ТОП 10:

Социально-экономическое развитие России в первой половине XIX в



Социально-экономическое развитие России в первой половине XIX века можно охарактеризовать как предкризисное, поскольку в экономике переплелись самым сложным образом старые, феодальные, и новые, рыночные, отношения. В эти годы стало ясно, что отягощенная системой крепостничества страна не может двигаться вперед, но сделать радикальные шаги в этом направлении было необходимо. Этим обусловлена противоречивость многих мероприятий в период правления Александра I и Николая I.

К началу XIX века Россия занимала огромную территорию от Прибалтики до Дальнего Востока. Ей принадлежала Аляска и некоторые другие территории в Северной Америке. Население страны к середине века составило около 74 млн. человек. Оно состояло из многочисленных народов, проживавших на бескрайних землях, и это также накладывало отпечаток на состояние экономики.

В 1801-1804 годах по просьбе грузинских царей и князей в состав России вошла Грузия, которая спасалась от натиска Персии. В результате войны с Персией и Турцией в 1804-1813 годах к России отошли Имеретия, Гурия, Мингрелия, Абхазия, а также Дагестан и ханства Северного Азербайджана со столицей в Баку.

В мае 1812 года Россия подписала в Бухаресте мир с Турцией, и к России отошла Бессарабия, кроме ее южной части. После успешных военных действий против Швеции в 1808-1809 годах к России были присоединены Финляндия (Великое княжество Финляндское) и Аландские острова. Финляндия имела большую самостоятельность в составе России: выборный сейм, свою конституцию, денежную и таможенную системы. От имени российского императора туда назначался наместник. Можно сказать, что Финляндия была скорее особым государством, соединенным с Россией личной унией, чем российской провинцией.

По решению Венского (1814-1815) конгресса европейских стран, победивших Наполеона, в состав России была включена почти вся Польша (Царство Польское), которой управлял царский наместник. Органом власти Польши был сейм, действовала конституция. Польский корпус (армия) входил в состав вооруженных сил России. Правда, позже в результате разгрома восстания 1830-1831 годов Польша лишилась конституции, был упразднен сейм, а царство Польское объявлено неотъемлемой частью Российской империи.

Состояние сельского хозяйства

В первой половине XIX века сельское хозяйство оставалось главной отраслью российской экономики. Примерно 90% населения страны составляли крестьяне. Развитие сельскохозяйственного производства происходило в основном экстенсивными методами, за счет расширения новых посевных площадей, которые увеличились за полвека на 53%, преимущественно в южных и восточных районах. Внедрение более совершенных методов обработки почвы, новых сортов сельскохозяйственных культур происходило очень медленно, урожайность хлебов в начале века составляла в среднем «сам-три», «сам-четыре», т.е. при посеве одного пуда собирали три-четыре пуда зерна. Частыми были неурожаи, которые приводили к массовому голоду крестьян, гибели скота. Основной агротехнической системой оставалось традиционное трехполье, кое-где еще сохранялась подсека (в Сибири), а в степных районах - залежная система. Животноводство имело преимущественно натуральный характер, т.е. скот выращивался для домашнего потребления, а не на продажу.

К середине XIX века сельское хозяйство постепенно стало меняться. Расширялись посевы технических культур - хмеля, табака, льна, а в 1840-е годы значительно увеличились площади под картофель, который стал не только «вторым хлебом» для крестьян, но и сырьем для пищевой промышленности. Увеличивались площади и под новой культурой - сахарной свеклой, особенно на Украине и на юге Черноземья. Появились предприятия по ее переработке. Первый завод по производству свекловичного сахара был построен в 1802 году в Тульской губернии, к 1834 году было построено 34 завода, а в 1848 году их было свыше 300.

На селе начали внедряться новые машины: молотилки, веялки, сеялки, жатки и др. Увеличился удельный вес наемных работников. В 1850-х годах их количество достигало 700 тыс. человек, в основном приходивших на сезонные работы в южные, степные, заволжские губернии, в Прибалтику.

Медленно продолжался процесс специализации отдельных регионов на производстве различных видов сельскохозяйственных культур: в Заволжье и в степных районах России все больше земель отдавалось под выращивание пшеницы, в Крыму и Закавказье - под виноградарство и шелководство, около крупных городов - под торговое огородничество, птицеводство. В Новороссии, Бессарабии, на Северном Кавказе развивалось тонкорунное овцеводство, которым занимались крупные помещики при большой поддержке правительства, заинтересованного в поставке сырья для заводов по изготовлению армейского сукна.

В первой половине XIX века, как и в XVIII веке, крестьяне делились на те же категории: помещичьи, государственные и удельные (дворцовые). Помещичьи крестьяне составляли самую большую группу. В 1850-х годах их насчитывалось более 23 млн. человек обоего пола, в том числе 1,5 млн. - дворовых и 540 тыс. - работавших на частных фабриках и заводах. В начале века доля крепостных крестьян составляла 40% всего населения страны, а к середине века - 37%. Основная масса помещичьих крестьян проживала в центральных губерниях, на Украине, в Литве и Белоруссии. На севере и юге страны крепостных крестьян был гораздо меньше - от 12 до 2%. Мало их было в Сибири, а в Архангелогородской губернии их не было вовсе.

В разных регионах страны соотношение барщины и оброка было различным, поскольку оно зависело от экономической характеристики губернии. Так, в центральном районе, где был высок уровень промысловых занятий крестьян, большое распространение получила оброчная система - от 65 до 90%. В Прибалтике, Белоруссии, на Украине, где более выгодным для помещиков считалось увеличивать барскую запашку, крестьяне преимущественно находились на барщине - до 90-95% крестьян.

Государственных (казенных) крестьян к середине столетия насчитывалось около 19 млн. душ обоего пола. Официально их называли «свободными сельскими обывателями». Как и в XVIII веке, их экономическое положение было более стабильным. Им предоставлялись земельные наделы, за которые они должны были, кроме государственных податей и сборов, нести и феодальные повинности в виде денежного оброка. Этой категории крестьян с 1801 года разрешалось приобретать в собственность землю. Они могли относительно свободно делать выбор: заниматься земледелием или ремесленным производством, создавать свои небольшие предприятия или переходить в городское сословие. Но этот юридический статус казенных крестьян не был достаточно прочным и гарантированным со стороны государства. Правительство могло перевести их в военные поселения, подарить в собственноcть какому-либо дворянину (что в XIX веке уже случалось крайне редко), перевести в разряд удельных крестьян и пр. Эта сословная группа была сосредоточена в основном в северных и центральных губерниях, в Левобережной и степной Украине, в Поволжье, Приуралье, Сибири.

Категория удельных крестьян по своему правовому и хозяйственному статусу занимала промежуточное положение между остальными двумя категориями. В XVIII веке они назывались дворцовыми, т.е. принадлежали членам императорской фамилии [34]. В 1797 году был создан Департамент уделов для управления дворцовыми землями и крестьянами, и крестьяне были переименованы в удельные. К середине XIX века их насчитывалось почти 2 млн. душ обоего пола. Удельные крестьяне несли в пользу царской семьи оброк, платили государственные налоги и отрабатывали натуральные повинности. Проживали они в основном в губерниях Среднего Поволжья и в Приуралье.

Что касается дворян, то из 127 тыс. дворянских семей, или около 500 тыс. человек (1% населения страны), в начале 1830-х годов были помещиками 109 тыс. семей, т.е. имели крепостных крестьян. Большинство помещиков (около 70%) имели не более 100 душ крепостных мужского пола и считались мелкопоместными. Среди мелкопоместных более половины имели всего несколько крепостных, в среднем около семи душ.

В 1820-х годах становится очевидным, что возможности развития помещичьих хозяйств, основанных на крепостном труде, практически исчерпаны.Заметно снижалась производительность труда на барщине, крестьяне искали всяческие предлоги уклониться от нее. Как писал современник, крестьяне все позже выходят на работу, работают спустя рукава, лишь бы дело не делать, а день убить. В то время как помещик был кровно заинтересован в увеличении производства сельскохозяйственной продукции на продажу, и в первую очередь зерна, крестьяне все меньше проявляли старания в работе.

Кризисные явления ощущали и те хозяйства, в которых преобладала оброчная система. По мере развития крестьянских промыслов среди работников росла конкуренция, и заработки крестьян-оброчников падали, следовательно, они все меньше платили денежную ренту помещикам. Все чаще стали появляться помещики-должники, которые не могли вернуть долги в кредитные учреждения. Так, если в начале XIX века в залоге находилось всего 5% крепостных крестьян, то в 1850-х годах - уже свыше 65%. Множество имений продавалось с молотка за долги.

Итак, крепостная система самым пагубным образом сказывалась прежде всего на сельскохозяйственном производстве. Но крепостное право сдерживало успешно развивающуюся промышленность и торговлю. Это было связано с тем, что в стране отсутствовал рынок труда. К тому же крепостные крестьяне имели очень низкую покупательную способность, что значительно сужало рамки рыночных отношений.

Развитие промышленности и транспорта

В первой половине XIX века основная часть промышленной продукции выпускалась не крупными предприятиями, а мелкими промыслами. Особенно это было характерно для обрабатывающей промышленности, производящей потребительские товары. В 1850-х годах на их долю приходилось до 80% общего объема выпускаемой продукции. Промыслы были наиболее распространены в центральных нечерноземных губерниях - Московской, Ярославской, Владимирской, Калужской и др., где почти в каждом селении крестьяне одновременно занимались сельским хозяйством и каким-либо промыслом: ткачеством, изготовлением глиняной посуды и домашней утвари, шитьем обуви и одежды.

Постепенно население многих деревень и промысловых округов полностью отказывалось от земледельческого труда и целиком переключалось на промышленную деятельность. Известны такие села, как Иваново-Вознесенск и Тейково во Владимирской губернии, Павлово - в Нижегородской, Кимры - в Тверской, превратившиеся в центры текстильной, металлообрабатывающей и кожевенной промышленности.

Большую роль в становлении отечественной промышленности сыграла рассеянная мануфактура, при которой предприниматель-скупщик раздавал работу крестьянам-надомникам. Позже этих работников стали собирать под одну крышу, где они трудились на основе подетального разделения труда. Таким образом постепенно накапливались капиталы, готовились квалифицированные кадры для будущих крупных промышленных предприятий.

По-прежнему важное значение для сельского населения имели отхожие промыслы, зародившиеся еще в XVII веке. Большое распространение они получили в центральных и северо-западных губерниях, где на малоплодородных землях крестьяне не могли содержать семью и платить подати. К середине века отсюда на заработки в крупные города уходило до 30-40% взрослого мужского населения. Этот процесс послужил важным фактором при формировании рынка труда, а также роста городского населения. В 1820-1830-х годах крепостные составляли 46% общей численности промышленных рабочих страны, и лишь к 1860 году их доля снизилась до 18%. Но даже среди 82% «вольнонаемных» рабочих подавляющее большинство составляли крепостные крестьяне, отпущенные помещиками на заработки.

Количество промышленных предприятий к 1860 году возросло до 15 тыс., но большую их часть составляли мелкие производства, где работали по 10-15 человек, чаще всего наемных работников. Доля таких предприятий в их общем объеме достигла к середине века 82%.

Но еще много было предприятий, базировавшихся на крепостном труде: старые горнодобывающие рудники и заводы, созданные в петровскую эпоху, а также вотчинные мануфактуры, основанные помещиками. Многие из них находились в кризисном состоянии и уступали в конкуренции предприятиям, основанным на наемном труде, вследствие низкой производительности, плохого качества выпускаемой продукции и ее дороговизны. Работа на вотчинных мануфактурах являлась для крестьян одной из самых тяжелых форм барщины, что толкало их к сопротивлению. Острый кризис переживали и посессионные мануфактуры вследствие их низкой эффективности.

Развитие российской промышленности происходило неравномерно. Наиболее быстрыми темпами развивалось хлопчатобумажное производство. В 1850-е годы Россия занимала пятое место в мире по выпуску хлопчатобумажных тканей. Заметные успехи наблюдались в шерстяной промышленности, а производство полотняных и шелковых тканей находилось в состоянии застоя. Если в 1804 году в стране насчитывалось 285 полотняных мануфактур, то к 1845 году их количество сократилось до 156. Состояние депрессии охватило и металлургию. За первую половину XIX века производство чугуна выросло лишь в два раза - с 9 до 18 млн. пудов, а в это же время Англия увеличила производство чугуна в 30 раз. Доля России в мировой металлургии сократилась с 12% в 1830 году до 4% в 1850 году. Это был результат технической отсталости, низкой производительности труда крепостных работников. Российская металлургия выживала только благодаря жесткой системе таможенных тарифов на ввоз черных и цветных металлов.

В 1830-1840-х годах в промышленности стали создаваться крупные предприятия - фабрики - основанные на машинной технике, т.е. начался промышленный переворот. Переход к фабричному производству означал появление совершенно новых социальных групп населения: предпринимателей и наемных работников. Этот процесс начался раньше всего в хлопчатобумажной промышленности, где уже в 1825 году 94,7% рабочих были наемными, а позже всего - в горнодобывающей. Это объясняется тем, что текстильные предприятия быстрее остальных стали оснащаться различными машинами, для обслуживания которых нужны были более подготовленные работники, не связанные с сельским хозяйством.

Первым предприятием, основанным на машинной технике, была казенная Александровская хлопчатобумажная мануфактура в Петербурге (1799). В 1860 году только в Московской губернии таких предприятий было уже 191, а в Петербургской - 117. К этому времени на прядильном и ситцепечатном производстве широко использовалось специальное оборудование.

Одним из показателей промышленного переворота можно считать возникновение и развитие российского машиностроения. И хотя до 1860-х годов в народном хозяйстве применялись в основном машины зарубежного производства, именно в эти годы в Петербурге были построены первые машиностроительные заводы: завод Берда, Невский машиностроительный завод, Александровский казенный завод, производившие паровые машины, пароходы, паровозы и др. В 1849 году был построен завод в Сормове (около Нижнего Новгорода), который стал выпускать речные суда. В Прибалтике, на Украине получило развитие сельскохозяйственное машиностроение. С 1804 по 1864 годы производительность труда в промышленности выросла почти в пять раз, несмотря на наличие в стране крепостного труда. Тем не менее фабричное производство стало занимать господствующее положение во всех отраслях промышленности только после реформ 1860-1870-х годов.

Необходимо отметить специфические черты, которые были присущи дореформенным наемным работникам и предпринимателям. Наемные рабочие, как правило, одновременно являлись и крепостными людьми, ушедшими на оброк, но еще связанными с сельским хозяйством. Они зависели, с одной стороны, от фабриканта (заводчика), а с другой - от помещика, который мог в любой момент вернуть их в деревню, заставить работать на барщине. Да и для фабриканта нанимать такого работника было достаточно дорого, так как помимо заработной платы рабочему он должен был возмещать за него и оброк помещику. Государственный (казенный) крестьянин, ушедший в город, тоже не был полностью свободен, потому что все еще был связан с общиной определенными отношениями.

Русская дореформенная буржуазия характеризовалась другими особенностями.Она происходила по преимуществу из гильдейских купцов или из числа «торгующих крестьян», получивших «билеты» (специальные свидетельства на право торговли) и сумевших основать какое-либо предприятие. Чаще всего они совмещали торговые и предпринимательские функции. В середине века численность купечества всех трех гильдий составляла 180 тыс., и примерно 100-110 тыс. - «торгующих крестьян».

Но большая часть предпринимателей и торгующих крестьян все еще оставалась крепостными.И хотя многие из них уже имели большие капиталы, владели мануфактурами, они, как и в XVIII веке, продолжали платить немалые суммы оброка помещикам, которые не торопились из-за этого отпускать на волю разбогатевших предпринимателей. Например, владелец крупной шелкоткацкой фабрики в Подмосковье И. Кондрашев так и оставался крепостным князей Голицыных до самого 1861 года. В качестве примера можно также привести фабриканта С. Морозова, который в 1820-х годах выкупился на волю у помещика Рюмина за 17 тыс. руб. - сумму, равную годовому оброку с двух тыс. крепостных крестьян. Несколько десятков фабрикантов села Иваново выкупились у графа Шереметева более чем за 1 млн. руб.

Одним из показателей степени развития новых экономических отношений был рост городского населения. Если в конце XVIII века население городов составляло 2,2 млн. человек, то к середине XIX века оно увеличилось до 5,7 млн. человек, что составляло только 8% всего населения страны. За полвека количество городов увеличилось с 630 до 1032, причем 80% этих городов были очень небольшими, до пяти тысяч жителей каждый. Особенно быстро росли торговые центры Поволжья, а также превращающиеся в города торговые и промышленные села: Иваново-Вознесенск, Павлово-на-Оке, Рыбинск, Гжатск и др. В 1811 году население только 19 городов превышало 20 тысяч, и лишь Петербург и Москва были действительно крупными городами. Москва выросла за полвека с 270 тыс. до 460 тыс., а Петербург - с 336 тыс. до 540 тыс. жителей.

В первой половине XIX века Россия оставалась страной бездорожья, что изрядно мешало ее экономическому развитию. В качестве основных видов транспорта в России того времени были водный и гужевой (перевозки на лошадях). По рекам - Волге, Днепру, Северной и Западной Двине, Неману, Дону - двигались основные грузопотоки: хлеб, сельскохозяйственное сырье, продукция металлургии, строительные материалы, древесина и др. В начале века были введены в строй каналы, которые соединили Волгу с Северной Двиной и Балтийским бассейном, Днепр соединили каналами с Вислой, Неманом, Западной Двиной, но их пропускная способность была невелика. В 1815-1817 годах на реках появились первые пароходы, а к 1860 году их уже насчитывалось около 340, в основном иностранного производства. По рекам грузы сплавлялись на плотах, баржах или при помощи конной и бурлацкой тяги.

Если водными путями пользовались летом, то зимой более удобным видом транспорта были перевозки на лошадях по санному пути. В основном дороги были грунтовыми, в распутицу практически непроезжими. В городах улицы часто мостили булыжником. В первой половине века стали строить шоссейные дороги между Петербургом и Москвой, Варшавой, Ярославлем, Нижним Новгородом и др. К 1860 году по стране насчитывалось 9 тыс. верст шоссейных дорог, что было конечно же очень мало для огромной России (1 верста = 1,07 км).

В 1830-х годах началось строительство железных дорог. Первая железная дорога была построена между Петербургом и Царским Селом, ее длина была всего 25 верст. В 1843-1851 годах железная дорога протяженностью 650 верст соединила Петербург и Москву, что имело большое экономическое и стратегическое значение. Одновременно на частные средства была построена железная дорога от Петербурга до Варшавы. Всего к 1861 году в России имелось лишь около 1,5 тыс. верст железнодорожных линий, и по этому показателю страна чрезвычайно отставала от Западной Европы. В Англии в это время протяженность железных дорог составляла 15 тыс. верст.

Железнодорожному строительству сильно противодействовали владельцы ямских станций, всячески старавшиеся не допустить развития новых средств передвижения. Даже в правительстве имелись противники строительства железных дорог, которые доказывали, что в России для них якобы не будет ни грузов, ни пассажиров. Министр финансов Е. Канкрин заявлял, что железные дороги «подстрекают к частым путешествиям без всякой нужды и таким образом увеличивают непостоянство духа нашей эпохи». Он говорил, что соединение рельсами Москвы и Казани возможно лишь через 200-300 лет.

Такая позиция главного казначея страны привела к тому, что неразвитая российская инфраструктура оказалась неспособной обеспечить русскую армию продовольствием и оружием во время Крымской кампании 1853-1856 годов, и это сыграло свою роль в поражении России.

Торговля, денежное обращение, финансы

Внутренняя торговля первой половины XIX века почти не отличалась от торговли XVIII века ни по структуре, ни по содержанию. Все также основной объем внутренней торговли приходился на сельскохозяйственную продукцию и изделия кустарных промыслов. И лишь к середине века увеличилась доля изделий крупных промышленных предприятий, особенно текстильных и кожевенных. Заметно повысилась роль центров оптовой торговли - ярмарок. Наиболее крупных, с оборотом свыше 1 млн. руб., было немного, всего 64: Нижегородская, Ростовская (Ярославская губерния), Коренная (около Курска) и др. Кроме того, почти 18 тыс. ярмарок были средними и мелкими.

Крупнейшие ярмарки оставались сердцевиной российского предпринимательства. В середине XIX века при содействии множества иностранных оптовых торговцев здесь заключались крупные международные сделки. На ярмарках, помимо самого процесса торговли, демонстрировались технические новинки, завязывались деловые контакты, создавались товарищества и акционерные общества. Ярмарки выступали в качестве чуткого барометра экономической жизни страны, на них происходило стихийное регулирование баланса спроса и предложения, координация хозяйственного механизма.

По-прежнему, как и в XVIII веке, по глухим деревням ходили коробейники, офени, разносившие ткани, галантерею, мелкие предметы быта, зачастую не продавая их за деньги, а обменивая на сырье (лен, полотно и пр.).

К середине XIX века торговля уже перестала быть привилегией гильдейского купечества. В 1842 году произошла отмена законов, по которым запрещалось промышленникам самим заниматься розничной торговлей, в результате чего гильдейские купцы потеряли монопольное положение на рынке. Вслед за промышленниками на городские рынки и ярмарки буквально хлынули «торгующие крестьяне», оттеснив кое-где купцов. Так, в Москве в 1840-х годах крестьяне составляли уже почти половину всех торговцев.

Внешняя торговля России строилась в основном с ориентацией на западноевропейский рынок, на долю которого приходилось до 90% всего внешнеторгового оборота. Главным торговым партнером по-прежнему выступала Англия - свыше 30% товарооборота России приходилось на эту страну. Заметную роль в обороте занимали Франция и Германия. Западные страны покупали в России хлеб, сельскохозяйственное сырье, а сюда отправляли машины, хлопок-сырец, краски, т.е. то, что было необходимо для российской промышленности. Но если для западных стран Россия являлась поставщиком сырья и полуфабрикатов, то для стран Востока, и прежде всего Средней Азии, Россия выступала в качестве поставщика промышленной продукции, в основном тканей и металлических изделий. За первую половину XIX века объемы внешней торговли значительно выросли. Среднегодовой объем экспорта в 1800-1860 годах увеличился почти в четыре раза: с 60 млн. до 230 млн. руб., а импорт - более чем в пять раз: с 40 млн до 210 млн.

После целого ряда сражений в Европе с французскими войсками был заключен неудачный для России Тильзитский мир (1807), по которому Россия была обязана следовать за Францией во многих международных делах, что заметно ограничивало ее самостоятельность. В 1808 году Франция заставила Россию присоединиться к континентальной блокаде, т.е. отказаться от торговли с Англией. Это нанесло заметный ущерб экономике России, поскольку она теряла емкий английский рынок, куда русские помещики вывозили свою сельскохозяйственную продукцию и откуда в Россию шла продукция промышленного производства. К тому же в результате блокады цены на колониальные товары (сахар, чай) чрезвычайно поднялись. Этот экономический союз с Наполеоном принес заметные финансовые убытки и привел к дальнейшему падению курса внутренней валюты - ассигнаций.

Большое внимание таможенной политике уделял Е. Канкрин, считая, что именно жесткий протекционизм позволит не только поддерживать отечественных производителей, но и принесет большие доходы в казну. Поскольку Россия в 1816-1821 годах заметно ослабила тарифное обложение импорта, то одним из первых шагов Канкрина, как министра финансов, было повышение таможенных пошлин. В основном тарифами облагались дешевые английские товары (особенно текстиль и железо), вплоть до полного их запрета на ввоз. В результате доходы казны от тарифных пошлин увеличились в 1824-1842 годах с 11 млн. до 26 млн. руб.

Позже, после ухода Е. Канкрина с министерского поста, Россия стала снижать тарифы, и в 1850-е годы стала поддерживать политику фритредерства. Были сняты многие, ранее установленные запреты на ввоз, и к 1857 году тарифы остались лишь на семь товаров: сахар, железо, спиртные напитки и некоторые др.

Говоря о финансовой системе России, следует отметить, что на ее состояние большое влияние оказала Отечественная война 1812 года, которая нанесла существенный материальный урон. В ходе военных действий более 100 тыс. человек были убиты и ранены. Пожар Москвы уничтожил почти весь город, пострадало много других населенных пунктов, промышленных предприятий. К тому же Наполеон буквально завалил Россию фальшивыми деньгами. К 1814 году курс ассигнаций достиг очень низкой отметки: за один бумажный рубль давали 20 коп. серебром. Сумма выпущенных ассигнаций достигала астрономических цифр, в 1818 году она составила 836 млн. руб. На протяжении первых десятилетий XIX века курс ассигнаций постоянно колебался, даже в разных районах страны он заметно отличался.

В 1839 году Е. Канкрин провел денежную реформу, по которой серебряный рубль снова объявлялся основной денежной единицей. Было установлено, что 350 руб. бумажных денег равняются 100 руб. серебром, а это означало девальвацию ассигнаций. К 1843 году они были совсем изъяты из обращения и заменены кредитными билетами, свободно обменивавшимися на серебро. Но в ходе Крымской войны и после поражения в ней правительство не раз прибегало к денежной эмиссии. В результате такой политики курс кредитного рубля постоянно снижался по сравнению с курсом серебряного рубля, поэтому свободный обмен был отменен. Стране фактически угрожал финансовый развал. За 1853-1856 годы дефицит бюджета вырос с 57 млн. до 307 млн. руб., инфляция выросла до 50% в год.

Государственные финансы первой половины XIX века постоянно находились в большом напряжении, дефицит государственного бюджета возрастал из года в год, поскольку основным источником государственных доходов оставались налоги с податного населения, в основном с крестьян, в то время как дворянство и духовенство почти не платили никаких личных налогов, купечество же платило лишь небольшие сборы. Но эти поступления не могли покрыть потребности государства. Так, перед реформой 1861 года низшие податные слои платили 175 млн. руб. в год из общей суммы прямых налогов в 191 млн. руб.

Кредитно-банковская система России почти не менялась со времен Екатерины II и продолжала оставаться в руках государства, в стране практически не было коммерческих кредитных учреждений. Основная часть банковских ссуд направлялась на весьма льготное кредитование дворянских хозяйств. На кредитование же торговли и промышленности шли очень ничтожные суммы, поскольку для этих целей кредиты оговаривались целым рядом условий.

Специфической особенностью России было то, что первоначальное накопление капитала происходило в условиях крепостного права. Важнейшим источником накопления была феодальная рента, получаемая крупными землевладельцами в натуральной и денежной форме. Но в основном процесс накопления завершился уже после отмены крепостного права, когда дворяне, получив огромные выкупные суммы, часть из них направили в производственную сферу.

Процесс выкупа принес большой доход и государству, которое удержало с помещиков все долги, числившиеся на заложенных в казну имениях. А таких долгов к 1860 году на помещиках лежало около 400 млн. руб. Позже, в 1871 году, из общей суммы выкупных платежей почти 250 млн. руб. пошло на уплату банковских долгов дворянства.

Купеческий капитал большей частью создавался за счет чрезвычайно выгодных казенных подрядов и откупов, особенно на винную монополию. В 1860 году винные откупщики заплатили в казну 128 млн. руб., а их собственные доходы от торговли вином были в несколько раз выше. В середине века до 40% всех доходов бюджета составлял так называемый «питейный доход» - от торговли вином. Частные капиталы росли также за счет неэквивалентной торговли с российскими окраинами, бурного роста золотодобывающей промышленности в Сибири и т.д.

ИТОГИ ВНУТРЕННЕЙ ПОЛИТИКИ.

В результате утверждения внутриполитического курса, в котором преобладали реакционные меры, подавлялась не только оппозиция, но и любое свободомыслие в стране.

 

Бюрократизация государственного аппарата и государственная опека всех сторон жизни общества достигли апогея. Правление Николая I стало вершиной абсолютизма в России. Но, не доверяя обществу и опираясь на чиновничество, император, при отсутствии представительных органов, не мог обеспечить контроль за его деятельностью и, в итоге, с горечью признал, что "Россией правят столоначальники".

 

За годы правления Николая I, требующего повиновения, а не рассуждения, в несколько раз увеличилась численность чиновничества, но качественный состав русской бюрократии в результате ухода из службы мыслящих, совестливых людей значительно ухудшился. Сохранен сословный строй, усилена элитарная замкнутость дворянства.

 

Осознавалась вредоносность крепостного права, но оно было сохранено, а отдельные реформы лишь регламентировали повинности, упорядочивали отношения крестьян с государством.

 

Осознание необходимости перемен, в то же время, не только не сократилось, но нарастало даже в среде чиновничества и дворянства. Так, многие выпускники узкосословного закрытого Правового училища при Министерстве юстиции приобретали реформистские и даже либеральные взгляды, приходили к мнению о необходимости перестройки судебной системы и позже внесли большой вклад в реализацию преобразований Александра II.

 

В итоге, внутренняя политика Николая I, укрепляя основы самодержавия и не решая назревших коренных проблем, приводила к застою и отставанию от наиболее передовых стран Запада, дестабилизировала социальную и политическую обстановку в стране.

 

При внешнем могуществе и напускном благополучии страна оказалась в кризисном состоянии, что и выявила Крымская война. Свидетельством кризиса стали и слухи о самоубийстве царя, который глубоко переживал неудачи в войне и, видимо, осознавал катастрофический характер последствий своего правления

 

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-10; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.228.24.192 (0.02 с.)