ТОП 10:

Последствия войны: восточный вопрос



Наше изложение могло бы здесь уже окончиться, и на этот Берлинский мир можно было бы взглянуть как на грань, за которой уже начинается область текущей политики, т. е. та еще не вполне выясненная и не вполне обработанная область истории, в которой еще мудрено определить относительное значение лиц и событий, а следовательно еще и нельзя делать верных выводов относительно их всемирно-исторического значения. Однако мы присоединим еще к нашему рассказу беглый обзор исторических событий в Европе от Берлинского мира 1878 года до кончины первого Германского императора в 1888 году, отчасти для того, чтобы напомнить настоящему поколению факты ближайшей политической действительности, среди которых оно живет, отчасти же, чтобы указать на тесную связь настоящего с отдаленным прошлым, изучение которого так необходимо для понимания многих задач современности.

Начавшееся расчленение Турции или разложение ее, разгадка важного восточного вопроса, в том виде, в каком он сложился еще в начале нынешнего столетия — не подвинулась и в это последнее десятилетие к разрешению, и не устранилась с политического горизонта, а, напротив того, в значительной степени повлияла на взаимные отношения европейских держав.

Австро-Венгрия

Австро-Венгрии не даром досталась предоставленная ей Берлинским трактатом доля в военной добыче России — провинции Босния и Герцеговина. Сначала пришлось побороть то сопротивление, которым в обеих половинах Австрийской империи было встречено это новое приобретение: так или иначе с ним пришлось примириться. 19 августа 1878 года столица Боснии, Сараево, была отбита австрийскими войсками у местного населения, не соглашавшегося подчиниться австрийскому владычеству, а в то же время занята войсками и весьма важная юго-западная часть, санджак Новобазарский — полоса земли между Сербией и Черногорией. В 1882 году восстание в этих провинциях повторилось и подавить его удалось только при помощи весьма значительной военной силы, так как оно грозило распространиться и на Южную Далмацию. Со времени усмирения этого восстания Босния и Герцеговина затихли и, по-видимому, начинают несколько примиряться и уживаться с австрийскими порядками.

Франц Иосиф, австрийский император

Черногория

Приведение в исполнение условий Берлинского мира встретило кое-какие затруднения и в других освобожденных от турецкой зависимости странах — Черногории, Сербии и Румынии. Черногории были присуждены некоторые местности, заселенные албанцами, но албанцы об этом и слышать не хотели, так что и Порта, и князь Николай, по обоюдному соглашению, порешили заменить уступку этих местностей присоединением к Черногории приморского городка Дульциньо. Но албанцы тотчас же заняли и этот город: Порте было с ними нелегко справиться, да вряд ли она особенно и добивалась этого. Для понуждения Турции к выполнению этого условия в Адриатике явилась смешанная эскадра из английских, французских, германских, итальянских и австрийских судов. Но так как только английский адмирал был уполномочен к принятию понудительных мер, то демонстрация оказалась совершенно бесполезной. Только уже германскому и французскому послу в Константинополе удалось истолковать султану, что Европа решилась во что бы то ни стало добиться выполнения своей воли: они даже пригрозили ему, что в случае неисполнения условий трактата Англия, в которой теперь главную роль играл Гладстон, не слишком благоволивший Турции, в виде залога, наложит руку на Смирну или на иной какой-нибудь столь же важный город Турции… И так этим путем удалось добиться того, что в ноябре 1880 года Дульциньо был передан черногорцам и этот спор порешен окончательно.

Сербия и Румыния

Связи Сербии и Румынии с Портой были порваны легко и просто. Обе эти страны только завершили в данное время тот путь, по которому они уже издавна следовали, — и Румыния прежде (в мае 1881 г.), а Сербия несколько позже (в марте 1882 г.), провозгласили своих князей королями, а сами княжества — королевствами. Это еще более подняло чувство сознания собственного достоинства в населении этих областей, и без того уже несколько преувеличенное, но, впрочем, до известной степени, оправдываемое усиленным стремлением и той, и другой к подражанию Западной Европе и сближению с ней во всех областях своей культуры. В Румынии, под влиянием ее короля, связанного родственными связями с домом Гогенцоллернов, конечно, преобладают симпатии к Германии; в Сербии, благодаря ее политическому положению, борются постоянно две партии: одна, тяготеющая к Австрии, и другая, тяготеющая к России.

Болгария и Румелия

Этому новому королевству, Сербии, в 1885 году пришлось даже вынести довольно нелегкую борьбу с соседним ему княжеством Болгарским, которое, по Берлинскому миру, в интересах Турции, но противно естественному порядку вещей, подразделено было на две части: полусамостоятельное княжество Болгарское, на севере, и турецкую провинцию, управляемую губернатором-христианином, на юг от Балкан (так называемую Восточную Румелию). Новый губернатор последней части, Александр Богоридес, в мае 1879 года торжественно совершил свой выезд в Филиппополь, столицу Восточной Румелии; в Болгарии же (в апреле 1879 г.), отчасти под влиянием России, был посажен князем избранный болгарами в князья, офицер германской армии Александр, принц Баттенбергский, состоявший в отдаленном родстве с российским императорским домом по Гессенской линии. Карьера этого молодого человека была не особенно продолжительна, но очень богата и смелыми попытками, и событиями, не лишенными некоторого интереса и значения. Одаренный большим самолюбием и самоуверенностью, он сумел себе составить партию в народе и задумал выбиться из-под той русской опеки, которая связывала ему руки и ограничивала круг его действий. В 1881 году он поставил вопрос об отношениях Болгарии к России ребром, обнадеженный поддержкой западноевропейских держав. Тогда посаженные в княжестве русские министры подали в отставку и удалились из княжества (1883 г.). Два года спустя, в сентябре 1885 года, в Филиппополе (в Восточной Румелии), конечно, с ведома и поощрения европейских держав (но никак не России), разыгралась довольно странная комедия: нечто вроде маленькой революции, путем которой местный губернатор был устранен, а князь Александр торжественно провозглашен «князем соединенной Болгарии». Такое произвольное усиление Болгарии показалось Сербии опасным, и она объявила войну «соединенной Болгарии» (18 ноября). Сербские войска четырьмя колоннами вступили на болгарскую территорию, о под Сливницей им пришлось выдержать трехдневный бой с болгарским войском, воспитанным в суровой школе русской армии, и сербы были разбиты наголову. Князь Александр собирался отвечать на сербское вторжение в Болгарию таким же вторжением в Сербию, но был остановлен ультиматумом Австрии, которая, настраивая болгарского князя против России, не желала, однако, дать ему слишком много воли. С другой стороны, и недовольство России выказалось совершенно ясно в том, что князь Александр, по указу императора Александра III, был исключен из списков русской армии. Таким образом всякие сношения России с Болгарией были порваны, и этим в самом народе болгарском возбуждено недовольство против князя Александра, которое и выразилось в военном возмущении против него (21 августа 1885 г.), чуть не вынудившем его к отречению от престола и удалению из Болгарии. Тщетно пытался он после этого поправить свои отношения с Россией; тщетно старался и удержаться на престоле, не опираясь на русскую партию… Не имея твердой почвы под ногами, он вскоре увидел себя до такой степени запутанным в сети различных политических интриг, что потерял прежнюю уверенность в себе и отрекся от престола. Регентство, установленное им еще в бытность в Болгарии, озаботилось приисканием нового князя и после долгих хлопот и исканий нашло для Болгарии нового правителя в лице принца Фердинанда Кобург-Когарийского, со стороны матери состоявшего в родстве с Oрлеанами. 14 августа 1884 года он прибыл в Тырново и с того времени правит там, хотя и не признан ни Россией, ни какой-либо из держав, подписавших Берлинский трактат.

Греция

В самый последний период русско-турецкой войны, когда уже начинались даже переговоры о перемирии, и Греция ввязалась в войну с Турцией: ее войска вступили в Фессалию и тотчас же отступили, как только турецкий флот явился перед Пиреем. На Берлинском конгрессе, где Греция нашла себе особенно усердных защитников во французах, и ей тоже было обещано некоторое «уравнение границ», как теперь вообще привыкли на дипломатическом языке называть всякие захваты и невольные уступки земель. После долгих и обоюдно бесплодных переговоров, в апреле 1881 года, обе стороны, наконец, пришли к некоторому соглашению. Греция получила Фессалию и южную часть Эпира; но Янина осталась за Портой.

Франция и Тунис

Взгляда на Порту достаточно, чтобы убедиться, как испорчено в данное время могущество османов в Европе; оно неизбежно должно рухнуть при ближайшем столкновении, и в данном случае едва ли могут что-либо изменить слабые попытки реформ, приводимых в исполнение известным числом иноземных (немецких или английских) чиновников, в области финансов, судоустройства и внутреннего управления, и несколькими европейскими офицерами — в армии; притом, в данное время, Порта связана уплатой возложенных на нее военных издержек России, и всюду может держаться только политики слабого и беспомощного, т. е. хитрости, уверток, обещаний и полного бездействия. Но ее утраты не ограничиваются пределами ее европейских владений: в последние годы ее постарались почти совершенно избавить от тягости правления и в Африке. Франция воспользовалась первым случаем, чтобы завладеть Тунисом, который стоял в довольно слабой вассальной зависимости от Порты. Торговое соревнование между французами и итальянцами в Тунисе ускорило решение французов и предлог к предположенному захвату нашелся очень легко: словно по заказу, одно из племен, о котором и не слыхивали в Европе, а именно крумиры, подданные бея Тунисского, произвели набег на алжирские владения французов. Остальное не трудно себе представить: французские войска перешли через границу и командовавший ими генерал, посетив бея в его резиденции, замке Бардо, принудил его к подписанию трактата (май 1881 г.), по которому он предоставил в распоряжение французов внешнюю политику и финансы Туниса, т. е. другими словами, делал их полновластными хозяевами страны. Несмотря на этот трактат им пришлось еще, однако, преодолеть физическое сопротивление местного населения, и приобретение Туниса можно было считать вполне законченным только тогда, когда они овладели на юге городом Кагируаном. Протест Порты не удостоен был французским правительством никакого внимания; но зато Италия была чрезвычайно озлоблена этим смелым захватом французов, и это в значительной степени способствовало наступившему между Италией и Францией охлаждению, да, вероятно, и в будущем поведет к некоторым осложнениям между обеими романскими странами.

Англия и Египет

С точки зрения различных высших соображений, может быть, следует и радоваться тому, что страны северного берега Африки, в VII–VIII веках отнятые исламом у христианско-европейской культуры, теперь постепенно вновь отнимаются у ислама, который всюду выказывает себя косным и враждебным всякой культуре. Важнейшей из стран на северном берегу Африки является Египет, с которым со времени проведения Суэцкого канала связывается еще особый интерес. С 1879 года, когда вице-король египетский, Измаил-бей, был смещен Портой, Египет находился под специальной опекой Европы: один английский и один французский генерал-контролеры управляли его финансами и таким образом ограничивали правление нового вице-короля Тевфика. Когда это европейское управление приступило к сокращению египетской армии, один из египетских полковников, Араби-бей, стал во главе недовольных и, некоторым образом, во главе национальной партии: лозунг этой партии, по которому «Египет только для египтян», угрожал серьезными осложнениями в ближайшем будущем, и действительно в июне 1882 года чернь в Александрии восстала и перебила несколько европейцев. Порта и ее комиссары были застигнуты врасплох: конференция послов в Константинополе потребовала от Порты решительных мер, но ее требования были встречены обычной системой медлительности и бессилия. Тогда английская и французская эскадра явились перед Александрией. Французское правительство еще не решалось действовать, когда англичане уже перешли к делу: 11 июля английская эскадра открыла очень энергичную канонаду и стала бомбардировать Александрию, которую Араби начал было укреплять; затем, после победы, одержанной английским генералом Уэлсли над Араби при Тель-эль-Кебире, 13 августа 1882 года, вся страна оказалась во власти англичан. Власть их должна была вскоре распространиться далеко на Юг: в Судане явился новый пророк, Махди, который освободил эту страну от египетского владычества и нанес египетским войскам, под начальством англичан, несколько последовательных поражений. Английский генерал Гордон пал там, защищая Хартум от махдистов, прежде чем подоспела английская помощь (январь 1885 г.). Английская оккупация Египта, вследствие этих событий, продолжается и до сих пор, и продолжится неопределенное время, «пока обстоятельства не окажутся настолько благоприятны, что можно будет отозвать английские войска из Египта…» Но едва ли когда-нибудь наступит для них время так сложиться.







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-10; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.85.245.126 (0.005 с.)