ТОП 10:

Храбрость, которая изменила ход истории



Это краткая, но вдохновляющая история средневековья о рыцарях ордена госпитальеров Святого Иоанна. Она вклю­чает некоторые исторические примеры того, что может быть выполнено теми, кто живёт высокими моральными принципа­ми лидерства. Эта горстка рыцарей выступила против мощней­ших, значительно превосходящих (по оценке некоторых исто­риков соотношение было сто к одному) сил исламского мира. 11о, несмотря на такую разницу в силах, рыцари победили. Их историю стоит рассказать как вдохновляющий пример настоя­щего лидерства, которое когда-нибудь знал мир.

В то время, когда христианская Европа страдала от увеличи­вающегося разделения и внутреннего конфликта, исламская Османская империя объединила весь мусульманский мир. Пос­ле изгнания крестоносцев из Палестины ислам сосредоточил своё внимание на завоевании Европы. Из-за конфликтов, ко­торые продолжались в Европе, никто не мог собрать христиан­скую армию, способную противостоять ордам с Востока. Турки смотрели на Европу, как на открытую сокровищницу.

В 1309 году оставшиеся рыцари ордена Святого Иоанна зах­ватили остров Родос. Этот остров был расположен поблизости от самого сердца Османской империи, но рыцари рассматри­вали это, как преимущество. Они быстро начали строить ук­репления, а родосские моряки, которые столетиями считались лучшими в мире, преподали свои навыки рыцарям. Рыцари по­строили суда и стали совершать набеги на суда мусульман. Из- за этого они очень скоро стали ненавистными для османских мореплавателей. Несмотря на это рыцари ещё увеличили чис­ло набегов на мусульман. Орден стал очень успешным в своих морских набегах так, что турки и мусульмане отказались от мысли стать большой морской державой. Орден стал серьёз­ной угрозой для коммуникаций исламских войск, собирающих­ся победить Западную Европу. Они понимали, что надо что-то делать. Султаном Османской империи стал Мехмет, который вскоре стал одним из выдающихся лидеров в истории. Мехмет был образованным человеком. Он говорил на нескольких язы­ках, обладал обширным знанием литературы и науки. Также он быстро поднял культурное и военное знание своего народа до уровня, который превзошёл уровень людей в странах Евро­пы. К тому времени рыцари начали доставлять Мехмету всё больше и больше беспокойства, и он решил, что пошлёт войска и уничтожит эту помеху.

Даже притом, что монархи Европы были довольны, что ры­цари отвлекают турок, их отношение к ним было презритель­ным. О рыцарях говорили, что они «архаичные осколки про­шлого». Когда рыцари ордена попросили у них продукты и ору­жие, а также подкрепление, чтобы противостоять надвигающе­муся вторжению мусульманской армии, вся Европа отказалась помочь им. Они смотрели на рыцарей, как на обречённых, и поэтому любая данная им помощь могла, по их мнению, стать очередной растратой. Но, несмотря на это, рыцари решили не отступать, поклявшись скорее принять смерть, чем отдать хотя бы один акр земли врагам креста.

 

Первая Родосская битва

Ислам основывался на теологии джихада - священной вой­не, чтобы завоевать весь мир для Аллаха. Поэтому эта война прославлялась, а смерть в джихаде гарантировала место на небе, несмотря на предыдущие грехи. Когда религиозные лидеры объявляли какой-либо военный конфликт джихадом, двери на небе открывались для всех, кто погиб на этой войне. Множе­ство рассматривали джихад как возможность получить место па небесах, несмотря на своё распутство. Они фактически на­деялись умереть в сражении. Это делало воинов ислама страш­ными и опасными по сравнению со всеми людьми, которых до лого знал мир.

Кроме всего этого, по своей натуре Мехмет был завоевате­лем, следовавшим примеру Александра Великого. Он пошёл па большой город Константинополь и завоевал его. Затем он остановил свой взгляд на Европе. Но прежде, чем он начнёт завоёвывать оставшуюся часть Европы, ему нужно было что- то сделать с раздражающими его рыцарями Родоса. Они про­должали грабить его суда и мешали снабжению войск.

В 1480 году Мехмет послал своих самых способных полко­водцев с армией численностью 70000 человек, чтобы покорить 600 рыцарей и 1500-2000 ополченцев Родоса. Даже притом, что рыцарей было не много, они прекрасно проявили себя в боях, поэтому Мехмет решил больше не рисковать. Всем казалось, что осада Родоса будет короткой и успешной.

Высадившись на остров, армия Мехмета осадила крепость, и ее орудия стали разбивать стены, которые рыцари возводили больше столетия. Другие многочисленные орудия метали сна­ряды через стены по городу. Великим магистром ордена был француз д’Обюссон. Предвидя возможную осаду города, он с большой тщательностью подготовил к ней людей. Он даже по­строил такие укрытия для жителей города, с помощью которых они могли бы переждать артиллерийский обстрел. Они знали, что им не стоит ожидать даже небольшую помощь со стороны Европы. Но д’Обюссон, тем не менее, был полон решительности, держаться до тех пор, пока хоть один рыцарь может натяги­вать тетиву лука или держать в руках меч.

В начале июня, после нескольких дней артобстрелов, первая волна штурмовых отрядов обрушилась на башню Святого Ни­колая. Мусульмане были потрясены оказанным им сопротивлением, после чего они отступили с большими потерями. Тогда они немедленно начали другую мощную артподготовку, выпус­кая по городу свыше тысячи снарядов в день. Так продолжа­лось в течение нескольких недель. Стены начали разрушаться, в то время как турки всё ближе и ближе подводили свои тран­шеи к городу. По ночам от зажигательных бомб весь город го­рел в огне. Свидетели, видевшие всё это, говорили, что сцена ада выглядела бы не такой страшной. Но рыцари продолжали держать оборону.

18 июня турки начали второе нападение во главе с внушаю­щими страх янычарами, считавшимися лучшими воинами в мире. Каждый янычар избирался в семилетием возрасте, в за­висимости от физических данных. В дальнейшем их начинали обучать военному искусству, и так продолжалось всю их жизнь. Им запрещали жениться или поддерживать какие-то ни было семейные связи. Это запрещалось для того, чтобы все их эмо­ции и энергия сосредотачивались только на предстоящих бит­вах. Нападение началось под прикрытием темноты. Они ожи­дали, что рыцари будут спать, но они ошиблись. Мечи, стрелы и орудийный огонь наполнили ночь. Когда взошло солнце, все увидели многочисленные легионы янычар, которыми были на­полнены рвы вокруг башни Святого Николая, и рыцарей, всё ещё стоящих на разбитых стенах.

Турецкие полководцы не верили своим глазам, ведь они ни­когда не видели такой выдержки. Тогда они обратились к хит­рости для того, чтобы выбить рыцарей из крепости. Под видом перебежчиков они отправили в город своих людей (в армии султана было много пленных из христианских стран). Этим шпионам вскоре удалось создать для рыцарей серьёзные тактические трудности, и теперь они испытывали давление также изнутри. Каждый следующий день приносил новый кризис, который угрожал их существованию. Укрепления разрушались повсюду, даже в стратегических точках. Тем не менее, они продолжали держаться. Тогда турки начали сосредотачиваться для большого последнего нападения, которое рассматривалось обе­ими воюющими сторонами, как последнее.

Большое сражение началось 27 июля. Рыцари и ополченцы заняли оборону на том, что осталось от стен. Султан сначала послал отряды своих башибузуков. Они были наёмниками, которыми не особенно дорожили. Они шли волна за волной и один за другим падали под ударами защитников. Их тела вско­ре заполнили рвы и протоки, образуя мосты, ведущие к стенам. Это была стратегия турецких полководцев. Когда утомлённые защитники увидели, что приближаются волны внушающих страх янычар, они стали ещё более решительными из-за испы­танного унижения.

Турки быстро сокрушили стратегическую башню Святого 11иколая, которая в течение почти двух месяцев была главной целью для нападающих. Рыцари защищали каждый акр земли, и турки дорого за это платили. Со стрелой в бедре д’Обюссон повёл дюжину рыцарей и трёх знаменосцев на стену. Там он получил ещё четыре раны, прежде чем янычар гигантского ро­ста швырнул в него копьё, пробил доспехи и лёгкое. Он вышел из строя как раз в тот момент, когда неприятель пробил брешь в защитных порядках и начал проникать в город. Некоторым казалось, что рыцарям Святого Иоанна настал конец. В руко­пашных схватках, среди горящих домов, среди огня и удушли­вого дыма., в аду, созданном на земле людьми, турки продолжа­ли бороться против оставшихся рыцарей. В таких ужасных ус­ловиях упорство оставшихся рыцарей и их способность ока­зывать сопротивление удивляло и приводило в уныние турок. Даже решительность янычар вскоре поколебалась, так как они продолжали падать под ударами защитников. Сражение про­должалось. И вот в дыму и неразберихе этого страшного ада, на одной более-менее сохранившейся стене, внезапно появились штандарты д’Обюссона. Их держали три знаменосца в блестя­щих доспехах. Они казались богами, которые появились среди бушующего ада. Это произвело на мусульман большое впечат­ление. Волна страха пронеслась над рядами янычар и охватила всю армию. Оставшиеся в живых паши побежали в таком ужа­се, что это передалось янычарам. Тогда вся мусульманская ар­мия начала бежать в беспорядке, и это в момент, когда они уже добились практически полной победы. Когда мусульмане на­чали бежать, стрелки, находящиеся на стенах обрушили на них смертельный огонь. Оставшиеся рыцари па удивление всех нашли достаточно силы, чтобы контратаковать и гнать отряды султана до самого их основного лагеря. Через десять дней пол­ностью разрушенная армия, которая была гордостью Османс­кой империи, сбежала с острова. К изумлению всего мира ор­ден Святого Иоанна не только выжил, но и одержал победу. Вся Европа праздновала и ликовала. Весь ислам был разгне­ван.

 

Ислам приостановлен

Разгром великой армии непобедимого султана Мехмета та­кими небольшими силами рассматривался, как военное чудо и продолжение библейских рассказов. Орден, считавшийся в Европе пережитком прошлого, был вознесён на новые высоты и рассматривался теперь как спаситель всего континента. Но рыцари праздновали недолго, они немедленно начали восста­навливать свои укрепления, ожидая, что может быть ещё более мощное нападение. Они были правы.

Благодаря этой победе дальнейшее продвижение ислама к Европе было приостановлено. Они не могли продвигаться даль­ше, пока рыцари удерживали Родос и угрожали их линиям по­ставок. Рыцари понимали, что они стали теперь более чем ког­да-то, ненавистны султану. Но также они были ослаблены и не смогли бы вынести второе нападение. Они молились Богу об

отсрочке второго нападения, и получили её.

Мехмет снарядил ещё одну, более сильную армию. Он наме­ревался вести её лично на Родос, но по пути на юг он заболел и умер. Рыцари считали это чудом. Благодаря этому они получи­ли немного больше времени перед следующим нападением. Дополнительное время им было необходимо, чтобы залечить раны и восстановить стены. К счастью, даже д’Обюссон пере­жил свои раны.

Рыцари решительно начали подготовку к следующей битве. Они готовились так, как будто знали, что судьба мира ложится на их плечи. Теперь деньги и боеприпасы из Европы лились непрерывным потоком на их маленький остров и почти все они были истрачены на реконструкцию стен и башен. Армия полу­месяца не возвращалась на остров в течение сорока лет, и всё эго время орден готовился встретить её.

В 1503 году умер д’Обюссон, но благодаря его ведению и способностям лидера крепость стала ещё более сильной, чем она была до первой осады. Все усилия не были потрачены впу­стую - приближалось ещё большее испытание. Европа же по­лучила время для столь необходимого ей примирения.

В 1520 году на трон Османской империи взошёл «Сулейман Великолепный». Подобно Мехмету он был человек культур­ный и образованный. Также он был блестящим полководцем. Под его руководством империя поднялась до огромных высот, и её мощь не знала равных в мире.

Годом позже великим магистром ордена Святого Иоанна стал Филипп Вилье де Лиль Адам. Де Лиль Адам был образован­ным аристократом, опытным моряком и преданным христиа­нином. Он также стал великим лидером. Главные игроки для ещё одного из наиболее стратегических конфликтов истории теперь были на месте.

В 1521 году султан послал недавно избранному великому магистру «Победную реляцию», в которой он хвастался свои­ми недавними подвигами и приглашал его «разделить радость от одержанных побед». Де Лиль Адам был человеком прямым, а не дипломатом, он ответил, что он полностью понял смысл письма - Сулейман намеревался сделать Родос своим следую­щим завоеванием.

В следующем письме султан потребовал, чтобы Родос был отдан ему сразу. Султан блестяще выбрал время. В то время Генрих VIII Английский занимался конфискацией собствен­ности ордена в Англии. Франция воевала с Испанией, а Ита­лия была опустошена. Снова ордену было неоткуда ждать по­мощи. Несколько сотен доблестных рыцарей снова должны были противостать самой мощной армии на земле.

 

Вторая Родосская битва

К июню 1522 года Сулейман был готов к нападению на Родос. Историки говорят, что султан собрал 700 судов и 200 тысяч человек для нападения. Даже если эти цифры преувеличены, это была огромная сила, выступившая против 500 рыцарей и 1500 ополченцев. 28 июня султан торжественно высадился на Родос, и сражение началось.

Турки привезли с собой огромные осадные орудия, стреляю­щие девятифутовыми ядрами. Они дополняли множество дру­гих орудий, собранных для обстрела. В течение всего августа они выпускали по городу каждый день тысячи снарядов. Ры­цари ответили им своей маломощной артиллерией. Но, несмот­ря на это, они точно наносили удары по почти незащищённым туркам, которые понесли значительные потери.

К концу августа в стенах крепости появились пробоины. В начале сентября они начали первое нападение пехоты. Никог­да раньше рыцари не теряли так много земли за одну атаку. Они пошли в атаку во главе с самим великим магистром. После ужас­ной борьбы турки начали отступать и падать со стен.

Немедленно султан послал вторую часть людей, которую вёл лично Мустафа Паша, один из самых больших полководцев Османской империи. В течение двух часов сражение бушева­ло на стенах, но рыцари держались. Когда турки отступили, вся земля была покрыта убитыми и раненными турками. Оборо­няющиеся потеряли только трёх рыцарей и неизвестно сколь­ко ополченцев. Расстроенный султан возобновил непрерыв­ный обстрел из орудий, который продолжался три недели под­ряд. 24 сентября начался второй штурм полуразрушенных стен крепости. Бастион Арагона, одно из главных укреплений горо­да, пал под массивным натиском фанатично храбрых янычар, не забывших оскорбление, нанесённое им почти сорок лет на- мад. Подобно Ксерксу, Сулейман сидел на троне победителя, установленном на платформе так, чтобы он мог видеть свой триумф лично. После того, как, не останавливаясь, море турок вылилось из своих траншей, битва бушевала вдоль всех стен.

Турки считали, что сражение закончится очень быстро, но оно продолжало бушевать целый день. Рыцари в своих сверкаю­щих доспехах, казалось, присутствовали везде, где борьба была особенно жестокой. Самого Де Лиль Адама можно было уви­деть со знаменосцем в самых критических точках битвы. Он был человеком, которого турки хотели обязательно убить, а его знаменосец, казалось, показывал его местонахождение врагам. По очевидцы говорили, что великого магистра как будто бы окружала какая-то защитная оболочка, через которую турки не могли пройти. После одного из самых кровавых для турецкой армии дней, атака, казавшаяся неудержимой, начала слабеть, а затем вылилась во всеобщее отступление.

Не веривший своим глазам Сулейман спустился с трона уни­женный и оскорблённый. Он немедленно хотел казнить своих двух полководцев, но, подумав, решил, что это только будет на руку христианам. У рыцарей потери были большими. Было двести убитых и столько же раненных. Но у турок потери были просто ошеломляющими: трупы лежали горами вокруг всего города. Снова большие осадные орудия начали обстрел, кото­рый не прекращался в течение двух месяцев. Доблестные ры­цари почти пять месяцев держали оборону против самой мощ­ной и решительной армии на земле, не получая при этом ни подкрепления, ни провизии. Их осталось немного, и они были очень утомлены, поэтому победа большой турецкой армии каза­лась совершенно очевидной. Тем не менее, они боролись, имея только одну надежду - достойно умереть.

 

Благосклонность султана

Чем дольше происходила осада, тем больше менялась благо­склонность султана к ордену. Он начал уважать доблесть и храб­рость рыцарей, которую они показали. В сочельник Сулейман сделал рыцарям необычайно достойное и мирное предложе­ние. Он воздал должное их храбрости и выносливости. Он дал им провиант и собственные суда, на которых они могли уехать, куда хотят. После встречи с Де Лиль Адамом, Сулейман писал великому визирю: «Мне больно заставлять этого храброго че­ловека оставить его собственный дом».

Две тысячи человек противостояли в течение полугода ар­мии численностью в двести тысяч человек. Они выдержали самый сильный обстрел и атаки пехоты, которые мир до того времени никогда не видел. Узнав подробности о падении Ро­доса, король Франции Карл V сказал: «Ничто в мире не было потеряно так красиво как Родос». Рыцари, которые уже полу­чили уважение всего мира, теперь получили ещё большее при­знание. Но далее при всём этом величайшие подвиги ордена были ещё впереди.

 

Рыцари занимают Мальту

Больше чем двести лет рыцари жили на Родосе, а теперь они не имели никакого дома. Им предложили маленький, негостеп­риимный остров Мальту, который находится в середине Сре­диземного моря. Они приняли это предложение с благодарно­стью. Много лет назад, когда рыцари на корабле приплыли на Мальту, молния ударила в меч Де Лиль Адама и разнесла его в клочья. Это было чудесным знамением. Рыцарям было пред­назначено бороться в этой гавани. Они должны были выдер­жать ещё одну стратегическую битву.

После захвата Родоса у султана появилась возможность зав­ладеть остальной частью Европы. Казалось невероятным, что разбитые рыцари могут как-то помешать ему Но даже после того, как рыцари ордена Святого Иоанна потерпели потери в численности и богатстве, сохранилось их важнейшее качество - решительность.

В то время христианская Европа не решила свои внутренние разногласия. Кроме того, реформация вызвала негодование Рима и большие конфликты. Христиане взялись за оружие, и пошли друг против друга. Почти в каждой Европейской стране происходила война с соседом. Несмотря на то, что орден Свя­того Иоанна состоял из рыцарей, которые принадлежали к бла­городным семьям разных христианских стран, они поддержи­вали между собой сплочённость и единство. Всё их внимание сосредоточилось на конкретном враге веры - исламе. Как толь­ко рыцари заняли Мальту, они начали строить укрепления и суда для того, чтобы они могли возобновить набеги на мусуль­манские корабли, следующие по морским путям. Известный арабский пират Барбаросс был назначен адмиралом Турецко­го флота, и он поднял его способности и силы до новых высот. Большие морские сражения бушевали со всех концов Среди­земного моря. Хотя большинство из этих сражений не имели большого значения, всё же они держали весь мир в напряже­нии.

В 1546 году Барбаросс умер, и командование мощным Турец­ким флотом принял Драгут. В 1550 году рыцари стали главны­ми участниками в разгроме его флота при Махдии. В ответ Драгут атаковал Мальту Остров был ещё недостаточно укреп­лённый, но его немногочисленные защитники оказали такое жестокое сопротивление, что Драгут отказался от нападения. По обе стороны знали, что турки скоро возвратятся.

В 1557 году умер Де Лиль Адам и великим магистром ордена стал Жан Паризо де Ла Валетт. Он был человеком образован­ным и благородным по происхождению. Ла Валетт когда-то был захвачен турками и был у них рабом в течение четырёх лет. Ему было шестьдесят три года, когда он стал великим магист­ром ордена. Он был таким же великим лидером, какими были Де Лиль Адам и д’Обюссон, которые были его предшественни­ками. Сулейман расширил свою империю до предела и соби­рал силы для решающего нападения на Европу. Но опять меша­ли рыцари, постоянно нападающие на его корабли, несмотря на то, что теперь их было меньше, и находились они дальше.

 

Битва на Мальте

Весь мусульманский мир теперь требовал разрушения орде­на Святого Иоанна. Султан же испытывал противоречивые чувства. Время от времени он гневался на рыцарей, но в тоже время он боялся их, зная, что их нельзя победить без больших потерь. Но общественное мнение вынудило его, и 18 мая 1565 года Турецкий флот приблизился к берегам Мальты.

Мусульманский флот был настолько большим, что свидете­ли сказали, что казалось, как будто большой лес мачт плыл по Средиземному морю. В мире ещё никто и никогда не видел бо­лее мощного, собранного вместе флота. На остров высадились десятки тысяч отлично обученных янычар султана, регуляр­ные войска и более 4000 лаяларов - религиозных фанатиков, ставивших смерть выше жизни. Все эти войска были выстав­лены, чтобы дать сражение 540 рыцарям, 1000 пехотинцам и 3000 ополченцам Мальты.

Снова рыцарям противостояли силы, превышающие их во много раз, и, кроме того, никогда раньше мусульмане не были настроены столь решительно. Рыцари не имели достаточно людей, чтобы удерживать нападающих на береговом плацдар­ме. Однако, в отличие от Родоса, где был только один укреп­лённый город, на Мальте рыцари занимали несколько фортов и укреплённых городов. Из-за такого расположения, туркам пришлось рассредоточить свои силы. Ла Валетт сразу проявил себя. Он максимально использовал любую благоприятную воз­можность. Он послал конницу ордена против турецких отря­дов фуражиров, чтобы постоянно беспокоить их. Этим он на­рушил единство у мусульман.

Турецкое командование возглавлял блестящий Мустафа 11аша, но он совершил стратегическую ошибку, когда направил основной удар по бастиону Кастилия - самой сильной укреп­лённой позиции рыцарей. Это произошло благодаря мужеству одного рыцаря - француза Адриен Де Ла Ривиер, которого взя­ли в плен вначале штурма. Когда его пытали, он сказал, что ба­стион Кастилия слабо укреплён, там маленькое количество людей и его будет легко взять. Когда несколько атак были отби­ты защитниками форта, Паша понял, что захваченный рыцарь солгал. Он приказал избить француза до смерти, но к тому вре­мени он уже потерял сотни воинов. Но важнее всего было то, что войска начали терять уверенность.

 

Огонь св. Эльмо

Тогда Паша передислоцировал основную часть сил для заво­евания маленького форта Эльмо, который возвышался над глав­ной бухтой. Это было в пользу рыцарей, так как дало Ла Валетту время, чтобы сделать усовершенствование других укреплён­ных пунктов. Однако все понимали, что форт Эльмо долго не продержится. Беспорядочный орудийный огонь, который был при осаде Родоса, здесь сменился математически точной стрельбой. Паша направил всю основную артиллерию на об­стрел Эльмо. Огонь не прекращался ни днём, ни ночью. Вскоре небольшой форт начал рушиться.

Однажды ночью во время военного совета в форте Ангело к Ла Валетту явилась неприятная делегация. Нескольким рыца­рям удалось выбраться из форта Эльмо и добраться до Ла Валетта. Они сказали ему, что форт больше не может держаться. Ла Валетт, герой Родоса, назвал молодых рыцарей недостой­ными своих отцов. Также он сказал им, что они могут не воз­вращаться в форт и что он найдёт им замену. После его слов делегация попросила разрешения вернуться на место, и Ла Валетт, в конце концов, согласился. Как только они ушли, он ска­зал совету, что знает, что этот форт обречён на гибель, но они должны выиграть больше времени для того, чтобы остальные могли выжить. На то время турки сконцентрировали возле форта Эльмо так много артиллерии, что поднимающиеся вверх дым и пожар делали форт похожим на вулкан. Казалось невозможным, чтобы там могли быть люди, но молодые рыцари не сдавались и продолжали отстаивать форт. В то время знаменитый Драгут прибыл с новой эскадрой судов и с тысячами луч­ших воинов ислама. Это очень подняло дух всей турецкой армии.

Драгут неофициально принял на себя командование войска­ми и послал ещё большее количество пушек, чтобы обстреливать форт смертельным огнём. Всё это продолжалось ещё три недели. Наконец он послал в бой янычар. Обе стороны были уверены, что турки одержат быструю победу. Они были очень удивлены, когда могучие янычары были отброшены с больши­ми потерями.

Разгневанный Драгут ответил настолько интенсивным об­стрелом, что весь остров колебался, как от землетрясения. На следующий день он послал второе массивное наступление про­тив небольшого форта Эльмо, в котором перед янычарами шли лаялары. Эльмо исчез под облаками пыли, дыма и огня. Когда несколько часов спустя дым рассеялся, рыцари с фортов Ангело и Михаила с удивлением увидели, что над руинами форта развивается флаг с крестом Святого Иоанна. Ла Валетта на­столько тронула эта картина, что он послал нескольких своих лучших рыцарей на помощь форту. Но он настолько плотно был окружён мусульманами, что им пришлось повернуть обратно. Небольшой, но храбрый форт Эльмо теперь был оставлен на произвол судьбы.

На следующий день Драгут усилил обстрел Эльмо. В форте оставалось меньше ста рыцарей, к тому же почти все они были ранены. Когда обстрел закончился, послышались голоса има­мов, призывавших верных победить или умереть за ислам. Вол­на за волной лучших воинов ислама бросалась на разрушен­ные стены форта. Оставшиеся рыцари стояли в проломах, а те, кто были слишком слабыми, чтобы стоять, просили перенести их на иоле битвы, чтобы в последний раз сразиться с мусуль­манами. Небольшая крепость, неспособная, как все считали, выстоять больше двух дней, продержалась больше месяца. Этим она помогла другим рыцарям усилить свою обороноспособ­ность. Кроме того, небольшой форт лишил султана тысяч луч­ших воинов, многих командующих, в том числе главного кано­нира, командира яиычар, и главное, самого Драгута, убитого пушечным ядром.

Когда мусульманский флаг был поднят над руинами форта Эльмо, Паша понял, что его стратегия была неправильной. Цена, заплаченная за форт Эльмо, была слишком дорогой. По­смотрев на более крупный форт Ангело, пушки которого уже пели смертельный огонь по наступавшим войскам, он восклик­нул: «Аллах! Если так дорого стоит маленький сын, какую же цену мы заплатим за большого отца?» Цена была больше, чем он мог себе позволить.

 

Ни пяди...

Трупы рыцарей, погибших смертью храбрых при защите фор­та Эльмо, Паша приказал обезглавить, привязать к крестам и бросить в бухту перед фортом Ангело. Это было грубым оскор­бление религиозных чувств защитников. В ответ Ла Валетт казнил часть пленных турок, а их тела повестил на стенах. За­тем головы казнённых зарядили в пушки и начали стрелять ими по траншеям мусульман. Обе стороны теперь знали, что пути назад нет. Рыцари на Мальте или победят, или погибнут псе до одного.

Обстрелы усилились, крепости рыцарей попали под смер­тельный перекрёстный огонь. Периодически Паша предпри­нимал массивные атаки, которые должны были воспользоваться малейшей ошибкой противника. Каждая атака заканчива­лась для него огромными потерями. В одном из пунктов Паша вывел свои отряды, и они окружили штаб Ла Валетта. Тогда он начал такой обстрел, что жители островов Сиракузы и Ката­ния, расположенных на расстоянии ста миль, слышали рёв ору­дий. Орудия ещё стреляли, а Паша начал грандиозную атаку на стены крепости.

 

Ещё одно чудо

В конце концов, турки пробили брешь и ворвались в крепость. Ожесточённая борьба бушевала в течение шести часов, но ры­царям удалось заделать пролом и отбить у турок стены. Униженный Паша рвал волосы на своей бороде, после чего прика­зал прекратить штурм. Выдержка и стойкость рыцарей были опять недооценены.

Затем Паша возобновил обстрел и продолжал его в течение семи дней, а затем он начал очередной штурм. К этому времени силы ордена настолько истощились, что брешь была продела­на очень быстро. Рыцари смело сражались, но им было тяжело противостоять бушующему потоку мусульман, так как они пре­восходили численностью. Когда сама цитадель была уже в пре­делах досягаемости турок, и казалось, что рыцарям наступает конец, зазвучали турецкие трубы, возвещающие об общем от­ступлении!

Рыцари подумали, что к ним, наконец, пришла помощь с ма­терика. На самом же деле небольшой отряд кавалерии рыцарей напал на мусульманский лагерь в Марсе. Небольшое отделе­ние ударило с такой решительностью, что их приняли за ог­ромную силу. Опасаясь нападения с тыла, Паша был вынужден протрубить отступление. Когда он узнал, что он был обману'1 прямо в тот момент, когда победа была уже у него в руках, он пришёл в неописуемую ярость. После этого он в два раза уси­лил обстрел по оставшимся рыцарям, под которым, казалось, невозможно было кому-то выжить.

 

Никакого отступления

Совет рыцарей предложил оставить все другие укреплённые пункты и сосредоточить силы в крепости Ангело. Ла Валетт отказался от такого предложения. Военные историки считают, что тактика Ла Валетта позволила сберечь рыцарей. Турки не могли сосредоточиться на одном месте. Ла Валетт получил пись­мо от дона Гарсии из Сицилии, обещавшего прислать в помощь армию из 16000 человек. На Ла Валетта это письмо не произве­ло никакого впечатления. Получавший прежде много таких обещаний, он не верил им вообще. Он дал клятву продолжать бороться за каждый акр христианкой земли, пока не будет вы­нужден отдать её туркам. Паша не только обстреливал стены смертельным огнём, он ещё тратил недели на то, чтобы сделать туннели под стенами. 18 августа под бастионом Кастилии про­гремел взрыв, в результате которого образовалась большая брешь. Магистр, которому было семьдесят лет, надел лёгкий шлем, взял меч и бросился отражать атаку. Рыцари и горожане, вдохновлённые его примером, взяли первое попавшееся в руки оружие и устремились за ним к пролому. Ла Валетт был ранен, но, несмотря на это, он отказывался отступить. Показав мечом на турецкие флаги, он сказал: «Не уйду, пока эти флаги будут развиваться на ветру!» Рыцари снова отразили атаку турок.

К этому времени среди турецкого командования начали воз­никать разногласия. Осада, которая должна была занять не­сколько дней, продолжалась несколько месяцев, и конца ее ещё не было видно. Паша начал обдумывать, что ему надо сделать, чтобы получить помощь из Триполи, Греции или Константи­нополя, чтобы продолжить осаду зимой.

Шестого сентября в помощь рыцарям прибыли корабли дона Гарсии, на борту которых было 8000 человек. 8000 воинов было небольшим количеством по сравнению с всё ещё большой ар­мией турок. Но всё же то, что они прибыли, подействовало на моральный дух обеих воюющих сторон. Турки и так были про­сто потрясены тем, какими стойкими оказались всего несколь­ко сот рыцарей. После тяжёлых боёв они захватили только ма­ленький форт Эльмо. Как же они смогут победить, если защит­ников стало ещё больше? Паша быстро сиял осаду, оставил ла­герь и покинул остров.

Великая армия султана возвратилась в гавань Золотой Рог с менее, чем одной третью вышедших на войну солдат. Сулей­ман опять впал в ярость. В бухту своему флоту он разрешил зайти только под прикрытием темноты, чтобы люди не могли видеть его ужасного состояния. Он сразу же решил, что в сле­дующем году отправит на Мальту ещё одну экспедицию. Но, как и Мехмет, Сулейман не дожил до исполнения своего реше­ния.

 

Европа торжествует

На Мальте в живых осталось приблизительно 250 рыцарей. Почти каждый из них был изувечен и остался калекой на всю жизнь. Но Европа стала свободной от мусульманской угрозы, которая ещё недавно казалась неизбежной. Мир в очередной раз с изумлением взирал на орден Святого Иоанна Крестите­ля. Эти «архаичные осколки прошлого» в очередной раз выс­тояли против величайшей армии мира. Они проявили вели­чайшее мужество и стойкость, которые никогда ранее никто не видел.

Европейские страны, с презрением относившиеся когда-то к рыцарям, признали, что эти храбрые воины спасли их от завоевания мусульманами.

Королева Елизавета заявила, что если бы Мальта покорилась туркам, они, возможно, завоевали бы и Англию. Она приказал: Архиепископу Кентерберийскому составить особое благодарение, которое в течение трёх недель должны были читать во всех церквях страны. Радовались и отдавали дань уважения рыцарям, которых до этого списали со счетов, как не имеющих реальной ценности, и другие страны Европы. Знамя ордена со знаменитым «Мальтийским крестом» на какое-то время стало единственным знаменем, которому отдавали честь во всех стра­нах мира. День Святого Иоанна до сих пор празднуется в неко­торых странах как память о подвигах этих доблестных рыца­рей.

 

Уроки

Есть много больших и важных уроков, которые можно извлечь из истории ордена Святого Иоанна. Но мы обратимся только к главному из них. Великие стратеги нередко изменяли курс ис­тории. Но эти рыцари не были великими стратегами. У них были большие сердца. Их решительность, храбрость, стойкость, выносливость сделали то, что никакая самая уникальная страте­гия не смогла бы сделать. Нередко лидерство сводится к про­стому решению, и в этом решении находится самый большой смысл лидерства. Незрелые лидеры всегда чрезмерно сосредо­точиваются на трудностях или на имеющихся возможностях. Великие лидеры сосредоточиваются на задаче и делают всё возможное с теми ресурсами, которыми они располагают. Ор­ден Святого Иоанна продемонстрировал, что можно сделать, когда есть единство. В то время, как европейские страны на­правили свои армии друг против друга, рыцари ордена Свято­го Иоанна оставались сосредоточенными на реальной угрозе для их веры. Несмотря на то, что орден состоял из благородных семей разных наций, которые в то время боролись друг с дру­гом, рыцари не позволяли, чтобы у них появилось разделение из-за доктринальных или политических разногласий. Благо­даря их единству, целенаправленному ведению и решению не отступать перед врагом, они изменили курс истории. Сейчас невозможно даже представить себе, как бы развивалась исто­рия, если бы не было этих немногочисленных мужественных сердец!

 

Нынешнее состояние ордена

Поскольку мне часто задают вопрос о сегодняшнем состоя­нии ордена, я кратко отвечу на него. Стойкость ордена и его способность выживать, почти также удивительны, как их во­енные подвиги. Сегодня он остаётся, пожалуй, единственным настоящим рыцарским орденом, сохранившим законную, непрекращающуюся связь с крестовыми походами. Будучи пре­данными делу чести, защите веры, служению «больным и ни­щим», «Мальтийские рыцари», как их теперь называют, до сих пор участвуют в самых необычайных дипломатических про­рывах, хотя и без фанфар или претензий на признание.







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-11; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.191.31 (0.02 с.)