ТОП 10:

ОРГАНИЗАЦИИ РОССИЙСКИХ ЮНЫХ РАЗВЕДЧИКОВ



Р.ПОЛЧАНИНОВ

 

 

 

СПРАВОЧНИК ПО ИСТОРИИ ОРЮР

ОРГАНИЗАЦИИ РОССИЙСКИХ ЮНЫХ РАЗВЕДЧИКОВ

 

Издание Сектора истории и архива

Главной квартиры Зарубежной ОРЮР 2014 г.

R.Polchaninov, 6 Baxter Ave., New Hyde Park, NY 11040-3909 USA

rpolchaninov@verizon.net

 

 

 

Выражаю особую благодарность Алексею Борисовичу Аррсеньеву и Сергею Фёдоровичу Ревину за проверку текста, исправление ошибок, многочисленных опечаток и знаков препинания. Внёс все поправки кроме одной. Раньше название города Сараева склонялось, а теперь, кто-то решил изменить правописание и сделал Сараево несклоняемым. Почему? Белград и Загреб можно склонять, а Сараево нельзя?

Не из упрямства, а из любви к Сараеву оставил всё по-прежнему.

Р.Полчанинов


ПРЕДИСЛОВИЕ

У нас есть две замечательные истории разведчества-скаутизма, написанные Юрием Владимировичем Кудряшовым (р.1960). Первая была издана в 1997 г. (1), но её давно нет в продаже, и вторая, роскошно изданная, богато иллюстрированная, с множеством биографий, но не для всех руководителей доступная по цене (2). Отсутствие доступной истории ОРЮР побудило меня выпустить «Справочник по истории ОРЮР» (3), в котором постараюсь вкратце изложить главные события истории организации, созданной в 1920 г. полковником и Ст.р.ск. Олегом Ивановичем Пантюховым (1882-1973) или, коротко – ОИП, из русских скаутских организаций в России (Приморьe) и в Зарубежье, неоднократно менявшей своё название и названной ОРЮР в 1945 г. Он должен быть тем справочником, по которому руководители должны будут проверять сами себя. Для удобства поиска он разбит на 38 глав ( 72 страницы, не считая обложки, предисловия, примечаний, содержания и указателей). На любые возможные вопросы постараюсь дать ответ. Адрес указан выше.

Всё сказанное было неоднократно проверено мною, и многими руководителями, чьи имена с благодарностью перечислены в предисловии.

Только ОРЮР считает себя преемницей первых разведческих-скаутских формирований в России, и продолживших свою работу в Зарубежье, и потому в России является старейшей русской детско-юношеской организацией. В Зарубежье, кроме ОРЮР, есть в Сиднее (Австралия) дружина НОРС, в Буэнос-Айресе (Аргентина) дружина ОРЮР в ЮА – Южной Америке и дружина во Франкфурте-на-Мaйне (Германия), исключённая из ОРЮР за участие в подготовке раскола в ОРЮР. (Пoдробнее на С.67) Все они тоже считают годом своего основания 1909 г. и ОИП – своим основателем.

Есть в Зарубежье и НОРР – Национальная организация русских разведчиков. Она считает своим основателем царя Петра, который в 1682 г., когда ему было 12 лет, якобы основал НОРР и якобы провел первый детский лагерь. В 1962 г. НОРР отметила медалью своё 300-летие.

Есть ещё в России и в Зарубежье НОВ – Национальная организация витязей. Её основал Николай Фёдорович Фёдоров (1895-1984). Он в 1928 г. ушел из НОРС и свой отряд скаутов переименовал в отряд витязей при РСХД. Затем он в 1934 г. порвал с РСХД и назвал свой отряд витязями НОВ. Эта организация считает своим основателем Фёдорова, а не Пантюхова.

Про меня недавно было сказано: «страдает эмоциональными и субъективными оценками, что не может не вызывать необходимости тщательного анализа», поэтому любая критика будет принята с благодарностью и вниманием. Если о ком-то или о чём-то у меня не сказано, то тут не моя вина. Работа шла три года, и не все приняли в ней участие. Никогда не поздно что-нибудь исправить или добавить. Не надо только фантазировать. В одной биографии ББМ - Бориса Борисовича Мартино (1917-1962) было сказано, что он окончил русскую гимназию в Сараеве, и, сдав блестяще экзамен, поступил в университет на Юридический факультет. В Сараеве не было русской гимназии, а для поступления на Юридический факультет не надо было сдавать экзамена.

Имена и отчества, если они известны, будут указываться, из экономии места, только при первом упоминании, также как и годы жизни.

События в Советской России до марта 1918 г., если их можно было проверить, даются по юлианскому календарю, с указанием в скобках соответствующих чисел, по новому, грегорианскому, календарю, а на территориях, занятых белыми - по-старому, до конца 1920 г.

История ОРЮР, это не мои воспоминания, и потому там, где мне придётся писать о себе, буду писать в третьем лице.

Считаю своим долгом поблагодарить Алексея Борисовича Арсеньева (р.1946), Леонида Феодосьевича Артемьева (р.1915), Сергея Леонидовича Бóбырева (p.1953), Николая Гавриловича Ботова (p.1945), Юрия Михайловича Готовчикова (р.1937), Михаила Александровича Данилевского (р.1935), Илью Борисовича Ефремова (р.1974), Веру Ивановну Золотарёву (p.1955), Татьяну Васильевну Иванченко, Георгия Ивановича Кишковского (р.1927), Наталию Владимировну Конон (р.1971), Вадима Николаевича Макшеева (р.1926), Ярополка Леонидовича Михеева (р.1930), Людмилу Петровну Питалеву (р.1943), Николая Николаевича Покровского (p.1958), Татьяну Витальевну Пушкадию (ур.Рыбкину. 1929), Сергея Федopoвича Ревина (р.1960), Александра Михайловича Русанова (р.1956), Василия Александровича Ступина (р.1984), Михаила Освальдовича Тинта (р.1971) и заместителя руководителя Пласта в Украине по вопросам привлечения и образования волонтёров Юрия Петровича Юзича (р.1975) за помощь в работе над справочником по истории ОРЮР.

ИСТОРИОГРАФИЯ

Доктор Александр Константинович Анохин (1882-1920) был первым, напечатавшим в своей книге «Спутник юного разведчика» изд. И.И. Симоненко, Киев 1915 г. «Краткий исторический очерк возникновения юных разведчиков в России». Весь очерк занимал всего 5 страниц. В него вошла статья неизвестного автора «Юные разведчики» из журнала «Русский спорт» 1910 г. 16 и статья самого Анохина «Юные разведчики в Киеве».

Вторая попытка написать историю российского разведчества-скаутизма была сделана ОИП в 1923 г. вскоре после приезда в США. Написанное в 1923 г., появилось только в 1929 г., как часть предисловия к сборнику «Русским скаутам» (Белград. 1929) (4). ОИП начал словами «Меня просят написать хотя бы краткую историю Русского Скаутизма. Я напишу вначале лишь свои личные воспоминания». Воспоминания не была закончены. ОИП их довёл только до своего отъезда на фронт в 1914 г.

В 1969 г. в Сан-Франциско вышел объемистый юбилейный сборник под редакцией Александра Михайловича Вязьмитинова (1907-1998), в котором первый отдел, хоть и был назван «История русского скаутского движения» (5), был фактически сборником воспоминаний, к тому же, по просьбе редактора, доведенных только до 1941 г., и недостаточно проверенных. О скаутизме в СССР вообще ничего не было сказано.

Эти обстоятельства были причиной издания Ростиславом Владимировичем Полчаниновым (р.1919) в 1977 г. краткой «Истории разведчества». В 1997 г., как сказано выше, Ю.Кудряшов выпустил свою историю «Российское Скаутское Движение» и в 2005 г. свой объёмистый труд (593 стр.). В 2011 г. Полчанинов выпустил свои «Дополнения и поправки к «Истории Российского скаутского движения» Ю.Кудряшова».

В 2000 г. Региональное Бюро Евразии ВОСД издало, в переводе на русский язык, из книги нидерландского историка скаутизма П.Крооненберга «Несломленные» (Piet J.Kroonenberg. The Undaunted) (скаут с 1935 г.), две главы о русских и армянских скаутах. В книге много неточностей.

В 2008 г. Всеволод Львович Кучин (р.1936), почётный скаут и исследователь истории скаутов России, выпустил книгу «Скауты России 1909-2007» (Москва. 2008. Изд. «Минувшее»), с подзаголовком «История. Документы. Свидетельства. Воспоминания». Это ценнейший источник для истории скаутизма в СССР. В книгу включена, как восьмая глава, «Взгляд европейца на российский скаутинг», изданные в 2000 г. главы Крооненберга в русском переводе. Если Кучин хотел показать, как плохо разбираются европейцы в истории российского разведчества-скаутизма, то на это следовало бы указать, чтобы не вводить читателей в заблуждение, будто бы автору можно вполне доверять.

 

ПОТЕШНЫЕ

Император Николай II (1868-1918) думал об улучшении физического воспитания молодёжи в школах. В своей записной книжке он написал 8 января 1908 г.: «Завести в деревнях обучение детей в школах строю и гимнастике запасными и отставными унтер офицерами за малую плату». Узнав об этом, инспектор народных училищ в Бахмуте (в советское время Артемовск, Донбасс, Украина) Антиох Андреевич Луцкевич (1884-1912), в том же году основал «Народный класс военного строя и гимнастики имени наследника цесаревича Алексея Николаевича» (1904-1918). Он одел мальчишек в военную форму, роздал им деревянные ружья и организовал духовой оркестр, но он их не назвал потешными. О «народном классе», по имеющимся у Русанова сведениям, было доложено военному министру генералу Владимиру Александровичу Сухомлинову (1848-1926), сообщившему в свою очередь императору Николаю II, который 22 мая 1910 г. провёл в Царском Селе смотр этому классу (6). Узнав об этом, капитан Семеновского полка Сергей И. Назимов, организовал при полке роту потешных и взялся за подготовку Высочайшего смотра потешным. Возможностью поехать в Петербург на Высочайший смотр заинтересовались по всей России и взрослые и ребята. Назимов объездил чуть не пол России, давая необходимые указания. Смотр прошел 28 июля (9 августа) 1911 г. с подъёмом и большим успехом. Все остались довольны. Движение потешных получило всеобщее одобрение и стало быстро распространяться по всей России, а Назимов, за свои труды был произведен в подполковники.

Надо полагать, что в России в 1911 г. было более 100 000 потешных, судя по тому, что только в одном Одесском школьном округе их было около 70 000. После стремительного подъёма последовал стремительный спад.

Следующий смотр, состоялся 5 (18) июня 1912 г. в Царском Селе. Он не был смотром потешных, а был смотром воспитанников средних учебных заведений Петербургского учебного округа (7) и был своего рода репетицией всероссийского смотра потешных, который состоялся в Петербурге 1 (13) августа 1912 г. (8). Этот смотр, как и предыдущий, был подготовлен Назимовым. Смотр принимал император Николай II, в свите которого был военный министр генерал Сухомлинов, министр Двора Его Величества Владимир Борисович Фредерикс (1838-1927) и ряд крупных начальников, но, как потом писал Пантюхов «в результате, у многих стоящих у власти поколебалась вера в «потешное» дело. Государь не дал никому за этот смотр ни чинов, ни орденов, и «потешные» стали быстро сходить со сцены и вскоре это движение «потешных» угасло» (9). Почему, после успешного смотра в 1911 г. следующий смотр прошёл без «чинов и орденов», сказать трудно. На вопрос, почему в 1913 г., когда отмечалось многочисленными парадами 300-летие Дома Романовых, потешных нигде не было видно, ответить ещё труднее.

Причин было много, но главная была в отказе правительства разрешить создание руководящего центра, который бы разрабатывал цели и планы работы и проверял их выполнение. Вся работа сводилась к подготовке к смотру, на который ехали не все, а только избранные, примерно только каждый десятый. Те, кто не попал в число избранных, терял интерес к дальнейшему участию и искал себе другую забаву. Это началось сразу после первого смотра в 1911 г., было заметно, и об этом писалось в газетах. В рядах потешных оставались только те, кому это было выгодно, а это и погубило движение потешных.

 

РАЗВЕДЧЕСТВО В РОССИИ В 1909-1911 гг.

В январе-мае 1908 г. в Англии появилась, печатавшаяся по частям книга генерал-майора Баден-Пауэлла (настоящая фамилия просто Пауэлл, а Баден было имя отца, которое овдовевшая мать прибавила к своей фамилии) «Scouting for Boys» (Robert Stephenson Smyth Baden-Powell (1857-1941), впоследствии Lord of Gilwell), которую император Николай II прочитал с интересом, и, подумав, что она может пригодиться тем, кто работает с потешными, приказал Генеральному штабу перевести и издать её. Перевод, под названием «Юный разведчик», поступил в продажу, по сведениям А.Русанова, 15 декабря 1909 г.

Книга Баден-Пауэлла «Юный разведчик» особого интереса не вызвала. В течение всего 1910 г. кроме Пантюхова, который своих ребят в Царском Селе (ныне г. Пушкин) уже в конце 1909 г. назвал разведчиками (но не 30 апреля), в Москве штабс-ротмистром Григорием Алексеевичем Захарченко (1875-1920) уже весной была основана дружина, и в Петербурге, в октябре, Василием Григорьевичем Янчевецким (1874/75-1954) сперва один легион юных разведчиков, а затем и второй. Ещё была основана капитаном Лисовским рота юных разведчиков во Владикавказе (9), которая, по-видимому, просуществовала недолго.

Захарченко, служивший в Александровском юнкерском училище, был известным спортсменом-конником и, по поручению Московского общества содействия физическому развитию, в апреле 1910 г. посетил Францию, Германию и Англию для осмотра юношеских организаций. Он «остановился на системе английского генерала Баден Пауля» (10). Вернувшись в Россию, он набрал в свою дружину 1500 детей и юношей от 12 до 20 лет, а работу с ними поручил своим юнкерам. Он объявил себя Главным разведчиком и пытался создать единую организацию юных разведчиков, но это ему не удалось (11). С дружиной Захарченко прекратил работу к сентябрю 1911 г. в связи с командировкой в Персию (ныне Иран).

Янчевецкий 4 (17) сентября 1910 г. выпустил первый номер еженедельного журнала "Уче­ник" со специальным разделом "Юный разведчик", cтавшим с № 12 от 20 ноября (3 декабря) 1910 г. «Вестником русских разведчиков и потешных». Журнал выходил еженедельно под редакцией Янчевецкого до его отъезда в Константинополь в 1913 г. и под редакцией Дмитрия Павловича Якушева до 19 (29) июля 1914 г. (№34/192)

И Пантюхов, и Захарченко, и Лисовский были военными, и только Янчевецкий был штатским человеком – преподавателем в гимназии. Несмотря на это, в программу занятий с юными разведчиками Янчевецкий включал военный строй и упражнения с шестами «по образцу приёмов с ружьями». Далее было перечислено всё прочее, входившее в первые годы в программу разведческой работы: лёгкая атлетика, включая джиу-джиесу, жизнь на открытом воздухе, сигнализация, первая помощь при несчастных случаях, помощь при пожарах, уроки естественной истории на открытом воздухе, обучение ремеслам и механике, знакомство с морем, всевозможные групповые игры для развития находчивости и инициативы, приручение животных и сельскохозяйственные работы. (12).

Сборы легиона проходили в манеже лейб-гвардии егерского полка. Oписание сбора было напечатано в журнале «Ученик» от 15 (28) января 1911 г. «Занятия самые разнообразные: и маршировали, и изучали элементарные приемы строя и военной гимнастики, и прыгали, и стреляли в цель из луков, и, наконец, оживленно играли». Звенья были с самого начала, но какой работы по звеновой системе ещё не было. Начало звеновой системы относится к 1915 г.

В журнале «Ученик» от 13 (26) ноября 1910 г. было сказано, что «Генерал Баден Пауль, поставленный письмом военного министра в известность о Высочайшем повелении перевести и издать его труд «Юный Разведчик» на русский язык, выразил готовность помочь организации в России своим советом и даже приездом». В этом же письме он, вероятно, выхлопотал себе аудиенцию у императора Николая II, в чём ему не могли отказать. Кроме того, у Баден-Пауэлла (или коротко БП) было приглашение от Захарченко посетить в Москве его дружину, так как он, будучи в Англии, был гостем БП. И на одно, и на другое, БП получил разрешение, но ему, как бежавшему из-под домашнего ареста, не было разрешено встречаться с разведчиками, ни в Петербурге, ни в Царском Селе. С Пантюховым и Янчевецким БП не был знаком и о встрече с ними разрешения не просил. БП не скрывал, что был британским шпионом и в 1915 г. даже издал книгу «Мои шпионские авантюры». Там он признался, что с братом, в Красном Селе, около Гатчины, в 1887 г. наблюдали за испытанием прожекторов и аэростатов, были арестованы и бежали из-под домашнего ареста в отеле.

В журнале «Ученик» от 25 декабря 1911 г. (7 января 1912), была помещена заметка: "В Петербург прибыл знаменитый генерал Баден-Пауль, устроитель отрядов юных разведчиков на всём земном шаре. В первый день его навестили начальник отряда юных разведчиков в Царском Селе шт.-капитан О.И. Пантюхов и устроитель С.-Петербургского легиона юных развед­чиков учитель гимназии В.Г. Янчевецкий. Они имели продолжительную беседу с генералом Баден-Паулем относительно положения и организации юных разведчиков в России и других странах. "Старший разведчик" - как называют в Англии генерала Б.-П., - говорил о братстве народов, и о желательности взаимной поддержки и приглашал русских юных разведчиков приехать в Англию".

Интересная заметка была опубликована в журнале "Ученик" от 2 (15) апреля 1911 г.: «В Петербурге организуется общество объединения всех отрядов юных разведчиков и потешных в России. Этот "всероссийский союз юных разведчиков" ставит целью не только помогать организации и развитию военных отрядов мальчиков в разных местах России, но ставит более широкую задачу - изучение мальчиками родины». Организаторами союза были начальники юных развед­чиков в Петербурге - преподаватель гимназии В.Г. Янчевецкий, в Царском Селе - шт.-кап. О.И. Пантюхов и начальник потешных в Вильно - есаул Владимир Федорович фон-Эксе. Последний, по сведениям, полученным от Русанова, начал свою работу с потешными 24 октября 1910 г. Он в 1911 г. издал книгу «Виленское потешное войско или Государево дело», в которой давал «Ответы на все вопросы устройства и обучения войска по английской системе, но в духе российском». Как известно, изобъединения отрядов разведчиков и потешных ничего не получилось.

Летом 1911 г. Пантюхов посетил Баден-Пауэлла в Англии, а по дороге посетил Нидерланды, Бельгию, Данию и Швецию, чтобы познакомиться со скаутской работой в этих странах. Свои впечатления от поездки Пан­тюхов описал в иллюстрированной брошюре "В гостях у бой скаутов", которая вышла, как приложение к "Военному сборнику". Второе, дополненное издание, было выпущено в 1914 г. (13). Вот что было сказано про скаутов в Нидерландах: «Когда мне рассказали мальчуганы и юноши о технике связи и о своевременной передаче донесений и приказаний, или о незаметном проползании в лагерь противника, видно было, что для них это спорт, гораздо более захватывающий, чем все остальные их детские игры. Если бой-скауты сохранят такой интерес к военной службе, из них выйдут прекрасные солдаты, унтер-офицеры и офицеры» (14). Работа с зарубежными скаутами и российскими юными разведчиками в те годы велась для того, чтобы из мальчиков вышли хорошие солдаты.

Янчевецкий делал очень много. Он не только издавал еженедельный журнал «Ученик», но и, по данным Русанова, провел первый лагерь для звена разведчиков и звена разведчиц, в Ольгино (район посёлков Лахта и Ольгино под Санкт-Петербургом). Лагерь был открыт 24 июня 1912 г., и этот день следует считать днём начала работы с разведчицами в России.

 

СКАУТИЗМ И НАРОДЫ РОССИИ

В Российской империи скаутизмом интересовалась не только русская молодежь.

В Финляндии шведские скауты были основаны в 1910 г. Историк шведского скаутизма в Финляндии М.Ланден пишет в своей книге, что швед Фернберг возглавлял в 1910 г. шведскую организацию юных разведчиков «Мальчики-рыцари», которая была запрещена в конце сентября 1911 г., а в 1915 г., как сказано у Кудряшова (А.2005. С.43), до своего переезда в Петроград, работал по скаутской системе с девочками в Гельсингфорсе (ныне Хельсинки). Вернувшись в Финляндию Фернберг, как сказано у М.Ландена, в 1918 г. снова возглавил шведских скаутов в Финляндии, ставшей к тому времени независимой республикой. Русские скауты в Финляндии начали свою работу осенью 1922 г. (Об этом см. главу «Русские, как меньшинства» С.30).

Польская скаутская организация, основанная во Львове в 1911 г. (в то время Австрия), была с первого дня организацией, имевшей центр и планы работы. В эти планы входило распространение скаутизма среди польских детей и юношей, как в Австрии, так и в Германии и в России.

В Варшаве, которая входила в состав Российской империи, польские скауты появились раньше русских. Известно, что в Варшаве были не только государственные русские школы с преподаванием на русском языке, но и частные польские, с преподаванием на польском, где учились только польские дети. Уже в августе 1911 г. А.Островски, который, вернувшись со съезда молодёжи, состоявшемся в г. Туньце под Краковом (в то время Австрия), организовал отряд харцеров при школе Рыхловского. Отряд назывался «Единица» (Jedynka), хотя Островски хотел ему дать название генерала Р.Траугутта, одного из руководителей польского восстания против России в 1863 г. После «Единицы» в Варшаве, в других польских школах, в том же 1911 г., начали работать отряды «Двойка», «Тройка» и т.д. Работа Островского велась нелегально (17). Харцерскую работу в России не надо было скрывать, но другое дело, если под видом харцерской работы велась антирусская работа в духе ген. Траугутта. В России преследовалась не харцерская работа, а антирусская пропаганда среди польской молодёжи. Разжигание межнациональной вражды преследовалось, и ныне преследуется, во всех странах мира. В Польше, за антипольскую работу в 1928 г., были запрещены украинские пластуны на Волыни, а в 1930 г. в Галиции.

В начале 1912 г. в Варшаву из Львова приехал Гродыньски (J.Grodyński), который провёл первый курс для руководителей, давший сильный толчок дальнейшему развитию харцерства в Варшаве, как среди мальчиков, так и среди девочек. Подобные курсы проводились в 1913 г. и в 1914 г. с участием не только варшавян (18). Харцерская-скаутская работа велась также в Вильно, Лодзи, Люблине, Петракове, Радоме, Сосновце, Седлецах, Плоцке и других польских и украинских местах (19). Звено харцеров в Киеве было основано в 1913 г., а харцерок в 1914 г. (20).

В Варшаве Бронислав Боуффал (Bronisław Bouffał) с 1 января 1913 г. начал издавать двухнедельный польский журнал «Скаут», который выходил легально до начала войны в августе 1914 г. и издал в 1913 г. польский перевод книги Баден-Пауэлла «Skauting dla chłopców» (21).

Среди польских детей и юношества скаутизм, определенно, пользовался бóльшим успехом, чем у русских и других народов Российской империи. Война не остановила польскую скаутскую работу. Когда в 1915 г. русская часть Польши оказалась под немецкой оккупацией, то работа польских харцеров не была запрещена. В 1917 г., в оккупированной немцами Риге русские и латышские скаутские отряды были запрещены, а немецкие и польские продолжали работать.

Известно, что первый литовский скаутский отряд был основан не в Литве, а в России, в Воронеже в 1916 г. и основал его учитель Петрас Юргела из эвакуированных литовских школьников из Литвы.

В Одессе в 1917 г. работали еврейские скаутские отряды. Одним из руководителей был Яков Моисеевич Цвибак (1902-1994). Впоследствии, он стал известным русским журналистом, писавшим под псевдонимом Андрей Седых, редактировавший одно время в Нью-Йорке газету «Новое русское слово».

10 мая 1917 г. в Риге из русского 92 отряда выделилась группа немцев в самостоятельный немецкий отряд, а 3 августа из этого же отряда выделилось человек 50 латышей. Латышский отряд под руководством А.Бредерманиса получил номер 5. (Подробнее ниже в главе «Русские меньшинства» С.30).

Эстонские скауты считают своим основателем учителя физкультуры в ревельском (Tallinn) реальном училище и коммерческой школе Антона Ыунапуу (Anton Ȭunapuu), который основал в 1917 г. в этих школах скаутские отряды. (22).

В мае 1917 г. в Белой Церкви (Украина) был основан отряд, который стал официально называться Перший Білоцерківський курінь українских юнаків-скаутів с девизом «Вартуй». В начале 1918 г. в отряде было около 200 человек (23). Основателем был Евгений Слабченко. Там выходил журнал «Український скавтінг». Отряд просуществовал до 1922 г. Во время немецкой оккупации Украины гетман Павло Петрович Скоропадский (1873-1945) (его сын был петроградским скаутом) приказал создавать скаутские организации при средних школах. Поддерживал украинский скаутизм и Симон Васильевич Петлюра (1879-1926).

Василь Плющ считает отряд, основанный в марте 1917 г. в Чернигове, учеником 8 класса гимназии Олесем В., первым украинским скаутским отрядом. Во время немецкой оккупации в работе отряда принимал участие сотник УСС – Украинских сичевых стрельцов – военного формирования в рядах австрийской армии, воевавшей против России - Иван Чмола, который научил скаутов петь «Ще не вмерла Україна» и «Ой там на горі січ іде» (24).

Кучин в своей книге «Скауты России 1909-2007» на С.171 пишет, что «Во время Первой мировой войны вместе с потоком беженцев из Прибалтийского края, в Москве появились польские скауты – «Харцеры» (или «Гарцеры»): в 1918 году случалось видеть небольшие группы юношей в чёрных плащах и широкополых шляпах. Их одежда заметно отличалась от «классического» типа скаутского костюма. Они носили «бриджи», а не трусики, и галстуки типа «регат», а не косынки. Стетсоновские шляпы носили с полем, загнутым вверх и прикреплённым к тулье с левой стороны. Харцеры держались обособленно, но при встречах русские и польские скауты взаимно приветствовали друг друга салютом. В 1919 году харцеры в Москве уже не встречались, вероятно, все они возвратились на родину». Шляпы с полем загнутым вверх, на манер немецких колониальных войск, носили пфадфиндеры в Германии.

Далее Кучин пишет: «В 1921 году приняла чёткие формы организация еврейских скаутов «Маккаби». Основные кадры её составляли скауты-евреи, бывшие ранее в Московском обществе «Русский скаут». Идейно вдохновляемая и руководимая сионистами, организация «Маккаби» носила откровенно националистический характер. Наименование «Маккаби», связанное с библейскими маккавеями, означает «стража». Знак организации «Щит Давида» - шестиконечная бело-голубая звезда. «Маккаби» носили голубые галстуки-косынки. В их отрядах популяризировался древнееврейский язык, на этом языке пели песни и подавали команды. (...) Руководителем «Маккаби» был Лазарь Ицхов, студент Института восточнных языков».

У Кудряшова говорится, что во Владивостоке, кроме русских скаутов в 1917 г., было ещё две скаутские дружины, одна польская и одна корейская (25).

 

СКАУТИЗМ В ГРАЖДАНСКУЮ ВОЙНУ 1917 – 1922 гг.

Октябрьский переворот в 1917 г. и начавшаяся Гражданскаявойна нарушили нормальный ход развития скаутизма в России. Частьскаутов оказалась на территории, занятой белыми, - другая у красных. Безбожный коммунизм со своими идеями "разрушения старого мира" и "классовой борьбы" был чужд скаутизму. Симпатии подавляющего большинства скаутов, естественно, были на стороне белых.

В силу этого у большевиков, как сказано в "Педагогической энциклопедии" (М.1930,том II,стр.456), «в 1918-19 гг. был поднят вопрос о создании так наз. организации юков (юных коммунистов). Этим делом особенно заинтересовался Наркомздрав. Комсомол и партия не могли уделить достаточ­но внимания этой организации. Она фактически оставалась в руках старых скаутских работников. Все скаутские организации по территориям советской страны стали переименовываться в "юковские", не изменяя даже своего состава».

Русанов сообщает, что некоторые скаутские организации не приняли участия в движении юков, в том числе, лояльная большевикам дружина бойскаутов Общества «Московский скаут» пoд руководством Николая Шульца и дружина Владимира Шнейдерова, и многие петроградские скаутские отряды

Кроме Наркомздрава – Народного комиссариата здравоохранения (другими словами – министерства) и Наркомпроса (просвещение), юкам больше всего покровительствовал Всевобуч – Всеобщее военное обучение – созданное большевиками в марте 1918 г., просуществовавшее до 1923 г. Только после ликвидации Всевобуча Комсомол смог добиться запрещения скаутизма в СССР.

Первое постановление РКСМ – Российского коммунистического союза молодёжи (Комсомола) о ликвидации скаутских отрядов было вынесено в октябре 1919 г. на II съезде РКСМ, но оно не было проведено в жизнь. Прикрываясь именем "юков", скауты в Советской России про­должали свою работу в надежде на скорое падение большевизма.

Скаутские организации на территории, занятой белыми, пользо­вались полной поддержкой антикоммунистических правительств и, со сво­ей стороны, оказывали белым армиям посильную помощь на фронте и в тылу.

На Съезде скаутских руководителей Сибири, Урала и Приуралья, в Челябинске, 20 марта 1919 г., до прихода туда большевиков, при участии Иннокентия Николаевича Жукова (1875-1948), была учреждена Всероссийская организация скаутов, главой которой был единогласно избран Пантюхов, а его заместителем ст. скм. К.А. Перцов. Учреждение Всероссийской организации скаутов в условиях Гражданской войны имело чисто символическое значение, но нельзя и преуменьшать его значения для истории скаутизма в России, как свидетельство желания создать единую скаутскую организацию.

Уже в 1911 г. на Дону делались попытки начать разведческую работу, но об этом нам почти ничего не известно. В 1917 г. делались попытки возобновить эту работу, но только в 1918 г., после изгнания большевиков, была создана Донская скаутская организация. Начало ей было положено в боевой обстановке.

В понедельник, на рассвете 23 апреля (6 мая) 1918 г., в день св. Георгия и второй день Пасхи, Новочеркасск был взят казаками. Шли уличные бои. Один из казачьих командиров, по приказу Походного атамана генерала Попова, разыскал скаутского начальника и приказал ему собрать скаутов и спешить с медикаментами на помощь раненым. Через 15-20 минут собралось три бой-скаута и семь герль-скаутов (терминология того времени), спешивших с медикаментами к раненым, но их перехватили и послали тушить пожар зернового склада. Группа разделилась, пожар был потушен и помощь раненым оказана (26).

После этого Походный атаман дал приказ повсеместно создавать скаутские отряды и дружины. Скаутская организация была признана государственной. Руководители получали жалование. Уже 29 августа и 2 октября 1918 г. (вероятно, по старому стилю) были проведены съезды руководителей (27).

2 (15) августа 1919 г. Донской атаман генерал Африкан Петрович Богаевский (1873-1934) утвердил “Положение о Донской организации “Юных разведчиков” (бой и герль скаутов)”. Согласно пар.1 главы “Начальник организации”, ему принадлежало “Общее руководство воспитанием подрастающего поколения по системе Баден-Паулля”. В пар.2 было сказано, что он “Обязан давать отчет Покровителю скаутов Войсковому Атаману”. Далее в пар.4 было сказано: “Начальник Организации имеет свой Штаб, состоящий из Старшего Скаута Дона, Старших инструкторов и лиц по приглашению Нач-ка Организации”, а в пар.5, что “Начальник Организации назначается и смещается Покровителем донских скаутов приказом по Всевеликому войску Донскому”. Судя по сказанному в главе “Старший Скаут Дона”, это была только почетная должность. Начальником организации был назначен генерал-майор Сергей Александрович Траилин (1872-1951), а Старшим Скаутом Дона капитан дальнего плавания Александр Петрович Дехтярев (1889-1959).

С 29 сентября по 1 октября (12-14 октября) 1919 г., в Новочеркасске состоялся Съезд скаутмастероов Юга России, на котором полковник Олег Иванович Пантюхов был избран Старшим Скаутом России. Это было почётным и пожизненным званием.

Новочеркасск был снова занят большевиками 7 января 1920. Многие скауты и их руководители были вынуждены покинуть родину.

В статье Николая Леонидовича Иванова «Разведчество на Кубани» («Свисток», С-Ф, 1953, № 29, С.4-5) говорится:

«Возглавивши Кубанский Скаутизм, Э.П. Цытович обращает внимание на укрепление казачьего духа в Кубанской организации. Первым его требованием была организация практической помощи городских отрядов станичным, с максимальным втягиванием туда станичных казачат (…) Кульминационным пунктом расцвета кубанской организации скаутов является проведенный в гор. Армавир, в мае 1919 г. слет Кубанской Громады. Помню одиночных представителей из разных городов (Туапсе, Ставрополь, Новороссийск, Минеральные Воды), на слёт прибыли в железнодорожных теплушках целые отряды из станиц: Лабинской, Белореченской, Невинномысской, Кавказской и Пашковской, что вместе с отрядами Армавирским, Вознесенским и Прочнокопским, составило довольно внушительное зрелище».

Успешно велась скаутская работа и на Белом Севере (Архангельск).

Последним оплотом белых был Владивосток и Приморье. Там белые продержались до 15 ноября 1922 г. Большинство скаутов ушло с белыми в Маньчжурию и Китай, а оставшиеся продолжили работу подпольно.

 

СКАУТЫ НЕ СДАЮТСЯ 1922-1923 гг.

Из крупных скаутских руководителей только один Жуков, оказавшись под большевиками, видимо, искренно верил в возможность сотрудничества с коммунистами. Сотрудничал и ст.скм. Москвы и губернии Николай Иванович Фатьянов (1898-1922), а Оскар Сергеевич Тарханов (1901-1938), собственно говоря, не был скаутским руководителем. Будучи большевиком, он собрал, якобы скаутский отряд, «Скаут с маузером вместо посоха», и был только сторонником использования скаутизма для большевицких целей.

Фатьянов и ещё 17 московских скаутских руководителей, готовых на сотрудничество с Комсомолом, вынесли 17 мая 1922 г. «Декларацию по вопросу о создании детского движения в РСФСР» с призывом к большевикам сотрудничать со скаутами. Под ней не подписался В.А. Попов и многие другие, в том числе и все руководители еврейских отрядов (28).

У комсомольцев не было никакого желания сотрудничать со скаутами, и 19 мая 1922 г. на II Всероссийской конфе­ренции Комсомола, было решено основать организацию "пионеров" для детей 9-14 лет. Этот день считается днём основания Пионерии. Чтобы привлечь к себе детей, пионеры во всём копировали скаутов, но успеха не имели. Пионеры не могли иметь успеха у молодёжи в условиях свободной конкуренции, и комсомольцы стали оказывать дав­ление на некоммунистические организации молодёжи, в том числе и на юков, так как отлично знали, что под этим названием продолжают работать скауты, вернее бывшие скауты, потому что у юк-скаутов не было закона о верности Богу.

Были случаи, когда скаутские руководители, выразившие согласие сотрудничать с комсомолом, «переименовывали свои отряды в отряды юных пионеров, предлагали их в качестве базовых, куда стали принимать детей рабочих. А Центральным скаутским информационным бюро (Одесса) было разослано письмо, оцененное ЦК (Центральным комитетом – прим. РВП) РКСМ, как провокационное, информирующее, что якобы между ЦК КСМУ (Коммунистический союз молодёжи Украины – прим. – РВП) и руководством бойскаутов достигнуто соглашение о том, что губкомы (губернские комитеты – прим. – РВП) комсомола должны под своё руководство взять существующие отряды, тем самым легализовав их деятельность» (29).

В романе Бориса Солоневича "Молодёжь и ГПУи, в котором даётся кар­тина скаутской работы в Советской России в начале 20-х гг., говорится, что Комсомол сперва запретил работать скаутским руководителям в приютах, а потом, говоря о событиях 1922 г., пишет на стр.118: "Оказалось, что нажим на свободу молодёжных организаций усиливается с каждым днём. Сокол (30) уже закрыт. Вместо него создан "Первый Государственный Спорт Клуб", и комиссаром туда назначен какой-то Майсурадзе, молодой, но заслуженный чекист. Та же участь постигла и прекрасный немецкий спорт-клуб. Закрыто было и "Маккаби", которому ещё раньше не без издёвки передали для спорт-клуба помещение закрытой синагоги. Синагога, как спортивный зал, пустовала, и потом её превратили в склад».

Нам известны название некоторых организаций, работавших до запрещения скаутизма в 1923 г.

Иногда упоминаются Братство Лесных Племён (или Лесные братья). Это были скауты, последователи идей игры в индейцев, описанных писателем и натуралистом Эрнестом Сетон-Томпсоном (Thompson Seton Ernest - 1860-1946) в книге «Берестяной свиток (руководство для индейских племён)». Идею «ККК» - Киббо-Кифт-Киндред, тоже с индейским уклоном, использовал в своей работе ст.скм. В.Собинин, и примкнувшие к нему скаутмастера Р.Броссе (Роман Фёдорович, 1902-? – прим. РВП), Н.Мурзина, В.Хабаров и Щекотова. Они были последователями скм. Джона Харгрева. В.Собинин писал «С мая месяца 1922 года я при помощи Броссе и Мурзиной, приступаю к организации новой скаут-ячейки, которая называется племенем и работа в которой носит характер длительной игры в индейцев» (31).







Последнее изменение этой страницы: 2017-01-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.227.2.109 (0.021 с.)