ТОП 10:

В КАКОЙ МЕРЕ ИНОСТРАНЦЫ ЯВЛЯЮТСЯ ИНОСТРАНЦАМИ?



С вопросом о национальном характере тесно связан другой вопрос: в какой мере иностранцы являются иностранцами? Иными словами, в какой мере иностранцы отличаются своим поведением от американцев?

Этот вопрос имеет важнейшее значение при решении многих информационных проблем. Каждый разведчик должен выработать определенную точку зрения по данному вопросу. Большинство разведчиков делают это бессознательно. Вопрос этот, однако, настолько важен и здесь настолько сильным может оказаться влияние личных предубеждений, что его целесообразно специально рассмотреть, максимально использовав при этом все те положительные знания психологии, естественных и общественных наук, которые могут пролить свет на этот вопрос.

Поскольку Америка в известной степени изолирована от остального мира, не удивительно, что многие американцы мыслят, как провинциалы. Миллионы американцев проживают почти всю свою жизнь, не встретив человека, который не говорил бы по-английски и не побывал бы в других странах. Когда они, наконец, отправляются путешествовать, их возмущает, что заморские земли наводнены иностранцами. Как у Марка Твена, они удивляются, что в Париже даже дети говорят по-французски.

Генерал Дорио говорил: «Многие американцы думают, что все народы смотрят на вещи с англосаксонской точки


ПОМОЩЬ РАЗВЕДКЕ СО СТОРОНЫ ОБЩЕСТВЕННЫХ НАУК 219

зрения; по крайней мере, если другие народы не делают этого, они обязаны мыслить именно так».

Вопрос ставился следующим образом: Не являются ли иностранцы теми же американцами, только с бородами? Имеет ли различие между ними чисто внешнее проявление — в языке, одежде, манерах — или же они и ведут себя совершенно по-разному?

При определении вероятного курса действий какого-нибудь иностранца или иностранной общественной группы нам свойственно «ставить себя на их место» и затем решать, что мы предприняли бы в подобных условиях. Предварительно обдумывая поставленную задачу, мы, конечно, всегда прибегаем к этому приему. Мы неизбежно думаем о том, что бы мы сами сделали в данном случае, хотя эти соображения не оказывают решающего влияния на наши окончательные выводы относительно действий иностранного государства.

Многие разведчики, однако, считают недопустимым ставить себя на место иностранцев. Они заявляют, что американцы и иностранцы настолько отличаются друг от друга своей подготовкой и мотивами своих действий, что применение указанного приема приводит к серьезным ошибкам, тем более что такой способ рассуждений является весьма заманчивым. Мы всегда считаем вполне естественным, чтобы другие люди действовали именно так, как стали бы действовать мы сами, очутившись на их месте. Таким образом, выводы, к которым мы приходим, ставя себя на место других, только выглядят убедительными.

Некоторые считают, что все люди в основном одинаковы. Они полагают, что черты сходства между отдельными людьми имеют значение, скажем, в тысячу раз больше, чем черты различия. Все люди, подобно животным, испытывают такие физические ощущения, как голод и холод, половое влечение, неприязнь и боль, усталость и т. д. Людьми как человеческими существами движут такие побудительные мотивы, как гордость, тщеславие, любопытство, воинственность и т. д. Просмотрев литературу всех времен, можно отметить, что зачастую одни и те же побудительные мотивы руководили древними евреями, греками, римлянами, людьми, живущими в средние века, в эпоху королевы Елизаветы (Англия) и в наши дни. Из всего этого некоторые делают


ГЛАВА 5

вывод, что общественные группы во всех странах мира будут вести себя в равных условиях в основном одинаково. Такова одна из крайних точек зрения по разбираемому нами вопросу.

Сторонники другой крайней точки зрения считают, что, например, представитель Востока выглядит, говорит и воспринимает все иначе, чем мы с вами. По выражению его лица мы не можем судить с такой определенностью о его мыслях, как по выражению лица американца. Мы знаем, что этот человек принадлежит к совершенно другой цивилизации. В силу этих причин мы предполагаем, что поведение представителя Востока настолько отличается от нашего, что его невозможно понять, и мы не пытаемся его понять.

Среднюю позицию между сторонниками этих двух крайних точек зрения занимает тот, кто, возможно бессознательно, приходит к выводу, что англичане смотрят на вещи в основном так же, как американцы, жители Западной Европы—несколько иначе; что же касается жителей Восточной Европы, то их взгляды отличаются еще больше, а взгляды народов стран Востока настолько отличаются от взглядов американцев, что их практически понять невозможно.

Независимо от того, какую точку зрения мы решим принять, мы должны это сделать, только хорошенько подумав. При этом не следует обманывать самого себя. Мы должны по крайней мере учитывать, помня слова генерала Дорио, что народы многих стран не разделяют взглядов (просвещенных) англосаксов. Несмотря на то, что французы многому научились у англичан и американцев, «с сожалением приходится констатировать, что французы по-прежнему остаются французами».

Офицерам информации постоянно приходится судить о поведении иностранцев. Из того, что нами сказано в настоящем разделе книги, должно быть ясно, что разведчику необходимо хорошо знать историю, географию, литературу и язык той страны, которой он занимается. Ткань разведывательной информации состоит из основы и утка — знания в соответствующей области науки должны сочетаться со знаниями о данном народе. Для того чтобы разведчик мог судить об экономике, химической промышленности или политике иностранного государства, он должен быть знаком не только с экономикой, химией и политическими нау-


ПОМОЩЬ.РАЗВЕДКЕ СО СТОРОНЫ ОБЩЕСТВЕННЫХ НАУК 221

ками, но также иметь определенное представление о людях, работающих в интересующих его областях. В этом состоит одно из отличий разведчика от обычного ученого-экономиста или другого, пусть самого квалифицированного представителя естественных или общественных наук.

Таким образом, разведчикам важно знать образ мыслей иностранцев. Многим это удается с трудом. Некоторые не желают приобретать таких знаний. Они напоминают Эдварда Грея, английского министра иностранных дел в период перед началом первой мировой войны, о котором говорили, что он—министр иностранных дел, мало интересующийся иностранцами.

Мы не ответили на вопрос, в какой мере иностранцы являются иностранцами. Но мы все-таки показали, что читателю, который хочет успешно работать в разведке, следует подумать над ответом на этот вопрос.


Глава 6 ВЕРОЯТНОСТЬ И ДОСТОВЕРНОСТЬ

Использование в информационной работе теории вероятностей и математической статистики. Мыслить категориями теории вероятностей. Область вероятности—ничейная земля разведки. Правило трех частей. Применение теории вероятностей, доведенное до крайности. Выражение степени достоверности информации.

Раздел 1. ВЕРОЯТНОСТЬ

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ В ИНФОРМАЦИОННОЙ РАБОТЕ ТЕОРИИ ВЕРОЯТНОСТЕЙ И МАТЕМАТИЧЕСКОЙ СТАТИСТИКИ

Знание теории вероятностей и тесно связанной с ней математической статистики и умение применить их на практике является одним из самых важных и полезных элементов образования офицера информации. В огромном количестве случаев такие знания окажут неоценимую помощь в информационной работе, оградят от многих ошибок.

Большинство из нас специально не изучало теории вероятностей и математической статистики и либо слабо разбирается в высшей математике, либо вовсе не знакомо с ней. Многие ошибочно считают, что для уяснения теории вероятностей необходимо знание высшей математики, и потому избегают пользоваться ею, так как думают, что это им не под силу.

Для того чтобы рассеять это заблуждение, следует напомнить, что существуют три степени знакомства с теорией вероятностей, каждой из которых достаточно, чтобы с пользой применять эту теорию в нашей работе.


вероятность и Достоверность 223

Во-первых, офицер информации может научиться «мыслить категориями теории вероятностей», уяснив смысл примерно двух десятков терминов, например, таких, как вероятность, кривая нормального распределения, среднее значение, медиана, мода, среднее квадратичное отклонение от среднего значения, средняя квадратичная ошибка, случайная ошибка, дисперсия, корреляция, статистическая значимость. Особенно важно понять характер различия между средними величинами, а также такие термины, как дециль, квартиль, ошибки выборочного метода, доверительные пределы и т. д. Таким путем разведчик получит представление о теории вероятностей и сможет здраво судить о соответствующих понятиях, хотя, возможно, никогда он не научится производить вычисления по методу математической статистики.

Во-вторых, он может хорошо разобраться в приведенных выше терминах и научиться производить большинство связанных с ними простых вычислений. Для этого не требуется обладать какими-то специальными математическими знаниями, кроме знания арифметики и элементарной алгебры.

В-третьих, он мог в такой мере раньше изучить или вновь освоить методы математического анализа, логику и математическую статистику, что он становится специалистом в этой области и может справиться с многими трудностями, связанными с применением теории вероятностей в информационной работе.

О том, как приобрести о теории вероятностей знания всех трех степеней, рассказывается в работах, указанных в списке литературы в конце книги.

Назначение настоящей главы можно определить так же, как Морони [69] определил назначение своей книги «Факты из цифр».

«В конце концов весь смысл такой книги, как моя, состоит в том, чтобы вызвать интерес к рассматриваемым в ней вопросам. Автор сочтет себя вполне удовлетворенным, если хотя бы некоторые читатели, охотно расстающиеся с автором и его книгой, вместе с тем получат некоторое представление о предмете и захотят поучиться у более опытных наставников, чьи имена


ГЛАВА 6

указаны в библиографическом списке, являющемся своеобразной книгой почета».

(Это высказывание можно в полной мере применить к настоящей книге и ее автору.)

В приводимых ниже выдержках из книги Морони (курсив наш.— В. П.) говорится о том значении, которое имеет математическая статистика для работы с цифровым материалом, а также для проведения исследований в области естественных и общественных наук.

«Мы ближе всего подходим к статистике, когда производим в школе приближенные вычисления (к сожалению, развитию таких навыков уделяют все меньше внимания)...

Против чего я выступаю, так это против того, что учителя явно боятся знакомить детей с вопросами, на которые нельзя дать точный ответ. В результате детей плохо готовят к вступлению в реальную жизнь. Сомнительно, чтобы где-нибудь, помимо банка, где клерки пересчитывают грязными руками чужие медяки, точность, на которую способна арифметика, имела какую-либо ценность. Почему нас не обучают элементарным правилам обращения с цифровым материалом, являющимся плотью и кровью нашей повседневной жизни?..

Нет нужды долго раздумывать, чтобы убедиться в том, что в современной жизни вряд ли найдется область, где нельзя было бы с пользой применить, пусть в самой простой форме, научной статистики...

Я обращаюсь к молодежи и говорю: как можно скорее займитесь изучением статистики. Не отказывайтесь от этого по недопониманию ее важности или испугавшись тяжелой умственной работы...

Кем бы вы ни были, если в процессе работы вам приходится истолковывать фактический материал, вы можете обойтись без статистики, но ее незнание отрицательно скажется на результатах вашей работы».

В настоящей главе приводится несколько Примеров использования теории вероятностей и математической статистики при решении специальных информационных задач.


ВЕРОЯТНОСТЬ И ДОСТОВЕРНОСТЬ

МЫСЛИТЬ КАТЕГОРИЯМИ ТЕОРИИ ВЕРОЯТНОСТЕЙ

«Теория вероятностей является незаменимым подспорьем в практической деятельности. Люди могут обходиться без специального изучения теории вероятностей лишь потому, что они интуитивно чувствуют ее законы».

Рапопорт [70].

«У всех нас в голове имеется прибор, учитывающий вероятные явления».

Фридман.

Многие явления, с которыми приходится иметь дело офицеру информации, являются только вероятными. Часто информационная работа разведки приносит особенно большую пользу благодаря умелому использованию данных о вероятных явлениях. В свете этих данных можно по-новому осмыслить тот или иной важный вопрос.

«Мышление категориями теории вероятностей» и восприятие мира через призму статистики помогает вырабатывать правильное представление о явлениях, которые мы изучаем, и является ценным методом решения многих задач. Ниже рассматриваются некоторые вопросы, связанные с теорией вероятностей, которые неизбежно должны возникнуть у человека, мыслящего категориями этой теории.

Вероятность

Офицер информации, мыслящий категориями теории вероятностей, поймет, что степень достоверности различных сведений, с которыми он имеет дело, может колебаться от почти полной достоверности до почти полной недостоверности. В соответствии с теорией вероятностей достоверность выражается как «вероятность=:1» (например, можно почти определенно сказать, что завтра взойдет солнце), а недостоверность как «вероятность=0» (например, предположение о том, что данному человеку сегодня на голову упадет метеор, является настолько нереальным, что вероятность этого события, по существу, сводится к нулю).

Офицер информации поймет, что теоретически почти любое явление возможно, и вместе с тем ему будет ясно, что по соображениям практического характера следует зани-


ГЛАВА 6

маться только теми явлениями, которые характеризуются определенной степенью вероятности. Черчилль как-то сказал: «Невозможно вести войну наверняка». Разведчик-исследователь поймет, что люди, которые в своих рассуждениях и размышлениях постоянно опираются на маловероятные явления, выраженные словами «возможно, что...», лишь зря тратят время. В информационной работе не может получить сколько-нибудь широкого применения точка зрения, согласно которой любую проблему можно решить одним махом.

Человек, мыслящий с учетом требований теории вероятностей, всегда критически относится к следующему аргументу, часто выдвигаемому в спорах с целью прийти к соглашению: «В конце концов вся разница сводится к различию в степени». Он понимает, что различие в степени может на практике означать коренное отличие одного явления от другого. Например, предположим, что вы и я иностранцы, прибывшие на корабле в Нью-Йорк. Я высадился на берег, имея пять центов в кармане, вы — тысячу долларов. Мы находимся в одинаковом положении. У нас обоих есть деньги. Различие в нашем положении только в степени, в количестве денег, которыми располагает каждый из нас.

Тот, кто мыслит категориями теории вероятностей, добросовестно использует в работе возможности, связанные с «рассчитанным риском». Он не побоится пойти на разумный риск. С другой стороны, он не обманывает самого себя и других, делая вид, что в работе его нет никакого риска. Он отдает себе полный отчет в степени риска и заранее намечает, что следует предпринять, если имевшиеся опасения подтвердятся на практике. Располагая самым небольшим минимумом знаний в статистике, он может с большой пользой для дела приблизительно определить степень риска.

Невероятность

Человек, мыслящий с учетом требований теории вероятностей, поймет, что все время случаются совершенно невероятные явления. При игре в бридж, как подсчитал Уивер [72J, вероятность получения при следующей сдаче именно тех карт, которые оказались у вас на руках сейчас, составляет 1 : 635 013 599 600. Такова же вероятность получения


ВЕРОЯТНОСТЬ И ДОСТОВЕРНОСТЬ

как посредственных карт, так и карт, состоящих целиком

из козырей. Скэрн [71] об этом пишет так:

«Прежде всего обнаруживается, что тот факт, что вам вчера поразительно везло при игре в карты... не является таким уж удивительным явлением. При игре в крэпс игрок, поставивший на двух тузов и полагающий, что вероятность появления этих карт при следующей сдаче равна 1 : 30, считает себя счастливчиком, если два туза появлялись подряд при четырех сдачах, и он делал ставку на них все четыре раза. Он счел бы себя еще более удачливым, если бы узнал, что вероятность такой сдачи равна 1 : 1 679 615... Игроки забывают, что эта степень вероятности выхода данных карт в среднем составляет один раз на 1 679 615 сдач. Они забывают, что в тот вечер, когда несколько раз подряд вышла пара тузов, одновременно проходили тысячи других игр в крэпс и карты сдавались несколько миллионов раз. Более удивительным было бы положение, при котором в какой-нибудь игре не вышла бы пара тузов четыре раза подряд. Тот факт, что эта удача выпала на вашу долю, означает только, что вы принимали участие именно в этой игре».

Офицер информации, интересующийся теорией вероятностей, поступит правильно, прочитав небольшую статью Уивера [72], озаглавленную «Вероятность, редкость, интерес, удивление». Прочитав статью, разведчик поймет, почему Уивер противопоставляет стоящие в заголовке слова друг другу. Он пишет:

«Все ученые должны интересоваться вероятными явлениями; отнюдь не редко и, безусловно, с удивлением мы обнаруживаем ученых, которых удивляет тот факт, что невероятные явления имеют место. Ученые всегда вправе интересоваться такими явлениями, но лишь в редких случаях эти явления должны вызывать у них удивление».

Корреляция и совпадение

Вприведенных выше примерах речь шла о единичных явлениях. При сравнительном изучении двух рядов величин можно высчитать коэффициент корреляции между ними.


ГЛАВА 6

Например, на свободном рынке обычно наблюдается большая степень корреляции между размером урожая и рыночными ценами на соответствующую продукцию сельского хозяйства. Часто корреляция привлекает наше внимание к причинно-следственным связям, существующим между изучаемыми двумя рядами величин. В области естественных и общественных наук установление существенной корреляции часто заставляет нас искать возможные связи между явлениями, которые в противном случае могли остаться незамеченными. Это особенно характерно для информационной работы.

С точки зрения разведки весьма близким к корреляции является положение, при котором несколько отдельных явлений весьма точно совпадают во времени. Например, у человека, остановившегося в гостинице, когда он спал, украли пять тысяч долларов. Вскоре после этого случая один из ночных сторожей гостиницы уплатил по закладной за свой дом и начал сорить деньгами. Здесь действуют в соответствии с давно известным принципом: Post hoc, ergo propter hoc («После этого — следовательно, вследствие этого»). Необходимо уяснить, какое значение имеет этот принцип.

Описанные нами три случая в равной мере могут привлечь внимание офицера информации и даже вызвать у него определенные сомнения. Вот эти три случая:

1) корреляция двух рядов событий;

2) совпадение во времени двух или нескольких событий;

3) случай, когда имеет место событие, которое a priori рассматривается как весьма невероятное (как в приведенном примере с картами, сдаваемыми при игре в бридж).

В каждом из трех случаев, естественно, могут иметь место или же могут быть придуманы самые нелепые корреляции. Так, Сэржент [78] пишет, что в северном полушарии существует обратная корреляция между среднемесячной температурой воздуха и количеством букв в названии месяца. Месяцы, содержащие много букв в названии,— декабрь, январь и февраль — холодные. Месяцы с короткими названиями—май, июнь, июль — жаркие. В жизни имеется бессчисленное количество забавных» но бессмыС' денных случаев корреляций и совпадений.


ВЕРОЯТНОСТЬ И ДОСТОВЕРНОСТЬ 229

Вопрос: Каким образом должен офицер информации использовать три указанных случая? Следует ли их игнорировать в связи с имеющими место нелепостями? Или, с другой стороны, должен ли он считать, что они о чем-то свидетельствуют, поскольку данный высокий коэффициент корреляции или данное единичное явление могли случайно иметь место только в одном из ста (или миллиона) случаев?

Ответ: Правильное решение этого вопроса не исчерпывается выбором одного из двух предложенных выше выходов. Если обстоятельства оправдывают работу в данном направлении, офицер информации должен продолжить изучение вопроса.

Корреляция, совпадение или необычное явление сами по себе ничего не доказывают, но они могут привлечь внимание к отдельным вопросам и привести к дополнительному исследованию. Для разведки имеет значение только такое положение, при котором можно установить логическую связь между двумя рядами явлений или двумя совпадающими во времени явлениями либо же дать разумное объяснение какому-либо необычному единичному явлению. Для того чтобы вызвать интерес у разведки, необходимо открыть логическую связь между явлениями или дать им определенное объяснение.

Уайтхед [91 ] пишет:

«Самая распространенная ошибка связана с предположением о том, что в случае, когда проведены длительные и точные математические вычисления, можно с полной уверенностью считать результаты этих вычислений применимыми к какому-либо явлению природы».

Таким образом, офицер информации, знакомый с теорией вероятностей, правильно оценивает корреляции с высоким коэффициентом и в высшей степени необычные явления. Он знает, как извлечь ту пользу, которая может в них заключаться. Если данные явления представляют интерес только их необычным характером, он не станет зря тратить время на поиски причин, объясняющих, почему они имели место.


ГЛАВА 6

Распределение и дисперсия

Любой группе однородных измеримых величин, таких, например, как рост людей, коэффициент умственного развития, размер заработной платы, свойственно явление дисперсии: некоторые люди имеют высокий рост, другие низкий. Часто мы обнаруживаем, что наряду с сущестЕованием отдельных очень низких людей рост подавляющего большинства составляет примерно 1 м 75 см.

Человеку, мыслящему с учетом теории вероятностей, даже если он не знает высшей математики, знакома «кривая нормального распределения», изображенная на рис. 5. На этом рисунке отражена относительная частота повторяемости определенного роста, коэффициента умственного развития и размера заработной платы для любой данной группы явлений. Результаты широкого исследования группы однородных явлений, проведенного выборочным методом, должны графически выразиться в виде кривой, изображенной на рис. 5. Наиболее часто повторяющиеся значения должны сосредоточиваться по обе стороны от линии, изображающей среднее арифметическое значение для данных явлений.

Степень дисперсии может определяться различными путями: путем учета амплитуды, среднего квадратичного отклонения, среднего отклонения, вероятной ошибки и т. д. Соответствующие определения и формулы можно найти в любой книге по математической статистике (см. список литературы в конце книги).

Если результаты изучения частоты повторяемости явлений какой-либо группы изображаются в виде кривой, приведенной на рис. 6, офицер информации может с полным основанием считать, что фактически он изучал не одну, а две различные группы.

Офицер информации, познакомившись с теорией вероятностей, поймет, что при изучении фактического материала можно извлечь ценную для разведки информацию с помощью такого «параметра», как среднее квадратичное отклонение. Он поймет также, что извлечь пользу из большого количества цифр, например из тысячи цифр, едва ли удастся, если не применить какой-либо обобщающий показатель — параметр. Помимо параметров, служащих для


I f норма I ( я норма среднего кваора , среднего Keadoamu

тического отклике

HUP

2 я норма среднего квабрати ческого отклонения

3-я норма среднего квадраты ческого отклонения

ческого отклонений]

с я норма

среднего к,$адоати-ческого отклонения

3 я норма среднего квадратического отклонения

Средний коэффициент умственного развития

Рис. 5. Кривая нормального распределения. Иллюстрация нормы среднего квадратичного отклонения и среднего значения.

чО

50

10

во

SO

Величины Р н с. 6. Бимодальная кривая частоты.

Loa


ГЛАВА б

определения степени дисперсии, имеются параметры, характеризующие срединную тенденцию повторяемости величин данной группы. Самыми важными параметрами такого рода являются среднее арифметическое значение, медиана и мода. Все эти параметры иногда объединяют под общим названием «среднее значение». Эта категория является довольно любопытной В среднем значении получает выражение «лучшее из худшего и худшее из лучшего».

Руководствуясь приобретенным ранее" опытом, офицер информации, однако, никогда не принимает за чистую монету поверхностные рассуждения, основанные на средних значениях. В отчетах компаний часто можно встретить следующие заявления:

«Круг акционеров нашей компании весьма широк. Каждый акционер в среднем имеет 100 акций». У многих создается впечатление, что очень большое количество акционеров имеет примерно по сто акций каждый. Приведенное выше заявление обычно делается со специальной целью создать такое впечатление. В действительности подавляющая масса акций может находиться в руках весьма узкой группы акционеров. Вместе с тем правление компании могло провозгласить о своем намерении превратить рабочих и служащих в собственников компании и продать тысячам рабочих и служащих по 5—25 акций каждому. В результате акции могут распределяться следующим образ'ом:

Директор А.................... 40 000 акций

Директор Б.................... 25000 акций

Директор В .................... 20 000 акций

500 рабочих и служащих (по 20 акций у каждого) 10000 акций

500 рабочих и служащих (по 10 акций у каждого) 5 000 акций

1003 акционера владеют ..............100 000 акций

В среднем каждый акционер имеет 99,7 акций.

Разведчик, знакомый с теорией вероятностей, понимает, что медиана или мода лучше выражают срединную тенденцию повторяемости большого количества величин, чем среднее арифметическое значение.

Пожалуй, нагляднее всего сравнительная характеристика среднего значения, медианы и моды дана на схеме в книге Хаффа [73], воспроизведенной на рис. 7.


ВЕРОЯТНОСТЬ И ДОСТОВЕРНОСТЬ

Разведчик, мыслящий с учетом теории вероятностей, понимает, что обычно отдельные величины группируются вокруг определенного среднего значения и по мере удаления от этого среднего значения дисперсия все более и более увеличивается. Он понимает, что величины, наиболее удаленные от среднего значения, могут существенным образом отличаться от основной массы величин данной группы. В каждом конкретном случае он четко указывает, что его интересует прежде всего основная масса величин или крайние для данной группы величины.

Например, разрабатывая курс лекций для студентов, не следует ориентироваться на самых способных или самых слабых студентов. Лекции, которые могут усвоить самые слабые из 200 студентов первого курса, покажутся совершенно неудовлетворительными студентам со средними способностями, составляющими 90 процентов. Точно так же лекции, которые могут заинтересовать двух-трех наиболее способных студентов, не будут усвоены основной массой студентов.

Напротив, при проектировании моста мы исходим из учета максимальной нагрузки. Мост может провалиться под тяжестью максимальной, а не средней нагрузки.







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-27; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.227.2.109 (0.034 с.)