Европейская просветительская журналистика; первые журналы; персональный журнализм



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Европейская просветительская журналистика; первые журналы; персональный журнализм



Лекция №1

 

Европейская просветительская журналистика; первые журналы; персональный журнализм

 

Эпоха Просвещения стала поворотным этапом в истории европейской цивилизации, явлением во многом итоговым. Европа сделала решительный шаг к переходу к новым экономическим, социально-политическим и идеологическим формам. Абсолютистские режимы в 18 в. начали сменяться демократическими. Феодальные экономические отношения уступают место капиталистическим, в науке и философии утверждается рационализм, в политической и религиозной жизни – принципы толерантности (обосновываются и получают юридическое оформление концепции «естественных прав человека» и демократии). Обозначенные явления пробивали себе дорогу с большим трудом – 18 столетие стало эпохой кровавых революционных потрясений и войн за независимость.

Социально-экономические и политические достижения были связаны с движением в духовной области, которое само дало себе название «Просвещение». «Просвещение с помощью света разума» – таков был лозунг прогрессивных сил Европы. Новые идеи получали распространение благодаря путешествиям, международной книжной торговле, все возраставшей переводческой деятельности и переписке».

Специфика исторического развития Англии, где буржуазная революция произошла еще в XVII веке обусловило совершенно особую ситуацию. Идеи Просвещения, которые во Франции стали идеологической базой для развития журналистики, а также подготовили Великую французскую революцию, в Англии развивались уже в условиях победившего буржуазного строя. Тем не менее, Просвещению в Англии пришлось бороться с пережитками феодализма. После того, как буржуазная революция побеждает, и главенствующей религией становится пуританизм, учение буржуазии становится консервативным, приобретает черты лицемерия и ограниченности. Пуритане выступают против искусства в целом, они считают, что оно развращает людей. Запрещают театр, как греховное и бесовское зрелище.

Предшественниками газет в Англии, как и в других европейских странах были сначала рукописные, а позже – печатные новостные листки “Ньюс”. 23 июня 1588 года вышел первый номер газеты “Инглиш меркьюри” (“Английский вестник”). С этого дня датируется появление английской периодической печати.

Спецификой деятелей того времени можно назвать их универсальность. Зачастую они совмещали одновременно политическую деятельность, журналистскую и литературную.

Начало европейского Просвещения связано с идеями английских деистов и философов, а также с событиями, которые развернулись в Англии в конце 16 столетия.

 

Первые европейские журналы

 

Какими же были условия появления первых европейских журналов. Условия эти определялись в первую очередь созданием в 17 веке определенной интеллектуальной среды, вошедшей в историю под названием «Республика литераторов» или «Республика ученых». Это понятие отразило новую форму общения европейских интеллектуалов, ориентированных на антисхоластические методы познания. Это своего рода интернациональное «братство литераторов», объединенных задачей поиска истины в «невидимые колледжи», свободные от теологических догм. Помимо личных встреч члены этих групп нуждались в научной переписке, без которой трудно себе представить духовную жизнь Европы этого периода. Переписка эта была иного свойства, нежели эпистолярное наследие античности, средневековья или Ренессанса: каждый, стремящийся к знанию, должен был ориентироваться теперь не на Учителя и его интерпретаторов, т. е. не на готовое знание, а на самого себя и на других как равноценных личностей (в смысле равного их участия в формировании нового знания). Стали создаваться научные общества, способные к привлечению и аккумулированию средств на издания (в том числе и периодические).

Слово «журнал» восходит к латинскому «дьерналис» («ежедневный»), что напоминает «акта дьерна» Юлия Цезаря. Особенность первых европейских журналов – преимущественно научная ориентация, но научная переписка не могла вовлечь в коммуникацию достаточно большое число участников. Информационно-пропагандистские возможности периодического издания были несоизмеримо выше. Первый европейский журнал («Журнал ученых», 1665-1828) был создан по инициативе французского министра финансов Жана-Батиста Кольбера, которого часто сравнивают с кардиналом Ришелье. Кольбер задумал периодическое издание, которое бы освещало научные, критические и литературные проблемы, стоящие перед интеллектуальной элитой Европы.

Это издание увидело свет в Париже 5 января 1665 года. На должность редактора и издателя был приглашен советник парламента Дени де Салло. Журнал выходил сначала один раз в неделю, потом раз в две недели на 12 страницах. Издание Салло было призвано восполнить пробел в научном общении, в обмене информацией, в плодотворных научных дискуссиях. Публикации научных исследований, новые научные теории и другие материалы облекались в форму писем. Журнал был ориентирован на научную полемику, на «провокацию» спора. В издании Дени де Салло помогали такие известные деятели французской культуры, как Марен Лерой де Гомбервиль и Жан Шаплен. Через год издание журнала перешло в руки аббата Жана Галлуа, профессора греческого языка, остававшегося на посту редактора до 1674 года.

А в Англии, с опозданием всего в несколько недель (1665), появляется журнал «Философские труды Королевского общества» под редакцией Генри Олденберга. Этот журнал, официальный орган Лондонского королевского общества, выходил ежемесячно. Любопытно, что из десяти публикаций, составивших первый номер, три были взяты из Французского «Журнала ученых».

В 1668 году в Риме появился первый итальянский журнал, который был задуман его редактором Франческо Надзари по образцу все того же французского, а в дальнейшем сам послужил образцом для итальянских литературных журналов. Издание, в котором помещались работы литературоведческого, языковедческого, философского характера, просуществовал до 1679 года.

Цензурные преследования, существовавшие в большинстве стран Европы, заставили обратить внимание журналистов на возможность публикаций своих изданий в Голландии. Влиятельный французский мыслитель, философ-скептик Пьер Бейль, которого Г. Геттнер характеризовал как «смелую фаустовскую натуру, в которой неустанно бродят все глубочайшие вопросы человечества», был вынужден за свои религиозные убеждения эмигрировать в Голландию. Там в 1684 году он стал печатать периодическое философско-литературное издание «Новости литературной республики». В предисловии к первому номеру Пьер Бейль писал, что «мы свободны от неразумной пристрастности. Мы будем выступать скорее в роли докладчика, чем в роли судьи, и мы приведем выдержки из книг, направленных против нас, столь же добросовестно, как и книг, выступающих за нас». Издание Бейля имело широкий резонанс, утвердив авторитет редактора в европейских интеллектуальных кругах. Во Франции распространение «Новостей литературной республики» было запрещено. В журнале Бейля содержались рецензии на книги по вопросам философии, богословия, истории и литературы, а также полемические сочинения политического и религиозного характера. Французских религиозных ортодоксов раздражала независимость материалов, публикуемых в издании Бейля. Да и в более терпимой к инакомыслию Голландии ряд публикаций привел к тому, что независимый редактор лишился места профессора истории и философии в Роттердамском университете. Нападки недоброжелателей и пошатнувшееся здоровье заставили Бейля через три года прекратить свое издание. Бонаж де Боваль продолжил труд Бейля, переименовав журнал в «Летопись творений ученых», который в новом виде и просуществовал до 1709 года.

А в 1688 году Жан Леклерк, эмигрант и идеологический противник Бейля, предпринял в Амстердаме издание журнала «Всеобщая историческая библиотека», который просуществовал пять лет и прославился тем, что уже в первых номерах Леклерк опубликовал обширные извлечения из основополагающего труда великого английского философа Джона Локка «Опыт о человеческом разуме», вызвав бурную полемику во многих странах Европы.

Журналы литературно-критического содержания во Франции ведут свое начало от периодического издания «Галантный Меркурий», основанного в 1672году. Королевскую «привилегию» на издание получил популярный в то время драматург и полемист Жан Донно де Визе, известный литературный противник Мольера. В первые годы журнал выходил нерегулярно, однако с 1677 г. де Визе сделал это издание ежемесячным. Особенным успехом у читающей публики пользовался раздел новостей, который можно было назвать разделом светской хроники.

Итак, это начало эпохи Просвещения, вторая половина 17-го века. Задача просветительской журналистики – исправлять нравы общества посредством просвещения и развлечения. Поэтому язык просветительских изданий отличался простотой и ясностью, чтобы быть понятным и доходчивым максимально большему числу читателей. Как писал Даниэль Дефо, «если меня спросят, какой стиль я считаю наилучшим, то я отвечу – тот, на котором можно разговаривать с пятью сотнями людей самых разнообразных профессий, исключая идиотов и сумасшедших, и быть понятым всеми».

 

Лекция № 2

Памфлетная публицистика

 

Английская буржуазная революция была одной из первых. Она развивалась довольно долго, охватив середину 17 столетия. Самые бурные и яркие события относятся к 40-м годам. В этот же период активно развивалась английская журналистика, представленная главным образом памфлетной публицистикой. Периодические издания – газеты, журналы – были ещё слишком слабо развиты и тяготели к коммерческому и информационно-рекламному стилю. Политическая же дискуссия велась с помощью памфлетов, которые с полным правом могут быть представлены в качестве основной формы журналистского творчества эпохи английской буржуазной революции.

Но прежде, чем перейти непосредственно к анализу памфлетов, следует отметить несколько еженедельных изданий, выходивших в Лондоне в 40-е годы, владельцы которых вступали в политические дискуссии. Это, уже известный вам, «Mercurius Britanicus» («Британский вестник»), издававшийся в период с 1643 по 1646 год Марчмондом Нидхемом. Со страниц этого издания Нидхем выступал с критическими статьями против короля, что послужило поводом для его привлечения к судебной ответственности. С 1647 года Нидхем направляет свое оружие против Кромвеля, используя новое издание «Mercurius pragmaticus» («Полезный вестник»), за что после казни короля в 1649 году был судим Кромвелем. Но и из этой ситуации «хамелеон английской революции» выходит благополучно и с 1650 года приступает к изданию «Mercurius Politicus» («Политический вестник»), который продолжает выходить до 1660 года.

От имени генерала Т.Ферфакса издавался довольно популярный еженедельник «A Perfect Diurnal», или «Journal». Взгляды левеллеров отражала «Moderate», издававшаяся Мобботом.

Что же касается памфлетной публицистики, то она была представлена огромным количеством названий и целой плеядой имен. Уже упомянутый М. Нидхем, помимо издания газет, активно занимался памфлетным творчеством. Широко известен его памфлет «Защита дела английской республики», написанный после казни короля Карла 1.
Последователем Т. Гоббса (он был представителем правого крыла, то есть роялистом – сторонником абсолютной монархии, исходил из идеи порочности людей он делал вывод о невозможности демократии, а необходимости сильной власти короля) в журналистике был Генри Паркер, юрист, представитель партии индепендентов, активно участвовавший в полемике между парламентом и королем. До 1649 года Паркер в своих ответах на послания короля парламенту излагал взгляды лидеров парламента на политическое устройство общества. Так же, как и Гоббс, он строит свои объяснения существующих отношений с точки зрения естественного права и договорного государства, но остается при этом сторонником монархии.

Самые яркие, блестящие представители английской памфлетной журналистики были среди противников монархии. Их творчество оказало сильное влияние на развитие взглядов лидеров буржуазных революций в других странах, в частности В США, и во Франции. Особого внимания заслуживают Д. Мильтон, Д. Лильберн, Джерард Уинстенли.

Джон Мильтон – поэт, общественный деятель, известный публицист, живший в Англии в период становления буржуазного общества. Мильтон оказался в гуще революции с самого её начала. Политические памфлеты выдвинули его в число первых идеологов революции. Революционность Мильтона была буржуазно-ограниченной, но он не преследовал те экономические цели, которые ставила перед собой английская буржуазия. Его скорее интересовала идейная сторона. Как и многие другие деятели буржуазных революций, Мильтон был выразителем «страстей и иллюзий» участников этих событий. Важнейшим вкладом в развитие общественной мысли того времени были трактаты и памфлеты Мильтона. Он начинал с критики клерикализма, деспотии католической церкви, а затем перешел к пропаганде идей народовластия. Трактат Мильтона «Права и обязанности короля и правителей» послужил прямым обоснованием приговора суда и казни Карла 1. В этом трактате (1649) он формулирует основные положения своей теории народовластия. «Люди, - пишет Мильтон, - от природы рождаются свободными, неся в себе образ и подобие самого бога; они имеют преимущества перед всеми другими живыми существами, ибо рождены повелевать, а не повиноваться». Эволюция политических взглядов Мильтона была следующей: В 40-х годах в антиепископальных трактатах он писал о необходимости ограничения монархии, а в 1649 году в памфлетах «Права и обязанности короля и правителей» и «Иконоборец» уже утверждал законность народовластия. После выступления Мильтона в суде в качестве обвинителя английского монарха и казни короля сторонники последнего издали и распространили памфлет «Икона короля», где Карл был представлен как святой мученик. «Иконоборец» был ответом монархистам. Мильтон вступил в полемику с ними.

Дальнейшее его творчество свидетельствует о том, что он оставался республиканцем до конца, и сохранил эти убеждения и после реставрации монархии в Англии. Таковы его позиции в «Защите английского народа» (1650 г.), «Второй защите английского народа» (1654 г.), «Быстром и легком пути установления республики» (1660 г.).

Мильтон был сподвижником вождя английской буржуазной революции Оливера Кромвеля, Он занимал в правительстве, созданном революцией, пост латинского секретаря. Когда Кромвель стал практически единоличным диктатором, Мильтон написал стихотворение, обращенное к нему, в котором выражал надежду, что его могущественный друг не станет притеснителем свободы. Об этом же писал он, обращаясь к Кромвелю во «Второй защите английского народа»: «Испытав столько страданий, пройдя через столь великие опасности в борьбе за свободу, не соверши насилия над нею и не допусти ущерба ей со стороны кого-либо другого».

Памфлеты Джона Мильтона являются образцом политической публицистики, одухотворенной высокими целями. Они написаны ярко, образно, остроумно.

Выразителем взглядов демократических сил английской буржуазной революции был Джон Лильберн, лидер левого крыла партии индепендентов. Лильберн – страстный борец и противник неограниченной монархии, сторонник парламента. Он, как и Мильтон, считал, что источником власти является народ, а парламент всего лишь его слуга. Особенно большой популярностью пользовались памфлеты Лильберна «Защита прирожденного права Англии, направленная против всякого произвола, будь то короля, парламента или кого другого» (1645г.), «Новые цепи Англии» (1649 г.) и «Соглашение свободного народа Англии» (1649 г.).

Творчество Лильберна оказало серьезное влияние на мировоззрение такого деятеля Великой французской революции, как Мирабо.

Гораздо дальше в критике власти пошел третий английский публицист этого периода Джерард Уинстенли. Он опровергал правомочность не только власти монарха, но и власти лордов и землевладельцев, что сближало его с Руссо. Он был социалистом-утопистом и требовал не только политического равенства, но и экономического. Его взгляды на собственность очень близки взглядам Сен-Симона, Мора, Фурье, их можно квалифицировать как утопический коммунизм. Уинстенли писал, что земля сотворена для того, чтобы быть общей сокровищницей, она должна принадлежать всем «как зверям, так и людям», ибо создана «как общий фонд для всех». Причину всех бедствий он видел в частной собственности, называя её «беспокойным дьяволом». При выборе средств Уинстенли проявлял непоследовательность, надеясь на поддержку Кромвеля, которому и посвятил свой главный памфлет – «Закон свободы». В дальнейшем, идеи Уинстенли развил в период Великой французской революции Г.Бабёф.

Во второй половине 17 века в Англии возникла и сатирическая печать. Примером сатирического издания является вигский еженедельник «Еженедельные советы из Рима». Причиной столь необычного названия является журналистский прием, иногда применявшийся в 17-18 вв.: газета велась как бы от имени политических противников, но в виде пародии. На страницах этого издания ненавистный вигам папа римский давал советы партии тори, как лучше управлять Англией. Эти советы были утрированными, доведенными до абсурда, и давались в юмористической форме. Разумеется, газета издавалась в глубоком подполье. Но сыскная служба работала исправно, и вскоре отважный издатель еженедельника Генри Карр был арестован.

Для Англии конца 17 века характерны 4 типа периодических изданий: информационные, аналитические, сатирические и рекламные. Первые были нацелены, прежде всего, на коммерческий успех и предназначались для всех. То же можно сказать и о рекламных изданиях, добавив, однако, что главные средства они получали не от читателей, а от заказчиков рекламы. Их достаточно широкое распространение вызвано, в значительной мере, ненормальным положением, в котором оказалась печать, стесненная различными ограничениями.

Аналитические издания были нацелены не столько на коммерческий, сколько на политический успех. Как в случае с рекламными изданиями, газета здесь была не самостоятельной целью, а средством к достижению другой, более важной цели, будь то сбыт товаров или захват и удержание власти.

Нельзя считать коммерческими изданиями и подпольные сатирические газеты того времени. По своей пропагандистской роли они были ближе к аналитическим и использовались в качестве средства политической борьбы. Различие состояло лишь в форме пропаганды. Сочетание аналитических и информационных жанров на страницах газет конца 17 века – явление достаточно редкое, хотя в годы революции оно было обычным.

Макет газеты был крайне примитивным. Обычно газета представляла собой лист небольшого формата, на котором в две колонки размещались материалы, разделенные абзацами. Заголовки применялись редко.

Спрос на новости в период реставрации был необычайно велик. Как говорил прокурор в обвинительной речи против Карра, «многие родители лишают детей хлеба, чтобы купить памфлет. Искушение так велико, что в их кармане не задерживаются и 2 пенни». Несмотря на такую «заботу» о детях, возникло еще несколько подпольных газет. Но все же пресса того времени не могла удовлетворить потребность в новостях. Поэтому вновь возрождаются «летучие листки». Важным местом обмена информацией становятся трактиры, которые делятся на вигские и торийские (издания будут разделены на вигские и торийские, об этом мы поговорим в следующей лекции). Итогом первого периода развития английской журналистики стал разрыв между предложением новостей и спросом на них. Это ненормальное положение объяснялось прежде всего политикой правительства, сковавшего печать цепями цензуры.

Жаркие споры вели между собой английские публицисты этого периода по поводу проблемы свободы вообще и свободы печати в особенности.


Печать и цензура: конфликты и проблемы; становление английской журналистики XVIII-XIX веков;

Борьба между вигами и тори

 

Распространение печатного дела в Европе породило множество проблем, большинство из которых были связаны со стремлением властей контролировать процессы распространения информации и обмена идей. Уже в 1502 в Испании был принят закон, согласно которому все печатные издания должны были проходить предварительную цензуру. Цензорские функции возлагались на государственные и церковные структуры. Вормский эдикт 1521, направленный против Лютера, также предусматривал введение предварительной цензуры. Реакцией католической церкви на победу Реформации во многих европейских странах стало появление в Риме в 1559 первого «Индекса запрещенных книг», изданного Ватиканом и вводящего цензуру на издания, циркулировавшие на территории стран католического мира. Законы о книжной цензуре имели в виду не только издателей и торговцев, но и частных лиц, которым угрожало инквизиционное преследование за чтение, хранение, распространение запрещенных книг или недонесение о них. Только издания с указанием «Имприматур» («печатать дозволяется») могли выходить из типографий. «Индекс запрещенных книг» становится инструментом управления идеологией и информацией. «Как будто апостол Петр завещал им не только ключи от рая, но и от типографий», - саркастически заметил по этому поводу Джон Мильтон в, уже известной вам, «Ареопагитике», сравнив папскую цензуру с «тайным чудовищем» Апокалипсиса, - «посмотрите на Италию и Испанию и решите, сделались ли эти государства хотя на йоту лучше, справедливее, мудрее, достойней с тех пор, как инквизиция подвергла там книги самому суровому обращению».

В Англии 1538 был принят закон, согласно которому любой типограф должен был получить королевский патент на свою деятельность, а цеховая организация типографов – «Компания книгоиздателей» – была обязана не только представлять печатные материалы на предварительную цензуру, но и следить за деятельностью членов своего цеха. Ордонанс 1585 регламентировал появление печатной продукции и определял количество действующих в королевстве типографий (их число не должно было превышать 20), функции цензуры в Англии были возложены на так называемую Звездную палату при Тайном совете короля, игравшей в 16-17 вв. роль комитета по делам печати. Право главных цензоров в Звездной палате получили архиепископы лондонский и кентерберийский, без санкции которых не мог быть опубликован ни один печатный текст. Во Франции закон 1561 предписывал подвергать бичеванию распространителей и авторов «клеветнических» листков и памфлетов. В случае повторного нарушения закона, виновные лица карались смертной казнью.

Цензурные ограничения и жесткие санкции за их нарушение в первую очередь касались религиозных и политических тем, поэтому первые рукописные и печатные газеты были заполнены преимущественно зарубежной информацией, а публикации на запретные темы находили себе место в политических и религиозных памфлетах, брошюрах и иных изданиях, стремившихся обойти цензуру. Предварительная цензура исчезла в Англии после «Славной революции». По мнению Юргена Хабермаса, «смысл демократических процедур в том и состоит, чтобы институализировать коммуникативные формы, необходимые для разумного формирования воли».

В 1688 году в Англии произошла «Славная революция». Ее итогом стало свержение короля Якова 2 и вступление на престол Вильгельма Оранского. Это событие положило конец монополии тори на власть. Новый король пользовался поддержкой вигов. В годы его правления произошла либерализация общественной жизни страны, коснувшаяся и печати. Важным событием в истории английской журналистики стала отмена цензуры в 1695 году. Вслед за этим началось бурное развитие периодической печати. Появилось большое количество новых печатных изданий, которые информировали, спорили, поучали, просвещали – каждое на свой лад.

В 1702 году стала издаваться первая ежедневная газета Англии («Дейли курант»). Большинство газет начала 18 века стали совмещать информацию и анализ. Одним из первых стал применять этот прием Д. Дефо (о котором мы будем еще говорить) в своей газете «Ревью». Сначала он был убежденным вигом, а затем перешел в лагерь тори (причина – кровопролитная война за испанское наследство).

Не менее последовательно позицию тори отстаивала газета «Экземинер» (1710-1714), издававшаяся лордом Болингброком и Дж. Свифтом. Поскольку Болингброк был одновременно министром, то газета фактически стала правительственным органом. Полемику с вигами она вела с ожесточением и грубостью, что обостряло и без того накаленные политические страсти. Не довольствуясь печатным словом, Болингброк неоднократно подвергал арестам и преследованиям редакторов вигских газет. Создавались новаторские газеты (первыми были издания Аддисона и Стиля), которые оказали большое влияние на развитие журналистики не только в Англии, но и далеко за ее пределами.

В средние века отношение к книгам основной массы неграмотного населения было возвышенно-серьезным: они могли исцелять недуги, творить чудеса, существовали не столько для чтения, сколько для колдовства и молитвы. В эпоху Возрождения взгляд на вещи изменился. Но чтение газет было по-прежнему делом серьезным: люди узнавали новости, знакомились с идеями своего времени, как бы заочно участвовали в общественной борьбе. Новаторство Аддисона и Стиля состоит в том, что они создали развлекательную журналистику. Здесь и юмор, и сатира, и мистика, и поучения, и рассуждения на житейские темы – словом, поток сознания двух талантливых авторов. Поначалу авторы мало касались политики. А борьба тори и вигов в то время имела религиозную окраску: тори принадлежали к «высокой церкви» – англиканству, а виги пользовались поддержкой пуритан.

Призывы Аддисона и Стиля прекратить религиозные распри в дальнейшем стали лейтмотивом эпохи Просвещения и помогли покончить с религиозной нетерпимостью и погасить костры инквизиции в Европе. Однако логикой событий авторы постепенно втягивались в партийную борьбу и стали сотрудничать в газете «Медли», созданной вигами в качестве противовеса торийской «Экземенер».

Правительство тори стремилось взять под контроль периодическую печать, но при этом видело невозможность восстановления цензуры. Тогда оно решило нанести удар сразу по всей прессе, большая часть которой держала сторону вигов. Для этого с августа 1712 был введен «почтовый налог» на газеты, повышавший их цену примерно вдвое. И действительно, многие газеты вынуждены были закрыться.

Но все же, правительство не достигло своей цели. Новый налог был тяжелым, но не смертельным ударом для английской прессы. Те печатные органы, которым удалось выжить, атаковали тори с удвоенной силой. Однако эти газеты были недолговечными как из-за налога, так и из-за преследований. Кампанию преследований журналистов-вигов возглавлял и вдохновлял лорд Болингброк.

После смерти королевы Анны в 1714 был коронован Георг 1, опиравшийся на вигов. В период пребывания вигов у власти (1714-1760) Великобритания окончательно сложилась как парламентская держава с буржуазными свободами и либеральной экономической политикой. Изменилась и политика правительства по отношению к прессе. Виги крайне редко прибегали к прямому насилию. Широко практиковался подкуп журналистов, раздача им пенсий и должностей. Все это свидетельствовало о том, насколько влиятельной силой стала обладать в 18 веке печать и насколько в ее поддержке нуждались власть имущие. Правительство вигов сняло с прессы оковы цензуры, но сразу же надело на нее золотые цепи. Принципиальность постепенно исчезает. В середине века журналисты охотно предлагали свое перо любому, кто мог хорошо заплатить, добивались постов, пенсий и т. д. В годы правления вигов в Англии сложилась современная буржуазная журналистика, независимая юридически, но зависимая экономически.

Виги продолжают пользоваться весьма солидной поддержкой в прессе. В 1724 правительство составило список из 18 дружественных газет, с которых почтовый налог мог собираться не слишком аккуратно. А в 1760-е к власти вернулись тори. Их правление, продолжавшееся шесть десятилетий, охарактеризовалось попытками вернуться к прежней политике силового давления на прессу. К концу века почтовый налог возрос в 6 раз. Ряд журналистов подвергся судебному преследованию.

Широкую огласку получил процесс Джона Уилкса, издателя вигского еженедельника «Норт бритон» (1763). Уилкс подверг критике тронную речь короля Георга 3, который, не считаясь с парламентским большинством, назначил министерство тори. Король объявил Уилкса своим личным врагом, но либерально настроенная публика встала на защиту этого журналиста, справедливо считая, что в опасности сам принцип свободы печати. Дело Уилкса выросло до общенациональных масштабов, а Англия разделилась на его сторонников и противников. Но вскоре Уилкс неожиданно для всех перешел на сторону короля, соблазнившись на деньги и чины.

Итогом длительной войны за свободу печати стало принятие Закона о клевете (1792). В целом этот закон был победой вигов. Если раньше обвинение в клевете выдвигалось правительством, а суд лишь устанавливал авторство обвиняемого, то с этого времени вопрос об обоснованности обвинения также вошел в компетенцию присяжных. Это вовсе не значит, что правительство прекратило политику силового давления на печать. Каждый год оно возбуждало множество дел против оппозиционных печатных органов. Чаще всего выносились оправдательные приговоры, но иногда процесс заканчивался победой правительства.

В конце 18 века под влиянием Великой Французской революции возникло и усилилось леворадикальное направление английской общественной мысли. В 1792-1795 действовало общество друзей народа, куда входили многие видные журналисты и деятели литературы, как Колеридж, Маккинтош, Шеридан, Стюарт и др. В 1802, когда снова на короткое время к власти пришли виги, и преследования журналистов прекратились, Колеридж опубликовал в газете «Морнинг пост» статью, в которой разъяснил свою «якобинскую» программу, включающую всеобщее избирательное право, демократизацию и «право каждого на необходимый для жизни достаток». Любопытно, что программа не содержала требования республики. Традиционная приверженность англичан монархии сыграла здесь свою роль.

Важные позиции в английской прессе в 1760-80 годы занимала семья Вудфоллов. Одной из наиболее популярных ежедневных газет этого времени была «Паблик адветайзер» (1736-1802), выходившая под редакцией Генри Вудфолла. Ее тираж в 1770 годы доходил до 3000 экз. В целом Вудфоллы держали сторону вигов, хотя и представляли свои газетные полосы авторам с противоположными воззрениями.

Другой влиятельной ежедневной газетой Вудфоллов была «Морнинг кроникл» (1770-1862). Ее редактор Вильям Вудфолл (брат Генри), отличался феноменальной памятью. Присутствуя в парламенте, он запоминал ход дебатов почти дословно, не пользуясь при этом записями. Газета славилась подробными отчетами о парламентских дебатах, а самого редактора современники окрестили прозвищем «Мемори» (память) Вудфолл. Кроме названных газет, клану Вудфоллов принадлежали «Дейли пост», «Дженерал адветайзер» и многие другие периодические издания. Но постепенно пресса Вудфоллов стала приходить в упадок и в 1789 «Морнинг кроникл» была куплена предприимчивым шотландцем Джемсом Перри. С приходом нового издателя фактически произошло второе рождение газеты, и в 1790-е она стала самой популярной в стране. Здесь впервые в истории журналистики были наняты профессиональные репортеры. Поначалу их неохотно допускали в парламент. Как обычно в таких случаях бывает, пришлось давать взятки. В результате были удовлетворены все: и читатели, по-прежнему получавшие подробную информацию из стен парламента, и привратник этих стен, некий Беллами, быстро разбогатевший и ставший впоследствии совладельцем многих периодических изданий.

С тех пор профессия репортера прочно вошла в журналистику. Во время войн с Францией (1793-1815) появились военные репортеры, сопровождавшие армии и печатавшие репортажи о сражениях. Сам Перри в 1792 находился в революционном Париже, откуда писал репортажи, вызывавшие большой интерес читателей. Купив «Морнинг кроникл», Перри не изменил ее вигской ориентации и, как и все редакторы вигских газет, подвергался преследованиям. Хотя Англия и Франция вели войну, многие либерально мыслящие англичане сочувствовали сначала республиканской, а затем наполеоновской Франции и выступали против планов правительства тори восстановить в этой стране династию бурбонов. Разумеется, публичное выражение сочувствия противнику в военное время требовало немалой смелости, которая находилась далеко не у всех. «Морнинг кроникл» была единственной крупной английской газетой, которая выступила против возобновления войны в 1815 году, после возвращения Наполеона с острова Эльбы. Перри издавал и редактировал эту газету до своей смерти (1821) и все это время она оставалась одной из наиболее популярных газет.

Значительным событием в истории английской периодической печати стало основание в 1785 году «Таймс» (до 1788 называлась «Юниверсал реджистер»). Эта газета выходит и сейчас, являясь одной из старейших и наиболее влиятельных в Англии. Отличительной особенностью «Тайм» всегда было то, что она не связывала себя постоянными политическими симпатиями. На ее страницах бывали представлены различные точки зрения, но в целом она склонялась к поддержке того правительства, которое в данный момент находилось у власти. Если в сфере политики газета не отличалась особым радикализмом, то в вопросах техники печати она была прямо-таки революционной. Ее основатель Джон Уолтер пытался внедрить новую систему печати – логографию, при которой текст набирался не буквами, а целыми словами. Ему казалось, что достоинство логографии, отсутствие опечаток, должно искупить ее недостаток, то есть ограниченный словарный запас. На практике эта система внедрялась плохо. Представьте себе авторов, которые должны писать только словами, имеющимися в наборе! Эксперимент чуть было не обернулся крахом газеты. Поэтому Джон Уолтер – сын, унаследовавший «Таймс», после смерти отца (1803), оставил опыты с логографией, а ввел действительно важное новшество – паровой печатный станок (1814).

На ручном станке можно было напечатать не более 250 страниц в час. При малом тираже такая производительность была вполне приемлема. Но для крупных ежедневных газет без ее повышения рост тиража становился невозможным. Новости доходили до читателей с опозданием не только потому, что медленно доставлялись в редакцию, но еще и потому, что газета долго печаталась в типографии. Производительность первого печатного станка составила 1100 страниц в час. Это дало возможность резко повысить оперативность газеты. Не желая отставать от «Таймс», конкуренты также стали широко внедрять это изобретение.

Важное место в истории английской журналистики занимает издательская деятельность Даниэла Стюарта. В 1795 он приобрел слабую, прозябавшую в долгах ежедневную утреннюю газету «Морнинг пост» (1772-1937) и к 1803 добился увеличения тиража с 350 до 4500 экземпляров. Вторым его приобретением (1799) стала вечерняя газета «Курьер» (1792-1842). К 1814 – ее тираж возрос с 1500 до 10000 экземпляров. Секрет успеха во многом объясняется тем, что Стюарту, бывшему участнику «Общества друзей народа», удалось привлечь в качестве сотрудников многих видных журналистов и литераторов, также состоявших в этом обществе: Лэма, все тех же Колериджа, Шеридана, Маккинтоша и других. Окружив себя плеядой блестящих имен, Стюарт привлек к своим газетам интерес читателей. Поначалу Стюарт поддерживал вигов, но со временем его симпатии изменились. К 1810-м годам он окончательно порвал с вигами, и его газеты стали, наряду с «Таймс», важнейшими опорами правительства тори в печати.



Последнее изменение этой страницы: 2016-12-12; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.238.88.35 (0.019 с.)