ТОП 10:

ВЫДАЮЩИЕСЯ ДРЕВНЕРУССКИЕ ГОРОДА Киев,



Территория Киева была заселена с древней­ших времен, о чем свидетельствуют клады монет. Летописи и легенды (как и археологические на­ходки) хотя и не дают достоверной даты основа­ния городов, однако, позволяют причислить Киев к .древнейшим русским городам, может быть, столь же древним, как Новгород.

Киев возник поблизости от того места, где в Днепр впадает Десна, а выше Припять. Такое расположение способствовало развитию города, и уже в дохристианский период его стали посещать арабские, греческие и немецкие купцы.

Первые конкретные данные, позволяющие су­дить о планировке и застройке Киева, появляют­ся лишь после объединения Киевской Руси под властью новгородского князя Олега и относятся к X в. Этот век был началом расцвета Киева, XI в.—его зенит, XII—XIII вв.—переход к упад­ку. Этим периодам исторического развития Киева отвечают и три этапа в его архитектурно-плани­ровочной структуре.

Киев X в., как и позднейшие русские города феодального периода, состоял в основном из двух частей: хорошо укрепленного кремля, слу­жившего резиденцией князя, и торгово-ремеслен-ной части города, расположенной вне стен кремля (рис. 108).

Киевский Кремль по летописям назывался «Де­тинцем». Занимая небольшую по- площади *, но чрезвычайно важную стратегическую высоту у наружного края современной Старокиевской го* ры, Кремль господствовал над Днепром и над всем высоким правым берегом реки к северу и к югу от Киева. Границы Кремля были обнесены частоколом и окопаны рвами. Внутри Кремля, на­ходились богато украшенный княжеский терем, дворы дружинников и дома духовенства. Здесь же размещались главнейшие культовые сооруже­ния: в языческое время — несколько капищ с идолами, а после введения христианства — вна­чале небольшая Васильевская церковь, а затем громадный каменный Десятинный храм. Этот храм был построен в 989—9% гг. и служил усы­пальницей киевских князей. Между княжеским дворцом и Десятинной церковью находилась пло­щадь «Бабин торжок». Она была украшена брон­зовыми статуями, привезенными из Херсонеса, и составляла с окружающей застройкой первый известный нам из летописей ансамбль древнего Киева.

Нижний город, нлн Подол, представлял собой район, населенный ремесленниками и торговцами. Здесь располагались княжеская гавань, торговые склады и колонии иностранных купцов.

Киев XI в. и начала XII в. был уже достаточно крупным городом на востоке Европы, но его пла­нировочная структура сохранялась в основном все та же: «Гора» и «Подол». Однако «Гора» по сравнению с временем князя Владимира увеличилась в несколько раз. Расширяясь в западном направлении, она заняла все плато старокиев­ской высоты (рис. 109).

При Ярославе Мудром город был обнесен но­вым валом, включившим в свои пределы вал Владимира Святого, а также и Михайловскую го­ру, на которой стоял сначала Дмитриевский мо­настырь (XI в.), а затем златоверхий Михай­ловский монастырь (1108 г.). Посреди нового Кремля высился величественный Софийский со­бор (около 1037 г.), рядом с ним монастырь Ири­ны (начало XI в.), а немного севернее — Георги­евская церковь (XI в.).

Дошедший до нас собор Софии является од­ним из величайших памятников древнерусского зодчества. Он был статическим центром Кремля, приводившим к равновесию весь его ансамбль и царившим над днепровскими просторами. Одновременно с архитектурным развитием Кремля быстро рос собственно город.

Жилые районы, расположенные на территории Подола, в этот период приобрели более опреде­ленную планировочную структуру. Улицы, веро­ятно, еще не имели сплошной застройки и слу­жили лишь проезжими дорогами к торговой пло­щади и к Кремлю.

В XI—XII вв. развился третий важный рай­он Киева, так называемый Печерск, который, по-видимому, начал заселяться еще в докняжеский период. На древних «варяжских» пещерах в се­редине XI в. возникла Киево-Печерская лавра. Архитектурный комплекс лавры был образован Успенской церковью (1073 — 1089 гг.), одно­временно с ней построенной церковью Иоанна Предтечи, трапезной и, наконец, каменной огра­дой со Святыми воротами. Вся территория между лаврой и Кремлем (до Крещатицкого оврага) в это время интенсивно заселялась и обстраива­лась. Здесь построены были церковь Влахернскоч божьей матери на Клове, ряд монастырей и от­дельных селений.

Постоянные набеги степных кочевников застав­ляли принимать радикальные меры к обороне города. С этой целью, кроме городских валов и рвов, была завершена начатая еще при Влади­мире тройная система укреплений, расположен­ных с юга, с той стороны, откуда чаще всего при­ходилось ожидать нападений. Таким образом, уже в XII в. Киев представлял собою сложный город­ской организм с двумя центрами —*• в Кремле и лавре, с плотно застроенным городом у подножья кремлевской горы и с системой поселков *, растя­нутых вдоль Днепра почти на 4 км.

Однако трудно составить представление об ар­хитектуре Киева описанного периода, так как де­ревянные постройки исчезли бесследно, а боль­шинство каменных строений дошло до нас либо в состоянии руин (Золотые ворота), либ" в переделанном виде.

После многократных набегов половцев, рус­ских феодальных князей и разорительного наше­ствия Батыя (в 1240 г.) Киев пришел в состоя­ние упадка и в течение всего XIII в. оставался почти необитаемым городом. Возрождение Киева началось с XIV в., но наибольшее количество архитектурных памятников и ансамблей относит­ся ко> времени присоединения Украины к России и к XVIII в. В период польско-литовской интер­венции в Киеве появились церкви, покрытые зо­лочеными фигурными главами, напоминающими главы церквей в Польше, в Галиции и Чехо­словакии (рис. 112 и 114). В петровский период эти формы еще применялись, а с проник­новением в Киев стиля барокко * органически со­четались с ним.

Новгород

Древнейшая столица северо-западной Новго­родской русской земли «Господин Великий Нов­город» стоял, как и Киев, на том же водном пути «из варяг в греки». Соседство с Прибалтикой и богатыми внутренними областями Руси 'способ­ствовало развитию новгородской торговли и пре­вратило Новгород в крупнейший торговый центр. Археологические находки на территории Новгорода дают основание утверждать, что го­род существовал уже в середине IX в. Однако расцвет Новгорода относится только к XII ь.. т. е. к тому периоду, когда .Киев, в результате междоусобных войн, стал клониться к упадку. Подобно тому, как в Западной Европе торговые города освобождались от власти феодалов, так и разбогатевший Великий Новгород освободился от власти новгородских князей. Вся власть фак­тически перешла к боярам, духовенству и куп­цам. .

Новгород ' X—XI вв. состоял из Детинца (Кремля), стоявшего на высоком берегу реки Вол­хова, и Торговой стороны, расположенной на другом берегу реки. Первые сведения о новгород­ском Детинце относятся к 1044 г., под которым в летописи записано, что «Володимер заложи Нов­город и сдела его». В 1116 г. Мстислав заложил Новгород, «болий первого»; наконец, в 1302— 31 гг. были расширены каменные стены Детинца, которые достигли 1227 м в длину. В 1490— 1500 гг., уже посАе присоединения Новгорода к Московскому государству, укрепления Кремля подверглись последней перестройке, результа­том которой явились дошедшие до нас кремлев­ские стены и башни сурового облика (рис. 115).

Не желая отстать от своих соперников — киев­лян, новгородцы построили в Кремле большой собор, который посвятили Софии. Собор был за­ложен в 1045 г. и окончен в 1052 г. С постройкой собора Кремль выиграл в своем силуэте.

Сооружение Софийского собора явилось круп­нейшим строительным событием не только дли Новгорода, но и для всей новгородской, земли, ибо оно пробудило творческий дух народа и спо­собствовало созданию новгородской архитектурной школы. Судить о первоначальных формах Софийского собора очень трудно ввиду пристроек и позже появившихся металлических куполов, но, вероятно, собор господствовал над городом и оправдывал старую новгородскую пословицу: «где София, там и Новгород».

Близ Софийского собора стал формироваться главный ансамбль Новгорода (рис. 116). В 1439 г. у восточной стены Кремля была построе­на звонница, затем (в 1443 г.) высокая Евфи-миевская колокольня, рядом с которой в 1433 г. была сооружена Грановитая палата, а еще поз­же — покои новгородских епископов. Все эти потройки находились в северной половине Кремля, южная же, вероятно, была жилым районом, в котором строили свои дома привилегированные новгородцы.

Наряду с Кремлем большое значение в Новго­роде имела вечевая площадь или, как ее назы­вали в древности, «торжище». Вечевая площадь располагалась на правом низком берегу реки Вол­хова и сообщалась с Софийской стороной при по­мощи деревянного моста. В районе вечевой пло­щади размещались: восемь церквей, один мона­стырь, вечевая гридница с вечевым колоколом и обнесенные каменными заборами Псковский двор, Готский двор, а также Ярославово двори­ще, о котором в народе говорили, что здесь церк­ви «кустом стояли» (рис. 116).

Новгород, как и другие русские города, рос постепенно, от Кремля к окраинам. За Кремлем на Софийской и Торговой стороне уже в XI в. существовали жилые районы, которые называ­лись «концами».' По летописным указаниям, в Новгороде было пять «концов»: Людин (или Гончарский), Загородный и Неревский — на Со­фийской стороне и Славенский и Плотницкий — на Торговой. Вероятно, «концы» долгое время были самостоятельными поселками и лишь впо­следствии слились, образовав единый город с не­правильным радиальным планом.

Жилые районы Новгорода, как и других рус­ских городов допетровского периода, были не­равномерно заселены. Лучшие земли застраива­лись крупными усадьбами размерами от 0,5 до 1,0 га, а худшие отводились под мелкие участки, на которых селился неимущий люд — крестьяне и ремесленники. Размеры таких участков были от 10 X Ю л« до 12X18 м. Особо следует сказать о новгородских улицах, так как археологические исследования последних лет (1932—1938 гг.) дают для их характеристики немаловажный ма­териал.

Улицы Новгорода имели от 3,5 до 5,0 м ши­рины, а главные достигали 8 м. Улицы, находив­шиеся в центре города, всегда замащивались, о чем свидетельствуют 18 деревянных настилов, найденных в разных археологических слоях. Мо­стовые не только делались из тщательно подо­гнанных бревен, но и снабжались деревянными и каменными водостоками. Эти водостоки, обна­руженные в слоях, относящихся к XVII в., го­ворят о благоустройстве древнерусских городов.

На фоне бледного северного неба, среди лугов, стояли кубические одноглавые церкви, а к югу у самого Волхова блестел золотыми куполами форпост Новгорода на Великом водном пути «из варяг в греки» — Юрьев монастырь.

Эти немые свидетели прошлого говорят жи­вым полнозвучным языком своих художествен­ных форм о творческом гении русского народа.

Москва

Первое летописное упоминание о Москве от­носится к 1147 г. Вначале Москва была неболь­шой княжеской усадьбой, расположенной на холме между Москвой-рекой и Неглинкой (на месте современного Кремля). В 1156 г. суздаль­ский князь Юрий Долгорукий обнес упомянутую усадьбу деревянными стенами, после чего она стала именоваться городом.

Выгодное географическое положение Москвы, лежавшей на главных торговых путях из Смо­ленска и Полоцка в Муром, Ростов и на Волгу и из Киевской Руси в Суздальскую землю, пред­определило быстрое развитие города. Несмотр ч на разрушение Москвы полчищами Батыя (1238 г.), город продолжал расти и крепнуть и в 1326 г. стал местопребыванием митрополитов,

: а через два года — столицей небольшого Москов-

I ского княжества.

В 1339 г. князь Иван Калита расширяет Кремль и возводит вокруг него дубовые стены из огромных бревен до 15 л длиной. Одновре­менно с этим (на местах ныне существующих кремлевских соборов) строятся одноимениые.'од-ноглавые каменные церкви, а на месте колоколь­ни Ивана Великого — церковь Ивана Лествяч-ника с высокой колокольней.

В 1367 г. великий князь Дмитрий Донской качал постройку новых кремлевских стен и ба­шен (так как стены Калиты сгорели в 1365 т.), причем на этот раз материалом для стен послу­жил камень. Территория Кремля была расшире­на почти до пределов современного его состоя­ния, а кремлевские стены имели то-же количе­ство башен, что и сейчас (кроме угловой Арсе­нальной) .

В период татарского ига Москва сформирова­лась и окрепла. Разбиты были цепи татарского ига и разрозненные княжеские уделы оконча­тельно объединились под властью Московского государства (в царствование Ивана III). Этрт период знаменует начало архитектурного расцве­та Москвы.

К концу XV в. ощущалась настоятельная не­обходимость в перестройке кремлевских стен, так как изобретение огнестрельного оружия корен­ным образом изменило оборонительные устрой­ства, а стены, построенные при Дмитрии Дон­ском, совсем обветшали. С другой стороны, Иоанн III, став полноправным властителем Ру­си, желал украсить Москву, с тем чтобы она по­лучила облик столицы могущественного государ­ства и оправдала присвоенное ей название «Третьего Рима». С этой целью Иоанн III выпи­сал из Италии прославленных зодчих, которые один за другим стали прибывать в Москву: Ари­стотель Фиоравенти, Пьетро Антонио Соларно, Марко Руффо и ряд других первоклассных ма­стеров Ренессанса.

Строительство кремлевских стен было начато в 1485 г. с южной стороны Антоном Фрязиным, к которому присоединились затем Марко Руффо, Пьетро Антонно Соларио и Алевиз. После по­стройки южной (москворецкой) стены начали возведение стен одновременно с запада и восто­ка, и к 1499 г. кремлевские стены получили пол­ное завершение.

В 1493 г. был издан указ о сносе всех строе-рий и очистке территории вокруг Кремля на один выстрел и начаты были инженерные работы по исправлению русла и укреплению берегов реки Неглинки. В 1508—1516 гг. под руководством Алевиза .вдоль кремлевской стены на Красной площади был вырыт ров и Москва-река получи? ла дополнительное соединение с рекой' Неглин­кой. Для обводнения канала Неглинка была за пружена, после чего Кремль превратился в свое­образный замок на острове (рис. 117).

Строительные работы в самом Кремле начались сооружением Успенского собора, который был построен болонским мастером Аристотелем Фио-равенти в 1475 — 1479 гг. Вслед за этим псков­ские зодчие построили Благовещенский собор (1484—1490 гг.), Руффо и Соларио в 1491 г. по­строили Грановитую палату, и, наконец, в 1505— 1509 гг. Алевиз соорудил Архангельский собор. Только строительство колокольни Ивана Вели-рого затянулось: ее заложили в 1505 г., а закон­чили в 1600 г., о чем гласит надпись под куполом.

Стены и башни Московского Кремля в конце XV в. не имели еще того живописного силуэта, который присущ им теперь. Дело в том, -по итальянские мастера построили только стены и низ башен, т. е. их основной массив, до зубцов; вся же остальная надстройка (шатровые и сту­пенчатые дозорные вышки с высокими островер­хими крышами), несравненно украсившая Кремль и сделавшая его великолепным национальным до-Стоянием русского искусства, осуществлена была русскими зодчими в более поздний период — в конце XVII в. Одна лишь Спасская башня была надстроена Галовеем в 1625 г. -

Вслед за Кремлем началось строительство вто-оых и третьих городских стен. В 1535 г. Петрок Малый начал строить стены и башни Китай-го­рода, на территории которого к этому времени сложился большой торговый посад. Работа над сооружением Китай-городских стен была закон­чена в 1538 г.,- и ;с этого момента Кремль и Ки­тай-город в стратегическом отношении образова­ли единое целое.

В правление Ивана Грозного, после победо­носного похода на Казань, явилась мысль о сооружении храма, который мог бы увековечить это выдающееся событие, ибо с падением Казан­ского царства был подведен итог трехсотлетней борьбы с татарами. И вот, на Красной площади, в самом центре Москвы, русские зодчие Барма и Посник сооружают невиданный храм-мону-меит — девятипрестольный Покровский собор. Собор был заложен в 1555 г. и закончен в 1560 г. (рис. 123)

Покровский собор не имеет прямых прототи­пов, хотя шатровые церкви в то время уже су­ществовали (храм Вознесения в Коломенском), а храм в Дьякове как будто бы подгото­вил почву для появления многостолпного храма. Тем не менее, Покровский собор был задуман как уникальное сооружение, приуроченное к данному месту и данному событию.

В ^5-7-1 г.- Москва сильно'пострадала от наше­ствия крымского хана Давлят-Гирея. Чтобы пое-дохранить Москву от 'повторных нашествии, Борис Годунов предпринял постройку стен Белого города. В 1586—1593 гг. русский зодчий «градо-делец» Федор Конь возвел стены Белого города, которые в 1591 г. во время второго (и послед­него) нашествия татар получили боевое креще­ние. Тотчас же после отступления татар Году­нов приказывает строить новое оборонительное кольцо Москвы—деревянный город «Скородум». Деревянные стены тянулись на 14 верст и были укреплены огромными рублеными башнями, ва­лом и рвом. Параллельно строительству город­ских стен шло укрепление подступов к Москве. Так постепенно, один за другим, на юге, юго-во­стоке и юго-западе выросли крупные монастыри-крепости — Новодевичий, Симонов и Донской.

В начале XVII в. сгорели деревянные стены и башни Скородума и частично пострадали стены Белого города и Китай-города. При царе Михаи­ле Федоровиче начались работы по восстанов­лению городских стен. На месте стен Скородума была устроена земляная оборонительная ограда (1618 г.), после чего территория, примыкающая к ныне существующему кольцу Садовых улиц, стала называться Земляным городом. За Земля­ным городом в это время появились слободы, по­сады и села. Разросшийся город включил их впо­следствии в свою территорию, оставив за ними старые названия (Дорогомиловская, Симонов­ская, Сущевская, Андроньевская слобода и др.). Зщ. слободами возникли загородные царские двор­цы— Измайлово и Коломенское (рис. 120).

Комплекс кремлевских соборов, во главе с ко­локольней Ивана Великого, кремлевские стены и башни, охватывающие этот комплекс, и, наконец, многостолпный Покровский собор (храм Василия Блаженного) — все вместе являлось мощным и исключительным по красоте архитектурным центром огромного для того времени города, ка­ким была Москва.

Торговый центр старой Москвы располагался на Красной площади и в Китай-городе. Вплоть до XVIII в. здесь собирались ярмарки и веласо торговля в постоянных лавках и лабазах. Вокруг Китайгородской стены, в свою очередь, образо­вался ряд торговых площадей. Относительно не­большая территория Кремля и Китай-города со­бирала в пучок радиальные дороги, тянувшиеся из Тверского, Новгородского и других княжеств. Эти дороги постепенно превратились в радиаль­ные улицы. Москвы: Тверскую, Арбат, Лу­бянку и т. д.,— а иа месте срытых валов и стен возникли кольцевые улицы. Так образовался ра­диально-кольцевой план современной Москвы.

Строительство Московского Кремля и Китай-города 'воспитало целую армию русских т«асте-ров-строителей, которые в первой половине .„XVI в. возводили каменные кремли и городские стены во многих русских городах. Так, в 1508— 1511 гг. был построен Нижегородский Кремль; в 1525—1533 г.—Кремль в Коломне; в 1531 г.— Зарайский Кремль; в 1556 г.—Кремль в Серпу­хове и т. д.

При Иоанне Грозном был образован специ­альный «приказ каменных дел» и «пушкарский приказ», ведавший возведением укреплений. В то же время появились и специальные мастера: «градодельпы», «городские мастера», «городовые смышленники», «чертежники».

Во второй половине XVI в. Московское госу­дарство, обезопасившее свои восточные границы, переносит внимание на укрепление западных гра­ниц, откуда грозила непосредственная опасность. В 1596 г. под руководством русского зодчего Фе­дора Коня была начата постройка Смоленского Кремля, одного из интереснейших кремлей Мо­сковской Руси. Это грандиозное сооружение пред­ставляет в плане неправильный четырехугольник с протяжением стен более 5 км. Стены Кремля имели 38 башен; из них 6 располагались на во­ротах; высота стен колебалась от 8 до 15л, при 4—6 м толщины.

Поскольку кремль был начальной стадией в развитии почти каждого русского города, по­стольку возведение новых кремлей было равно­сильно строительству новых городов.

На Волге возникли Самара, Саратов, Цари­цын, на реке Белой — Уфа, на Оке — Орел и т. д. В южной России появились сторожевые форпосты Московского государства: Воронеж (1586 г.), Белгород, Новый Оскол. При завое­вании Сибири заселение проводилось уже по следам закладки городов: Тобольска — в 1587 г., Нарыма — в 1595 г., Томска — в 1604 г. и т. д.

Вместе с городами укреплялись и монастыри. Крупнейшие из них входили в единую систему крепостных сооружений государства. Московское великое княжество, превратившись в конце XV в. в Великорусское царство, территориально расши­рялось, особенно путем освоения северо-восточных окраин. Монастыри должны были оборонять его от внутренних и внешних врагов. К монастырям такого типа принадлежали: Соловецкий, Кирил-ло-Белозерский, Спасо-Прилуцкий и др. Огром­ные средства, постоянно притекавшие в монастыр­скую казну, давали возможность осуществлять крупное крепостное строительство. Так, Кирилло-Белозерский монастырь (рис. 126—128) постро­ил две крепости — так называемый Старый го­род (XVI в.) и Новый город (XVII в.), до­шедшие до нас без значительных изменений. Ки­рилловские укрепления были возведены по всем правилам тогдашней военной техники. В начале XVII в., в эпоху польско-шведской интервенции, этот монастырь успешно выдержал длительную осаду.

Русские кремли и монастыри, помимо форти­фикационных достоинств, отличались высокой художественной содержательностью. До XVII в. , их архитектура сочетала лаконичность с необыкновенной силой стен н башен, составляющих внешний пояс кремля. Стены и башни почти не имели декоративных украшений. Лишь скромный орнаментальный поясок или выкружка украшали суровую гладь стены. Таковы были стены и баш­ни Коломны, Смоленска и Новгорода. Но совсем иначе выглядят Донской монастырь, Новодеви­чий и другие, созданные в эпоху отмирания крем­лей, как городской крепости.

Планировочная структура монастырей и крем­лей свидетельствует о многообразии композици­онных приемов, применявшихся русскими зодчи­ми. В самом деле, рассматривая Новодевичий. Кирилло-Белозерский, Волоколамский или Си­монов монастыри, нельзя не отметить, что цент­ром композиции этих ансамблей в каждом слу­чае был собор (рис. 129). Собор помещался в середине территории, обнесенной стенами, а дво­ры и монастырские службы группировались вокруг собора и всецело подчинялись ему. Но в Ро­стовском Кремле (рис. 130), Борисоглебском и Ипатьевском монастырях наблюдается иной ком­позиционный подход: церкви в этих монастырях размещаются возле стен, а внутреннее простран­ство монастыря остается свободным. Архитекту­ра русских кремлей и монастырей превосходно сочеталась с рельефом местности. В одних слу­чаях (как, например, в Москве или Пскове) со­боры стояли на высоком холме подобно храмам древних акрополей. В других местах они были скрыты за крепостными стенами и обнаруживали только луковицы золотых куполов.

В целом архитектура кремлей и монастырей за­нимала в русском градостроительстве наиболее выдающееся место, однако в дальнейшем она не получила развития, так как, начиная с эпохи Петра I, русское градостроительство стало раз­виваться в ином направлении. Материалы о строительстве русских городов, разработанные в XIX в. и в начале XX в., под­тверждают, что города на Руси существовали в глубокой древности. Наука опирается здесь на следующие доказательства:

1) свидетельства вещественных памятников;

2) свидетельства летописей и древнейшие акты;

3) свидетельства иностранных писателей. Уже в XI в. создаются замечательные ансамбли

киевской Софии и новгородской Софии. Архи­тектурный ансамбль киевской Софии принадле­жит к типу наиболее выдающихся художествен­ных явлений Средневековой Европы. Это — мировой памятник зодчества.

Такими же памятниками являются: церковь Спаса Нередины (1198—1199), Дмитриевский собор во Владимире (1194—1197), церковь Покрова на Нерли (1165—1166) и др.

Самая главная черта русской архитектуры — глубокая идейность. Идейное содержание рус­ской архитектуры и ее стиль отнюдь не выте­кали из техники и организации производства, а наоборот, техника и организация производства являлись средством для создания архитектуры эпохи, для выражения ее идейного содержания. В различные периоды расцвета русской архитек­туры произведения архитектуры давали большой целостный образ своей эпохи. Для одной эпохи этим образом являлись киевская и новго­родская София, для другой эпохи — Московский Кремль и храм Василия Блаженного. Каждое из этих произведений воплотило в себе большие об­щегосударственные и общенародные идеи, и это обеспечило им то жизнеутверждающее начало, которое сохраняет их в истории. Ярким примером идейного архитектурного образа в русской архи­тектуре явились кремли, в частности Московский Кремль с его соборами, башнями и завершающей всю композицию колокольней Ивана Великого. Колокольня Ивана Великого, возвышаясь над Москвой, как бы возвышалась над всей Россией и являлась тем столпом, тем идейным образом, в которому должны были стремиться и другие со­оружения города.

Великие произведения русской архитектуры пронесли через века славу русского народа. Эти произведения, воплотившие самую сущность на­рода, исполненные подлинной жизни народной, возвращались всегда в народ, как великая вос­питывающая сила. Поэтому значение древнерус­ского зодчества и градостроительства очень вели­ко не только для русской, но и мировой архи­тектуры.

АРХИТЕКТУРА КРЕМЛЕЙ

Древние кремли Руси строили из необработанного местного камня. Стены складывали из рядов громадных валунов. Покой городских жителей стерегли мощные башни. Некоторые из них надстраивали дозорными вышками. Башни завершались островерхими деревянными крышами-шатрами. Их венчали тонкой работы металлические ажурные флажки, которые называют прапорцами или флюгерами. Силуэт каждого кремля был выразительным и своеобразным. Зодчие заботились о том впечатлении, которое производил кремль с сухопутных и речных дорог. Мощь и неприступность кремлей дополнялась их величественной красотой. Со временем процветающие города все больше и больше украшали свои кремли. Поэтому вновь строившиеся башни были более богато украшены орнаментами. Бойницы украшали наличниками и кое-где превращали даже в окна. Новый материал - кирпич - позволил отделать поверхность стен и башен рельефом. Въездные башни и арки отделанные кирпичом выглядели очень нарядными. Формы крыш усложнились. Поворотным событием, повлиявшим на все дальнейшее крепостное зодчество России, стала надстройка Спасской башни Московского Кремля пышным каменным шатром с множеством архитектурных и скульптурных украшений.
Многие русские кремли всемирно известны. Это памятники архитектуры. Но зодчих, создателей кремлевских строений, мало знают даже в России. Летописи сохранили лишь несколько имен древних кремлевских зодчих: псковский мастер Кирилл, новгородский мастер Петр, автор Смоленского кремля Федор Савельевич Конь. Об остальных кратко замечалось: со товарищи. Иное дело - приглашенные иноземные мастера. Всем известны работавшие в Московском Кремле итальянцы Аристотель Фиораванти, автор Успенского собора, а также Алевиз Новый, зодчий Архангельского собора. А третий храм Соборной площади, Благовещенский, строили - просто псковские мастера.
Только позже, в 17 веке, имена русских мастеров уже пишут рядом с иностранными. Известно, что надстройка Спасской башни - совместное творчество русского зодчего Бажена Огурцова и англичанина Христофора Галовея. 18 век изменил отношение к архитекторам. Сохранились имена всех зодчих, кои в течении 80 лет последовательно работали над созданием Арсенала Московского Кремля. Знаменит архитектор Сената Матвей Казаков. Известен Константин Тон, архитектор Большлго Кремлевского дворца и Оружейной палаты.
Кремли давно уже утратили свое оборонное значение, и суровая красота древних крепостей сменилась исторической ценностью красочности, и архитектурной выразительностью богатства деталей.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-13; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.233.215.196 (0.016 с.)