ТОП 10:

Политическая жизнь и межнациональные отношения



Очередная попытка пересмотреть основные положения наци­ональной политики КПСС в 1960-е годы была предпринята студен­тами-казахами, обучавшимися в московских вузах: М. Татимовым, С. Акатаевым, М. Ауэзовым и другими. Они создали общественную организацию нелегалов «Жас казах» и занимались политической и просветительской деятельностью. Но вскоре эта организация была распущена.

Политическая оппозиция режиму в Казахстане в 1970-1980-е годы не была массовой, в ее действиях участвовали, как правило, одиночки. В 1980-е годы, альтернатива курсу КПСС была пред­ставлена такими лицами, как М. Кулмагамбетов, X. Кожахметов, которые подвергли открытому сомнению официальные идейные доктрины и вступили в явное столкновение с аппаратом КПСС, и следовательно, с органами Советской власти.

Философ М. Кулмагамбетов был арестован в 1962 году в городе Рудном Кустанайской области и осужден на 10 лет. Свой срок М. Кулмагамбетов отбывал вместе с известными правозащитниками Буковским, Синявским, Гафтом; после освобождения трудился на стро­ительстве газопровода в Сибири, затем эмигрировал за рубеж. В 1983 году М. Кулмагамбетов давал показания на международных слуша­ниях по вопросам принудительного использования труда заключен­ных на различных стройках в СССР. Длительное время он работал в казахской редакции радиостанции «Свобода» в Мюнхене (Германия), где с критических позиций оценивал экономическую, социальную и национальную политику КПСС и Советского правительства.

Деформация в области национальной политики, попытки ас­симиляции и «русификации» народов, проживающих на террито­рии СССР и Казахстана, вызывали возмущение и протесты многих граждан республики. Но лишь немногие отважились выразить открыто свой протест.

Одним из тех, кто открыто выражал свое возмущение полити­кой властей, был композитор Хасен Кожахметов. Проживая и ра­ботая в г. Иссыке Алма-Атинской области, он в период с 1975 по 1977 годы систематически занимался самиздатовской деятельнос­тью. Решением Алма-Атинского областного суда от 30 ноября 1977 года он был осужден к двум годам лишения свободы в исправи­тельно-трудовой колонии общего режима «за распространение за­ведомо ложных измышлений, порочащих советский государствен­ный и общественный строй». Ему также вменялась в вину попыт­ка создания общественной организации «Жас казах». Вторично X. Кожахметов был осужден 22 апреля 1987 года за участие в де­кабрьских событиях 1986 года. Кардинальный поворот, происшед­ший в советском обществе в конце 1980-х годов, позволил X. Ко- жахметову получить реабилитацию. В 1990 году судебная колле­гия по уголовным делам Верховного Суда республики оба приго­вора в отношении Кожахметова Хасена Карибжановича отменила за отсутствием в его действиях состава преступления.

Активно и целенаправленно против инакомыслящих исполь­зовались и средства массовой информации, а также общественные собрания.

В 1975 году в Алма-Ате была издана книга Олжаса Сулейме- нова «Аз и Я» («Книга благонамеренного читателя»). В отличие от многих других исследований, поэт в этой книге приходит к выводу, что великий памятник древнерусской литературы «Слово о полку Игореве» появился на границе двух этнических миров - славян­ского и тюркского, и в нем органично отразились реалии двух со­седних культур. Но для идеологов партийной системы, твердо сто­ящих на позициях шовинизма и просто вопиющей безграмотности, выводы, сделанные О. Сулейменовым, показались кощунственны­ми. В официальной историографии отношения Руси с восточными соседями чаще всего рассматривались сквозь призму имперского мышления. Несмотря на положительные отклики читателей, пи­сателя Константина Симонова, началась настоящая травля авто­ра. Книгу «Аз и Я» изъяли из товарооборота, библиотек, запрети­ли ее новые издания. Система готовила расправу и над самим О. Сулейменовым. Помогла лишь защита руководителя Казахской республики Д.А. Кунаева.

Показателем игнори­рования интересов казахского народа является решение Политбю­ро ЦК КПСС весной 1979 года о создании немецкой автономной об­ласти на территории Казахстана, куда после упразднения немец­кой автономии на Волге были переселены тысячи ее граждан. По свидетельству бывшего Первого секретаря Компартии Казахстана Д. А. Кунаева, подобное предложение было выдвинуто председате­лем КГБ Ю. Андроповым. Присутствовавшие при этом промолча­ли. Более того, было принято решение об организации комитета по созданию немецкой автономии на севере Казахстана, который воз­главил второй секретарь ЦК КП Казахстана А. Коркин. По реше­нию комитета предполагалось выбрать центром будущей автономии г. Ерментау, расположенный в Целиноградской (ныне Акмолинской) области с включением в ее состав ряда районов Кокчетавской, Кара­гандинской и Павлодарской областей. Весть о создании немецкой ав­тономии быстро распространилась по Казахстану, особенно в север­ных областях.

Утром 13 июня 1979 года группы казахской молодежи стали массами собираться в центре Целинограда, у площади им. В. Лени­на. Молодежь несла в руках транспаранты «Казахстан неделим» и «Нет немецкой автономии». Вскоре демонстранты заполнили центр города. Между тем пришедшие на площадь открыли митинг. Они говорили, что Казахстан - это интернациональная республика и здесь на протяжении десятилетий рука об руку тру­дятся казахи, русские, украинцы, немцы, татары и многие пред­ставители других народов. И непонятно, почему столь важное ре­шение принималось келейно, без широкого обсуждения. Попытки руководителей области срочно распустить митинг не удались.

Следующая демонстрация состоялась 19 июня. К митингую­щим вышли председатель облисполкома Жумахметов и первый сек­ретарь обкома партии Морозов. В своей долгой и пространной речи Морозов все же смог заверить людей, что в области никакой авто­номии создано не будет. Тем не менее, люди были взбудоражены. Волнения перекинулись на другие населенные пункты и области. Но через некоторое время страсти улеглись. В административ­ном порядке был наказан ряд демонстрантов.

Руководство республики и КГБ приложили максимум усилий к тому, чтобы информация о демонстрациях не получила широко­го распространения. Полным молчанием обошла происходящее и пресса. Но слухи о волнениях 1979 года в Целинограде долго цир­кулировали в республике.

В январе 1960 года сменилось руко­водство Казахстана. Первым секретарем ЦК Компартии Казахста­на был избран Динмухамед Ахмедович Кунаев.

Национальная политика во многом унаследовала традиции ста­линского режима с игнорированием интересов и чаяний нацио­нальных культур. Спецпереселенцы и их потомки составили к 1970-м годам значительную долю в структуре населения респуб­лики. К представителям депортированных народов, как и в пре­жние годы, со стороны официальных властей продолжали приме­няться скрытые формы дискриминации. Подобные вещи проявля­лись при выборе отдельных профессий, комплектовании состава органов безопасности, дипломатической и государственной служ­бы. ЦК Компартии Казахстана принял ряд так называемых «за­крытых» постановлений, где предусматривался целый комплекс мер по воспрепятствованию выезда лиц немецкой национальности на свою историческую родину, воссоединению с родственниками. Более того, лица, выезжающие на место постоянного жительства в Федеративную Республику Германия лишались мер социальной защиты: пенсий, различных пособий; нередкими были случаи изъ­ятия различных документов и удостоверений личности. Но несмот­ря на все чинимые препятствия, эмиграция немецкого населения на историческую родину продолжалась практически на всем про­тяжении 1970-80-х годов.

В эти же годы продолжилась порочная репрессивная полити­ка «слияния» народов в единый «советский народ» с унифициро­ванной культурой и единым языком.

Недовольство вызывало то, что официальные органы предна­меренно и целенаправленно вытесняли из общественных сфер упот­ребления иные языки, в частности, казахский. Грубое игнорирова­ние национально-культурных интересов трагически отразилось на судьбах национальных меньшинств, проживавших в Казахстане. Так, подавляющее большинство корейцев, особенно молодежи, не владело родным языком, спектакли корейского театра большин­ством зрителей воспринимались через переводчика. Классический образец того, чего нельзя делать в национально-языковой сфере, представляется на примере партийно-политического руководства бывшего СССР в Казахстане. Планомерная ликвидация нацио­нальных школ, пренебрежительное отношение к древним памят­никам истории и культуры, преследование той части интеллиген­ции, которая ратовала за судьбу своего языка, литературы и ис­кусства, привели к тяжелому состоянию казахского языка, — стала утрачиваться сама языковая среда. Особенно наглядно пренебре­жительное отношение к формированию кадров квалифицирован­ных рабочих из числа казахстанцев было заметно на примере так называемого вахтового метода, повсеместно применявшегося при освоении месторождений полезных ископаемых в Казахстане.

Ведомства союзного значения вели себя при этом крайне эгоис­тически, хищнически эксплуатируя природные богатства республи­ки, нанося огромный вред окружающей среде. Такие случаи имели место при разработке участка Каражанбас, Тенгизского нефтяного месторождения, многочисленных уранодобывающих районов Акмо­линской, Кокчетавской областей. Эгоизм и диктат союзных ведомств проявлялся и в самом принципе подбора рабочих кадров. Например, в Эмбинском районе Атырауской области лишь 10-15 процентов при­возной рабочей силы являлись специалистами, тогда как остальные были из числа малоквалифицированных рабочих.

В этот же период приняла перманентный характер миграция мо­лодежи из сельской местности в города. Но молодежь, прибывавшая в города, вновь оказывалась перед комплексом проблем. Они были вынуждены занимать не только самые низкие ступени социальной иерархии в силу слабой профессиональной подготовки, но и годами были вынуждены ждать квартиры. Длительный произвол властей, тяжелейшие материальные и жилищные условия, развившееся от­чуждение от собственности углубили кризис всего общества, сформи­ровали повсеместно развившуюся психологию социального иждивен­чества.

Начиная с середины 1960-х годов, отношения КНР с Советским Союзом ста­ли натянутыми. Были заметно свернуты экономические, полити­ческие взаимоотношения. В 1964 году между двумя странами на­чинается эскалация военного противостояния. К границам обоих государств были подтянуты огромные по численности войска. На­пример, количество китайских войск на советских рубежах в 1967 году достигло 400 тысяч человек. Советские же войска были на­правлены в Монголию, заняли рубежи на Дальнем Востоке и в За­байкалье. 13 июня 1969 года произошел военный конфликт на остро­ве Даманском. В ходе конфликта с обеих сторон погибло много лю­дей. Спустя ровно два месяца, 13 августа 1969 года, произошло еще одно серьезное вооруженное столкновение, теперь уже у озера Жаланашколъ в Семипалатинской (ныне Восточно-Казахстанской) об­ласти. Вновь были жертвы.

Реальность угрозы войны становилась очевидной. Эта опасность заставила руководителей СССР и Китая сесть за стол переговоров. Угроза войны была ликвидирована, но отношения между СССР и КНР не улучшились, они долгое время продолжали рассматривать друг друга как потенциальных противников.

Конец 1970-начало 80-х годов ознаменовались рядом крупных внешнеполитических просчетов, которые дорого обошлись советско­му народу. Все больше средств вкладывалось в наращивание воен­ного потенциала в ответ на вызов противоположной стороны. По многим показателям Вооруженные Силы СССР превосходили ар­мию США.

Советская политическая система могла действовать эффективно только при постоянном использовании административных методов. Наиболее ярко кризис системы был продемонстрирован вводом в де­кабре 1979 года контингента советских войск на территорию Афга­нистана якобы по просьбе правительства этой страны. Столь важ­ное решение, принятое узким кругом советского руководства во гла­ве с Генеральным секретарем ЦК КПСС Л.И. Брежневым, было явно необъективным и ни в коей мере не отвечало интересам советских граждан. Только из средств массовой информации узнали о вводе советских войск в Афганистан руководители среднеазиатских респуб­лик, в том числе и член Политбюро ЦК КПСС, Первый секретарь ЦК Компартии Казахстана Д.А. Кунаев.

Ввод войск в Афганистан значительно подорвал авторитет и международный престиж СССР. В войне на территории Афгани­стана участвовало 21 979 казахстанцев, из них 780 погибло, 393 стали инвалидами, 22 пропали без вести.

Начало 1970-х годов ознаменовалось смягчением политического климата в мире, разрядкой международной напряженности. В 1973 году завершилась война во Вьетнаме. Значительным успехом всех миролюбивых сил явился созыв общеевропейского совещания в Хельсинки. Главы правительств 33 европейских государств, США и Канады подписали заключительный акт, в котором с новых по­зиций регулировались межгосударственные отношения, объединя­лись усилия государств по защите прав человека.

После войны СССР вовсе не собирался мириться с ролью вто­ростепенной военной державы. Сообщение президента Трумэна и последовавшие за ним ядерные бомбардировки японских городов резко подстегнули советские работы в этом направлении. Еще в 1942 году Сталин дал указание о форсировании работ по «урановому про­екту», преследовавшему цель создания ядерной бомбы. Научной час­тью проекта руководил молодой доктор наук Игорь Курчатов.

Семипалатинский ядерный полигон был создан по решению Со­вета Министров СССР от 21 августа 1947 года. Место для него было выбрано в районе реки Иртыш, в 17 0 километрах западнее Се­мипалатинска. Полигон раскинулся на территории трех областей: Семипалатинской, Павлодарской и Карагандинской. Создание по­лигона было частью атомного проекта для проведения подземных ядерных взрывов в штольнях и скважинах. Советское руководство стремилось любой ценой ускорить испытание атомной бомбы, и уче­ные пошли по пути копирования американского ядерного устрой­ства. Для выполнения этого задания решением правительства под наименованием КБ-11 в 1946 году был создан первый в стране на- учно-исследовательский центр по разработке и созданию атомного оружия.

29 августа 1949 года на ядерном полигоне под Семипалатинском был произведен взрыв первой советской атомной бомбы. Мощность бомбы составила 22 килотонны.

Отставание в развитии ядерного оружия СССР по сравнению с США составило всего четыре года. Президент США долго не мог поверить, что «эти азиаты могли сделать такое сложное оружие, как атомная бомба», и только 23 сентября 1949 года он объявил американскому народу, что СССР испытал атомную бомбу.

Практически все наземные ядерные взрывы, произведенные в СССР, были осуществлены на территории Семипалатинскаго поли­гона. С 1949 по 1989 годы на Семипалатинском ядерном полигоне было произведено 468 ядерных испытаний, в которых было взор­вано не менее 616 ядерных и термоядерных устройств, в том числе 125 взрывов на поверхности земли и в воздухе, не менее 86 воз­душных, 340 подземных испытаний в вертикальных скважинах и в горизонтальных. Суммарная мощность ядерных зарядов, испы­танных за период 1949-1963 гг. на Семипалатинском полигоне, в 2500 раз превысила мощность атомной бомбы, сброшенной на Хи­росиму.

Так если с 1945 года в мире было проведено более 2000 ядер­ных испытаний, то две трети всех советских испытаний было про­ведено на Семипалатинском ядерном полигоне. Сотни тысяч жите­лей Алтая, Центрального и Восточного Казахстана в 50-е годы XX века регулярно наблюдали это великолепное и ужасное зрелище - огромные ядерные грибы в небе. В результате многолетних испы­таний ядерного оружия в атмосферу было выброшено огромное количество радиоактивных веществ.

Ядерные взрывы сформировали на местности долговременное радиоактивное загрязнение в виде длинных полос, так называемых «радиоактивных следов», уходящих далеко за пределы полигона. Выпавшие радиоактивные вещества начали мигрировать в окру­жающей среде, нанося ущерб всему живому. В опасных зонах быв­шего полигона радиоактивный фон до сих пор доходит до 10 000- 20 000 микрорентген в час. В 2005 году под давлением обществен­ности и по рекомендации Парламента были начаты работы по мар­кировке границ полигона бетонными столбами и колючей прово­локой.

Решением Правительства Республики Казахстан 29 августа 1991 года Семипалатинский ядерный полигон был закрыт. Большую роль в этом сыграло народное антиядерное движение «Невада-Се­мипалатинск» и его лидер Олжас Сулейменов. В декабре 1993 г. согласно директиве министра обороны Российской Федерации Се­мипалатинский полигон был расформирован. В 1995 году на нем было уничтожено последнее ядерное устройство. А 29 июля 2000 года - взорвана последняя штольня Семипалатинского ядерного полигона.

На сегодняшний день Республика Казахстан является первой и пока единственной страной, добровольно отказавшейся от ядерно­го оружия. Однако, как на территории полигона, так и в некото­рых близлежащих регионах остались сильно загрязненные зоны. Площадь пострадавших территорий оценена в 304 тысячи квад­ратных километров. Здесь проживает более 1,7 миллиона человек. Результаты воздействия ядерных испытаний на окружающую среду и сельское хозяйство многогранны. И хотя нынешнее радиоактив­ное облучение от загрязнения окружающей среды в населенных пунктах превышает природный фон лишь незначительно, ку­мулятивная (накопленная) пожизненная доза для многих лю­дей, проживающих в окрестностях полигона, превышает допус­тимую дозу.

В результате ядерных испытаний и связанной с ними деятель­ности в прошлом произошли изъятие земель из сельскохозяйствен­ного оборота, разрушение ландшафта, экосистем и культурного наследия, существенное радиоактивное загрязнение окружающей среды. Ядерные испытания сопровождались значительными радио­активными загрязнениями местного, регионального и глобального масштаба. Наиболее серьезное воздействие оказали атмосферные и наземные испытания, а также некоторые подземные испытания. Экологические последствия ядерных испытаний и связанной с ними деятельности все еще воздействуют на сельское хозяйство и эконо­мику региона и угрожают здоровью населения. Так, по республи­ке в данном регионе онкологическая заболеваемость населения са­мая высокая, общая смертность в этих областях остается тоже вы­сокой.

Ядерный полигон в Семипалатинском регионе давно закрыт, но последствия атомных взрывов будут сказываться еще не одно деся­тилетие. Семипалатинский полигон нес серьезную угрозу для эко­логии не только Казахстана и Центральной Азии, но и для всего мира. Своей безъядерной политикой Казахстан создал основу для эффективного политического общения. Благодаря миролюбивой политике нашего государства в международных отношениях заро­дилось новое понимание безопасности - доктрина доверия и мир­ного сосуществования.

 







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-10; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.214.184.124 (0.01 с.)