ТОП 10:

Культурная жизнь в Казахстане (1946 – 1985 гг.)



Рост промышленных пред­приятий, открытие совхозов требовали подготовленных и высоко­квалифицированных кадров. В целях решения этой задачи в нояб­ре 1947 года Советское правительство приняло постановление «О мерах дальнейшего развития высшего и среднего образования в Ка­захской ССР», по которому республике выделялись дополнительные средства на строительство школ и других учебных заведений, ос­нащение их материально-технической базы, в Казахстан направ­лялись квалифицированные кадры. Государство выделяло крупные ассигнования на школьное обра­зование. Если в 1946 году на эти цели было отпущено 85,6 млн руб­лей, то в 1950 г. - 146,5 млн рублей. В редконаселенных районах была создана сеть интернатных учреждений, и в них к 1953 году училось около 40 тыс. детей. Правительством республики на рубе­же 1950-х годов принимались меры по переходу к всеобщему вось­милетнему обязательному обучению, а в областных и крупных про­мышленных центрах - десятилетнему. В целом, к 1950 году в рес­публике функционировало 9088 общеобразовательных школ с кон­тингентом в 1 млн 439 тысяч учащихся. По мере необходимости создавались вечерние и заочные школы. И все же в учебных заведе­ниях, школах еще не хватало помещений для занятий, учебников, а то и самих учителей.

В послевоенные годы при участии ученых Казахстана были раз­веданы многие месторождения полезных ископаемых. Открытие и освоение новых месторождений цветных металлов в свою очередь стимулировало дальнейшее развитие естественных наук. Напри­мер, за 1946-1949 годы научно-исследовательскими учреждения­ми АН Казахской ССР было передано для внедрения в производство свыше 900 предложений и исследований. Для более эффек­тивной отдачи научных изысканий стали практиковаться выезд­ные сессии АН Казахской ССР. Прикладные рекомендации казах­станских ученых ускорили изучение и быстрое использование про­изводительных сил регионов.

К концу 1950 года в системе Академии наук Казахской ССР действовало уже 50 научно-исследовательских учреждений, в том числе 19 институтов, 13 секторов, два музея, обсерватория, три ботанических сада и 8 научных баз.

В конце 1960-х годов Казахстан стал крупным научным цент­ром страны. В 1985 году в республике работало свыше 40 тысяч научных работников. Среди них было 864 доктора наук, 650 ака­демиков, член-корреспондентов Академии наук, профессоров.

Интенсивное развитие промышленности, целевое финансиро­вание науки обусловило ее значительный подъем. В 1976 году за серию работ по открытию и изучению ионоформ - нового класса внутриклеточных частиц, в числе авторского коллектива Ленин­ской премии был удостоен молодой ученый Мурат Айтхожин. В 1985 году за разработку методики и составление комплексных металлогенических и прогнозных карт Центрального Казахстана Ле­нинской премии были удостоены ученые И.И. Бок, Р.А. Борукаев, Г.Ц. Медоев, Д.Н. Казанли, К.И. Сатпаев и др.

Исследования ученых способствовали освоению крупных мес­торождений нефти и газа на Южном Мангыстау и Урало-Эмбинском бассейне, строительству канала Иртыш-Караганда, внедре­нию почвозащитной системы земледелия. Работники биологических и сельскохозяйственных наук вывели новые сорта озимой и яро­вой пшеницы.

Но задачи культурного строительства, принятые руководством СССР, исключали любые проявления научного свободомыслия. Призывы внесения значительного вклада в обеспечение приоритета советской науки на самых важных направлениях научно-техничес­кого прогресса ставились в один ряд с верностью идеологизиро­ванным догмам «диалектического материализма».

Особенно в сложных условиях (период сталинской эпохи, неусыпный контроль партийных комитетов) развивались общественные науки. Тяжело отразилось на их дальнейшем развитии постановление ЦК ВКП(б) «О журналах «Звезда» и «Ленинград» (14 августа 1946 г. ), которое знаменовало собою начало нового витка преследований интеллиген­ции, инакомыслия и новых исканий. В русле указанного постановле­ния стали строить свою работу и партийные комитеты Казахста­на. В постановлении Пленума ЦК КП Казахстана (март 1947 г.) нижестоящим партийным комитетам прямо предписывалось «шире развернуть большевистскую критику политических ошибок и на­ционалистических извращений в освещении истории, в литературе и искусстве и обеспечить безусловное выполнение постановлений ЦК ВКП(б) по идеологическим вопросам...». Результатом явился опять поиск «врага».

Используя статьи постановления «О журналах «Звезда» и «Ле­нинград», ярые апологеты системы расправлялись с растущим свобо­домыслием в Казахстане. Заведующий отделом пропаганды и аги­тации ЦК Компартии Казахстана обвинил, например, известного культуролога того времени И. Омарова в «потакании взглядам Е. Бекмаханова» и занятии «странной позиции». Подобные обвинения стоили И. Омарову лишения работы. Более того, подлежали изъ­ятию из оборота и сожжению тиражи первого тома «Истории Ка­захской ССР», а министерству просвещения было предписано пере­смотреть школьные и вузовские программы. 31 июня 1951 года были «изъяты учебники казахской литературы всех изданий, как содержащие ряд порочных положений...» В этот же год были объяв­лены «антинаучными буржуазно-объективистские концепции так называемой школы Абая». Возникла прямая угроза запрещения имени великого Абая, и только мужество казахских интеллектуа­лов того времени не позволило властям завершить задуманное. Тем не менее, были запрещены к изданию многие произведения казах­ского героического эпоса «Ер Сайын», «Едиге», «Орак и Мамай», «Ба­тыр Шора». Был установлен тотальный контроль над всеми про­изведениями казахстанских писателей; усилена цензура, где глав­ную роль играл так называемый Главлит. Любое произведение для выхода в свет должно было получить разрешение этого Главлита.

Нравственная атмосфера сталинской эпохи с ее доносами, кле­ветой, противоречиями между высокими идеалами и реальным по­ложением дел привела к размыванию многих нравственных ценно­стей, предопределив двойную мораль жизни советского общества.

На­чиная с 1948 года началась новая кампания по «искоренению низ­копоклонства перед реакционной культурой Востока», а затем раз­вернулась борьба против «космополитов», куда был посмертно за­числен академик В.В. Бартольд. Его обвинили в том, что он поло­жил начало низкопоклонству перед культурой арабов, иранцев, китайцев. Так, в специальном постановлении ЦК КП(б) Казахстана «О грубых политических ошибках в работе Института языка и лите­ратуры Академии наук Казахской ССР» без всякого основания были обвинены в национализме и его «экспорте» Есмагамбет Исмаилов, Мухтар Ауэзов, Кайым Мухаметханов, Кажым Жумалиев, Са­бит Муканов и другие. Были объявлены лженаучными взгляды круп­нейшего историка республики Алькея Маргулана, изъяты труды и запрещены имена таких выдающихся деятелей, как Дулат Шортанбай-улы, Мурат Мунке-улы, Гумар Карашев.

В то время, когда в Ленинграде и Москве фабриковались «ленин­градское дело», «дело врачей», в Казахстане было организовано так называемое «дело Бекмаханова». Ермухан Бекмаханов был моло­дым и очень талантливым историком, членом интернационального коллектива, работавшего над подготовкой «Истории Казахской ССР», куда входили видные советские историки: А.П. Кучкин, A.M. Панкратова, Б.Д. Греков, Н.М. Дружинин и другие. В июне 1943 года книга увидела свет. В этой книге авторы рассматривали восстание под руководством Кенесары Касымова как националь­но-освободительную борьбу казахского народа против колониаль­ных претензий Российской империи. Такая оценка антиколониаль­ных восстаний вызвала в научной среде ожесточенные дискуссии, гак как И. Сталин и его окружение (А. Жданов, А. Андреев) реши­ли отказаться от прежней концепции «Россия - тюрьма народов». Была принята совершенно обратная директива «Россия играет ци­вилизаторскую роль на национальных окраинах». Теперь любое национально-освободительное движение против Российской импе­рии должно было трактоваться как реакционное и националисти­ческое.

Научные взгляды Е. Бекмаханова, высказанные им в моногра­фии «Казахстан в 20-40-е годы XIX в.» (1947 г.), были объявлены как отражение концепции буржуазных националистов, политически вредными, игнорирующими решения партии по идеологическим во­просам. После целого ряда статей и проработок доктор историчес­ких наук Е. Бекмаханов изгоняется из Академии наук, а 4 декабря 1952 года приговаривается судебной коллегией Верховного суда Казахской ССР к смертной казни, замененной позже заключением на 25 лет. Но его продолжали защищать академик A.M. Панкра­това и другие честные люди. И только после смерти И.В. Сталина, когда из тюрем стали выпускаться невинно осужденные, дело по обвинению Е. Бекмаханова было пересмотрено и прекращено за от­сутствием состава преступления. Весной 1954 года он вернулся в Казахстан.

Попытка десталинизации, предпринятая XX съездом КПСС, позже получила название «отте­пели». Борьба с продолжением культа личности выразилась в реа­билитации части невинно осужденных. Миллионы людей за корот­кий срок были реабилитированы и освобождены из мест заключе­ния, но тем не менее немалое число оставалось сидеть в лагерях. Выпущенные из сталинских застенков люди должны были дать так называемую «расписку о неразглашении» того, что творилось за колючей проволокой.

В стране установилась тягостная атмосфера - вчерашние «враги народа», если они еще были живы и их семьи, возвращались домой. В феврале 1957 года получили реабилитацию народы, депортиро­ванные в 1944-1945 годы: балкарцы, чеченцы, ингуши и калмы­ки. Однако не получили возможности для возвращения домой крым­ские татары, немцы, корейцы, так как их дома были уже заселены русскими и украинцами. Выборочно также были реабилитированы представители интеллигенции. Были оправданы И. Жансугуров, С. Сейфуллин, Б. Майлин, Т. Жургенов, Ж. Аймаутов, С. Асфендияров... В новых «Основах уголовного права» было отменено понятие «враг народа», с 14 до 16 лет был повышен возраст наступления уголовной ответствен­ности, что свидетельствовало о некотором смягчении режима.

Но в то же время остались неоправданными такие яркие пред­ставители казахской интеллигенции, как А. Букейханов, М. Дула­тов, А. Байтурсынов, М. Жумабаев, Ш. Кудайбердиев. И это было неспроста, так как московские власти их продолжали считать «яры­ми националистами» и алашординцами. В целом и для периода «от­тепели», несмотря на некоторое послабление, была характерна дву­личность и постоянное ограничение творчества. Писать и творить людям искусства позволялось только в рамках «социалистическо­го реализма», не затрагивая основ существующего строя; многие страницы истории оставались под запретом. В этом крылась твор­ческая трагедия многих представителей интеллигенции.

В 1947 году закончил вторую книгу своего романа-эпопеи «Абай» М. Ауэзов. В 1949 году за две книги ему была присуждена Госу­дарственная премия СССР первой степени. Трудности и радости современников получили отображение в романах С. Муканова «Сырдарья», Г. Мустафина «Миллионер», М. Иманжанова «Первые месяцы», И. Шухова, Н. Анова, в поэтических произведениях А. Токмагамбетова, Т. Жарокова, Г. Орманова, А. Тажибаева, X. Бекхожина и других.

Несмотря на ограничение творчества и идеологический конт­роль, ученые и писатели Казахстана создали немало произведений, где смогли, часто прибегая к аллегории, эзоповому языку, донести до слушателей правду. Одним из таких смелых ученых был про­фессор Б. Кенжебаев, писатели Г. Мусрепов (роман «Улпан ее имя»), Ю. Домбровский («Обезьяна приходит за своим черепом»), И. Есенберлин («Кочевники»). И сама публикация репрессированных пи­сателей и поэтов - С. Сейфуллина, И. Жансугурова, Б. Майлина - имела огромное значение для духовной жизни казахского народа.

В этот период расцвел талант Бибигуль Тулегеновой, Ермека Серкебаева, балетмейстера Булата Аюханова. Широкой популяр­ностью среди населения стали пользоваться кинокартины Шакена Айманова («Алдар Косе», «Кыз Жибек»), где была талантливо по­казана древняя и богатая история Казахстана. Больших высот дос­тиг в изобразительном искусстве Орал Тансыкбаев. Произведения казахстанских мастеров стали экспонироваться на выставках ЮНЕСКО, на крупнейших международных культурных мероприя­тиях.

Провозглашенный курс десталинизации постепенно пошел на убыль, и в 1970-е годы партийные комитеты вновь усилили контроль над духовной жизнью населения. Была ужесточена цензура к дея­телям культуры и к не желавшим придерживаться партийных ди­ректив стали применяться различные административные наказа­ния: их не принимали в профессиональные союзы, не позволяли печататься. Несмотря на диктат партийных комитетов, в этот пе­риод из-под пера казахстанских писателей вышел ряд серьезных литературных произведений. Большой популярностью среди чи­тателей пользовались произведения Мориса Симашко, Ильяса Есенберлина, Абиша Кекилбаева, Юрия Герта, стихи и поэмы Мукагали Макатаева, Олжаса Сулейменова, Какимбека Салыкова, Мухтара Шаханова и др.

Трилогия Абдижамила Нурпеисова «Кровь и пот» была удостоена в 1974 году Государственной премии.

Национальный фольклор засверкал новыми гранями в произ­ведениях Мукана Тулебаева (опера «Биржан и Сара»), Евгения Брусиловского, Куддуса Кужамьярова («Назугум»). Песни Шамши Калдаякова, Нургисы Тлендиева, Ильи Жаханова в народе заучивали наизусть. На сцене сверкали гранями своего таланта Г. Курмангалиев, М. Ержанов, Гульвира Разиева, Жамал Омарова, Роза Рымбаева, Алибек Днишев.

Улицы и площади городов украсились произведениями таких мастеров монументального искусства, как Хакимжан Наурызбаев, Николай Гаев, Шота Уалиханов, творили художники М. Кенбаев, Евгений Сидоркин, Сахи Роман. Огромной была заслуга в защите культуры от посягательств партийных комитетов Узбекали Жа- нибекова.

Казахстанское киноискусство было представлено такими произ­ведениями, как «Кыз Жибек», «Конец атамана», «Материнское поле». Казахстан славился целой группой блестящих исполнителей-кино­артистов - Нурмухан Жантурин, Асанали Ашимов, Идрис Ногайбаев и другие. Большую популярность у молодежи приобрели музы­кальные ансамбли «Досмукасан», «Айгуль», «Ариран».

В середине 1970-х годов кинематографисты Казахстана столкнулись с острым творческим кризисом. Практически неболь­шой успех имели фильмы «Щит города», «Погоня в степи», «Цели­на», «Серебряный рог Алатау», «Кровь и пот», «Гаухартас» и дру­гие. Основными причинами неудач стали ориентация на конъюнк­турную тематику, отсутствие оригинального замысла и режиссуры.

В конце 1980-х годов в национальное кино пришло новое поколение кинематографистов, у которых имелись свои художе­ственные и идейные принципы. Некоторые их работы отмечались новизной творческого подхода, социальной напряженностью и стали заметным событием в культурной жизни республики. Это «Конеч­ная остановка» (реж. С. Апрымов), «Волчонок среди людей» (реж. Т. Теменев), «Султан Бейбарыс» (реж. Ф. Мансуров). Острой про­блематичностью, правдивостью выделяются последние работы ки­нодокументалистов О. Рымжанова, С. Азимова, А. Шажимбаева.

 







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-10; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.233.224.8 (0.006 с.)