ТОП 10:

Градостроительство Древнего Египта и Междуречья



Архитектура.

Одним из источников римской архитектуры являлось этрусское зодчество (Этрурия граничила с римскими владениями, расположенными севернее их). В дальнейшем исключительно большое влияние на ее развитие оказала архитектура греческих колоний Южной Италии и собственно греческая. Кроме того, в результате завоеваний римлянами многих стран они переняли часть архитектурных форм у порабощенных народов. Римляне создали несколько новых видов сооружений общественного и инженерного назначения: акведуки, мосты, дороги, форумы, термы, цирки, базилики.
У этрусков римляне заимствовали арочный свод, у греков — стоечно-балочную ордерную систему. Видоизменив ордер для придания ему большой декоративности (пьедесталы), римляне ввели с архитектуру полуколонны и пилястры. Римская аркада представляет собой сочетание греческой колонны, поставленной на пьедестал,с этрусской аркой.
Римские императоры стремились придать особый блеск форумам, храмам, триумфальным аркам с целью подчеркнуть свое культурное превосходство и военное могущество.
Одним из новых мотивов использования римлянами греческих ордеров является поэтажное распределение их с применением в нижних этажах более массивного ордера. Обычно в первом этаже располагали детали дорического ордера, а в верхних — коринфского, что видно, например, на фасадах Колизея.

К архитектурным памятникам, имеющим связь с этрусским или греческим зодчеством, относятся жилища и храмы. Новыми сооружениями, в которых проявился гений римских зодчих, являются амфитеатры, триумфальные арки, термы, акведуки, укрепления.

Жилища.

Тип жилого дома римляне заимствовали от этрусков. Дом представлял собой группу жилых помещений, сгруппированных вокруг дворика (атриума).Жилые дома римлян периода II—IV в. н. э. совершенствовались по планировке и объемному построению. Преобладали одноэтажные дома, построенные из камня.
Внутреннее убранство домов римской знати обычно состояло из облицовок стен мрамором, полы покрывались мозаикой, а своды штукатурились. Стены расписывались фресками, в том числе горячим способом восковыми красками (энкаустика). Во дворах устраивали небольшие фонтаны, устДревний Рим дал человечеству настоящую культурную среду: прекрасно спланированные, удобные для жизни города с мощёными дорогами, мостами, зданиями библиотек, архивов, нимфеев (святилищ, священных нимфам), дворцов, вилл и просто хороших домов с добротной красивой мебелью — всё то, что характерно для цивилизованного общества.анавливали скульптуру.

Римляне впервые стали строить «типовые» города, прообразом которых явились римские военные лагеря. Прокладывались две перпендикулярные улицы — кардо и декуманум, на перекрестье которых возводили центр города. Городская планировка подчинялась строго продуманной схеме.
Практический склад римской культуры сказывался во всем — в трезвости мышления, нормативном представлении о целесообразном миропорядке, в скрупулезности римского права, учитывавшего все жизненные ситуации, в тяготении к точным историческим фактам, в высоком расцвете литературной прозы, в примитивной конкретности религии.

4. Градостроительство cредневековья (10-14 в.). Население, размеры, генпланы городов средневековой Европы. Городские улицы и площади.

Обычный средневековый город
Города в средневековой Европе были небольшими. Наши привычные масштабы "мегаполиса" совсем не применимы к ним. Даже Великий Рим во времена расцвета империи насчитывал всего около 1 миллиона жителей. В среднем же городе Западной Европы в описываемые времена жило не больше 5-7 тыс. человек. Город с населением 15-20 тыс. уже считался большим, а население 40-50 тыс. было только в столицах крупных государств, таких как Лондон или Париж. Совсем маленький городок мог насчитывать всего 2-3 тыс. жителей.
Иногда возникают разночтения в оценке населения средневековых городов, связанные с тем, что в тогдашних документах как правило указывалось не все население, а только взрослые, а иногда - только взрослые мужчины. Поэтому если вы читаете, что в городе насчитывается 700 горожан - то, скорее всего, общее население города - порядка 2000.
Города строились по берегам рек, вдоль крупных трактов или вокруг замков. Если город ставился на дороге, то участок этой дороги в пределах города превращался в главную городскую улицу. В прибрежных городах главной улицей обычно становилась дорога, ведущая от замка сеньора (или другого главного здания города) к берегу. Реже главная улица тянулась вдоль реки или морского берега (это характерно для городов, выросших из рыбацких поселков).

Практически любой город окружен стенами. Причем, чем больше и богаче город, тем более мощные и высокие стены его ограждают. У самых маленьких и молодых городков защитой может служить просто земляная насыпь и деревянный частокол на ней, в городах побольше - каменные стены с башнями и бойницами. В работах по возведению и поддержанию городских укреплений должны были участвовать все горожане, впрочем практически везде "отработку" можно было заменить денежным взносом.

Вокруг городских стен обычно простираются сады и огороды, принадлежащие горожанам. Нередко ближайшая сельская округа (на 3-5 миль вокруг города) считалась принадлежащей городу и входила в юрисдикцию городских властей.
Многие города имели примерно однотипную радиальную планировку. В центре главная площадь, на которой находились самые главные здания: центральный собор, ратуша или зал заседаний, дом (или замок) правителя. От площади по радиусам разбегались улочки. Они не были прямыми, петляли, пересекались, образуя маленькие площади, их соединяли проулки и проходы. Все это образовывало настоящий лабиринт, в котором приезжему нетрудно заблудиться.

Ближе к центру города располагались богатые дома, дальше - дома и мастерские ремесленников, совсем на окраинах - трущобы. Недалеко от городских ворот располагались купеческие подворья, где останавливались проезжие купцы. Там же были склады товаров. Если город стоит на берегу судоходной реки или моря, то в стороне порта образовывался портовый (речной, морской, рыбацкий) квартал.
В умах большинства RPG'шников существуют два взаимоисключающих предрассудка: первый - что улицы средневековых городов были залиты помоями по колено, и второй - что чуть ли не в каждом городе должна быть подземная канализация, представляющая собой немаленький, иногда многоуровневый "донжон", населенный крысами, разнообразными монстрами и обязательно со встроенной штаб-квартирой воровской гильдии. Хочу вас разочаровать - ни того, ни другого обычно не было. В небольших городках помои действительно выливались прямо на улицу, но все же, как правило, не на головы прохожим, а в сточные канавы, идущие по краям улицы. Собственно канализация, пардон, была устроена по выгребному методу и обслуживалась, гм, ассенизаторами, по ночам вывозившими это самое из города. Кстати люди данной профессии носили весьма поэтичное название "ночной мастер" или даже "ночной король".

Нечто наподобие централизованной городской системы канализации и дренажа начало появляться довольно поздно и в крупных городах. В мелких городишках открытые сточные канавы просуществовали аж до XVIII века.

Городские площади

Главным объектом градостроительства эпохи Возрождения были площади. Такое значение площадей объясняется прежде всего тем, что ры­нок в торговом городе был жизненным центром. А где появлялся рынок, там возникала и биржа, строились здания цеховых общий, церк­ви и ратуши.

В XIV в. преобладающее значение имели торго­вые площади, на территории которых происхо­дили широкие народные собрания, карнавалы и турниры. В XV в., и особенно в XVI в., наряду с торговыми площадями появляются площади общественного назначения. Эти площади стано­вятся главными городскими площадями. Они мостятся, содержатся в чистоте, укрепляются фонтанами и скульптурой и служат местом для обнародования государственных актов. С конца XVI в. общественная функция площадей начи­нает отмирать *, и, кок следствие этого, появляет­ся новый вид городской площади декоратив­ная площадь. Однако декоративные площади получили развитие только в эпоху барокко.

Под влиянием античных образцов площади в эпоху Возрождения имели правильный план. Прямоугольник с отношением сторон 4:5; 2:3 или 1 : 2 стал характерным планом площади. На­ряду с прямоугольными площадями появились и трапециевидные площади, к числу которых от­носятся площадь Сан-Марко и Пьяцетта в Вене­ции. Правильный план площади всегда сочетал­ся со спокойной застройкой по периметру. И лишь один фасад выделялся как главный; одна­ко главное здание, несмотря на богатство убора, все же ие преобладало в той степени, как собор или ратуша на средневековых площадях.

Поскольку площади в эпоху Возрождения вы­полняли те же функции, что и древние форумы, постольку нх середина оставалась свободной. Скульптура вплоть до конца XVI в. размещалась вне центра площади, дабы не мешать мас­совым шествиям и зрелищам. Примеры подоб­ного размещения дают монументы Готтамелаты (Донателло) на площади Санто в Падуе, Коллео-ни (Вероккио) — на площади Сан-Джованни-е-Паоло в Венеции, «Давид» (Микель-Анджело) на площади Синьории во Флоренции и ряд дру­гих.

Венеция

Венеция расположена у северо-западного побе­режья Адриатического моря, среди лагуны, на низких песчаных островах Оливоло и Риальто. Возникновение Венеции относится к середине V в-н. з., когда, спасаясь от нашествия гуннов, вене­ты переселились на острова Венецианской лагу­ны \ Выгодное географическое положение Вене­ции, лежавшей на великом торговом пути с Во­стока в центральную Европу, предопределило ее развитие. В 466 г. город уже управлялся выбор­ными трибунами, а в 697 г.— дожами 2.

Общение Венеции с Востоком способствовало проникновению в Венецию византийского искус­ства, которое столкнулось там со встречным влия­нием романского искусства и готики, принесен­ных из Центральной Европы. Формы византий­ской, и особенно готической, архитектуры на­столько прочно утвердились в Венеции, что вене­цианский Ренессанс получил особое выражение, резко отличающееся от Ренессанса флорентийской или болонской школы.

Островное положение Венеции понудило жи­телей ее прорыть многочисленные каналы. В са­мом деле, сообщение Венеции с материком и смежными островами могло происходить только на судах (гребных галерах, гондолах и парусных лодках). Венеция имела колоссальный по тому времени флот". Поэтому было целесообразно ис­пользовать суда и для городского движения. С другой стороны, строительство требовало подня­тия грунта непосредственно под дома.ми. Землю нужно было добывать на месте. И вот, под влия­нием двух этих условий созданы были каналы Венеции. За исключением единственного есте­ственного водного потока — Большого канала, служившего главной городской магистралью, все каналы Венеции искусственного происхождения. Через 134 канала переброшено 395 мостов. Это обилие воды и мостов придает Венеции своеоб­разный вид.

Венеция принадлежит к числу городов, имею­щих отчетливо выраженный архитектурный центр, » которым всегда являлась площадь Сан-Марко, составляющая вместе с Пьяцеттой ве­ликолепный комплекс сооружений. Площадь возникла перед собором Сан-Марко и Дворцом До­жей, вероятно, еще в период основания города. Долгое время площадь служила местом торговли, но с ростом Венеции рынок переведен был в рай­он Риальто, а площадь стали использовать Для народных собраний. Массовые театральные зре­лища, карнавалы и шествия, обставлявшиеся в Венеции с особенной пышностью, всегда проис­ходили на площади Сан-Марко, да иначе и не могло быть, так как она была единственной круп­ной площадью города.

Площадь Сан-Марко (рис. 165—169) скла­дывалась постепенно, на протяжении многих сто­летий. Вместе с ней многократно перестраивались и украшались собор и Дворец Дожей. К ^СУ в. . эти здания были закончены, после чего '«а'чаАась генеральная реконструкция самой площади. Ко­нец XV в. и весь XVI в. были ознаменованы небывалым строительным расцветом Венеции. В это время сложилась венецианская; арзСитектур-ная школа, во главе которой стояли Пьетро Лом­барде и его ученики, так называемые «великие венецианцы»: Якопо Сансовино, Палладио, Ска-моцци и строитель мостов — "Антонио да-Понте. Реконструкцию площади начал Пьетро Лом­барде, который в 1496—1517 гг. построил зда­ние Старых Прокураций'. В результате этого площадь получила единообразный, украшенный аркадами боковой фасад и одновременно сильно выросла в глубину. В 1536—53 гг. Якопо Сансо­вино соорудил Библиотеку на Пьяцетте. С по­стройкой Библиотеки колокольня освободилась от примыкающих к ней построек, а самая пло­щадь расширилась. По замыслу Сансовино, двухъярусная галлерея Библиотеки должна была быть продолжена, чтобы оформить вторую бо­ковую сторону площади Сан-Марко. Однако этот проект не получил осуществления вследствие смерти Сансовино. Сооружение бокового здания (так называемых Новых Прокураций) поручили Скамоцци, который в 1592 г. заложил здание, решив его высоту независимо от Библиотеки и противолежащего дворца. Если Пьетро Ломбардо, предвидевший расширение площади, опре­делил высоту своего дворца в /4 от средней ли­нии трапециевидного плана площади, то Скамоц-пи ориентировался уже на Уз той же средней ли­нии трапеции. Новые Прокурации получили вследствие этого значительно большую высоту, и в точке соприкосновения с Библиотекой появил­ся уступ. Современники резко осуждали Скамоц-ци за нарушение спокойного силуэта застройки, хотя и признавали высокие художественные до­стоинства самого дворца *.

С XVII в. по XIX в. площадь Сан-Марко оставалась неизменной (если не считать устрой­ства превосходного каменного паркета, подрыва­ющего поверхность площади и находящего от­клик в почти аналогичном паркете Пьяцетты). В начале XIX в., после завоевания Венеции Напо­леоном I, была осуществлена последняя крупная постройка, закончившая формирование площади. Напротив лицевого фасада собора в это время была сломана небольшая старая церковь Сан-Джиминьяно и на ее месте построена соедини­тельная галлерея между дворцами Старых и Но­вых Прокурации. Прорезанные в этом корпусе арки образовали второй парадный вход на пло­щадь Сан-Марко.

План площади Сан-Марко представляет собой трапецию — почти прямоугольник. Глубина пло­щади 175 м, ширина у собора 90 м, основание трапеции 56 м. Территория, занимаемая пло­щадью Сан-Марко, равняется 1,28 га.

Ансамбль площади Сан-Марко принадлежит к числу наиболее замечательных в мире. Приземи­стому и сложному объему собора противопостав­ляется высокая и лаконичная вертикаль коло­кольни (высота 100 д«).Им обоим аккомпаниру­ет простая и единообразная по высоте обстройка площади с галлереями, отвечающими входным галлереям собора. Простой объем .Дворца До­жей повторяет в плане ранее бывшую здесь ци­тадель и хорошо гармонирует с собором, отнюдь не споря с роскошью его форм и рас"ветки Вся система завершается Библиотекой Сан-Марко. Насыщенные пластикой формы Библиотеки, при простоте ее общего абриса, выгодно контрасти­руют с Дворцом Дожей, дополняя его в оформле­нии Пьяцетты. Библиотека и Дворец Дожей, вме­сте с двумя колоннами между ними, хорошо об­рамляют выход пространства площади к набереж­ной лагуны (рис. 170 и 171).

^^Напротив Пьяцетты среди лагуны лежит островок, носящий название Сан-Джорджо-Мад-жоре. На островке издавна стояла старая бази­лика. В 1556 г.~ Андреа Палладио перестроил ба­зилику и_„ соорудил рядом с ней высокую коло­кольню. Базилика с ее колокольней и располо­женная неподалеку от нее купольная церковь Санта-Мария-делла-Салюте дополняют собой ар­хитектурную композицию городского центра Ве-яеции.

Хотя по своему значению площадь Сан-Марко доминирует в Венеции, все же некоторые другие венецианские площади заслуживают вниматель­ного изучения. Так, например, небольшая пло­щадь перед монастырем Сан-Джованни-е-Паоло принадлежит к числу очаровательных средневе­ковых площадей, получивших завершение в эпо­ху Ренессанса. На площади господствует собор, служивший усыпальницей венецианских дожей. Собор, возникший еще в XIII в., долго строился, но так и остался незаконченным. Рядом с собором высится многоцветный фасад Скуоло-ди-Сан-Марко, построенный Мартино Ломбарде и Моро Кодуччи. Контраст необлицованных, грубых стен собора и тонкой отделки соседнего здания про­изводит хорошее впечатление. Но наиболее ин­тересным элементом ансамбля является скульп­тура — бронзовый монумент кондотьера Коллео-ни, изваянный Вероккио *. Закованный в латы полководец гордо сидит на коне. Скульптура по-. ставлена на высоком пьедестале, что придает ей значительность; особенно интересна профильная перспектива монумента, когда скульптура не­сколько выступает вперед, отделяется от фасада собооа и рисуется на мраморной стене Скуоло-ди-Сан-Марко (рис. 172).

Венеция, подобно Флоренции, имеет ясно вы­раженный архитектурный образ, но образ Вене­ции совсем иной. Венеция"—город каналов и лу­чезарного неба Веронезе, Венеция — город кар­навалов и празднеств отобразилась в архитекту­ре своих дворцов и церквей. Достаточно побывать на площади СашМарко или проследовать по Большому каналу, чтобы понять апхитектурный образ Венеции. В нем характерной чертой яв­ляется легкость мраморных тканей фасадов, их богатый убор и поразительный блеск красок.

 

Городские площади и улицы

О площадях, так же как и об улицах, допетров­ских русских городов, мы знаем лишь очень «е-многое по причине абсолютной гибели деревян­ной застройки. Насколько позволяют судить со­хранившиеся каменные здания в кремлях и мона­стырях, древнерусские площади имели неправиль­ную форму и небольшие размеры. Столь круп­ные площади, как Красная площадь в Москве, являлись редчайшим исключением Ч В летопис­ных источниках и строительных указах мы не встречаем упоминаний о строительстве площа­дей. Площади получались «сами по себе». И тем не менее дошедшие до нас соборные площади в кремлях чрезвычайно живописны.

Интересно отметить одну характерную черту в постройке древнерусских площадей: они вос­принимались постепенно, в результате обхода зданий. 1 ак, например, Соборная площадь в Московском Кремле не воспринимается от глав­ного входа в Кремль (через Спасские ворота). В первый момент все внимание зрителя прико­вывает к себе колокольня Ивана Великого. При­близившись к колокольне вплотную, посетитель невольно обращает внимание на Архангельский собор, затем в поле его зрения попадает Грано­витая палата, и лишь в конце пути раскрывается Успенский собор.

Отличительной чертой древнерусской город­ской застройки был усадебный способ за­стройки кварталов. Квартал делился на участ­ки-усадьбы. Усадьба, сообразно с достатком владельца, имела большие «ли меньшие размеры, но обычно она состояла из большого двора, по­среди которого находился жилой дом, а по пери­метру были расположены заборы и служебные постройки: поварни, конюшни, бани, сараи и т. д. Таким образом, улица оформлялась не теремами с их затейливыми крыльцами и баш-нями-повалушами и даже не избами, весьма ин­тересными в северных городах, а второстепенны­ми постройками и заборами. Конечно, улицы при такой застройке во многом проигрывали, но при обилии зелени, башен и церквей все же, веро­ятно, были достаточно живописными.

Новгород

Древнейшая столица северо-западной Новго­родской русской земли «Господин Великий Нов­город» стоял, как и Киев, на том же водном пути «из варяг в греки». Соседство с Прибалтикой и богатыми внутренними областями Руси 'способ­ствовало развитию новгородской торговли и пре­вратило Новгород в крупнейший торговый центр. Археологические находки на территории Новгорода дают основание утверждать, что го­род существовал уже в середине IX в. Однако расцвет Новгорода относится только к XII ь.. т. е. к тому периоду, когда .Киев, в результате междоусобных войн, стал клониться к упадку. Подобно тому, как в Западной Европе торговые города освобождались от власти феодалов, так и разбогатевший Великий Новгород освободился от власти новгородских князей. Вся власть фак­тически перешла к боярам, духовенству и куп­цам. .

Новгород ' X—XI вв. состоял из Детинца (Кремля), стоявшего на высоком берегу реки Вол­хова, и Торговой стороны, расположенной на другом берегу реки. Первые сведения о новгород­ском Детинце относятся к 1044 г., под которым в летописи записано, что «Володимер заложи Нов­город и сдела его». В 1116 г. Мстислав заложил Новгород, «болий первого»; наконец, в 1302— 31 гг. были расширены каменные стены Детинца, которые достигли 1227 м в длину. В 1490— 1500 гг., уже посАе присоединения Новгорода к Московскому государству, укрепления Кремля подверглись последней перестройке, результа­том которой явились дошедшие до нас кремлев­ские стены и башни сурового облика (рис. 115).

Не желая отстать от своих соперников — киев­лян, новгородцы построили в Кремле большой собор, который посвятили Софии. Собор был за­ложен в 1045 г. и окончен в 1052 г. С постройкой собора Кремль выиграл в своем силуэте.

Сооружение Софийского собора явилось круп­нейшим строительным событием не только дли Новгорода, но и для всей новгородской, земли, ибо оно пробудило творческий дух народа и спо­собствовало созданию новгородской архитектурной школы. Судить о первоначальных формах Софийского собора очень трудно ввиду пристроек и позже появившихся металлических куполов, но, вероятно, собор господствовал над городом и оправдывал старую новгородскую пословицу: «где София, там и Новгород».

Близ Софийского собора стал формироваться главный ансамбль Новгорода (рис. 116). В 1439 г. у восточной стены Кремля была построе­на звонница, затем (в 1443 г.) высокая Евфи-миевская колокольня, рядом с которой в 1433 г. была сооружена Грановитая палата, а еще поз­же — покои новгородских епископов. Все эти потройки находились в северной половине Кремля, южная же, вероятно, была жилым районом, в котором строили свои дома привилегированные новгородцы.

Наряду с Кремлем большое значение в Новго­роде имела вечевая площадь или, как ее назы­вали в древности, «торжище». Вечевая площадь располагалась на правом низком берегу реки Вол­хова и сообщалась с Софийской стороной при по­мощи деревянного моста. В районе вечевой пло­щади размещались: восемь церквей, один мона­стырь, вечевая гридница с вечевым колоколом и обнесенные каменными заборами Псковский двор, Готский двор, а также Ярославово двори­ще, о котором в народе говорили, что здесь церк­ви «кустом стояли» (рис. 116).

Новгород, как и другие русские города, рос постепенно, от Кремля к окраинам. За Кремлем на Софийской и Торговой стороне уже в XI в. существовали жилые районы, которые называ­лись «концами».' По летописным указаниям, в Новгороде было пять «концов»: Людин (или Гончарский), Загородный и Неревский — на Со­фийской стороне и Славенский и Плотницкий — на Торговой. Вероятно, «концы» долгое время были самостоятельными поселками и лишь впо­следствии слились, образовав единый город с не­правильным радиальным планом.

Жилые районы Новгорода, как и других рус­ских городов допетровского периода, были не­равномерно заселены. Лучшие земли застраива­лись крупными усадьбами размерами от 0,5 до 1,0 га, а худшие отводились под мелкие участки, на которых селился неимущий люд — крестьяне и ремесленники. Размеры таких участков были от 10 X Ю л« до 12X18 м. Особо следует сказать о новгородских улицах, так как археологические исследования последних лет (1932—1938 гг.) дают для их характеристики немаловажный ма­териал.

Улицы Новгорода имели от 3,5 до 5,0 м ши­рины, а главные достигали 8 м. Улицы, находив­шиеся в центре города, всегда замащивались, о чем свидетельствуют 18 деревянных настилов, найденных в разных археологических слоях. Мо­стовые не только делались из тщательно подо­гнанных бревен, но и снабжались деревянными и каменными водостоками. Эти водостоки, обна­руженные в слоях, относящихся к XVII в., го­ворят о благоустройстве древнерусских городов.

На фоне бледного северного неба, среди лугов, стояли кубические одноглавые церкви, а к югу у самого Волхова блестел золотыми куполами форпост Новгорода на Великом водном пути «из варяг в греки» — Юрьев монастырь.

Эти немые свидетели прошлого говорят жи­вым полнозвучным языком своих художествен­ных форм о творческом гении русского народа.

Москва

Первое летописное упоминание о Москве от­носится к 1147 г. Вначале Москва была неболь­шой княжеской усадьбой, расположенной на холме между Москвой-рекой и Неглинкой (на месте современного Кремля). В 1156 г. суздаль­ский князь Юрий Долгорукий обнес упомянутую усадьбу деревянными стенами, после чего она стала именоваться городом.

Выгодное географическое положение Москвы, лежавшей на главных торговых путях из Смо­ленска и Полоцка в Муром, Ростов и на Волгу и из Киевской Руси в Суздальскую землю, пред­определило быстрое развитие города. Несмотр ч на разрушение Москвы полчищами Батыя (1238 г.), город продолжал расти и крепнуть и в 1326 г. стал местопребыванием митрополитов,

: а через два года — столицей небольшого Москов-

I ского княжества.

В 1339 г. князь Иван Калита расширяет Кремль и возводит вокруг него дубовые стены из огромных бревен до 15 л длиной. Одновре­менно с этим (на местах ныне существующих кремлевских соборов) строятся одноимениые.'од-ноглавые каменные церкви, а на месте колоколь­ни Ивана Великого — церковь Ивана Лествяч-ника с высокой колокольней.

В 1367 г. великий князь Дмитрий Донской качал постройку новых кремлевских стен и ба­шен (так как стены Калиты сгорели в 1365 т.), причем на этот раз материалом для стен послу­жил камень. Территория Кремля была расшире­на почти до пределов современного его состоя­ния, а кремлевские стены имели то-же количе­ство башен, что и сейчас (кроме угловой Арсе­нальной) .

В период татарского ига Москва сформирова­лась и окрепла. Разбиты были цепи татарского ига и разрозненные княжеские уделы оконча­тельно объединились под властью Московского государства (в царствование Ивана III). Этрт период знаменует начало архитектурного расцве­та Москвы.

К концу XV в. ощущалась настоятельная не­обходимость в перестройке кремлевских стен, так как изобретение огнестрельного оружия корен­ным образом изменило оборонительные устрой­ства, а стены, построенные при Дмитрии Дон­ском, совсем обветшали. С другой стороны, Иоанн III, став полноправным властителем Ру­си, желал украсить Москву, с тем чтобы она по­лучила облик столицы могущественного государ­ства и оправдала присвоенное ей название «Третьего Рима». С этой целью Иоанн III выпи­сал из Италии прославленных зодчих, которые один за другим стали прибывать в Москву: Ари­стотель Фиоравенти, Пьетро Антонио Соларно, Марко Руффо и ряд других первоклассных ма­стеров Ренессанса.

Строительство кремлевских стен было начато в 1485 г. с южной стороны Антоном Фрязиным, к которому присоединились затем Марко Руффо, Пьетро Антонно Соларио и Алевиз. После по­стройки южной (москворецкой) стены начали возведение стен одновременно с запада и восто­ка, и к 1499 г. кремлевские стены получили пол­ное завершение.

В 1493 г. был издан указ о сносе всех строе-рий и очистке территории вокруг Кремля на один выстрел и начаты были инженерные работы по исправлению русла и укреплению берегов реки Неглинки. В 1508—1516 гг. под руководством Алевиза .вдоль кремлевской стены на Красной площади был вырыт ров и Москва-река получи? ла дополнительное соединение с рекой' Неглин­кой. Для обводнения канала Неглинка была за пружена, после чего Кремль превратился в свое­образный замок на острове (рис. 117).

Строительные работы в самом Кремле начались сооружением Успенского собора, который был построен болонским мастером Аристотелем Фио-равенти в 1475 — 1479 гг. Вслед за этим псков­ские зодчие построили Благовещенский собор (1484—1490 гг.), Руффо и Соларио в 1491 г. по­строили Грановитую палату, и, наконец, в 1505— 1509 гг. Алевиз соорудил Архангельский собор. Только строительство колокольни Ивана Вели-рого затянулось: ее заложили в 1505 г., а закон­чили в 1600 г., о чем гласит надпись под куполом.

Стены и башни Московского Кремля в конце XV в. не имели еще того живописного силуэта, который присущ им теперь. Дело в том, -по итальянские мастера построили только стены и низ башен, т. е. их основной массив, до зубцов; вся же остальная надстройка (шатровые и сту­пенчатые дозорные вышки с высокими островер­хими крышами), несравненно украсившая Кремль и сделавшая его великолепным национальным до-Стоянием русского искусства, осуществлена была русскими зодчими в более поздний период — в конце XVII в. Одна лишь Спасская башня была надстроена Галовеем в 1625 г. -

Вслед за Кремлем началось строительство вто-оых и третьих городских стен. В 1535 г. Петрок Малый начал строить стены и башни Китай-го­рода, на территории которого к этому времени сложился большой торговый посад. Работа над сооружением Китай-городских стен была закон­чена в 1538 г.,- и ;с этого момента Кремль и Ки­тай-город в стратегическом отношении образова­ли единое целое.

В правление Ивана Грозного, после победо­носного похода на Казань, явилась мысль о сооружении храма, который мог бы увековечить это выдающееся событие, ибо с падением Казан­ского царства был подведен итог трехсотлетней борьбы с татарами. И вот, на Красной площади, в самом центре Москвы, русские зодчие Барма и Посник сооружают невиданный храм-мону-меит — девятипрестольный Покровский собор. Собор был заложен в 1555 г. и закончен в 1560 г. (рис. 123)

Покровский собор не имеет прямых прототи­пов, хотя шатровые церкви в то время уже су­ществовали (храм Вознесения в Коломенском), а храм в Дьякове как будто бы подгото­вил почву для появления многостолпного храма. Тем не менее, Покровский собор был задуман как уникальное сооружение, приуроченное к данному месту и данному событию.

В ^5-7-1 г.- Москва сильно'пострадала от наше­ствия крымского хана Давлят-Гирея. Чтобы пое-дохранить Москву от 'повторных нашествии, Борис Годунов предпринял постройку стен Белого города. В 1586—1593 гг. русский зодчий «градо-делец» Федор Конь возвел стены Белого города, которые в 1591 г. во время второго (и послед­него) нашествия татар получили боевое креще­ние. Тотчас же после отступления татар Году­нов приказывает строить новое оборонительное кольцо Москвы—деревянный город «Скородум». Деревянные стены тянулись на 14 верст и были укреплены огромными рублеными башнями, ва­лом и рвом. Параллельно строительству город­ских стен шло укрепление подступов к Москве. Так постепенно, один за другим, на юге, юго-во­стоке и юго-западе выросли крупные монастыри-крепости — Новодевичий, Симонов и Донской.

В начале XVII в. сгорели деревянные стены и башни Скородума и частично пострадали стены Белого города и Китай-города. При царе Михаи­ле Федоровиче начались работы по восстанов­лению городских стен. На месте стен Скородума была устроена земляная оборонительная ограда (1618 г.), после чего территория, примыкающая к ныне существующему кольцу Садовых улиц, стала называться Земляным городом. За Земля­ным городом в это время появились слободы, по­сады и села. Разросшийся город включил их впо­следствии в свою территорию, оставив за ними старые названия (Дорогомиловская, Симонов­ская, Сущевская, Андроньевская слобода и др.). Зщ. слободами возникли загородные царские двор­цы— Измайлово и Коломенское (рис. 120).

Комплекс кремлевских соборов, во главе с ко­локольней Ивана Великого, кремлевские стены и башни, охватывающие этот комплекс, и, наконец, многостолпный Покровский собор (храм Василия Блаженного) — все вместе являлось мощным и исключительным по красоте архитектурным центром огромного для того времени города, ка­ким была Москва.

Торговый центр старой Москвы располагался на Красной площади и в Китай-городе. Вплоть до XVIII в. здесь собирались ярмарки и веласо торговля в постоянных лавках и лабазах. Вокруг Китайгородской стены, в свою очередь, образо­вался ряд торговых площадей. Относительно не­большая территория Кремля и Китай-города со­бирала в пучок радиальные дороги, тянувшиеся из Тверского, Новгородского и других княжеств. Эти дороги постепенно превратились в радиаль­ные улицы. Москвы: Тверскую, Арбат, Лу­бянку и т. д.,— а иа месте срытых валов и стен возникли кольцевые улицы. Так образовался ра­диально-кольцевой план современной Москвы.

Строительство Московского Кремля и Китай-города 'воспитало целую армию русских т«асте-ров-строителей, которые в первой половине .„XVI в. возводили каменные кремли и городские стены во многих русских городах. Так, в 1508— 1511 гг. был построен Нижегородский Кремль; в 1525—1533 г.—Кремль в Коломне; в 1531 г.— Зарайский Кремль; в 1556 г.—Кремль в Серпу­хове и т. д.

При Иоанне Грозном был образован специ­альный «приказ каменных дел» и «пушкарский приказ», ведавший возведением укреплений. В то же время появились и специальные мастера: «градодельпы», «городские мастера», «городовые смышленники», «чертежники».

Во второй половине XVI в. Московское госу­дарство, обезопасившее свои восточные границы, переносит внимание на укрепление западных гра­ниц, откуда грозила непосредственная опасность. В 1596 г. под руководством русского зодчего Фе­дора Коня была начата постройка Смоленского Кремля, одного из интереснейших кремлей Мо­сковской Руси. Это грандиозное сооружение пред­ставляет в плане неправильный четырехугольник с протяжением стен более 5 км. Стены Кремля имели 38 башен; из них 6 располагались на во­ротах; высота стен колебалась от 8 до 15л, при 4—6 м толщины.

Поскольку кремль был начальной стадией в развитии почти каждого русского города, по­стольку возведение новых кремлей было равно­сильно строительству новых городов.

На Волге возникли Самара, Саратов, Цари­цын, на реке Белой — Уфа, на Оке — Орел и т. д. В южной России появились сторожевые форпосты Московского государства: Воронеж (1586 г.), Белгород, Новый Оскол. При завое­вании Сибири заселение проводилось уже по следам закладки городов: Тобольска — в 1587 г., Нарыма — в 1595 г., Томска — в 1604 г. и т. д.

Вместе с городами укреплялись и монастыри. Крупнейшие из них входили в единую систему крепостных сооружений государства. Московское великое княжество, превратившись в конце XV в. в Великорусское царство, территориально расши­рялось, особенно путем освоения северо-восточных окраин. Монастыри должны были оборонять его от внутренних и внешних врагов. К монастырям такого типа принадлежали: Соловецкий, Кирил-ло-Белозерский, Спасо-Прилуцкий и др. Огром­ные средства, постоянно притекавшие в монастыр­скую казну, давали возможность осуществлять крупное крепостное строительство. Так, Кирилло-Белозерский монастырь (рис. 126—128) постро­ил две крепости — так называемый Старый го­род (XVI в.) и Новый город (XVII в.), до­шедшие до нас без значительных изменений. Ки­рилловские укрепления были возведены по всем правилам тогдашней военной техники. В начале XVII в., в эпоху польско-шведской интервенции, этот монастырь успешно выдержал длительную осаду.

Русские кремли и монастыри, помимо форти­фикационных достоинств, отличались высокой художественной содержательностью. До XVII в. , их архитектура сочетала лаконичность с необыкновенной силой стен н башен, составляющих внешний пояс кремля. Стены и башни почти не имели декоративных украшений. Лишь скромный орнаментальный поясок или выкружка украшали суровую гладь стены. Таковы были стены и баш­ни Коломны, Смоленска и Новгорода. Но совсем иначе выглядят Донской монастырь, Новодеви­чий и другие, созданные в эпоху отмирания крем­лей, как городской крепости.







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-13; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.30.155 (0.019 с.)