ТОП 10:

Hour Until the Aerial Bombing of Undisclosed



- Даже ту кубинскую забегаловку? – спросил Джон.

- Через час, - кивнула она.

- Брехня, сказал я, - Они не могут разбомбить весь город. Они что, прикинутся, что сюда упал астероид?

Лицо Эми приняло удивленное выражение, и она ответила:
- Дэвид, ты не представляешь, как все это выглядит снаружи, в реальном мире. Весь город полностью отрезан. Все, что в мире знают о происходящем в Неназываемом, на сто процентов основано на том, что им сказали ОПНИК. Им не надо прикидываться, вся страна умоляет их сделать это. Вот, смотри. Это произошло двадцать минут назад.

Она обернулась к одному из мониторов и открыла видеозапись с сайта новостей. На видео была группа уставших мужчин среднего возраста перед кучей микрофонов. И среди них был мой мозгоправ, доктор Боб Теннет.

Первый парень, представленный главой специальных сил по ликвидации прорыва, подтвердил, что они получили техники от президента Соединенных Штатов
разрешение на использование военной техники для дезинфекции всего эпицентра заражения, что и будет сделано, как только все военные и сотрудники ОПНИК покинут зону.

- Видите парня с прической, как у Цезаря? – спросил я, показывав на Тенета, стоящего на заднем планет, - Это мой психиатр.

- Но почему он…

- Это все часть плана. Он работает на Них.

- На кого? А, в смысле на Них с большой буквы.

- Он заговорил, - произнес Джон.

На видел Теннет подошел к микрофону, и на экране появилась его надпись: «Доктор Теннет, консультант, ОПНИК».

* * *

- Спасибо, господин секретарь, буду краток. Вы все успели познакомиться со мной за эти тяжелые дни, и я на меня была возложена неожиданная ответственность по донесению до публики серьезной природы этой угрозы, что, надеюсь, вы оцените как честный, откровенный и прозрачный поступок, прилагая все силы, чтобы внимание не превратилось в панике. Я говорил об этом с самого начала и продолжаю говорить с той же, если не большей уверенность: страх – самая опасная из инфекций.

С учетом этого я бы хотел ответить на недавно заданный вопрос о погибших в результате бомбардировки, этой термобарической дезинфекции затронутой территории, о которой только что говорил секретарь Фернандес, и которая, как он сказал, произойдет в полдень по местному времени. Вам, смотрящим эти новости, а также нашим детям и внукам, которые будут пытаться осознать это решение, когда оно попадет на страницы учебников истории, это должно быть абсолютно ясно. Насколько мы знаем, в Неназываемом в живых не осталось никого. Как вы знаете, Национальная гвардия и различные агентства, включая, агентство по урегулированию чрезвычайных ситуаций, ЦКЗ и ОПНИК предприняли решительные скоординированные действия для создания вокруг города буферной зоны шириной в пять миль, называемой Желтой зоной, но в прессе, к сожалению, её окрестили Мертвой зоной. Мы достигли успеха в этом, и, возможно, никогда не узнаем, как много жизней мы спасли нашими быстрыми и решительными действиями по изоляции зараженной зоны.

Однако усилия по распространению инфекции, называемой в обиходе Паразит Зулу, внутри самого города, потерпели полное фиаско. Процент зараженных в черте города сейчас составляет или приближается к ста процентам. Суть этой операции заключается в уничтожении и дезинфицировании десятков тысяч чрезвычайно заразных трупов. Также, на этой неделе мне пришлось приложить много труда к опровержению новых нелепых слухов, распространяемых о паразите, и, полагаю, мне придется заниматься этим до конца жизни. Такова природа инфекции, которую мы завеем паранойей. Но ситуация такова: кто бы из жителей Неназываемого не двигался и ходил, они во всех смыслах абсолютно мертвы. Мы уже устали объяснять это: паразит полностью разрушает и перестраивает мозговые ткани жертвы. У жертвы сохраняются простейшие моторные функции, а также она становится чрезвычайно агрессивной, пока паразит продолжает повреждать нервную систему. Таким образом, когда жертва наконец теряет подвижность, она становится чрезвычайно заразной. Эта стадия инфекции, к сожалению, породила наиболее сенсационные слухи о зомби и тому подобном. Но я хочу подчеркнуть: это не более чем люди, которые после смерти остаются подвижными, опасными и заразными.

- Ну, это точно всех успокоит, - сказал Джон.

Я хмыкнул.

- Я даже не слушала, - сказала Эми, - Только и представляла, как ты с ним трахаешься.

- Чего? – спросил Джон.

Теннет продолжал говорить.

- … Что делает ситуацию настолько исключительно опасной, если мы не уничтожим угрозу полностью с использованием всех средств, которые нам доступны. Вид и звук этого ужасного, но необходимого процесса, будет шокирующим. Никто из нас не хотел бы увидеть, как такое произойдет в американском городе. Но я хочу, чтобы вы поняли раз и навсегда: мы всего лишь избавляемся от трупов. Ничего более. Спасибо.

- Вы заметили, что они даже начали использовать слово на «З» для описание паразита? Могли бы с тем же успехом назвать его «Зомби вирус».

- Сукин сын, - покачал я головой, - Маркони был прав. Паника будет распространяться, как круги на воде.

- И что нам делать? – спросил Джон.

- Надо убираться из города и найти новое место для жизни. Интересно, мне заплатят страховку за то, что мой дом разбомбили?

страховку за то, что мой дом разбомбили?
- Дэвид, мы не можем позволить им сделать это.

- Детка, я не думаю, что у нас есть выбор. Они все обставили так, что осталось только одно решение. Если они не сотрут это город с лица земли, люди не будут удовлетворены. Они начнут убивать друг друга на улицах, и новый взрыв паники будет происходить каждый раз, когда нормальный с виду человек будет превращаться в монстра. Хреново, что они получат то, чего добивались, но… Это вроде как мат. Они уничтожат Неназываемый, или мир уничтожит себя.

- Они, - произнес Джон, - Кучка мудаков.

Анна подошла к Эми.

- Можно мне немного попкорна?

- Бери весь пакет, милая. Извини, он слегка помялся.

- Ничего.

Черт, этот ребенок был жутким.

- У тебя тут есть рабочая электронная почта? – спросил Эми Джон, - Можешь послать сообщение в Нью-Йорк Таймс или еще куда? Рассказать, что тут твориться?

- О, я уже. А еще я узнала, что все новостные каналы и все крупные газеты получают тысячи писем от зомби-фанатов и сумасшедших предвестников апокалипсиса каждый день. Мое будет лишь одним из целой кучи. Может быть, какой-нибудь стажер доберется до него через полгода. Может быть, это будет что-то значить для людей, которые построят новый город на руинах этого.

- Черт, девочка, ты стала циничной за последнюю пару недель, - сказал я. Она не улыбнулась. Я увидел что-то в её выражении лица и сказал:
- Погоди-ка. Как ты попала сюда? Ты приехала в том фургоне?

- Я приехала с одними ребятами, - кивнула она, - Хипстеры думали, что они приедут сюда, постреляют в зомби, а потом в их честь назовут институт.

- Они… Эм… Не выжили, так?

Она покачала головой.

- Господи Иисусе, Эми. Никто больше не уцелел?

Она покачала головой еще раз.

Я подошел к ней и обнял снова.
- Как тебе удалось выбраться?

не смогла ответить, вместо этого она отстранилась и сказала:
- Это действительно отличная подстава. Она пробудит худшие страхи всех, и любая мелочь, которую скажет правительство, только все усугубит. Все это случилось тут, Дэвид. Они просто пришли и прокололи все воздушные шарики.

- Ну, это ничего не меняет, - ответил я, - Наша задача – выбраться отсюда. А потом, если они, ну, сбросят бомбы – хреново, конечно, но все, что мы можем – поведать миру о том, что знаем.

Эми встала и, стряхнув кусочки попкорна с коленей, сказала:

- Чего мы ждем?

- А что делать с ней? – указал я на Анну, - У нас нет времени искать…


- Куда она делась? – произнес Джон, оглядывая комнату.

Я сказал:
- Она только что была прямо…

Свет погас.

* * *

- Черт! Я знал, что она монстр! Джон! Эми! Послушайте! Берегите свои задницы.

Я услышал, как Джон роняет предметы с ближайшего стола, слепо шаря в поисках своего дробовика.

В полной темноте прозвучал голос Эми:
- Успокойтесь, это скорее всего просто генератор. Наверное, кончилось топливо.
- Анна! – крикнула она, - Милая? Ты в порядке?

Я услышал щелчок дверного замка.

Молли начала лаять.

- Кто-то вышел! Кто вышел! Я слышал дверь!

- Дробовик у меня, - сказал Джон, - Кто-нибудь, поищите фонарик.

- Анна? Ты тут? Все хорошо, милая, не бойся.

- Да-да, малышка, - сказал я, - Все хорошо… Иди.. Встань перед дробовиком Джона.

Что-то длинное и тонкое скользнуло в мою ладонь. На нем были выпуклые кольца, как у дождевого червя. Скользнув через мою руку, оно обвило кисть и предплечье.

Я вскрикнул и попытался убрать руку, но тварь – Анна в её настоящей форме – держалась крепко. Она скользнула вокруг локтя и нырнуло под мышку. Еще одно щупальце обвилось вокруг колена. Издавая испуганные и бранные звуки, я отшатнулся назад.

- ДЭЙВ! ЭЙ! ГДЕ ТЫ?!

Я повалился на пол. В темноте раздался удал, скорее всего Джон уронил стул, слепо спеша мне на помощь.

- ДЭВИД! – вскрикнула Эми.

- ОНО СХВАТИЛА МЕНЯ! ОНА СХВАТИЛА МЕНЯ!

Я отбивался руками и ногами, а пучок гибких щупалец скользил по поему животу. А потом, по шее.

Рыком поднявшись на ноги, я попытался найти стену, об которую смогу удариться, чтобы сбить это. Закончилось все тем, что я споткнулся о ящик.

Монстр выл мне в ухо. Я схватился за конечность, обвившую мою шею, но она была сильной, чертовски сильной.

Все кричали, но я не мог слышать ничего, кроме воя, вонзающегося мне в ухо, словно нож для льда. Затем из соседней комнаты раздался удар по металлу и стеклу, будто что-то большое и тяжелое опрокинулось. Эми закричала. Молли гавкала.

Я снова поднялся на ноги, держа монстра-Анну словно корчащийся рюкзак. Я нашел стену и врезался в неё спиной.

Оно не сдвинулось с места. Кто-то выкрикивал мое имя.

Я услышал, как дверь распахнулась.

- АННА!

Это был новый голос, мужской, с акцентом.

Поток света хлынул в комнату. Все замерли.

В дверях стоял латиноамериканец, которого я нашел похожим на Марка Энтони. Я знал, что видел его раньше, но из-за паники не могу вспомнить где. Он держал огромный фонарь и водил им по комнате, первой обнаружив Эми, стоящей рядом с мертвым компьютером и щурящуюся от неожиданного света. Затем он высветил Джона, целящегося из дробовика прямо мне в лицо.

Затем свет упал на меня, и я почувствовал, как щупальца вокруг моей шеи ослабели. Монстр-Анна скользнула на пол и в резких тенях, отбрасываемых лучом фонаря, я увидел грязную ночную рубашку, натянутую на кошмарный клубок щупалец, выглядящих так, словно их соткали из клоков черных волос. Где-то в середине этого по обе стороны рта с щелкающими мандибулами расположилась пара глаз.

- Анна. Ты в порядке? – спросил человек с фонарем.

Щупальцами начали вертеться и свиваться вместе, сливаясь, соединяясь и меняя форму. Через несколько секунд они слова превратились в маленькую девочку. Она расправила ночную рубашку, шмыгнула носом и заревела.

- Ты в порядке? – снова спросил мужчина.

Анна помотала головой.

- Нет, ты в порядке.

В темноте я увидел, как Джон смотри то на меня, то на Анну, но на парня. Осознав, что он все еще целится в меня, он опустил дробовик.

- Ты в порядке? – спросил меня парень, - Ты ведь Дэвид, да?

- Она… Превратилась в… Монстра…

- Я знаю. Она сделала тебе больно?

- Свет погас, и она схватила меня за шею…

- Она сделала тебе больно?

- Нет.

- Он сделал больно мне! – всхлипнув, сказала Анна.

- Видишь, Анна, - сказал парень, - Ты превратилась и напутала его.

- Я не хотела! Свет погас, и я не могла удержаться…

- Анна, ты должна извиниться перед Дэвидом.

Анна была не согласна.

- Анна…

- Ну извини! – демонстративно сказала она.

- Ты принимаешь её извинения, как чистосердечное, каковым оно точно не было? – спросил он меня.

У меня не было слов.
- Я… Она превратилась… В монстра…

Анна снова разревелась не на шутку.
- Эй, Дэвид, - сказала Эми. Я повернулся к ней и из темноты в меня вылетел предмет. Моргнув, я выставил перед собой руки и взвизгнул. Грязный плюшевый мишка попал мне в живот и отскочил.

Я поднял его с пола. Держа его так, словно я совал кусок мяса в клетку с тигром, я опустился на колени и протянул мишку Анне.

Она бросилась на меня, используя свою сверхъестественную скорость маленькой девочки. Я не успел среагировать. Она налетела на меня и обвила руками шею. Уткнувшись в меня мокрым личиком, она обняла меня.
- Извини, что напугала тебя, Уолт.

- Да это… Ничего. Я обнял её рукой и десятый раз за неделю почувствовал, что нелепо обмяк.

Анна отцепилась от меня, выхватила у меня из рук Мистера Медведя и двинулась через разгромленную комнату к парню с фонарем. Опустившись на колени, он подхватил её и поцеловал в лобик.

- Не понимаю, - сказал я, - Она…

- Она моя дочь, Анна, ей восемь лет.

- А ты…

- Я – Карлос.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.227.249.234 (0.017 с.)