в одном из окон, - сказал Джон, - У них есть лампа или что-то чем они могут поморгать.

Все уставились на темное здание. Минуты шли, свет не загорался.

- Может быть, они не видели.

- Давай еще одну, - сказал Джош, - Красная есть? Может, предыдущую они не заметили.

Еще одна ракета выстрелили в небо. Снова ожидание. Из здания не отвечали.

- Блин, пугающе до усрачки, - сказал парень с вьетнамским пулеметом, - Может быть, нам стоит вернуться.

- Эй, мы за этим и приехали, Донни, – возразил Джош, - Если им нужна помощь, пусть так. Поэтому мы и взяли с собой все эти штуки. Все по-настоящему, мы тут не просто играем в игру про зомби и дрочим. Собирайтесь, мы идем внутрь.

Эми наконец-то решилась сказать то, что уже больше двух часов висело у неё на языке. Она осознавала тщетность, но должна была попытаться.

- Джош… Я прошу вас оставить оружие.

- И что мы должны использовать? – спросил парень с вьетнамским пулеметом, Донни, - Матерные выражения?

- Почему? – спросил Джош.

Эми набрала воздуха в грудь и ответила:
- Не знаю, как сказать это, не поранив твоего эго и все такое, но пока ты заряжал оружие, ты четыре раза нечаянно направил его мне в голову. Джош… То, что ты сделал, меня очень впечатлило, уже сама поездка – это просто удивительно. Но вы не знаете, что с этим делать. И я думаю, что на однопроцентную вероятность того, что вам действительно понадобится оружие приходится девяносто девять процентов вероятности того, что из темноты выпрыгнет бродячая кошка и вы перестреляете друг друга. И меня.

Джош рассмеялся.

- Я не шучу. Вы – не пиксели на экране, вы из плоти и крови. Если ты испугаешься и выстрелишь в своего приятеля, он умрет, умрет навсегда или же окажется в инвалидной коляске. И ты будешь жить с этим до конца собственно жизни. Оставьте оружие. Если там что-то есть, мы с куда как большей вероятностью выживем, если просто побежим со всех ног обратно, чем если вы останетесь и будете действовать, как в компьютерной игре. Оружие будет просто замедлять вас, Джош.

- Мы будем осторожны, я обещаю.

- Нет вы не будете, потому что у вас нет подготовки для того, чтобы понять что такое «осторожны». Джош, я умоляю тебя…

- Извини, но…

- Если вы пойдете без оружия, то когда вернетесь, я с тобой пересплю. Могу дать расписку. И я не шучу. Твои друзья могут смотреть. Можешь записать это на видео.

- Хватит. Мы не пойдем туда без защиты, это все. И это не видеоигра, этим ты оскорбляешь всех нас.

Произнеся это, Джош зафиксировал какой-то небольшой приборчик на стволе своего дробовика. Эми подумала, что это какой-то крутой прицел, но затем Джош нажал кнопку на ноутбуке, и открылось окно с видео. Он помахал дробовиком, и кадр двигался вместе с ним. У Джоша была беспроводная камера на стволе.

Он вручил ноутбук Эми и сказал:
- Если мы не вернемся, сделай так, чтобы это видео загрузили на YouTube. Мир должен знать, что тут произошло.

- О, - сказала Эми, - То есть, я не иду с вам?

- У нас есть оружие, - нет, послушай - сначала мы убедимся, что там все чисто. Затем мы придем за тобой. Не смотри на меня так. Мы не шовинисты, Фредо тоже останется тут, а он стопроцентный парень. Он останется за рулем и не будет глушить двигатель на тот случай, если нам придется быстро сваливать. Ты будешь видеть все через камеру на моем стволе. Если все пойдет плохо, и станет понятно, что мы не выберемся, не сомневайся и сразу…

- Я не буду. Фредо, ты слышал? Если я скажу «поехали», мы поедем, так?

- Ага. Я нажму на газ сразу же, как только услышу стрельбу и крики.

- Так, - сказал Джош Эми, - Твоя новая задача состоит в том, чтобы убедиться, что Фредо не уедет до тех пор, пока это не станет совершенно необходимым.

- Регуляторы, подъем, - сказал он парням в фургоне.

Все встали. Один из парней включил маленький фонарик, закрепленный на его оружии. Другой позади натянул громоздкие очки ночного видения.

- Помните, экономьте патроны, - сказал Джош, - Это не игра, и по пути нам патроны не попадутся. Короткие, контролируемые очереди.
- Я вернусь, - сказал он, обернувшись к Эми, - Я обещаю.

Он глубоко вдохнули и открыл боковую дверь. Внутрь ворвался холодный воздух. Снаружи ветер свистел в раненом здании, и Эми вдруг отчаянно захотелось, чтобы дверь снова закрылась и заперлась, и теплый металлический кокон снова отделил её от чего бы то ни было снаружи.

Хватит.

Ребята начали выходить в темноту и Эми услышала голос Джоша: «Надевайте защиту». Все остальные одели наушники или беруши – защиту от того ошеломляющего чудовищного визга, о котором говорил Джон.

Дверь за ними захлопнулась. Эми взглянула на экран и увидела территорию лечебницы к трясущемся зернистом кадре с камеры Джоша. Внизу картинки торчал ствол оружия. Это придавало всему ощущение нереальности. Она не сидела посреди наверняка наполненной ползающими тварями заброшенной туберкулезной лечебницы, это была просто дурацкая компьютерная игра, которую она видела на экране.

Кадр трясся над землей, приближаясь к главному входу в старое здание. У парня слева от Джоша был фонарик на стволе, луч света мотался по газону, словно его владелец сидел верхом на механическом быке. Картинка перестала трястись, когда Джош подошел к большим деревянным дверям. Парень с фонарем схватил одну из старинных покрытых патиной латунных ручек и потянул. Заперто. Постучав, Джош произнес:
- Эй? Меня зовут Джош Кокс, у меня тут команда из шести вооруженных незараженных людей. Мы предлагаем свою помощь ЭЗА, есть тут кто-нибудь?
Тишина. Все они таращились на закрытую дверь, словно стая обезьян на автомобильный двигатель.
- Мы, эм, читали ваш блог, пока передача не оборвалась не так давно. Вы все еще тут? Принцспаун? Дайрвульф?

Изображение на экране нырнуло вниз, когда Джош, судя по всему, опустил оружие. – Я могу вскрыть замок! – крикнул парень с фонарем.
- Нет, не можешь! – крикнул другой.
Все кричали, чтобы слышать друг друга через защиту ушей.

- Наверное, они забаррикадировались! – заорал Джош, - Наверняка тут есть другая дверь, через которую они входят и выходят. Пройдемся вокруг. Всем быть начеку.

Кадр снова поднялся на уровень плеча, и хипстерский зомби-отряд двинулся в поисках другого входа вдоль стены здания, освещая движущимися туда-сюда лучами фонарика заколоченные окна и кучи мертвых листьев, прибитые ветром к фундаменту.

Видео было унылым. Каждый раз, когда луч фонаря пропадал из вида, кадр погружался в полную темноту – у маленькой беспроводной камеры не было ночного режима. Эми взглянула поверх ноутбука через лобовое стекло фургона как раз в тот момент, когда отряд завернул за углом здания. Идущий последним парень в очках ночного видения – на вид ему было лет тринадцать – водил стволом, прикрывая тыл, как он видел, делают в кино. Или в мультиках. Он за углом, и Эми с Фредо остались по-настоящему в одиночестве.

- Ну и как быстро эта штука может ездить? – спросила Эми.

- Зависит от того, сколько всего собираешься переехать по пути. Управляется как дирижабль.

Эми вновь взглянула но ноутбук, и увидела, что группа остановилась. Микрофон на камере был слабый, и она едва выхватывала слова из фонового шума. При каждом дуновении ветра все тонуло в напоминающем морской прибой звуке. Шум стих достаточно, чтобы расслышать, как Джош спросил:
- Где?

- Прямо там, чувак, прямо за каталкой, - услышала она голос парня с фонариком.

Она не видела, на что они смотрят, поскольку у Джоша была огорчительная привычка направлять ствол с камерой на наиболее непримечательные места: то на свои ноги, то на небо, то прямо на голову одного из своих друзей. Наконец камера все-таки оказалась направленной в нужном направлении. Парень с фонариком стоял в коленно-локтевой позе, осматривая землю перед собой. Контактные линзы потерял что ли? Джош приблизился, обогнув ржавую каталку, которую кто-то убрал с дороги, и Эми увидела обнаруженное ими подвальное окно. Стекло было выбито, возможно, много лет назад, но если оно и было когда-то заколочено, то теперь было пустым.

Ветер дунул в микрофон, развеяв обрывки разговора

- … быть не может, чтобы это так и оставили…

- … никого не видать…

- … эй? Есть там кто? Меня зовут Джош Кокс…

- …нет, пошли внутрь…

Луч фонаря направился на окно, и парень с вьетнамским пулеметом, Донни, встал на четвереньки и прополз через окно. Из-за острых осколков стекла в раме было похоже, будто кирпичный рот заглотил его целиком.

Какое-то миг ничего не происходило. Эми чувствовала, как её мочевой пузырь сжался, пока темное подвальное окно колыхалось в кадре. Наконец появилась руки Донни и дали знак, что все чисто. Следующим пошел Джош, но камера осталась, поскольку он передал оружие другому парню, чтобы освободить руки. Кадр повернулся вокруг своей оси, пока оружие передавали обратно, но через миг Эми смотрела на темную комнату, выглядящую как старинный кафетерий с выцветшим черно-красным плиточным полом. Кадр повернулся обратно к окну, а потом снова переместился к полу, где ощетинился гвоздями кусок фанеры, откинутый в сторону.

- Они забили окно, - крикнул Джош, - Кто-то отодрал его изнутри.

Еще один парень пролез через окно, и кто-то за кадром произнес:
- Говорил же. Они эвакуировались, скорее всего из-за того же, из-за чего и федералы. Наверное, мы разминулись с ними по пути сюда.

- Тебе как будто бы стало легче, Миллз.

- Блин, когда нам не ответили, я думал, что мы тут найдем только трупы.

- Я тоже.

- Эй, если ты предлагаешь вернуться, то ты меня убедил.

- Не раньше, чем мы прочешем здание, - громко и отчетливо ответил Джош. Эми решила, что он только теперь вспомнил, что все происходящее может оказаться посмертным роликом на YouTube.

Теперь все шестеро оказались в кафетерии.
- Ну, мы знаем, что он тут были, - крикнул кто-то, - Лампу оставили.

Камера отыскала зеленую походную лампу на пропане, лежащую в углу.
- Кто-нибудь умеет её зажигать? – раздался чей-то голос.
Никто не умел. Через десять минут околачивания груш, когда Эми уже заорала в ноутбук, чтобы они её уже бросили наконец, ради всего святого, они, наконец, зажгли её.

С лампой в руках, они двинулись из кафетерия в коридор. Первым шел парень с фонарем, прямо за ним – Джош с камерой. Следом шел парень с лампой, излучающей мягкий свет и отбрасывающей повсюду искаженные тени. Команда исследовала еще две комнаты, каждый раз используя нелепый спецназовский способ, который Эми видела в кино, когда парни с оружием прижимаются к стене по обеим сторонам двери, а Джош открывал её ударом ноги. Оба раза комнаты оказались пустыми. Эми ничего не знал о спецназовских процедурах, но учитывая, куда смотрела камера Джоша, она видела, что он никогда не проверяет углы комнаты справа и слева от себя, когда заходит внутрь. Даже на её неподготовленный взгляд, это делало ребят легкой жертвой для засады, и это еще сильнее укрепило её во мнении, что они знают о том, как двигаться по зданию с оружием еще меньше неё. Они добрались до двери с надписью «Лестница», еще раз проделали свой ритуал открывания дверей и спустились по лестнице на минус второй этаж. Там они оказались в коротком коридоре с комнатами, напоминающими кабинеты, оказавшимися пустыми, и одной серьезно выглядящей металлической дверью.
Здоровый замок, решетка вместо окошка. Такие двери бывают с тюрьмах.

Она была открыта.

Через неё отряд попал в коридор, который на взгляд Эми был похож на тюремный блок. По обе стороны выстроились ржавые металлические двери, некоторые из которых были распахнуты. За каждой из проверенных обнаруживалась койка, умывальник и унитаз.

«Здесь держали не туберкулезников» - подумала Эми.

- Что это? – спросил кто-то, и камера Джоша уставилась в пол. То, что там лежало, для Эми оказалось куда более жутким, чем что угодно, за исключением отрезанной головы клоуна.

Старый потертый плюшевый мишка.

Мороз пробежал по её позвоночнику, и в первый раз за все время она подумала, не спросить ли Фредо о том, нет ли способа связаться с парнями и сказать им, что лучше вернуться и подумать над другим планом.

- Боже, что за вонища? – спросил кто-то.

- Может быть, этажом выше протекла старая канализация?

- Луч фонаря колыхался в жутком коридоре. Кто-то попробовал одну из закрытых дверей. Заперто. Они заглянули за все открытые двери. Ни людей, ни зомби.

- Что там? – раздался голос в футе от Эми,

из-за чего она едва не пробила головой крышу фургона. Фредо смотрел через её плечо на экран ноутбука.

- Они внутри. Нашли окно, через которое смогли пролезть. Пока что пусто. Они этажом ниже.

С экрана кто-то произнес:
- Парни, парни. Что это? Там, на полу?

Камера на стволе рыскала по полу, не находя ничего, пока, наконец, не остановилась на одной из дверей. Из-под неё что-то сочилось.

- Господи, что это? Кровь?

- Это не кровь, чувак. Понюхай.

- Там что, канализация за…

- Ш-ш-ш. Слушайте.

В динамиках ноутбука Эми ничего не было слышно. Донни, единственный оказавшийся в кадре, вынул одну из уха затычку и внимательно, по-собачьи прислушивался.

- Там что-то есть.

Все умолкли.

- Слышите? Кто-то скребется.

- Срань господня.

- Она не заперта, - произнес Джош, наведя камеру, а значит и дробовик на дверь, - Смотрите, она чуть приоткрыта. Донни, открывай. Открывай и быстро отходи.

Рука, предположительно Донни, медленно потянулась к двери. Она отодвинула засов и рывком скрылась из виду. Дверь распахнулась, и…

- ГОСПОДИ ЕБАНЫЙ ИИСУСЕ!

Паника. Камера летает туда-сюда.

- ЧТО ЭТО, ГОСПОДИ, ЧТО ЭТО? О БОЖЕ, ЭТА СРАНЬ, БОЖЕ, ЭТА СРАНЬ ВЫХОДИТ-

- ОНО ЖИВОЕ, ДЖОШ, ОНО ЖИВОЕ, БОЖЕ ПОЧЕМУ ОНО ВСЕ ЕЩЕ ЖИВОЕ?!

- ВАЛИ ЕГО, ЧУВАК! ВАЛИ ЕГО!

Раздался грохот железа. Дверь снова оказалась в кадре, и кто-то пинком захлопнул её. Камера вместе с Джошем отступала.
- Господи Иисусе, господи, - всхлипывал кто-то, - Это был его рот? Что это было? Человек? Что с ним сделали?

- Это был один из тех парней из ЭЗА? – спросил кто-то другой? – Твою мать.

- Мы не можем их вот так оставить, боже, мы не можем. Господи…

Камера вновь обратилась к полу, к коричневым лужам. Затем она двинулась в сторону, осматривая другие двери в коридоре.

Из-подо всех них сочилось.

Камера выхватывала густую жидкость до самого конца коридора, где была одна единственная дверь с частично загороженной надписью «ОБСЛУЖИВА».

Дверь была испещрена дырками от пуль.

- Парни, парни, - прошептал Джош, - Внимание.

Луч фонаря высветил дверь. Кто-то за кадром говорил:
- Боже, боже, боже…

Эми, - произнес Джош, - Если ты еще там, сохрани запись, чтобы её можно было посмотреть потом. Если я не вернусь, передай моим родителям и сестренке, что я их люблю. Снимаемся с предохранителей.

люблю. Снимаемся с предохранителей.
- Джош, - воскликнула Эми, - Возвращайтесь! Возвращайтесь в фургон сейчас же!

- Он тебя не слышит, - сказал Фредо.

Камера, покачиваясь, двинулась по коридору, дверь «ОБСЛУЖИВА» росла в окошке с видео. Джош жестом подал команду, и двое парней, Донни и еще один, которого Эми не видела на видео до того, прижались к стене по обе стороны двери. Джош встал перед ней. По обеим сторонам кадра виднелись стволы.

- На счет три, - сказал Джош, - Раз. Два…

Кадр тряхнуло, и послышался звук удара ботинка о дверь. Но звука ломающегося косяка не последовало. Вместо этого, ботинок бил снова и снова. Наконец, дверь распахнулась.

Камера заметалась вокруг, когда все разом бросились в комнату. Это было огромное помещение с ржавыми трубами, машинами, бочками и ящиками.

- ПОЛ! ПОЛ!

Кадр опустился, и Эми взвизгнула.

Кто-то или что-то корчилось на полу комнаты. Луч фонаря скользнул по тянущимся рукам, лицу. Существо на полу дотянулось до ноги Джоша, и он отбросил его пинком. Люди кричали, и Джош вместе с ними.

- ДОННИ, ДАВАЙ…

- ЭЙ! НЕТ!

Камера передавала шаркающие звуки шагов, дыхания и выстрелов. Луч фонаря вертелся. Камера навелась на него, и что-то схватило парня с фонарем, отбросив его. Свет упал на заднюю стену комнаты.

Зомби. От края до края. Шатающиеся, перемазанные землей, они приближались.

- ОНИ ВЫЛЕЗАЮТ ИЗ СТЕН! ОНИ ВЫЛЕЗАЮТ ИЗ ЧЕРТОВЫХ СТЕН!

Парень с фонарем снова повернулся, и его пулемет взревел. Сначала Эми услышала это в ноутбуке, а через полсекунды звук эхом раздался из здания. Она внезапно осознала, что все это происходит прямо в здании на другом конце двора, не отделенное от неё буквально ни единой запертой дверью. То же самое дошло и до Фредо, который бросился обратно за руль и пристегнулся.

Окно видео погрузилось в темноту. Фонарь погас. Звучали крики.

- МИИИИИЛЗ!

- ГОСПОДИ, ОТСТУПАЕМ!

- РОНА УБИЛИ! ОНИ ДОБРАЛИСЬ ДО РОНА! БЕЖИМ!

Вокруг камеры снова была толкотня и шорохи. Наконец, появился свет. Он исходил от лампы, оставленной на полу коридора перед сочащейся жидкостью дверью, где они его и оставили. Кадр прыгал вверх-вниз – Джош бежал.

Ствол с камерой снова обратились к двери «ОБСЛУЖИВА». Никто не преследовал их. Кадр застыл, было слышно лишь тяжелое дыхание Джоша и его бормотание:
- О боже, о боже, о боже, о боже…

Позади камеры раздался крик. Следом послышался выстрел.

Кадр снова развернулся. Джош смотрел прямо в камеру вместе со стволом своего дробовика. Он выглядел так, будто ему было лет десять. Его мокрые волосы липли ко лбу, слезы лились ручьем по щекам. Из губы текла кровь.

- Мама, папа, Хэйли, - сказал от в камеру, - Я люблю вас. Для всех остальных: меня зовут Джошуа Натаниэль Кокс. Я только что стал свидетелем первых выстрел в Войне Зэд. Эми, уезжай. Прямо сейчас. Мы постараемся сдерживать их столько, сколько сумеем, но остановить их не сможем. Они будут следовать за вами по пятам…

Что-то тяжело грохнуло о дверь. Джош закрыл глаза и сглотнул. Камера снова развернулась и бросилась вперед вместе с Джошем, бегущим в бой. Он остановился, чтобы схватить лампу, а потом пинком распахнул дверь с надписью «ОБСЛУЖИВА» и метнул лампу прямо в переплетение бьющихся конечностей.

Летящая лампа выхватила хаос из темноты. Трупы падали поверх трупов. Мерцающее пламя оружейных выстрелов. Пороховой дым, наполняющий комнату.

Из боя выдвинулась крупная окровавленная женщина-зомби с перепутанными волосами, придававшими ей вид Медузы Горгоны. Камера вместе со стволом навелась точно на цель и выпустила струю адского пламени, разорвавшего тварь. Она издала нечеловеческий вопль и упала, её разорванная одежда потрескивала в огне.

Кадр метнулся влево. Темнокожий зомби пытался вырвать оружие у другого члена отряда. Джош снова выпустил «дыхание дракона», попав в плечо цели. Тот отшатнулся, а Джош стреляя снова и снова. Каждый выстрел обжигал, словно смертоносный фейрверк. Джош орал боевой клич. Донни рядом с ним стрелял из своего вьетнамского пулемета. Плечом к плечу, они выпускали пули в комнату.

- ДЖОШ! ЭТО Я! НЕ СТРЕЛЯЙ!

В кадре появился парень с фонариком, пробирающийся по покрытому дымящимися трупами полу. Он присоединился к товарищам, поднял оружие, и уже втроем они превратили комнату в тир.

- ГДЕ МИЛЛЗ? – крикнул Джош.

- ОН МЕРТВ! ОНИ ДОБРАЛИСЬ ДО ВСЕХ КРОМЕ НАС!

- Я ПУСТОЙ! ПАТРОНЫ КОНЧИЛИСЬ!

- ДАВАЙ НАЗАД, - заорал Джош.

Камера нацелилась на лежащую на полу лампу. Ствол взревел, снова подкинув камеру вверх. Лампа превратилась в огненный шар.

Экран вспыхнул белым, а затем погрузился в полную темноту. Звуки битвы таяли в шуме трех пар бегущих ног и лихорадочного дыхания. Они выбежали в коридор.

- ЭМИ! ФРЕДО! ВЫ МЕНЯ СЛЫШИТЕ? ГОТОВЬТЕСЬ К ЭВАКУАЦИИ!

TWO HOURS EARLIER…

- Срань господня, назад! – вскрикнул ТиДжей при виде Молли и окровавленного куска мяса, - Все назад!

- Так, - сказал я, - Я серьезно думаю, что она не вырывала позвоночник у живого человека.

- И откуда тебе знать?

- Потому что у неё на морде и лапах нету крови. Думаю, она просто нашла его. Так что давайте что ли выясним, чей это позвоночник.

Хоуп уже прошла дальше по коридору мимо ряда мертвых эскалаторов, осматривая пол.

Кровь. Смазанный след там, Где Молли тащила хребет. ТиДжей подошел к Хоуп, положил ей руку на плечо и двинулся вперед сам. Я заставил Молли бросить позвоночник и взял её за ошейник. Я потащил её за ТиДжеем, и вместе мы выглядели словно компания из Скуби-Ду. Миновав два пролета, мы оказались у дверь «ТОЛЬКО ДЛЯ ПЕРСОНАЛА», ведущую в подвал. За ней был темный коридор без окон и освещения. Без единого слова Хоуп включила фонарик и передала его ТиДжею.

Кровавый след кончался на середине коридора, скорее всего там, где хребет стал слишком тяжелым, чтобы Молли продолжала нести его в зубах на весу. Но здесь было только три двери: служебный туалет, комната отдыха и дверь, обозначенная как бойлерная.

В туалете все было чисто. Ну, не то чтобы чисто, но трупов там не было. В комнате отдыха люди спокойно ели при свечах. Мы вернулись в коридор и уставились на дверь бойлерной.

ТиДжей сказал, что сперва он пойдет проверит, потому что единственный фонарь был у него, я подумал, что это хороший план. Он прислонился плечом к двери, держа фонарик, как пистолет, затем обернулся ко мне и спросил:
- Идешь, Человек-Паук?
Видимо, я каким-то образом был частью ТиДжея, что не упоминалось, когда он вызвался добровольцем за нас обоих.

Оставив Хоуп и Молли в коридоре, ТиДжей медленно открыл дверь и профессионально осветил один угол, затем другой. Места засад – понял я. Там никого не было. В помещении справа находилась большая мертвая машина с парой больших горизонтальных армированных стволов. Отходящие от них трубы были достаточно велики, чтобы внутрь мог забраться енот. Бойлерная. ТиДжей двинулся вперед, проверив за цилиндрами, и осветил фонарем центр бетонного пола. Ничего. Затем луч света отыскал еще одну железную дверь на другой стороне комнаты – краска на ней облупилась, и края покрылись ржавчиной. Я понял, что мы еще не закончили.

Дверь была приоткрыта достаточно, чтобы могла протиснуться собака. Пол был заляпан красным. ТиДжей двинулся вперед, и я подумал, почему бы ему не заставить идти вперед Оуэна с его пистолетом. Что мы будем делать, если на нас выпрыгнет превращенный пауком в зомби? Умрем, чтобы послужить предупреждением для остальных? В этом заключалась наша роль?

ТиДжей раскрыл дверь. Та же процедура со светом: угол чист, за дверью чисто. Внезапно мы оказались в комнате из прошлого столетия: голые кирпичи стен были покрыты сажей и затянуты паутиной. Остатки первоначального здания, похороненные под множественными обновлениями. ТиДжей посветил фонарем на пол и обнаружил пару мертвых глаз, глядящих с белого лица, окруженного спутанными окровавленными волосами. Женщина средних лет. На ней все еще был зеленый комбинезон, но от её грудной клетки остались только белые кости, прикрытые разорванными алыми лентами.

- Черт. Это Ронда.

- Ага. А кто второй?

ТиДжей не заметил второй труп, но когда я указал, увидел его, и перевел туда луч фонаря. Он лежал лицом вниз на полу у дальней стены. У него словно взорвалась граната в заднице. Его брюшная полость плоско сдулась, выпотрошенная с нижнего конца.
Позвоночника не было.

- Их нашел Карлос, - со вздохом произнес ТиДжей.

Он подошел к лежащему лицом вниз парню и приподнял его голову ногой.

- Этого не знаю, - произнес он, еще раз обводя комнату фонариком, чтобы убедиться, что Карлоса тут не было.

- А кто такой это Карлос, кстати? – спросил я, - Помимо того, что это пожирающий чужие задницы монстр.

- Больше я о нем ничего не знаю, - пожал плечами ТиДжей. Смазливый парнишка-латинос. Мы обнаружили, что он заражен, но поскольку не было никаких признаков, и сам он не знал, мы решили ему не говорить. А потом однажды он безо всякого предупреждения превратился прямо на наших глазах, словно Оптимус Прайм, сделанный из мяса. Он превратился в какую-то штопоровидную червеподобную фигню и закопался в землю. Вылезает когда проголодается. Или когда кто-то садится на землю. Гляди.

Я проследил за лучем до дыры в стене, достаточно большой, чтобы через неё мог проползти человек. Кучка кирпичей валялась на полу под ней.
- Эй, давай я позову Оуэна. В этом деле не помешает оружие… - сказал я, когда он двинулся к дыре.

- Тебе это понравится. Зацени.

Я очень медленно подошел, вглядываясь в рваную дыру.
- Там еще одна комната или…

- Смотри.

Тоннель. Сырой, грязный и кишащий насекомыми. Стены из красного кирпича, сходившиеся аркой, тянулись в бесконечность. Он был около пяти футов в ширину и высоту, но много места занимали старинные ржавые трубы, тянущиеся вдоль стен.

- Старый паровой тоннель, - сказал ТиДжей, - Для обслуживания другого здания?

- Какого?

- Не знаю. Может быть, его уже и нет. Слазай туда и выясни.

- Нет, спасибо. Хотя мы знаем, что он кончается за периметром. Позади все патрулей, и людей и роботов.

- Потому что здесь пролезла твоя собака.

- Ага.

Для женщины, напряженно ждущей в коридоре, ТиДжей крикнул:
- Тут все чисто, подруга! Мы выходим!

Я двинулся к двери и спросил:
- Я имею право созвать общее собрание, или это может сделать только Оуэн?

- Ну-ка погоди, зачем это?

Я остановился и взглянул на ТиДжея у двери в коридоре.
- Чтобы, - начал я, понизив голос, - Узнать, кто хочет сбежать из чертовой тюрьмы?

- Хочешь, чтобы все об этом узнали?

- А почему нет?

- Даже красные?

- Думаю, что за оградой эти цвета ничего не значат, ТиДжей.

- Я не об этом, а о том, что ты собираешься вытащить около полутора сотен пациентов с высокой степенью риска из карантинной зоны.

- Ой, да брось, эта фигня типа «красный означает высокий риск» применяется только к новичкам, разве нет? Все внутри проверены на пауков.

- Оуэн – нет. И множество людей. Они заставили тебя проверять всех новоприбывших, но некоторые находятся тут с самого начала, и когда мы заводим разговор о поголовной проверке, Оуэн начинает размахивать пушкой.

- Но если они еще… Ну это… Не превратились в монстров, то можно быть уверенным, что…

- Ты точно в этом уверен? Мы понятия не имели, когда заразился Карлос. Та девчонка, которую ты чуть не пропустил, она была такой же как и мы с тобой около недели или типа того. Разве не так она сказала? Сколько еще таких как она может тут быть? Подумай об этом. Если ты выведешь кого-то за эти ворота, на тебя ляжет ответственность за все, что они могут натворить снаружи.

- Но если я оставлю тут незараженных людей, и их поджарят авиабомбами, то за это тоже буду отвечать я.

- Так и есть.

- Черт подери, ТиДжей.

- Послушай. Предположим, ты прав. Предположим, они собираются превратить это место в воронку. Это значит, что кто-то должен добраться до них и переубедить. Кто бы ни вышел отсюда, первым, что нужно сделать будет передать вверх по цепочке, что в карантинной зоне находятся невинные и незараженные люди. Так что эта группа, которая окажется снаружи, будет представлять всех, кто остался внутри. Чтобы придать благовидный облик всем в карантине. Так что это должны быть люди, о которых точно известно, что они не заражены. Они будут нашими посланниками во внешний мир, так?

- Но мы не знаем, сколько осталось времени…

- Я не закончил. В ином случае, если мы поможем зараженным сбежать в город, и они начнут крушить всех и умножать свое число, тогда те же парни, глядя на карту с красным кружочком вокруг госпиталя просто нарисуют круг побольше вокруг всего города. Так? Ты говорил, что там твоя девушка. И Джон. И все остальные, кто тебе в этом городе небезразличен.

- То местечко, где делают кубинские сэндвичи.

- Да, Cuba Libre. Пробовал у них кофе? Нельзя допустить, чтобы его разбомбили.

- Видел официанток там?

- Ааагааа. Кто бы там не набирал персонал, он явно любитель задниц.

- Ладно, ладно. Так кто пойдет?

- Ну, Человек-Паук, тут нам предстоит принять сложное решение.

* * *

В коридоре у бойлерной на с ТиДжеем ожидали семь человек. Кроме Хоуп там были колясочник, Кори (кудрявый парнишка, которого недавно привезли на грузовике), старик, имени которого я не знал, Лени (невысокий лысеющий белый мужик, выглядящий как Виццини в Принцессе-Невесте), а также две женщины, пришедшие из комнаты отдыха на звук голосов.

Мы рассказали им о тоннеле и двух трупах.
- К какой стене примыкает это тоннель, ниггер? – спокойно спросил старик у ТиДжея.

- К северной, - ответил тот, не моргнув глазом.

- Так я и думал, - кивнул старик, - Раньше, пока старый госпиталь не снесли и не построили новый, эта бойлерная обслуживала и другие здания. Лет, наверное, пятьдесят или шестьдесят назад. В те времена если бы черномазый только прошмыгнул мимо белой женщины по тротуару, к вечеру его бы вздернули на фонарном столбе, но с тех пор многое изменилось. Я с приятелями играл в кантри-группе в шестидесятые…

- Думаю, расист Эд прав, - произнес ТиДжей, - Как далеко до другого конца, Эд?

- О… Тоннель длиной с полмили, ленивая обезьяна. Далеко ползти. С такими коленями я не осилю. Знаешь, раньше рабочие использовали тележку: просто ложишься на ней, а здоровый сильный ниггер крутит ручку, которая при помощи троса и блоков…







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.191.31 (0.046 с.)