Особенности обеспечения личных прав и свобод



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Особенности обеспечения личных прав и свобод



Право на жизнь закреплено в статье 20 Конституции России. На сегодняшний день это право провозглашается всеми международными актами о правах человека и всеми конституциями стран мира.

Гарантией этого права является безусловное запрещение убийства, развитие система здравоохранения, предупреждение детской смертности, охрана от несчастных случаев на производстве, профилактика дорожно-транспортных происшествий, пожарная безопасность и другие меры, предупреждающие гибель людей.

Особое место имеет вопрос о смертной казни. При разработке Конституции Российской Федерации было высказано много предложений о запрещении смертной казни вообще как меры, не совместимой с гарантией права на жизнь. Дискуссия по этому вопросу продолжается. Сторонников смертных приговоров объединяет мысль о правомерности лишения человека жизни. Вместе с тем, если мы действительно хотим построить правовое государство, то необходимо признать главное – абсолютную ценность человеческой жизни и право каждого на жизнь независимо от его поведения. Сделав исключение хотя бы в одном случае, мы подвергаем сомнению всю систему общечеловеческих ценностей[11].

Согласно статьи 17 Конституции России, право человека на жизнь неотчуждаемо и принадлежит ему от рождения, а поэтому у государства нет права на убийство в целях предупреждения совершения преступлений осужденными и иными лицами. По закону, задача уголовного наказания – не только покарать, но и перевоспитать осужденного. Но как перевоспитать человека, если он перестает существовать? Смертная казнь – это отрицание принципа наказания, содержание которого в исправлении. Ожидание казни, которое продолжается месяцами и годами, превращается в психологическую пытку, а исполнение приговора наносит серьезный удар невинным – семье и близким осужденного, накладывает на них незаслуженное позорное пятно.

А.Д. Сахаров считал смертную казнь жестоким и безнравственным институтом, подрывающим нравственные устои общества. Он писал: «смертная казнь не имеет моральных и практических оправданий и представляет собой пережиток варварских обычаев мести»[12].

Практические результаты может дать не смертная казнь, а неотвратимость наказания. Боязнь смерти не останавливает преступника, он всегда рассчитывает на безнаказанность. Особое значение такой расчет имеет в наших условиях. Хорошо известно, что одни преступники неизвестны правоохранительным органам, так как не раскрываются преступления, другие остаются безнаказанными, так как преступления не регистрируются.

Опыт показывает, что отмена смертной казни никогда не сопровождалась повышением уровня преступности. В прошлые века нигде так нагло не крали, как на площадях, где казнили. Карманники наблюдали за тем, как вырывают внутренности из живого тела их приятелей, и … продолжали воровать. В Тулузе для большей конспирации воровской притон соседствовал с городской виселицей [13].

Смертная казнь в России в силу сложной криминальной обстановки оставлена, хотя ведены некоторые гарантии против ее произвольного применения:

1) смертная казнь устанавливается только федеральным законом;

2) смертная казнь рассматривается как исключительная мера наказания, может назначаться только за совершение особо тяжких преступлений против жизни;

3) смертная казнь не может быть назначена лицам, не достигшим 18 лет, а так же женщинам и мужчинам старше 65 лет;

4) при угрозе применения смертной казни обвиняемый имеет право на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей.

Обоснованно считая утверждение об «исключительном» характере смертной казни лицемерием, судья Конституционного Суда Российской Федерации А. Кононов пишет: «Вопрос о смертной казни по существу стержневой вопрос общечеловеческой системы ценностей, показатель нравственного здоровья общества, которое, как никогда, нужно нам сейчас. Существование смертной казни оказывает, несомненно, дегуманизирующее, ожесточающее, аморальное влияние, ставит под сомнение первооснову прав человека – право на жизнь, допускает в принципе легальное убийство»[14].

В связи со вступлением России в Совет Европы перед ней поставлен вопрос об отмене смертной казни, поскольку это предусмотрено уставом этой организации.

25 января 1996 года Парламентская Ассамблея Совета Европы (ПАСЕ) приняла Заключение по заявке России на вступление в Совет Европы. ПАСЕ решила рекомендовать Комитету министров Совета Европы пригласить Российскую Федерацию стать членом Совета Европы. ПАСЕ сочла, что Россия в ближайшее время будет способна соответствовать критериям членства в Совете Европы, которые установлены в статье 3 Устава Совета Европы: «Каждый член Совета Европы должен признавать принцип верховенства права и принцип, в соответствии с которым все лица, находящиеся под его юрисдикцией, должны пользоваться правами человека и основными свободами и искренне и активно сотрудничать во имя достижения цели Совета…». В числе других обязательств и договоренностей ПАСЕ учла, что Россия намерена «подписать в течении одного и ратифицировать не позднее чем через три года с момента вступления Протокол № 6 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, касающийся отмены смертной казни в мирное время, и установить со дня вступления мораторий на исполнение смертных приговоров»[15]. Однако до настоящего времени соответствующих изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации не внесено, принятые Россией при вступлении в Совет Европы обязательства не выполнены.

Закрепление в Конституции России права на жизнь требует от государства в целом и правоохранительных органов в частности, решительной борьбы с террористическими акциями и другими преступными посягательствами, в результате которых гибнут тысячи людей. То есть закрепление права на жизнь в качестве важнейшего неотчуждаемого конституционного права человека возлагает на государственные органы обязанность обеспечить данное право.

Серьезной гарантией обеспечения права на жизнь является профилактическая деятельность органов внутренних дел (ГАИ, оперативных служб и других).

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации не допускает поставление в опасность жизни и здоровья человека при проведении следственного эксперимента, освидетельствования, других следственных действий (получении образцов для исследования, проведении экспертизы и т.д.).

Право на достоинство закреплено в статье 21 Конституции России. Понятие «достоинство» означает право каждого на уважение и обязанность уважать других. Конституция России защищает достоинство личности, устанавливая принцип «Ничто не может быть основанием для его умаления». В самом тексте статьи 21 этот принцип дополняется запретом подвергать человека пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию, а также без добровольного согласия медицинским, научным и иным опытам. Заботой о достоинстве человека пронизаны многие нормы уголовного права и уголовного процесса. Так, в Уголовном кодексе Российской Федерации предусмотрены такие составы преступления как оскорбление и клевета. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации требует от следователя при производстве обыска принимать меры к тому, чтобы при этом не оглашались стороны интимной жизни лица, а личный обыск производился только лицом одного пола с обыскиваемым.

Достоинство личности гарантируется нормами Гражданского кодекса Российской Федерации. В нем жизнь, здоровье, достоинство, честь, доброе имя, деловая репутация квалифицируются как нематериальные блага, которые защищены нормами гражданского права. Если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями других граждан или государственных органов, нарушающими его личные права, он вправе возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. Для защиты чести и достоинства, деловой репутации гражданин вправе обращаться в суд, причем допускается защита чести и достоинства и после его смерти.

Достоинство любого человека подлежит защите независимо от его действительной социальной ценности. Каждый человек имеет право на уважение окружающих. Никакие обстоятельства не могут служить основанием для умаления достоинства личности.

Для обеспечения уважения достоинства личности должно быть исключено произвольное, без законных оснований, вмешательство государственных органов в частную жизнь граждан и нарушение порядка проведения процессуальных действий. Унижение человеческого достоинства могут вызвать грубость и обман при проведении допросов и очных ставок, огласка при проведении необоснованных обысков, изучении дневников и личных бумаг.

Достоинство гражданина может пострадать при проведении освидетельствовании, экспертиз, личных обысков и т.п. Ущерб достоинству личности могут причинить незаконные и неэтичные методы осмотра и обследования обнаженного тела или получения биологических объектов. Унижают человеческое достоинство и производимые без достаточных оснований задержание и арест, осмотр и выемка корреспонденции.

В ряде норм законодатель запрещает следователю, судье проведение всякого рода процессуальных действий, способных причинить ущерб достоинству человеческой личности. Так, при производстве обыска следователь обязан принимать меры к тому, чтобы не были оглашены выявленные при обыске и выемке обстоятельства интимной жизни лица, занимающего данное помещение, или других лиц. Личный обыск может производиться только лицом одного пола с обыскиваемым и в присутствии понятых того же пола. Освидетельствование в тех случаях, когда это следственное действие сопровождается обнажением освидетельствуемого лица, производится в присутствии понятых того же пола. Следователь не присутствует при освидетельствовании лица другого пола, если оно сопровождается обнажением этого лица. В этом случае освидетельствование производится врачом в присутствии понятых.

При освидетельствовании не допускаются действия, унижающие достоинство или опасные для здоровья освидетельствуемого лица. Производство следственного эксперимента допускается при условии, что при этом не унижаются достоинство и честь участвующих в нем лиц и окружающих и не создается опасность для их здоровья.

Предусматривая в уголовном законодательстве составы преступлений против свободы, чести и достоинства граждан (ст. 126-130 Уголовного кодекса Российской Федерации), а в гражданском законодательстве – гражданское правонарушение (ст. 7 Гражданского кодекса Российской Федерации), законодатель стремится оградить неимущественные интересы личности, ибо защита доброго имени человека – это, прежде всего, восстановление его правильной общественной оценки.

Согласно статьи 9 Уголовно-процессуального кодекса «В ходе уголовного судопроизводства запрещается осуществление действий и принятие решений, унижающих честь участника уголовного судопроизводства, а так же обращение, унижающее его человеческое достоинство либо создающее опасность для его жизни и здоровья. Никто из участников уголовного судопроизводства не может подвергаться насилию, пыткам, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению». Согласно статьи 75 указанного кодекса «доказательства, полученные с нарушением требований настоящего кодекса, признаются недопустимыми. Недопустимые доказательства не могут быть положены в основу обвинения…», получение доказательств таким путем влечет уголовную ответственность виновного лица.

Под пыткой понимается любое действие, посредством которого человеку намеренно причиняется сильная боль или страдание физическое или психическое официальным лицом или по его подстрекательству с целью получения информации или признаний, наказания его за действия, которые он совершил или в совершении которых подозревается. В это понятие не включаются боль и страдание, возникающие только из-за законного лишения свободы, ввиду состояния, присущего этому ограничению (ст. 1 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания от 10 декабря 1984 г.).

Пытка представляет собой усугубленный и преднамеренный вид жестокого и унижающего достоинство обращения и должна быть полностью исключена из действий и решений должностных лиц, осуществляющих производство по уголовному делу. Все действия, связанные с совершением пыток, рассматриваются уголовным правом как преступления.

Согласно статьи 302 Уголовного кодекса России принуждение к даче показаний путем применения угроз или иных незаконных действий со стороны лица, производящего дознание или предварительное следствие, а также подобные действия, соединенные с применением насилия или с издевательством над личностью допрашиваемого, влекут уголовное наказание.

Право на свободу и личную неприкосновенность закреплено в статье 22 Конституции Российской Федерации.

Право на свободу есть возможность совершать любые правомерные действия. Обеспечение неприкосновенности личности предполагает создание достаточных государственных гарантий от посягательств на жизнь, здоровье, половую неприкосновенность и неприкосновенность психическую.

В Конституции Российской Федерации под терминами «свобода и личная неприкосновенность» понимается физическая и духовная неприкосновенность, свобода действовать, располагать собой, не находиться под контролем. «Ограничение права на свободу и личную неприкосновенность – это, прежде всего ограничение свободы действий и принятия решений в результате прямого физического или психического принуждения (насилия)»[16].

Наиболее существенные ограничения личной неприкосновенности человека связываются с применением ареста, заключения под стражу и задержания. В действующем законодательстве под арестом понимается: 1) мера пресечения, применяемая в ходе уголовного судопроизводства к обвиняемому или подозреваемому, здесь арест тождественен термину «заключение под стражу»; 2) административный арест, применяемый в качестве административного взыскания; 3) арест как вид уголовного наказания предусмотренный в Уголовном кодексе Российской Федерации. Под задержанием понимается: 1) задержание лица по подозрению в совершении уголовного преступления в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации; 2)административное задержание как мера обеспечения административного производства.

Арест как мера административного взыскания может применятся лишь по решению суда или судьи за отдельные виды правонарушений (мелкое хулиганство и др.) на срок до 15 суток.

Административное задержание по общему правилу может длиться не более трёх часов, в связи с чем для его применения не предусмотрено принятия судебного решения.

В статье 22 Конституции России право на свободу связано с личной неприкосновенностью. Под правом личной неприкосновенности следует понимать гарантированную государством личную безопасность и свободу человека, состоящую в недопущении, пресечении и наказуемости посягательств на: 1) жизнь, здоровье, телесную и половую неприкосновенность (физическая неприкосновенность); 2) честь, достоинство, нравственную свободу (нравственная неприкосновенность); 3) нормальное течение психических процессов (психическая неприкосновенность); 4) индивидуальную свободу человека, выражающуюся в предоставленной ему возможности располагать собой, своим свободным временем, по своему усмотрению определять место пребывания, не находиться под наблюдением или охраной (личная безопасность).

Физическая неприкосновенность личности гарантирована рядом конституционных положений: правом на жизнь (статья 20), запретом пыток, насилия, принудительных медицинских опытов (статья 21), правом на труд в условиях безопасности и гигиены (статья 37), правом на охрану здоровья и медицинскую помощь (статья 41), правом на благоприятную окружающую среду и возмещение ущерба здоровью, причиненного экологическими правонарушениями (статья 42), правом потерпевшего на компенсацию причиненного ему ущерба (статья 52).

Телесная неприкосновенность и половая свобода защищены уголовным законодательством (так, уголовная ответственность предусмотрена за убийство, причинение телесных повреждений, изнасилование и другие преступления), гражданским законодательством (обязательства, возникающие вследствие причинения вреда, в частности, источником повышенной опасности), административным законодательством (ответственность за правонарушения в области охраны труда и здоровья населения), уголовно-процессуальным законодательством (запрет домогаться показаний обвиняемого и других участвующих в деле лиц путем насилия, угроз и иных незаконных мер, запрет производства следственного эксперимента при условии, что этим создается опасность для здоровья участвующих в нем лиц).

Психическая неприкосновенность личности обеспечивается недопустимостью: применения методов лечения, в том числе хирургических и лекарственных средств, вызывающих необратимые последствия на психику и общее состояние здоровья душевнобольных; допросов под гипнозом, экстрасенсорным воздействием, с использованием растормаживающих препаратов; угроз, обещаний, вымогательства, шантажа, уговоров с целью добиться признания или получения угодных следователю показаний.

Задержание без судебного решения допускается лишь в течение 48 часов. Срок задержания исчисляется с момента доставления лица в орган дознания или к следователю, а если вынесено постановление о задержании – с момента фактического задержания. Срок административного задержания исчисляется с момента доставления нарушителя для составления протокола, а лица, находящегося в состоянии опьянения, – со времени его вытрезвления.

Ограничение свободы на срок свыше 48 часов во всех случаях может осуществляться только по судебному решению.

Конституционный Суд Российской Федерации в своем постановлении от 3 мая 1995 года указал: «Конституционное право на свободу и личную неприкосновенность означает, что человек не может быть лишен свободы и заключен под стражу по произволу власти. Вынесение постановления об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу всегда ущемляет право на свободу и личную неприкосновенность независимо от того, исполнено или не исполнено это решение. Не только реальные ограничения, но и выявившаяся их опасность, прежде всего угроза потерять свободу, нарушает неприкосновенность личности, в том числе психическую, оказывает давление на сознание и поступки человека»[17].

Право на неприкосновенность частной жизни закреплено в статье 23 Конституции России, дополняется положениями статьи 24. Неприкосновенность частной жизни означает, что человек вправе строить свою жизнь в семье, в общении с друзьями таким образом, как он того желает.

Устанавливается право человека на личную и семейную тайну, на защиту чести и доброго имени. Ни от кого нельзя требовать сведений, касающихся происхождения или деловой активности родственников, интимных связей, источников финансового состояния семьи и так далее. Если честь и доброе имя человека подвергаются унижению, то он вправе потребовать через суд наказания или компенсации за моральный ущерб.

Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых и иных сообщений. Поэтому запрещается вскрытие писем, прослушивание телефонных разговоров и другое нарушение частной жизни. Уголовный кодекс Российской Федерации в статье 137 квалифицирует нарушение неприкосновенности частной жизни как преступление. Обыск, выемка, наложение ареста на корреспонденцию, могут производиться только на основании и в порядке, установленном Уголовно-процессуальным кодексом. Все ограничения права на личную и семейную тайну допускаются только по судебному решению, что должно исключить произвол должностных лиц правоохранительных органов.

Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются. Для того чтобы закрыть источник возможной информации, нежелательной для человека, закон запрещает нарушать профессиональную тайну о личной жизни, которой обладают врачи, судьи, следователи, нотариусы.

Согласно закону (ст. 139 Гражданского кодекса Российской Федерации) охраняется служебная и коммерческая тайна, когда информация имеет ценность в силу неизвестности её третьим лицам. Тот, кто незаконным способом получает информацию, обязан возместить причиненный вред.

Оперативно-розыскные мероприятия, ограничивающие право на частную жизнь, допускаются только на основании судебного решения. Закон «Об оперативно-розыскной деятельности» устанавливает условия, при которых такое решение может быть принято, это связано с наличием информации: 1) о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступления, по которому производство предварительного следствия обязательно; 2) о лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших преступление, по которому обязательно производство предварительного следствия; 3) о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации (ст. 8 ч. 2 Федерального Закона «Об оперативно-розыскной деятельности»)[18].

Реализация норм, закрепляющих право граждан на неприкосновенность частной жизни, определяется в первую очередь тем, что частная жизнь (или в некоторых правовых и литературных источниках – личная жизнь) представляет собой жизнедеятельность человека в особой сфере семейных, бытовых, личных, интимных отношений, не подлежащих контролю со стороны государства, общественных организаций, граждан; свободу уединения, размышления, вступления в контакты с другими людьми или воздержания от таких контактов; свободу высказываний и правомерных поступков вне сферы служебных отношений; тайну жилища, дневников, других личных записей, переписки, других почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, содержания телефонных и иных переговоров; тайну усыновления; гарантированную возможность доверить свои личные и семейные тайны священнику, врачу, адвокату, нотариусу без опасения их разглашения.

«Неприкосновенность» и «тайна» – два понятия, характеризующие природу данного института.

Вынужденная необходимость разглашения личных и семейных тайн, сведений о частной жизни граждан возникает в трех основных сферах:

1) борьбы с преступностью;

2) защиты здоровья граждан;

3) при объявлении чрезвычайного и военного положения.

Частная жизнь, личные и семейные тайны охраняются законом. Уголовный кодекс Российской Федерации устанавливает уголовную ответственность за разглашение данных предварительного следствия (ст. 310), разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении судьи и участников уголовного процесса (ст. 311). Также в Уголовном кодексе предусматривается и ответственность за нарушение неприкосновенности частной жизни (ст. 137).

Наибольшие ограничения на неприкосновенность частной жизни, на сохранение личных и семейных тайн существуют в уголовном процессе и в оперативно-розыскной деятельности.

В уголовном процессе допускается разглашение сведений о частной жизни граждан при допросе свидетеля и потерпевшего, если эти сведения необходимы для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу (однако согласно ст. 51 Конституции Российской Федерации никто не обязан свидетельствовать против себя и своих близких родственников). Обстоятельства частной жизни могут быть установлены экспертизой, освидетельствованием, обыском и выемкой. Закон об оперативно-розыскной деятельности допускает существенное вторжение органов государства в частную жизнь граждан, предусматривая внепроцессуальные (тайные, агентурные) методы наблюдения за человеком, контроль за почтовыми отправлениями, прослушивание телефонных и иных переговоров, снятие информации с технических каналов связи.

В части первой ст. 23 Конституции Российской Федерации предусмотрено также право на защиту своей чести и своего доброго имени. В связи с введением понятия «доброе имя» следует отметить, что не каждый человек имеет добрую репутацию. Несмотря на это, наличие у него права на доброе имя презюмпируется, пока в установленном порядке не будет доказано обратное.

Часть вторая статьи 23 Конституции Российской Федерации требует судебного решения для всякого ограничения тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых телеграфных и иных сообщений. Это требование распространяется на лиц, ведущих дознание, предварительное следствие, а также на лиц, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.

Нарушение тайны переписки, телефонных переговоров и телеграфных сообщений граждан является преступлением (ст. 138 Уголовного кодекса Российской Федерации).

В гражданском судопроизводстве оглашение в суде переписки и телеграфных сообщений допустимо лишь с согласия лиц, между которыми эта переписка и телеграфные сообщения велись. Гласность судебного разбирательства в уголовном судопроизводстве может быть ограничена по делам о половых преступлениях, а также по другим делам с целью предотвращения разглашения сведений об интимных сторонах жизни участвующих в деле лиц.

Сбор персональных данных должен осуществляться только в установленном законом порядке. Это означает, что, за исключением случаев, предусмотренных законодательством, персональные данные должны быть получены от лиц, к которым эти данные относятся, или из других источников с согласия этих лиц.

Сбор персональных данных особого характера (особых категорий), т. е. относящихся к расовому происхождению, политическим убеждениям, религиозным либо иным верованиям, сексуальной жизни, в принципе не должен разрешаться. Сбор таких данных, может осуществляться в исключительных случаях, если это вызывается особой необходимостью, в частности, для оказания помощи субъектам данных либо для целей специального исследования. В законодательстве должны быть предусмотрены гарантии обеспечения конфиденциальности этих данных.

Информация о частной жизни лица может собираться в процессе оперативно-розыскной деятельности в соответствии с Законом Российской Федерации «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации», а также в соответствии с Законом Российской Федерации «О милиции».

Хранение информации персонального характера (особенно в случае ее автоматизированной обработки) должно обеспечивать установленный режим охраны этой информации, чтобы исключить возможность использования данных о частной жизни лица каким-либо образом, не совместимым с целями сбора указанных данных. Данные должны храниться в форме, которая позволяет идентифицировать субъекта информации в течение времени, не превышающего потребностей, для которых собирается информация. Персональные данные обычно не должны храниться дольше, чем это оправданно выполнением задач, для которых они собирались, или чем это требуется в интересах лиц, о которых собраны данные. Однако, если в интересах научных исследований или статистики необходимо сохранить персональные данные, которые больше не используются в целях, для которых они собирались, эти данные могут сохраняться преимущественно в форме анонимных сведений.

Часть вторая статьи 24 Конституции России устанавливает право доступа лиц к документированной информации о них, которую соответствующие органы государственной власти и органы местного самоуправления, располагающие этой информацией, обязаны представлять этим лицам.

Порядок реализации данного права и соответствующей ему обязанности связан с определением в актах текущего законодательства способов ознакомления лиц с относящейся к ним информацией и условий ограничения этого права.

Ограничения права на доступ лиц к касающейся их информации обычно связываются с целями сбора и накопления информации и с ее характером. В частности, лицу может быть отказано в ознакомлении с персональной информацией, собранной в целях обеспечения национальной безопасности, если это помешает предотвращению раскрытия преступления или уголовному преследованию преступников или лиц, подозреваемых в совершении преступления, а также в ознакомлении с персональной информацией медицинского характера без разрешения врача. Однако если нет законных оснований в подобном отказе, то виновный может понести уголовную ответственность по статье 140 Уголовного кодекса России.

Предусматривается возможность обжалования неправомерных действий держателей информации персонального характера в установленном законом порядке.

Право на неприкосновенность жилища, закрепленное в статье 25 Конституции Российской Федерации выступает дополнительной гарантией неприкосновенности частной жизни.

Под жилищем следует понимать помещение, предназначенное для постоянного или временного проживания или пребывания людей (дом, квартира, комната в гостинице и т.д.), а также его составные части. Конституция устанавливает запрет на проникновение в жилище без согласия лиц, проживающих в нем.

Гарантии против незаконного вторжения в жилище со стороны правоохранительных органов – основное содержание права на неприкосновенность жилья, ибо все другие случаи это, в сущности, обычные преступления, сопровождающиеся проникновением в жилище (кража, грабеж и др.). Любое незаконное проникновение в жилище против воли проживающих в нем граждан влечет уголовную ответственность по статье 139 Уголовного кодекса Российской Федерации. Однако действующее законодательство предусматривает ряд ситуаций, в которых проникновение в жилище помимо воли проживающих там лиц признается правомерным.

Закон Российской Федерации «О милиции» дает право милиции беспрепятственно входить в жилые помещения для обеспечения безопасности проживающих там граждан, при стихийных бедствиях, катастрофах, авариях, эпидемиях, массовых беспорядках. Сотрудники милиции вправе заходить и осматривать жилые помещения без согласия проживающих в нем граждан, при преследовании лиц, подозреваемых в совершении преступления, либо при наличии достаточных данных полагать, что там совершено или совершается преступление. Это же право предоставлено и органам федеральной службы безопасности (Закон об органах ФСБ – Собрание законодательства Российской Федерации, 1995, № 15).

Федеральный закон об оперативно-розыскной деятельности (ст. 8 ч. 2) допускает ограничение конституционного права граждан на неприкосновенность жилища, при проведении на основе судебного решения оперативно-розыскных мероприятий в связи с информацией о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступления; о событиях, создающих угрозу безопасности Российской Федерации. Причем в случаях, которые не терпят отлагательства и могут привести к совершению тяжкого преступления, а также при наличии данных об угрозе безопасности России оперативно-розыскные мероприятия могут быть проведены и на основании мотивированного постановления одного из руководителей органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, с обязательным уведомлением суда (судьи) в течении 24 часов.

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации предусматривает возможность принудительного проникновения в жилище для выполнения целого ряда следственных действий: выемка, обыск, наложение ареста на имущество, осмотра места происшествия или помещения. Эти действия могут проводиться только на основании и в порядке, установленном Уголовно-процессуальным кодексом. Правом беспрепятственного входа в жилище граждан обладают в случае пожара сотрудники органов пожарной охраны.

Понятием «жилище» охватываются: жилые комнаты, места общего пользования (коридор, ванная, туалет, балкон, веранда), подвал, чердак, кухня, пристройки, надворные постройки хозяйственного назначения, комнаты в гостинице, санатории, дома отдыха, отдельная палата в больнице, палатка, охотничий или садовый домик. К жилищу в правовом отношении приравниваются: транспортные средства, находящиеся в частной собственности или только во владении и пользовании граждан; личные гаражи независимо от места их расположения; отдельное купе в поезде или отдельная каюта на корабле.

Режим жилища имеют земельные участки, прилегающие к дому и четко отделенные от окружающей местности. Под понятие «жилище» подпадают служебные помещения, временно приспособленные для жилья. Жилье – это всякая жилая площадь независимо от ее правового режима (муниципальная, приватизированная, кооперативная, ведомственная, служебная, в том числе общежитие). Широкое понятие жилища наилучшим образом обеспечивает права граждан, поскольку проникновение в жилище допускается законом лишь в виде исключения и при соблюдении специальных правил (гарантий).

Право неприкосновенности жилища не распространяется на служебные помещения и находящиеся в них хранилища и сейфы; помещения, свободные для доступа публики; камеры в следственных изоляторах, тюрьмах; жилые помещения в исправительно-трудовых учреждениях.

Запрет проникновения в жилище означает недопустимость не только вхождения в него вопреки воле проживающих в нем лиц, но и иных форм получения сведений о том, что происходит в жилище. В частности, по общему правилу недопустимы использование современных технических средств для прослушивания разговоров, ведущихся в жилище, и визуальные наблюдения за жилищем. Имеется в виду недопустимость установки в жилище микроаудиозаписывающей и видеоаппаратуры, использование чердаков, подвалов, каналов вентиляции для установки аудио- и видеоаппаратуры, фиксирующей все происходящее в жилище, дистанционного наблюдения за жилищем. Такие действия возможны лишь на основании и в порядке, установленном законами Российской Федерации, которые допускают негласную оперативно-розыскную деятельность с использованием современных технических средств. Они позволяют проникать в жилище и использовать любые технические средства наблюдения за частной жизнью граждан.

Законное проникновение в жилище возможно в двух случаях: 1) при непредвиденных, чрезвычайных обстоятельствах; 2) при защите правопорядка.

Первая ситуация – проникновение в жилище помимо воли проживающих в нем лиц при пожарах, землетрясениях, наводнениях, обвалах, авариях водопровода, канализации, повреждениях электропроводки, тепло- и газоснабжения, при подозрении, что хозяин дома (квартиры) умер, и в других подобных случаях.

Вторая ситуация – проникновение в жилище вопреки воле проживающих в нем лиц для: 1) раскрытия преступления и установления истины по уголовному делу; 2) получения сведений о преступлении и подозреваемых в его совершении лицах при проведении оперативно-розыскной работы; 3) пресечение преступлений и иных правонарушений в рамках административно-правовой деятельности; 4) исполнения, приговоров и других судебных решений.

В уголовном процессе законное проникновение в жилище со стороны дознавателя и следователя с понятыми, иногда и со специалистом возможно при производстве обыска, выемки, осмотра места происшествия, наложения ареста на имущество и его описи. Кроме того, допустимо вхождение в жилище для производства в нем следственного эксперимента, а также для освидетельствования, экспертизы, допросов, опознаний, когда соответствующее лицо по состоянию здоровья не может покинуть жилище, а проведение следственных действий отложить невозможно.

Работники органов милиции имеют право в пределах своей компетенции входить в жилища граждан для пресечения преступлений и задержания преступников.

Незаконное проникновение в жилище вопреки воле проживающих в нем лиц является преступлением (ст. 139 Уголовного кодекса России). При этом отягчающим вину обстоятельством является использование служебного положения при незаконном проникновении в жилище.



Последнее изменение этой страницы: 2016-12-11; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.204.2.190 (0.021 с.)