ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Экономическое развитие Горного Алтая в первое послевоенное десятилетие



Проблема. Была ли послевоенная экономика региона эффективной?

Развитие промышленности. В июне 1946 г. XVI сессия областного Совета де­путатов трудящихся определила задачи развития области: восстановление и дальнейшее расширение производственных площадей; обновление материально-технической базы; по­вышение производительности труда и на этой базе значительное увеличение выпуска валовой продукции. Так, к концу 1950 г. выпуск продукции должен был превзойти уровень 1940 г. по государственным предприятиям в 3 раза, по предприятиям промысловой кооперации в 1,5 раза.

Однако желаемое и зафиксированное в планах, часто при­ходило в несоответствие с реальными возможностями промыш­ленных предприятий области. Особенно неблагополучным было положение в лесной и сыродельной промышленности, где не хватало рабочих. В лесной промышленности их было только 60 % от необходимого. Существовали и проблемы обеспечения работы предприятий транспортом. Уровень обеспечения им составлял 30-40 % от по­требности. В 1946 г. заготовка леса по сравнению с 1940 г. сократилась в 8 раз. На 8,9 % снизился выпуск сыра в сыродельной промышлен­ности, в то же время на 16 % возросла его себестоимость.

Так, многие из промышленных предприятий в Ойрот-Туре не выполнили производственный план 1945 г. Промартель «Красный кожевник» годовой план выполнила только на 69 %, городской кирпичный завод на 57 %, горпищепром на 43 %.

Другое промышленное предприятие города – мебельная фабрика работала только на половину своих возможностей. Одной из основных причин такого положения было отсутствие подготовленных, обученных кадров. Руководить предприятием назначались люди, часто не имевшие не только специального, но и общего среднего образования. Результатом такого положения было снижение в 1945 г. валового производства продукции, повышение ее себестоимости, нередко закрытие ряда перспективных направлений промышленности области, работавших на переработке местного сырья. Так, временно были закрыты предприятия лесохимической промышленности, прекращена заготовка дикорастущих ягод и трав, заготовка кедрового ореха для производства кедрового масла.

В горнорудном производстве в 1945 г., как и в военные годы не были изжиты проблемы с транспортом, обеспечением рабочих жильем, бытовыми услугами, продовольствием, механизацией производственных процессов.

Дополнительный материал:

Постоянно не хватало рабочих как на Калгутинском, так и Акташском рудниках. На Калгуте по плану в шахте должно было трудиться 60 человек, фактически работал 21 забойщик или 35 % к норме. На Акташском руднике по плану должен был трудиться 261 человек, фактически, например, в III квартале 1945 г. работало 36 человек или 13,8 % от плана.

В целом в 1945 году повторилась картина военных лет, когда планы по валовой продукции государственных предприятий промышленности и госзаказов были выполнены, в то время как местная, кооперативная промышленность с плановыми заданиями справилась только на 80-90 %. Еще на более низком уровне остались по выполнению плана предприятия, производившие товары широкого потребления.

Не справлялась местная промышленность с планом вы­пуска продукции и по ассортименту. Например, предприятия Ойрот-Туры из 50 наименований изделий план 1946 г. выполнили только по 9, а в сельской местности – из 52 по 17 изделиям. Главными причинами такого положения был низкий уровень технической оснащенности производства. Так, во всей системе местной промышленности (облместпрома), насчитывавшего в своём со­ставе десятки артелей, было всего 2 токарных станка. Металлообработка, обозостроение, валяльное, кирпичное произ­водство, деревообработка осуществлялись вручную. Одним из путей выхода из создавшегося положения многие руководители области видели в налаживании производства на привозном сырье.

Такой подход имел свои положительные стороны. Произошло увеличение ассортимента выпускаемой продукции, что имело большое значение в обеспечении жителей Горного Алтая промышленной продукцией. Однако, завоз готового сырья отрицательно сказывался на перспек­тиве промышленного производства и самого развития области, так как делал область придатком более развитых регионов страны. Собственные местные ресурсы оставались невостребованными. Особенно это касалось развития горнорудной, угольной промышленности, освоения неисчерпаемых энергетических возможностей рек Горного Алтая. В 1946 г. промышленные предприятия, работавшие на привозном сырье, составляли 54,6 % от общего количества мастерских, артелей, заводов и объединений.

С каждым годом послевоенной пяти­летки росли капитальные вложения в промышленность области. Это ощутимо влияло на обновление про­изводственной базы большинства промышленных предприятий. Только в 1949 г. были пущены в эксплуатацию два новых сырзавода, 3 рамных лесозавода, 7 пихтоваренных установок, смолоскипидарный завод, швейный и приготовительный цеха промар­тели «Текстильщик» (ранее «Ойротка»), была построена и пу­щена в ход городская электростанция на р. Майма.

Фото 1. Распиловка леса

Коллектив швейной фабрики задание 1949 г. по выпуску ва­ловой продукции выполнил на 120 %. Гортоп выполнил годовой производственный план на 111 %, подняв про­изводительность труда на 7 %. Плановые показатели были превзойдены и многими другими предприятиями, в том числе в районах области. Ряд промысло­вых артелей уже в конце 1949 г. значительно превзошли уровень производства, установленный пятилетним планом на 1950 г.

В различных формах нарастало социалистическое соревнование, разворачивалась борьба трудовых коллек­тивов за качество производимой продукции. 21 ноября 1949 г. приказом Министра масломолочной промышленности РСФСР бригадам сыроделов Верх-Карагужинского, Чёрно-Ануйского, Абайского заводов было присвоено почётное звание бригад отличного качества. Этого же звания добились ткацкая бригада в «Текстильщике» (брига­дир - Г. Суртаева) и в швейной промартели (бри­гадир - Э. Попугаева).

Последствия войны постепенно изживались. Постоянное увеличение капитальных вложений, оснащение предприятий об­ласти новой техникой, внедрение в производство передовых тех­нологий, высокий трудовой энту­зиазм трудящихся обеспечили в целом в годы первой послевоен­ной пятилетки довольно быстрые темпы развития отдельных от­раслей промышленности. К концу пятилетки общая валовая про­дукция промышленности области превзошла довоенный уровень на 10,8 %.

Однако в развитии промышленности Горного Алтая все еще имели место серьезные проблемы. Более заметно они проявлялись в лесной, сыродельной, мясной промышленности, а так же на предприятиях промысловой кооперации. Отсутствие комплексной механизации, хороших технологических инструкций и карт производственных процессов срывало нормальный ход работы, например, лесной промышленности. В целом в промышленном производстве области к 1950 г. еще не был достигнут довоенный уровень по производительности труда.

Сельское хозяйство.Первое послевоенное десятилетие – один из наиболее тяжелых периодов в жизни горно-алтайского села. В условиях противостояния с Западом, засухи и неурожая 1946 г. правительство страны сохранило политику военного времени. Многие исследователи отмечают усиление административного и налогового нажима на деревню, особенно начиная с 1948 г. Власти считали, что колхозники стали больше внимания уделять личному хозяйству в ущерб общественному, в результате чего последнее медленнее восстанавливалось. Селяне вынуждены были вести личное хозяйство, ведь оплата труда в колхозах была мизерной. Однако, если судить по устным рассказам, в те трудные годы они надеялись все-таки улучшить свою жизнь, поднять хозяйство общими усилиями. Преобладание в деревне маломощных, вдовьих хозяйств, обезлюдение большинства сел доказывали, что других путей выживания, кроме восстановления и укрепления общественного хозяйства не было. Потому селяне прилагали невероятные усилия по восстановлению послевоенного сельского хозяйства автономной области. И такая картина наблюдалась по всей стране. Однако государственная машина продолжала «закручивать гайки» в отношении колхозной деревни. Так, 2 июня 1948 г. был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР «О выселении в отдельные районы лиц, злостно уклоняющихся от трудовой деятельности, ведущих антиобщественный паразитический образ жизни». По суровости наказания он во многом напоминал меры, принимавшиеся по отношению к кулачеству в начале 1930-х гг., так что некоторые исследователи называют его последствия «вторым раскулачиванием». Очевидно, что переход от войны к миру требовал крутого поворота в экономических отношениях между государством и колхозами, отказа от чрезвычайных мер, вызванных условиями военного времени. Но этот поворот не был осуществлен. Потому и возникала во многих хозяйствах страны картина, подобная той, что обрисована в докладной записке 1949 г.

Документальное свидетельство:

Председателю Исполкома Алтайского краевого Совета депутатов трудящихся

тов. Пысину

«… Большинство колхозов являются экономически слабыми, в силу чего в последние 9 лет в некоторых колхозах совершенно почти не приходится на трудодни ни денег, ни хлеба. Ввиду недостатка рабочей силы обрабатывается пахотной и сенокосной площади лишь на 20-25 %...»

Председатель Чойского аймачного исполкома Сорокин.

Одним из крупных мероприятий в послевоенный период явилось укрупнение колхозов. В Горном Алтае 189 мелких колхозов были объединены в 71 укрупненную артель, в результате вместо 273 колхозов в области остался 161. Это способствовало росту технической оснащенности сельскохозяйственного производства: к 1952 г. по сравнению с 1945 г. только на машинотракторных станциях (МТС) количество тракторов возросло на 161, комбайнов - на 122, автомашин - на 36. Уровень механизации основных сельскохозяйственных работ в колхозах составил 45 %, что в 2 раза выше уровня 1945 г.

Ф. 2. Сенокосная пора. Снимок 1950-х гг.

В ряде районов области укрупнение колхозов было проведено без достаточной экономической целесообразности. Если в целом по области посевные площади за 8 лет (с 1945 по 1953 г.) выросли на 41 %, то в Майминском, Турачакском, Чойском и в некоторых колхозах других районов количество земель в обработке сократилось от 20 % до 50 % в основном за счет неиспользования отдельных разрозненных участков, ранее обрабатывавшихся конным тяглом.

В ряде колхозов из-за горного рельефа местности и лесов не было реальных условий для создания крупных пахотных площадей для использования сельскохозяйственной техники.

Большое значение для восстановления сельского хозяйства и укрепления колхозов имела подготовка кадров. В январе 1948 г. были организованы областные постоянно действующие курсы председателей колхозов при зооветтехникуме для 100 человек со сроком обучения 3 месяца. В январе 1950 г. 22 председателя колхозов были направлены в передовые хо­зяйства Шипуновского района Алтайского края, 20 человек – на учебу в специальную трехгодичную сельхозшколу по подготовке председателей колхозов в г. Барнаул.

В первые послевоенные годы развернулось социалистическое соревнование тружеников сельского хозяйства. За успешное развитие социалистического земледелия и животноводства 298 передовиков производства и партийно-советских работников в 1947 г., в год 25-летия области, были награждены орденами и медалями Советского Союза.

К 1953 г. в сельскохозяйственном производстве области были достигнуты определенные успехи. Посевная площадь по области против 1940 г. выросла на 12,7 тыс. гектаров, в том числе в колхозах – на 6,5 тыс. гектаров. В 1953 г. в сравнении с 1946 г. объем заготовок и закупок мяса увеличился на 183,6 %, молока – на 60,3, шерсти – на 146,4 %.

Довоенный уровень по основным показателям сельскохозяйственного производства был превзойден. Оставались и проблемы: низкий уровень надоя молока, настрига шерсти, живого веса скота, сдаваемого государству. К числу основных недостатков в руководстве сельским хозяйством относились отсутствие материальной заинтересованности колхозов в увеличении общественного производства.

Дополнительный материал:

Состав руководящих кадров колхозов и совхозов в эти годы всё ещё был мало квалифицированным. В большинстве случаев в качестве руководителей хозяйств были люди, не имевшие даже необходимой общеобразовательной подготовки. Так, из 161 председателя правления колхоза со средним образованием было 5, с незаконченным средним 30, с начальным образованием 109, малограмотных 17 человек. Из 559 заведующих фермами со средним образованием 2, с незаконченным средним 31, начальным 368, малограмотных 158 человек. К тому же в сельском хозяйстве области не хватало 29 бригадиров тракторных бригад, 250 трактористов, 35 комбайнеров, 80 зоотехников и ветеринарных врачей, 15 инженеров-механиков.

Основным материальным стимулом в подъеме сельскохозяйственного производства в Горном Алтае явилось повышение закупочных цен на животноводческую продукцию. Рост производства и продажа мяса, молока и шерсти значительно повысил доходы хозяйств.

В 1953-1955 гг. сильно возросли и капитальные вложения в сельское хозяйство области и его техническая оснащенность. Тракторный парк за эти годы увеличился по сравнению с 1940 г. почти в 3,5 раза, количество зерновых комбайнов – в 9,2 раза. Это позволило почти полностью механизировать основные сельскохозяйственные работы в колхозах.

Большое значение для подъема сельского хозяйства, в особенности для зернового производства, имело освоение целинных и залежных земель. В 1954-1955 гг. в области было распахано целинных и залежных земель на площади свыше 24 тыс. гектаров, в том числе в колхозах – 13,5 тыс. гектаров. В сельскохозяйственное производство все больше внедрялись передовые методы ведения хозяйства. Эти меры стали давать положительные результаты. Вместе с ними росли мастера сельскохозяйственного производства. Заслуженным почетом и уважением пользовались в 1954-1955 гг. в Горном Алтае доярка колхоза «Путь партизан» Шебалинского района М. Кардаманова, доярка Абайского маралосовхоза Л. Байрамова, чабан колхоза «Кызыл Мааны» Кош-Агачского района Б. Тадырова, чабан Ябоганского овцесовхоза Б. Ешпеков и многие другие.

В области развернулся широкий обмен передовым опытом. Своеобразной школой передачи этого опыта стали возникшие по инициативе самих животноводов в 1953 г. «Дни пастуха», слёты передовых овцеводов, механизаторов.

Мероприятия государства по подъему сельскохозяйственного производства подготовили необходимую базу для повышения темпов развития животноводства. Положительное значение для подъема сельского хозяйства в стране имело зональное районирование областей и национальных республик в зависимости от природно-климатических и хозяйственных условий. В Горном Алтае были определены три основные зоны и три направления в развитии животноводства: первая – северная зона и совхозы Усть-Коксинского района с благоприятными природно-климатическими условиями, хорошими естественными травостоями и пастбищами, с развитым земледелием, где главным направлением было молочно-мясное скотоводство. Вторая – горно-степная (центральная часть области) с меньшим количеством осадков, но с хорошими пастбищами, на значительных площадях круглогодового характера, особенно ценными для содержания овец, с развитым земледелием; направление – мясо-молочное и шерстно-мясное. Третья – высокогорно-степная с малым количеством осадков, суровым климатом, слабо развитым кормодобыванием и поэтому преимущественно с круглогодовым пастбищным содержанием скота; главное направление – мясошерстное. Зональное районирование способствовало росту поголовья скота и улучшению его племенных качеств.

Таким образом, большую роль в подъеме сельскохозяйственного производства сыграли проведенные в масштабе всей страны крупные мероприятия: повышение закупочных и заготовительных цен, снижение размеров обязательных поставок, усиление технической оснащенности сельского хозяйства, освоение целинных и залежных земель, повышение материального стимула в колхозном производстве, предоставление колхозам права самостоятельного планирования сельскохозяйственного производства, укрепление колхозов и совхозов руководящими кадрами и специалистами сельского хозяйства.

Вопросы и задания:

1. Определите, каковы были механизмы управления экономикой?

2. Выясните в ходе обсуждения в группах, почему укрупнение колхозов было не всегда экономически целесообразным?

3. Используя справочную литературу, составьте биографическую справку о тружениках тех лет по предприятиям.

4. Подготовьте компьютерную презентацию по теме «Достижения и проблемы послевоенной экономики Горного Алтая».

§ 3. Развитие образования, науки и культуры в первое послевоенное десятилетие

Проблема. Как проявило себя в культурной жизни поколение победителей?

Народное образование.Война нанесла тяжелый урон народному образованию Горного Алтая. На фронт ушли и не вернулись многие учителя. Ушедших на фронт педагогов-мужчин заменили женщины и молодые девушки-комсомолки, получившие необходимые знания на краткосрочных учительских курсах, организованных при Московском пединституте им. К. Либкнехта. Об их самоотверженном труде свидетельствовали высокие правительственные награды. Указом Президиума Верховного Совета СССР были награждены орденами и медалями 14 педагогов Ойротской автономной области. В их числе Орденом Ленина награждена Е. И. Истигешева (г. Ойрот-Тура), Орденом Трудового Красного Знамени – М.К. Кузнецова (Турочакский аймак), Орденом «Знак Почета» – А.В. Челтушева, (Эликманарский аймак).

Школьные здания и другие детские учреждения находились в аварийном состоянии. Требовались немалые средства на замену школьной мебели, наглядных пособий, оборудования учебных кабинетов. Катастрофически не хватало учебников, тетрадей и других письменных принадлежностей. Не все могли посещать школу: одни из-за отдаленности, другие из-за отсутствия одежды. Многие подростки работали, чтобы помочь своей семье. Так, в 1946-1947 гг. в области более 1000 детей школьного возраста по разным причинам не обучались в школах.

Негативно на народном образовании сказывалась нехватка учителей, особенно в сельских школах. Процент учителей с высшим и средним специальным педагогическим образованием был невысоким. Все это привело к невыполнению закона о семилетнем всеобуче. Для исправления ситуации была развернута масштабная компания – «поход за всеобуч», в которой активно участвовали партийные и комсомольские организации, трудовые коллективы. Были созданы комиссии по всеобучу, которые вместе с учителями выявляли не обучавшихся детей, проводили мероприятия по их возвращению в школы. Трудовые коллективы предприятий области перечисляли часть заработка в фонд всеобуча, для нуждающихся детей собирали одежду, обувь, канцелярские принадлежности. Для детей, проживавших на животноводческих стоянках, или в малых селах, удаленных на значительное расстояние от ближайших школ, строили интернаты.

Документальное свидетельство:

Распоряжением Совета Министров РСФСР на содержание школьных интернатов Ойротской области в 1946-1947 гг. было выделено 125 тыс. руб., более 20 тыс. м. ткани, 870 пар обуви. На выделенные средства была организована работа 28 школьных интернатов, в том числе 15 на полном государственном обеспечении.

Началось строительство новых школ и капитальный ремонт старых обветшалых помещений. В итоге численность не обучавшихся детей резко пошла на убыль. В 1948-1949 учебном году она составила 197 детей, а на следующий год сократилась до 96 человек.

Увеличилось количество национальных школ. Знаковым событием стало создание в августе 1949 г. на базе Горно-Алтайского национального рабфака областной национальной школы (ОНСШ) для подготовки кадров из представителей коренного населения. В эту школу принимали учащихся из сел области, один класс до конца 1970-х гг. набирался из городских детей. В 1950 г. директором ОНСШ был назначен талантливый педагог В.К. Плакас, руководивший школой до 1964 г. Его именем в 1995 г. была названа республиканская гимназия (бывшая областная национальная школа).

Дополнительный материал:

В 1952 г. в области насчитывалось 306 школ, в том числе 224 начальных, 70 семилетних и 12 средних. Начавшаяся в годы хрущевской оттепели (1953-1964 гг.) политика укрупнения населенных пунктов привела к уменьшению общего числа школ за счет сокращения малокомплектных начальных школ. За 4 года количество начальных школ уменьшилось на 22 %. В 1956 г. в школах Горно-Алтайской автономной области обучалось свыше 20 тыс. детей.

Несмотря на все трудности восстановительного периода, в стране и в регионе улучшилось преподавание. В национальных школах с 1947 г. были введены подготовительные классы, в которые набирали детей 6-летнего возраста. Их обучали родному языку, арифметике, чистописанию, рисованию.

Постепенно улучшалось учебно-методическое обеспечение преподавания алтайского языка и литературы. Так, в 1948 г. в Горно-Алтайской типографии было издано 6 учебников для алтайских школ, среди них: «Родная речь» для 3-4 классов, «Родная литература» для 5 – 6 классов.

В 1950-х гг. в регионе, как и в стране в целом, началась работа по введению основ политехнического обучения. С 1952 по 1954 гг. почти во всех школах области были организованы учебно-опытные участки: сады, огороды, уголки живой природы. Ученики высаживали деревья, овощи, цветы, приучались навыкам сельскохозяйственного производства. Одним из лучших считался учебно-опытный участок Шебалинской школы, которая участвовала в 1953-1955 г. во Всесоюзной сельскохозяйственной выставке и получила ценные подарки. Хорошими учебно-опытными участками располагали Аносская, Черно-Ануйская, Чергинская, Чемальская и Турочакская школы. В школах создавались учебные кабинеты, оснащенные хорошим оборудованием, школьные радиоузлы.

В первое послевоенное десятилетие удалось решить основные проблемы, связанные с подготовкой учителей с высшим образованием по различным направлениям школьной подготовки. Вернулись в школу учителя-фронтовики, среди них талантливые педагоги А.Х. Вязников, П.Л. Казанцев, Н. Ф. Копытов, сыгравшие видную роль в становлении послевоенной школьной системы области.

В развитии образования и науки области большую роль сыграли эвакуированные в годы войны из европейской части страны вузы и научные учреждения. Так, при Московском педагогическом институте им. Карла Либкнехта было открыто ойротское (алтайское) отделение, подготовившее четыре выпуска специалистов. Первый выпуск состоялся в победном мае 1945 г. В числе выпускников были будущие горно-алтайские ученые: П.Е. Тадыев, С.С. Суразаков, Н.А. Кучигашева, С.С. Каташ, Н.Н. Суразакова. После реэвакуации вузов часть профессорско-преподавательского состава осталась в Горно-Алтайске и приняла самое активное участие в открытии в 1949 г. Учительского института, в котором они и работали.

С двухгодичным сроком были открыты первоначально два факультета: физико-математический и филологический с алтайским отделением, затем было создано естественно-географическое отделение. В 1950-1951 учебном году в институте трудилось 27 преподавателей на 5 кафедрах, и обучался 391 студент. В 1953 г. Учительский институт был преобразован в Горно-Алтайский государственный педагогический институт (ГАГПИ), просуществовавший до 1993 г.

Первым директором Учительского института был Ю.Б. Васильев. Первым директором ГАГПИ стал профессор, доктор биологических наук Б. Г. Хаметов. Открытие Учительского института и ГАГПИ было самым важным событием в истории народного образования Горного Алтая в первое послевоенное десятилетие. Было заложено начало истории высшей школы региона, решена задача подготовки учительских кадров для школ области и Алтайского края на многие десятилетия второй половины XX в.

В области действовало несколько средних специальных учебных заведений. По новым программам педучилище, зооветтехникум, созданный в 1943 г. на базе сельскохозяйственного техникума и другие.

Таким образом, несмотря на труднейшие условия послевоенного времени, школьная сеть развивалась, увеличилось количество интернатов. В начале 1950-х гг. Горно-Алтайская автономная область выполнила закон о всеобщем 7-летнем образовании.

Наука.В послевоенное время были заложены основы гуманитарных и естественных наук в регионе. Столичные ученые, находившиеся в эвакуации, много сделали для подготовки кадров горно-алтайской научной интеллигенции. Н.А. Баскаков создал основы научного направления тюркологии – алтаистики в сфере языка и литературы, Л.П. Потапов – истории, этнографии, истории культуры и религиоведения. Событием в научном мире стала фундаментальная работа Л.П. Потапова «Очерки по истории алтайцев», за которую он в 1951 г. получил Сталинскую (Государственную) премию. Изучению истории, этнографии, традиционных религиозных культов Горного Алтая ученый посвятил более 60 лет.

В 1951 г. состоялась Вторая конференция по проблемам алтайского языка и литературы. Ее участники обратили внимание на трудности по созданию алтайской грамматики, единого толкового словаря алтайского языка и научного изучения алтайского фольклора. Было принято решение о создании гуманитарного научно-исследовательского института. В 1952 г. по решению руководства страны и области был открыт Горно-Алтайский научно-исследовательский институт истории, языка и литературы (ГАНИИИЯЛ). Его первым директором стал Сазон Саймович Суразаков.

Дополнительный материал:

Интересна судьба этого выдающегося горно-алтайского ученого, труды которого в настоящее время широко известны за рубежом. В 1942 г. поступил на ойротское отделение Московского педагогического института им. К. Либкнехта. В 1943 г. добровольцем ушел на фронт, был ранен и после излечения в военных госпиталях продолжил учебу в Москве. Учился в аспирантуре под руководством известного тюрколога Н.А. Баскакова. В 1950 г. он успешно защитил кандидатскую диссертацию по теме: «Алтайский героический эпос».

Возвратившись на родину, он занимался преподавательской деятельностью в Горно-Алтайском Учительском институте. Будучи первым директором ГАНИИИЯЛ, он заложил основы научного изучения алтайского эпического наследия, истории и культуры региона. С.С. Суразаков - первый доктор филологических наук в Горном Алтае. Докторскую диссертацию защитил в 1973 г. по теме «Этапы развития алтайского героического эпоса».

Главными задачами ГАНИИИЯЛ были изучение истории, алтайского языка, литературы и устного народного творчества. Работы сотрудников института и ученых других регионов печатались в издании «Ученые записки ГАНИИИЯЛ». Уже в 1950-х гг. сотрудники НИИ составили и издали учебники и учебные пособия для 5-7 классов по родному языку и литературе, осуществили перевод учебников для 1-5 классов на алтайский язык. Сотрудники НИИ проходили стажировку и обучение в аспирантуре академических центров Москвы и Ленинграда.

Достойным учеником Л.П. Потапова был Павел Егорович Тадыев. Предметом его научных изысканий являлась социально-политическая и этническая история алтайцев. Под руководством П.Е. Тадыева в регионе проводились многочисленные конференции, диспуты, симпозиумы и другие научные мероприятия. Его высоко ценили в научном мире Сибири и страны. Наиболее значимым исследованием П.Е. Тадыева является работа «Поворотный пункт в истории Горного Алтая», ставшая научным обоснованием вхождения региона в состав России. По его инициативе был установлен памятник-монумент на Семинском перевале, посвященный 200-летию вхождения Горного Алтая в состав Российского государства. Наряду с научной и преподавательской деятельностью он вел большую общественную работу.

Естественнонаучное направление в Горном Алтае было представлено научными учреждениями, сложившимися еще в довоенное время. Ими являлись Комплексная зональная сельскохозяйственная опытная станция и Алтайский опорный пункт НИИ плодоводства им. И.В. Мичурина, реорганизованный в 1943 г. в Алтайскую зональную плодово-ягодную станцию (в 1950 г. была переведена в Барнаул, став Алтайской опытной станцией садоводства).

Комплексная зональная сельскохозяйственная опытная станция была организована в 1934 г. для селекционной работы по созданию ценных пород скота, адаптированных к природно-климатическим условиям Горного Алтая: жирномолочного стада, пуховых коз и овец. Научная работа сотрудников станции осуществлялась по трем направлениям: зоотехния, ветеринарная медицина, растениеводство и кормопроизводство.

В 1949 г. в области был организован Горно-Алтайский плодово-ягодный опорный пункт экспериментальной базы горного садоводства научно-исследовательского института садоводства Сибири им. М.А. Лисавенко. Основными направлениями его деятельности были: разработка оптимальных технологий возделывания плодово-ягодных культур и декоративных растений, выведение новых и улучшение существующих сортов.

Огромную роль в развитии мараловодства и пантового оленеводства в Горном Алтае, улучшении селекции этих ценных пород животных для сельской экономики Горного Алтая сыграла научно-исследовательская лаборатория пантового оленеводства Наркомсовхозов СССР, эвакуированная в 1942 из Москвы. Она была размещена в Шебалинском оленесовхозе.

Литература. После войны вернулись с фронта С.С. Суразаков, И.П. Кочеев, И.В. Шодоев, поэтесса А.Ф. Саруева. У литераторов-фронтовиков и последующего поколения стойким оставался интерес к теме Великой Отечественной войны. В 1947 г. вышел первый сборник переводов с алтайского на русский и русскоязычных произведений Н. Глебова, К. Расстегаева, А. Демченко «В горах Алтая». Во втором выпуске этого сборника, который вышел в 1950 г., были опубликованы произведения Ч. Енчинова, А. Калкина, А. Саруевой, Ч. Чунижекова, К. Козлова и др. Публиковались в этом сборнике также отзывы и рецензии критиков-литературоведов, читателей. Событием в послевоенной литературной жизни Горного Алтая стало издание сборника стихов К. Козлова «В горах голубого Алтая» (1952 г.).

В 1948 г. в горно-алтайские поэты и прозаики создали первое литературное объединение, которое в 1952 г. насчитывало в своих рядах 36 человек. Поскольку в послевоенные годы ощущался недостаток в высокохудожественных произведениях на алтайском языке, то в какой-то мере это восполнялось переводами произведений русской классики и современных писателей: А. С. Пушкина, Н. В. Гоголя, Л. Н. Толстого, И. С. Тургенева, А. П. Чехова, В. М. Гаршина, А. М. Горького, Б. Полевого и других.

В 1952 г. по рекомендации Горно-Алтайского литературного объединения в Московский Литературный институт им. А.М. Горького были направлены выпускники областной национальной школы А. Адаров, Л. Кокышев, Э. Палкин.

Ф.3. Писатели Горного Алтая. 1950-е гг.

Книгоиздательское дело.27 июня 1947 г.типография была переведена на самостоятельный баланс и подчинена Управлению издательств и полиграфии Алтайского края, что незначительно улучшило состояние книгоиздания. В основном, вся алтайская художественная литература печаталась в г. Новосибирске. 21 января 1948 г. из-за нехватки электроэнергии в г. Горно-Алтайске был открыт производственный филиал в с. Чемал, где некоторое время печатались все газеты области. С 1949 по 1953 гг. в с. Шебалино работала еще одна типография, в которой печаталась районная газета «Сталинец». Успехом в книгоиздательском деле Горного Алтая стала публикация Горно-Алтайской типографией сборника алтайских сказок сказителя А.Г. Калкина в 1952 г.

Кинофикация. В послевоенные годы быстро развивалась кинофикация (киносеть). Кино являлось не только мероприятием досугового характера, но и средством идейно-воспитательной и просветительской работы среди населения. Перед началом демонстрации фильма читали лекции на разные темы, в основном, общественно-политические. В 1950 г. Горно-Алтайск из Москвы приехала киносъемочная группа киностудии «Мосфильм» для съемки эпизодов цветного фильма «Алтай».

Библиотечное дело.В первый послевоенный год в области насчитывалось 22 библиотеки, из них 1 - областная, 1 - городская, 10 аймачных и 10 сельских. В 1947 г. на основе детского фонда книг городской библиотеки была создана самостоятельная городская детская библиотека. С конца 1940-х гг. стали формироваться библиотечные фонды в школах, перераставшие в школьные библиотеки.

Театральное искусство. Областной национальный драматический театр (две его труппы - национальная и русская), созданный в 1936 г., осуществил в 1946 – 1947 гг. постановку пьес «Дальняя дорога А.Н. Арбузова», «Старые друзья» Л.А. Малюгина, «Русские люди» К. Симонова и других. Вместе с ростом театра оформились национальный хор, хореографическая группа, оркестр. Деятельность театра была высоко оценена. Художественному руководителю театра И. С. Забродину, ведущей артистке А. П. Алтарыковой было присвоено звание «Заслуженный артист РСФСР», многие артисты: Е. П. Уксегешева, Е. Н. Тыдыкова, И. А. Шульгина, Л. Шабанов и другие были награждены орденами и медалями. Своей деятельностью театр немало способствовал развитию алтайской драматургии. В 1950 г. из-за материальных затруднений театр был закрыт. В это время в культурное просвещение населения была вовлечена областная концертная бригада.

Участники самодеятельности зачастую выступали не только как исполнители, но и как авторы произведений. В 1946 г. на областном и районных смотрах было исполнено много музыкальных произведений самодеятельных композиторов.

Ф.4. Эликманарская культпередвижка. 1950-е гг.

Они и возглавляемые ими коллективы не раз становились участниками Всероссийских смотров художественной самодеятельности. Так, в 1947 г. в Москве с большим успехом выступал хор колхоза «Советская Конституция» Онгудайского района под руководством С. Этенова, в 1954 г. - ансамбль национальных музыкальных инструментов Горно-Алтайского педагогического училища.

В Горный Алтай регулярно приезжали на гастроли творческие коллективы Бийского, Барнаульского, Новосибирского, Тувинского, Хакасского театров, Алтайской краевой филармонии, труппы центральных театров страны, республик Средней Азии.

Таким образом, в сфере литературы, искусства, науки и образования Горно-Алтайской автономной области в послевоенное десятилетие были определенные достижения, наметились устойчивые тенденции к улучшению функционирования учреждений этих сфер, послужившие основой для дальнейшего поступательного развития культуры региона.

Вопросы и задания:

1. В чем заключалась особенность культурной жизни области в послевоенные годы?

2. С какой целью создавались научные и образовательные учреждения области в изучаемый период?

3. Используя дополнительную литературу, приведите интересные, на ваш взгляд, факты из жизни деятелей культуры той эпохи.

4. Проведите анализ одного из произведений тех лет. Ответьте на вопрос: каким образом в нем отражено историческое время?





Последнее изменение этой страницы: 2016-12-27; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.232.96.22 (0.019 с.)