ТОП 10:

НОРМ В ГЕРМАНИИ В 1939-1941 гг.



С переходом Германии на военное положение 1 сентября 1939 г., были запрещены католические и протестантские пфадфиндеры и русские православные витязи. Для русской молодежи в Берлине нацистами была создана НОРМ, которая должна была бы поставить русскую молодёжь под их полный контроль. С первого дня НОРМ была в ведении гитлерюгендов, а начальником НОРМ нацисты назначили своего человека Сергея фон Таборицкого, женатого на немке, члена национал-социалистической партии. Он работал как заместитель (Stellvertretende Leiter) генерал-лейтенанта Василия Викторовича Бискупского (1878-1945), формального начальника Управления доверенного по русским делам (Russische Vertrauenstelle), которому нацисты не очень доверяли, и был фактическим управляющим.

Возглавив формально НОРМ, Таборицкому нужен был человек, который фактически бы вёл всю работу с молодежью. Для работы с молодёжью у него не было ни знаний, ни опыта, ни времени. Таборицкий знал, что Иван Александрович Мелких (после 1910 – после 1951), не будучи немецким подданным, пошел добровольно на рабочую службу (Arbetdienst), которая заменяла немцам службу в армии, в годы до введения всеобщей воинской повинности. В его глазах это было знаком лояльности к Германии, и потому выбор Таборицкого остановился на Мелких, человеке умном, энергичном и амбициозном, который согласился быть у Таборицкого начальником штаба берлинского НОРМа.

Управление сняло для НОРМ помещение бывшей лавки на Элсхолцьштрассе № 3 и оплачивало отопление, освещение и канцелярские расходы. Таборицкий никогда не посещал НОРМ и в дела молодёжи не вмешивался. Он писал начальству Гитлеровской молодёжи отчёты и иногда выступал как глава НОРМа на страницах берлинской газеты «Нового слова».

После присоединения к Германии некоторых польских территорий, названных Вартегау, в местах русского скопления стали возникать при русских управлениях не связанные друг с другом НОРМы, а при них отряды разведчиков и разведчиц. В 1939-1940-х годах возникли НОРМы в Лицманштадте (Лодзи) (Ирина де-Лазари 1919-1992), Позене (Познани) (Богачёв), Торне (Торуне) (Васильев) Плоцке (О.Савчук) и одна объединившая русскую молодёжь в Катовицах и Сосновицах (Ольга Хростицкая).

Ваня Мелких с самого начала старался, чтобы НОРМ не был похож на витязей. Витязи носили форму синего цвета и рубашки, заправлявшиеся в штаны или юбки. Мелких придумал для НОРМа черные косоворотки навыпуск с широкими солдатскими погонами. Первое время членами НОРМа была только русская берлинская молодёжь старше 16 лет. Когда в Берлин стала приезжать на работы молодёжь, сперва из Франции, а потом и из других стран, началось деление на «старых» и «новых» берлинцев. Чем больше русской молодёжи приезжало в Германию на работы, тем больше становилось в НОРМе «новых берлинцев». Мелких встречал всех «новых берлинцев» радушно и старался им всячески помочь. Он также старался найти себе среди «новых» сотрудников и помощников.

Первым из «новых берлинцев», предложивших помощь, был Утехин. Во Франции он был руководителем разведчиков НОРР (организация Богдановича). Это он предложил Мелких для знака НОРМ взять ополченский крест с надписью слева «НОРМ» и справа «1939», на манер такого же знака НОРР, у которого были даты «1682-1932». Ему была поручена работа с младшими – с учениками Русско-немецкой гимназии. Свой отряд Утехин хотел назвать разведческим, а Мелких хотелось назвать ребят «ушкуйниками». Обе стороны пошли на уступки, и отряд был назван «Ушкуйным войском разведчиков». Мелких назначил Утехина «дружинным атаманом». Слово «атаман» стало соответствовать «руководителю» у разведчиков, и в НОРМе появились «младшие атаманы», «атаманы» и «старшие атаманы». Утехин занимался с ушкуйниками-разведчиками строем и разучиванием песен, причём песни разучивались в строю под маршировку на месте. Ушкуйное войско разведчиков охватывало примерно 40-50 человек.

В работе со старшими Ване Мелких помогали члены НТС, приехавшие из Чехии и Франции. Одним из сотрудников и советников Вани был приехавший из Праги начальник витязей РСХД в Чехии др. Николай Митрофанович Сергеев (1909-1944), которого Ваня и «старые берлинцы» хорошо знали, т.к. он бывал у них в гостях со своими витязями из Праги и Брно. Он был одним из руководителей подпольного НТС, который, чтобы не сотрудничать с нацистами, и в Германии, и в Чехии вынужден был официально самоликвидироваться. Нацисты, конечно, за ним следили, и в июне 1944 др.Сергеев был арестован, сослан в концлагерь Заксенхаузен, где и погиб в июле того же года.

Сергеев начал работу со взрослыми, 20-30 лет, которых всё больше и больше стало прибывать на работу в Берлин. Для них он стал устраивать доклады, приглашая докладчиков из НТС: Владимира Дмитриевича Поремского (1909-1997), Серафима Павловича Рождественского (1903-1992) из Франции и Романа Николаевича Редлиха (1911-2005), местного берлинца. Все трое были замечательными докладчиками. На их доклады приходило человек 60, как членов НОРМ, так и посторонних.

В конце 1941 г. из Белграда в Берлин приехал Поляков, которому была поручена работа с младшими, т.е. с «ушкуйным войском разведчиков». Отрядом разведчиц руководила жена Вани Ирина (ур. Правосудович). Сборы кончались песнями, среди которых самой популярной была песня «Шумел, горел пожар московский...», в которой Наполеон задавал сам себе вопрос: «Зачем я шёл к Тебе Россия? Европу б всю держал в руке». Удивительно, что никто не донёс. Не было доносов и на рассказчиков антинацистских анекдотов, а таких было немало.

 

ЧЕХОСЛОВАКИЯ, ПОЛЬША, ПРИБАЛТИКА 1938-1941 гг.

Началом Второй мировой войны принято считать 1 сентября 1939 г., когда Германия напала на Польшу, но фактически она началась раньше. По Венскому арбитражному решению от 2 ноября 1938 г., Венгрия получила главные города Подкарпатской Руси: Ужгород, Мукачево и Берегово. В "Новом русском слове" от 24 ноября 1938 г. сообщалось об эвакуации русских гимназий и русских учреждений из отошедших к Венгрии городов, а 4 декабря 1938 г. на Подкарпатской Руси случился переворот, и всю власть захватили русины-украинофилы. Организация русских скаутов имени Духновича была запрещена и начались аресты русинов-руссофилов, которые называли себя «карпатороссами», в том числе и русских скаутских руководителей. 15 марта 1939 г. Подкарпатская Русь была переименована в Карпатскую Украину, ставшую Республикой Одного Дня, потому, что в тот же день её за­хватили венгры, назвав по-венгерски Карпатольё (Подкарпатье).Венгры пыталисъ захватить от Словакии и Пряшевскую Русь, но были отбиты словаками. В одной из пограничных стычек был убит, призванный в словацкую армию, начальник карпаторусского отряда в Медзилаборцах, Георгий Пьещак - первая жертва 2-й мировой войны в семье русских скау­тов.

Венгры запретили украинских пластунов, а «Бывшему центру русских скаутов имени Духновича» разрешили продолжать работу. В Венгрии, в годы войны, скаутизм не был запрещён, так как не было связи с Лондоном, и венгерские черкесы (разведчики) пользовались поддержкой правительства.

В "Вестнике ИЧ" № 7 от 15 декабря 1940 г. было сказано, что в газете "Карпаторусский Голос" несколько раз подряд помещалась сообщение о том, что бывший центр русских скаутов им. Духновича устраивает в июле лагерь. Из других источников из­вестно, что работой карпаторусских скаутов руководил о. Стефан Фенцик, руководивший ею и до войны.

В Генерал-Губернаторстве, оккупированной немцами части Польши, был создан в 1939 г. в Варшаве Рус­ский комитет, председателем которого был избран Сергей Львович Войцеховский (1900-1984), а весной 1940 г. служащим этого комитета П.А. Жирицким, который до войны в Лодзи был польским харцером (скаутом), была основана дружина русских вожатых и разведчиков, летом того же года пе­реименованная в НОРМ.

В июле 1940 г., при содействии Русского Комитета, был проведен в Свидере, под Варшавой, летний лагерь НОРМ, начальником которого был Жирицкий. Осенью 1940 г. и зимой 1940-1941 гг. сборы разведчиков и вожатых происходили вособнякеРусского Комитета на Алее роз, дом 4.

Отряд НОРМ присутствовал 11 ноября 1940 г. со знаменем на панихиде по русским воинам, павшим и скончавшимся в 1914-1915 гг. и погребенным на варшавском кладбище Повонзки.

Название НОРМ для вар­шавской скаутской дружины было взято не случайно. Под таким названием в Берлине с осени 1939 г. работала созданная немцами организация, но варшавская НОРМ не вошла связь с Берлином.

После разгрома Польши гитлеровцы заставили Францию 26 июня 1940 г. заключить пере­мирие. На оккупированной территории Франции были немедленно запрещены все скаутские организации, в том числе и русская, но на не оккупированной территории работа продолжалась до 20 ноября 1942 г., когда немцы оккупировали и эту часть Франции.

По соглашению с Германией, Советским Союз присоединил бывв­шие ранее независимыми республики Прибалтики: Литву (17.6.1940), Латвию (20.6) и Эстонию (21.6). После этого во всех трёх республиках начались аресты общественных деятелей, в том числе и скаутских руководителей (Константин Луга (Luuga) (около 1910-1941) Нарва, Владимир Утехин и Сергей Ходоровский (Таллин), начальник дружины в Кивиыли Николай Александрович Макшеев (1896-1941), который скончался в Севураллагере, а жена и дочь умерли с голода в ссылке и др. В июле 1940 г., некоторые отряды и дружины провели свои последние лагеря, а скаутские организации были запрещены в Литве 9 октября 1940 г. и в других республиках, приблизительно, в то же время. Имущество, включая знамёна, было приказано сдать новооснованным комсомольским организациям. Пе­чёрская дружина (Эстония) тоже сдала своё знамя, начальник получил расписку, а потом знамя было выкрадено и вместье с летописью дружины, реликвиями и документами, закопано в землю. После ухода Красной армии, летом 1941 г. всё это было выкопано. Известно также и о спасении некоторых скаутских знамен в Риге.

14 июня начался в Прибалтике вывоз арестованных в СССР. Нападение Германии, и её союзников на СССР 22 июня и поспешное отступление Красной армии спасло жизнь многих арестованных.

Годы 1939-1940 нанесли тяжелый удар по НОРС-Р. Коммунисты и нацисты запретили скаутскую работу в Польше, оккупированной Франции, Литве, Латвии и Эстонии, но, в то же время, началась нелегальная русская скаутская работа в Латвии, Польше (Варшаве и Вартегау) и в Словакии.

В 1940 г. правительство Словакии стало оказывать давление на молодёжь, чтобы она вступала в ряды единственной разрешённой организации - "Хлинкова младеж". В связи с этим член о-ва Галлиполийцев, полк. Александр Николаевич Лавров предложил создать организацию скаутского типа для русской молодёжи под названием "Белые разведчики". Руководить дружиной "белых разведчиков" было предложено молодому инженеру Юрию Николаевичу Боголюбскому, который через Дмитрия Александровича Порхаева (1924- после 2011) поддерживал связь с Инструкторской Ча­стью НОРС и привлёк к работе с "белыми разведчиками", особенно в лагерях, скаутов-карпатороссов.

 

ПОДПОЛЬНАЯ РАБОТА В 1941-1945 гг.

После прихода немцев в Белград в апреле 1941 г., Агапов был арестован, но вскоре освобожден. Из-за возможных осложнений в будущем, он передал руководство Отделом и Инструкторской Частью Мартино, который, обсудив создавшееся положение с Полчаниновым, Пелипцом и Маликом Ибрагимовичем Муличем (1917-1980), решил продолжать скаутскую работу в подполье. Главной целью подпольной работы было сохранение старых руководительских кадров и подготовка новых. Для этого руководители не должны были прекращать работы с детьми, а, следовательно, нужно было получить разрешение собирать детей под не вызывающим подозрений названием и скрывать связь между отдельными группами и наличие центра. Иными словами сочетать легальную работу с детьми с нелегальной разведческой работой по подготовке руководительских кадров.

Работа с разведчиками в оккупированной и разделённой на части Югославии не прекращалась.

ВЕНГРИЯ: В присоединенном от Югославии к Венгрии Новом Саду (по-венгерски Уйвидек), группа одиночек уже в 1941 г. разверунлась в отряд под руководством Михаила Леонидовича Графа (1924-?), а отряд в Суботице (по-венгерски Сабатка) прекратил работу из-за отъезда начальника Юрия Борисовича Моисеева (1920-?) и многих разведчиков.

В Новом Саду (Уйвидеке) венгерские черкесы (разведчики) были основаны только в январе 1942 г. Начальник русского отряда Миша Граф вошел с ними в контакт, и к осени разведческая работа была вполне легализирована. Венгерские городские власти дали разведчикам под штаб-кварти­ру каменный дом в Футогском парке, и право покупать части форм и снаряжение в венгерском разведческом магазине. Значки и удостоверения по-русски и по-венгерски уйвидекские разведчики получали из Будапешта. Пребывание русских детей в разведческой дружине освобождало их от обязательного участия в венгерской организации Левенде, где проводилась допризывная подготовка.

В ГЕРМАНИИ: Новый 1942 г. начался с приезда Мартино, Полчанинова, Георгия Алексеевича Богатырева (р.1922), Игоря Москаленко и Клавдия Цыганова 3 февраля из Сараева в Берлин. Казалось бы, немцы закрыли русским эмигрантам дорогу на родину, но у НТС были некоторые нелегальные пути и возможности. Сам НТС в Германии и во всех контролируемых ею странах был на нелегальном положении. Гестапо, конечно, знало всех руководителей НТС, знало об их деятельности и собирало материал, для того, чтобы в 1944 г. всех арестовать и посадить в концлагерь.

Вскоре после прибытия в Берлин, Мартино был отправлен нелегально в Варшаву для продолжения пути дальше. Он перед отъездом передал должность начальника Инструкторской части Полчанинову (Приказ № 3 от 11 февраля 1942). Немецкo-польскую границу Мартино перешёл по глубокому снегу в лесу около Ченстоховы и прибыл в Варшаву сильно простудившимся.

Полчанинов, получил от Алексея Николаевича Князева (1909-1993) из Китая сообщение о том, что в своем приказе Пантюхов дал НОРС-Р новое название – ОР – Организации разведчиков. Письмо было послано в оккупированную немцами Югославию и потому было составлено так, чтобы немецкая цензура не могла догадаться, о чем идет речь. Полчанинов решил, что вместо НОРС-Р новым названием будет НОРР, о чем и сообщил в приказа № 4, а о том, что Пантюхов заменил лилию на щиток со св.Георгием в приказе № 5. Оба от 11 февраля 1942 г.

Оставшись в Берлине, Полчанинов поступил в НОРМ и предложил Мелких наладить работу с одиночками. Предложение было принято и из "Ушкуйного Войска" было выделено несколько человек на специальные КДВ для работни­ков с одиночками. У Мелких уже было письмо из Лотарингии от Жоржа Праутина, скаута Французского отдела НОРС-Р, с которым Мелких не знал, что де­лать, а у Полчанинова в Марбурге (до войны югославский город Марибор) было двое одиночек. Курсанты начали работу с рассылки писем во все православные приходы, но получили только один положительный ответ из Дрездена, где впоследствии были обнаружены даже остатки подпольного скаутского звена.

Это было временем, когда Мелких стремился возглавить все НОРМ-ы в Великой Германии (т.е. Германии в границах 1939 г. и присоединённых об­ластях) и создать в Берлине Центральный штаб. Большинство НОРМ-ов находи­лась в Вартегау, а два НОРМ-а в Чешско-Моравском протекторате - в Праге и Брно (дружины витязей РСХД, назвавшиеся для удобства НОРМ-ами). У берлинских витязей-скаутов были старые связи с витязями Праги и Брнo, к тому же их бывший начальник др. Сергеев находился в то время в Берлине. Между Полчаниновым, др. Серге­евым и Мелких начались переговоры о переходе дружин витязей в Праге и Брно в Пантюхоовский НОРР и о полной свободе действий в НОРМ для подпольных разведчиков.

Мелких согласился на предложения Полчанинова. Состоялось принятие др. Сергеева и Мелких в подпольную Инструкторскую часть и переход витязей в Праге и Брно в Пантюховский НОРР, а Мелких была обещана поддержка его желанию централизации всех НОРМ под его главенством.

В начале 1943 г. Мелких переехал из Берлина в Вену и в связи с этим должен был передать свою должность кому-то другому. Новоприехавший Юра (Георгий Львович) Лукин (1922-2009) показался и для Мелких, и для Таборицкого наиболее подходящим кандидатом, к тому же Поляков не собирался оставаться долго в Берлине и вскоре уехал в Россию, передав должность начальника Германского отдела Лукину. Лукин начал проходить теоретическую часть VI КДР в Берлине, а закончил курс в лагере "Русь", куда из Варшавы специально на КДР приехал Мартино. Лукин в своем письме писал: "Место лагеря было около деревни Пельцкул вблизи города Фюрстенберга на север от Берлина (прибл.75 км.). Ус­тройство этого лагеря было связано с большими трудностями и дипломатией. Выехали мы в спец.вагоне, из которого торчали веселые физиономии лагерни­ков, и на котором красовалась надпись: "Нур фюр руссен" к полному недоумеванию немцев, как военных, так и штатских". Немцы знали, что в оккупированных областях России было немало мест с надписями «Нур фюр дойче» (только для немцев) куда русским вход был запрещён.

То, что иногда бывает невозможным в мирное время, оказывается возможным в условиях риска и подпольщины. Лукину, как хорватскому студенту, удалось, сговорившись с одной фабрикой, организовать на ее территории пожарную охрану на случай воздушных налетов. Это дало возможность для Инструкторской части получить в свое распоряжение помещение - знаменитую "Ваху" (стражу), в которой разместилась группа руководителей, издательство с пишу­щей машинкой и ротатором, складом изданий и запасом бумаги. Там с ок­тября 1943 г. до эвакуации из Берлина, под редакцией Лукина выходил журнал для вожаков и руководителей - "Рук-Вож". В ноябре 1943 г. Лукин провел в Плоцке (Вартегау) КДВ.

В ЛАТВИИ: 14 января 1944 г. началось наступления Красной армии на Ленинградском и Волховском фронтах. Общая эвакуация Пскова была назначена на 18 февраля. Об этом знали все, включая и советскую разведку. В этот день советская авиация устроил налёт небывалой силы. Железнодорожная станция бы­ла разрушена, и там было много убитых и раненых. Город был моментально превращен в развалины, деревянные дома разваливались на большом расстоянии от попаданий бомб и только древние храмы продолжали невозмутимо стоять, спасая в своих стенах, как и в прошлые столетия бедных псковичей.

Полчанинов и многие псковичи оказалось в Риге. Он поступил работать в Русский комитет и органи­зовал на Форштадте (окраина города, где проживали эвакуированные русские) библиотеку с читальным залом, и возобновил там работу с разведчиками и разведчицами - только это уже не была дружина, а был свод­ный Псковский отряд имени св. Ольги. В рукописном журнале "Перезвоны" (№ I, Рига, июнь 1944), который писался под копирку в 5 экз., было написано:

"Газета "Русский Вестник" от 1 июня поместила краткое описание помеще­ния и библиотеки рус. молодёжи в Риге. На корреспондента сильное впечатле­ние произвела написанная на стене панорама Пскова и "У лукоморья дуб зелёный" – работы (Николая Дмитриевича – прим.РВП) Собурова".

Журнал был выпущен в связи с началом одиночной работы. Псковичам, ока­завшимся в провинции, говорилось в журнале о работе в Риге: "Первое звено, составленное, в основном, из старых псковичек, и названное имени св.кн. Оль­ги, было основано в Риге 14 марта. Со дня основания девочки проделали нема­ло работы. Одно время, посещали раненых в русском госпитале РОА, помогали при организации Беженской библиотеки, расклеивали в Беженском Городке объявления Русского комитета. Это всё, что касает­ся внешней работы. Одновременно проводится ещё более упорная внутренняя работа. Сборы звеньев происходили раз в неделю. На них проводились занятия строем, по русской истории в форме бесед, разучивались песни и были игры. Звено разведчиков (вожак Петя Ильин, будущий священник в г. Остров) имело своё собственное помеще­ние, которое разведчики сами почистили и обклеили обоями. Звенья ездили в Зоологический сад, на Взморье и т.д.

На случай эвакуации дальше на запад в "Перезвонах" был дан берлинский адрес НОРМ (Андрея Николаевича Доннера, р.1923). После эвакуации Псковский отряд в Риге перестал существовать, но вскоре было создано из псковичей одиночное звено им.св. кн. Ольги. Для связи с одиночками был выпущен в Берге (около Вены) журнал "Перезвоны" № 2 (1.10.1944), который, как и пре­дыдущий, был послан "по цепочке" - т.е. каждый получивший знал кому, он должен дальше пересылать. Следующий номер "Пере­звонов" - № 3, был выпущен в Нидерзахсверфене (Тюрингия, около Нордхаузена) на Рождество, а № 4 в феврале. В марте 1945 г. почта ограничила свою работу и стала пересылать только открытки, и дальнейший выпуск журнала пришлось прекратить.

В ПОЛЬШЕ:В Варшаву Полчанинов прибыл нелегально 26 апреля 1942 г., чтобы заменить Мартино на его работе в Доме молодёжи. Торжественный сбор дружины и проводы Мартино и Ани Давыдовской, начальницы отряда разведчиц, которые отправля­лись в Смоленск, был 10 мая. В этот день Мартино стал кашлять кровью и со сбора ушёл к доктору, который нашёл у него туберкулёз. Мартино остался в Варшаве, и Полчанинов сдал ему 15 июня должность начальника Инструкторской части. Об этом было сказано в § I приказа 6 от 15.06.1942 г.. В остальных §§ было сказано:

«§ 2. Зачисляю в ИЧ с 1 мая ст.рук. Льва Николаевича Филатова и рук. Евгения Евгеньевича Поздеева (1916-1994 – прим. РВП). Освобождаю от должности в ИЧ рук. Ольгу Михайловну Изместьеву (1910-1944 – прим. - РВП).

§ 3. Назначаю ст.рук.Р.Полчанинова начальником отдела в Генеральной Губернии с 1 мая.

§ 4. Ввожу, как обязательный, следующий новый текст четвёртого купле­та гимна:

Помогай в борьбе за Русь несчастную

Братьям русским ты спеши на зов.

Возродить Россию вновь прекрасную

Будь готов, разведчик, будь готов».

Новые слова гимна были получены тоже из Китая от Князева или Вязьмитинова, с которыми была постоянная связь.

Будучи начальником отдела, Полчанинов посетил все крупные Русские Комитеты в провинции, выясняя возможности разведческой работы на местах. В Люблине было основано одиночное звено, а в Кракове и Ченстохове группы одиночек, которые потом приняли участие в летнем лагере.

Лагерь был устроен на старом месте в усадьбе Соловьювка. Усадьба со­стояла из большого двухэтажного здания с флигелем - столовой. На первом этаже были комнаты мужского лагеря, а на втором - женского. За домом бы­ло несколько палаток для разведчиц, а перед домом - лагерь разведчиков, с оградой, воротами, палатками и мачтой для флага.

Лагерь разведчиков назывался "Золотое Солнце", на воротах была лилия, а около мачты был выложен из камушков тризуб - знак св.Владимира – Красное Солнышко. При поднятии и спуске флага отдавался полный салют. В лагере были проведены КДВ и V КДР. Русский Комитет назначил начальником лагерей Анатолия Владимировича Шнее. Начальником мужского лагеря был Мартино, а начальницей женского лагеря Ирина Блюмович, которую вско­ре заместила Маргарита Николаевна Сагайдаковская (1924-2013, в замужестве Лукина). Шнее, бывший офицер, никогда скаутом не был, но преподавал на курсах строй, топографию и старался помогать во вре­мя занятий. Ему так понравился лагерь и разведческая организация, что он вступил в организацию и заказал за свой счет одному поляку, через подпольную организацию харцеров, русские лилии со св.Ге­оргием и девизом "Будь готовь". Курсами руководил Мартино, а преподава­телями были также Полчанинов и Поздеев, в прошлом руководитель польских харцеров.

Опыт прошлого лагеря (когда разведчики назывались НОРМ-ом), к сожа­лению, не был учтен, после лагеря дружина была расформирована, и Русский Комитет потребовал от Мартино полностью отойти от работы с молодежью.

Русский Комитет в 1943 и 1944 гг. устраивал летом лагеря для детей, но они с разведчеством уже не имели ничего общего. Разведческая работа в Гене­рал-Губернаторстве была сведена только до личных встреч старых друзей.

15 сентября 1942 Б.Мартино отдал Приказ 7 по Инструкторской Части Н.О.Р.Р., в котором дал Е.Поздееву звание старшего руко­водителя и, в виду состояния здоровья, передал ему должность начальника И.Ч.

27 октября 1942 Поздеев отдал приказ 8, который гласил:

«§ 2.Назначаю ст.рук.Б.Б.Мартино Главным Секретарем Инструкторской Части и Начальником Отдела в Генеральном Губернаторстве. Всем нач. отде­лов и представителям надлежит поддерживать связь со ст. рук. Б.Б. Мартино.

§ 3. Освобождаю рук. О.М. Изместьеву от должности Начальницы отдела в Сербии.

§ 4. Назначаю: Рук. О.С. Полякова Начальником отдела в Германии, мл. рук. В. Селивановского (Всеволод Владимирович 1925-1988 – прим.- РВП) - Начальником отдела в Сербии, ст.вожатого Л. (Леонид Афанасьевич 1924-? – прим. – РВП) Семе­нюка - представителем на Болгарию.

§ 7 Обращаю внимание руководителей на то, что в настоящее время в Организации действителен Устав 1934 г.

§ 8 Упраздняю § I приказа по И.Ч. № 5 /о знаке/

§ 10 Напоминаю начальникам отделов и представителям, что сообщение выдержек из приказов по И.Ч. подчиненным им руководителям поручается их собственному усмотрению в зависимости от местных условий».

Изменение пар.1 приказа № 5 о замене знака лилии на щиток со св.Георгием произошло из-за того, что А.В. Шнее заказал не щитки, а лилии. Сугубая осторожность первых месяцев войны сменилась романтикой подпольщины, хотя в пар. 10 всё же рекомендовалось посвящать в разведческие тайны не всех.

В приказе по Инструкторской части 9 от 1 января 1943 г., кроме полагающихся поздравлений и пожеланий было освобождение ст.рук. Б.Мартино от должности начальника отдела в Ге­неральном Губернаторстве без указания преемника, но и без указания, что отдел прекращает свое существование. Далее говорилось о назначении рук. О.С. Полякова главным секретарем И.Ч., без указания, что Мартино слагает с себя эту должность. В § 5 - что вводится название "витязь" для старшей вет­ви организации. Это было одним из пунктов соглашения между Полчаниновым и др. Сергеевым, что название "витязь" сохраняется для старшей ветви организации. В этом же приказе были впервые введены фоны разных цветов для разных разрядов.

Так как из Финляндии через Берлин было получено десяток значков - лук со стрелой, которые носили русские скауты в Финляндии вместо лилий, то было решено выдавать их в виде награды. Об этом было сказано в § 8: "Для заслуженных рук-ов, доказавших свою веру в наши идеалы, волю, во что бы то ни стало им служить и горячую любовь к родному делу в зти истори­ческие годы, утверждается почетный знак "За верность" двух степеней. Зна­ки изображают натянутый лук со стрелами, который будет нам напоминать наш девиз "Будь готов" и заповедь "Пусть воля твоя будет как лук туго натя­нутый". Подробное описание знака и правила награждения им следуют в особом положении".

РОССИЯ. В марте 1943 г. Полчанинов прибыл во Псков на работу в Православной миссии и начал преподавать Закон Божий в Дмитриевской школе у о.Георгия (Михайловича) Бенигсена (1915-1993). Внешкольная работа велась под названием Дру­жины, которая делилась на кружки, которые назывались по приходам, при которых они работали.

Посетив сбор «Варлаамовского кружка» Полчанинов рассказал о работе в Варшаве и показал фотогра­фии, сделанные летом 1942 г. в лагере Свидер под Варшавой. В конце сбора руководительница кружка Раиса Ионовна Матвеева скомандовала - смирно! Все встали и запели "Будь готов, разведчик". Вместе с ними, к величайшему их удивлению, Полчанинов пел вместе со всеми.

- Откуда Вы знаете наш гимн? - спросили Полчанинова псковитянки.

- А откуда вы знаете наш разведческий гимн? - спросил их Полчанинов.

- Разве это не только наш гимн? обратились девочки к Матвеевой, но она скомандовала - марш по домам, поговорим на следующем сборе.

На следующем сборе Полчанинов был уже не гостем, а своим человеком и гово­рил о "нашей" организации, которую запретили немцы, а до этого в России ее запретили большевики. Так началась подпольная разведческая работа во Пскове.

Постепенно в Пскове кружки были переименованы в звенья, разучивались разведческие песни, был введен строй, и было создано "звено звеновых" для того, чтобы молодые вожаки научились проводить самостоятельно сборы. Вожаками были принятые в подпольную организацию, давшие Торжественное обещание и по­лучившие лилии.

О работе миссии с молодёжью, одна из девушек, Мира Федоровна Яковлева (1928-2010), писала спустя много лет («Псковская правда», 1 января 1994 г.): «Нам нужны были мудрые наставники. Мы обрели их совершенно неожиданно. Всё для нас было ново. Мы научились слушать церковную службу, все вместе справляли праздники православного календаря. К нам приходило осознание того, что мы – русские, а значит, православные, какими были наши прадеды. Это было наше маленькое духовное братство. В этом братстве не было старших и младших, были просто люди опытнее, образованнее, мудрее нас. Верили мы тогда в Бога, сказать трудно. Но с момента соприкосновения с верой наших духовных учителей, которых мы почитали, у нас возникло и развилось понимание того, что нет истины, чем та, что заключена в Православии и нет ничего красивее Русской Православной Церкви. Это осталось на всю жизнь». Свою небольшую статью о православной миссии Мира Яковлева закончила словами: «Мы навсегда потеряли своих друзей и наставников. Но счастье, что братство было, что мы встретились с прекрасными людьми, что они показали нам свет».

В СЕРБИИ, назначенный приказом по ИЧ 8 от 27 октября 1942 г. начальник Сербского отдела Селивановский в свои 17 лет оказался самым молодым начальником отдела за всю историю ОРЮР. Он предложил Русскому Комитету устроить летом 1943 г. на Банице (окраина Белграда) лагерь для детей служащих Русского Корпуса. Комитет благосклонно отнесся к предложению. Начальником дет­ского лагеря был назначен один из русских офицеров, который не подозревал, что лагерь организован по разведческому замыслу, и что костяком лагеря являются небольшие подпольные разведческие звенья. Начальник ла­геря видел, как все само собой делается, как ребята проявляют инициативу и знают свое дело. Когда он, к своему величайшему удивлению узнал, что в лагере действует подпольная разведческая организа­ция, то ему все это очень понравилось, и он предложил Русскому Комитету создать осенью при русских гимназиях дружины разведчиков и разведчиц. На всякий случай всей разведческой работе было дано название НОРМ - Национальная Организация Русской Молодежи. Белградский НОРМ не был связан с Берлином и просуществовал с осени 1943 г., до эвакуации русских из Белграда осенью 1944 г.

В СЛОВАКИИ в Братиславе зимняя работа Белых разведчиков шла нормально, и устраивались лагеря в 1941 – 1943 гг.

В ХОРВАТИИ: Начальником Хорватского отдела был назначен проживавший в Сараеве Полчанинов. Он от хорватских властей получил разрешение вести в Сараеве работу с детьми под названием «Национальная молодёжь при русской колонии». Уезжая из Сараева в январе 1942 г., Полчанинов передал руководство отрядом боснийскому мусульманину Эшрефу Смаевичу (?-1992), вступившему в 1939 г. в организацию русских ск.-разведчиков, а руководство отделом Владимиру Зараховичу.

После нападения Германии и её союзников 22 июня 1941 г. на СССР, и после того как Гитлер объявил себя "освободителем" от коммунизма, появилась надежда на освобождение России от большевиков, и на широкие возможности разведческой работы на освобожденной родине. Надежды вскоре сменились горьким разочарованием, но окончательно не умерли. Успехи в легальной работе с детьми и подпольная работа со старшими поддерживала дух и энергию у руководителей. Руководители приспосабливались к обстановке, не ждали указаний из центра и перерыв связи не влиял на работу.

В августе 1941 г. в Баня-Луку (Хорватия) приехал Юра Лукин, который до этого был вожаком звена в Мостаре. Он договорился с председателем русской колонии Евгением Владимировичем Антоневичем о работе с молодёжью. Согласно инструкции, работа должна была бы вестись под названием «Русской национальной молодёжи при русской колонии», но Лукин предпочел название - НОРМ – Национальная Организация Русской Молодежи, под которым уже велась работа в Германии.

Профашистская хорватская партия усташей, придя к власти, создала обязательную организацию для католической и мусульманской молодежи – “Усташка младеж”. C нею правление Русской колонии договорилось, что русские не должны быть членами усташкой молодежи, но должны быть членами НОРМ-а, и участвовать в хорватской «радной службе» (службе труда). Была также достигнута договоренность, что мальчики будут работать у русского предпринимателя, а девочки в библиотеке Русской колонии и убирать два раза в неделю помещение. Помещением был одноэтажный дом – большая комната и две небольших. Находился он в центре города, недалеко от железнодорожной станции. До войны, кроме Русской колонии, там помещались общества Русская матица и общество «Русский Сокол», запрещенное усташами в апреле 1941 г. С августа 1941 г. там велась работа НОРМ-а, единственной русской организации разрешенной усташами, не считая Русской колонии, которая была и общественной организацией, и в то же время правительственным учреждением по русским делам.

В НОРМ-е была строгая дисциплина. Родителям тех, кто пропускал сборы, посылали повестки с напоминанием, что «Ввиду того, что Ваш ... обязан состоять в НОРМ-е, то, следовательно, должен принимать участие в жизни и работе этой организации <...> НОРМ должна оповещать штаб «Усташкой молодежи» о тех, кто не принимает участия в работе, и исключать таких членов из своих рядов. Во избежание этого нежелательного явления просим Вас принять меры к тому, чтобы Ваш ... регулярно посещал занятия и сборы НОРМ-а, о чем и впредь будет вестись точный учет».

Русской молодёжи приходилось принимать участие в парадах 10 апреля по случаю провозглашения НДХ – Независимой державы Хорватии и это, кажется, всё. Хорватские власти не очень интересовались, что делают русские, зная, что они антикоммунисты и помогать партизанам не будут.

В ЧЕРНОГОРИИ: Из Цетинья русские постепенно уезжали. Работа отряда прекратилась, но оставшиеся разведчики и разведчицы продолжали встречать­ся, в день св.Георгия, ставили у кого-нибудь во дворе палатку и заканчи­вали день "лагерным" костром.







Последнее изменение этой страницы: 2017-01-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.189.171 (0.028 с.)