ТОП 10:

Условие приёма в Коммунистический интернационал



В период между I и II конгрессами революционный подъём продолжал нарастать. В 1919 году в Венгрии (21 марта), Баварии (13 апреля), Словакии (16 июня) возникли советские республики. В Англии, Франции, США, Италии и в других странах развернулось движение в защиту Советской России от интервенции империалистических держав. Массовое национально-освободительное движение возникло в колониях и полуколониях (Корея, Китай, Индия, Турция, Афганистан и другие). Продолжался процесс формирования коммунистических партий: они возникли в Дании (ноябрь 1919 года), Мексике (1919 год), США (сентябрь 1919 года), Югославии (апрель 1919 года), Индонезии, (май 1920 года), Великобритании (31 июля — 1 августа 1920 года), Палестине (1919 год), Иране (июнь 1920 год) и Испании (апрель 1920 года).

В это же время социалистические партии Франции, Италии, Независимая социал-демократическая партия Германии, Рабочая партия Норвегии и другие порвали с Бернским интернационалом и заявили о своём желании примкнуть к Коммунистическому Интернационалу. Это были в основном центристские партии и в них были элементы, которые несли с собой в ряды Коммунистического Интернационал правую опасность, угрожали его идейной монолитности, которая была необходимым и обязательным условием выполнения Коммунистичским Интернационалом его исторической миссии. Наряду с этим во многиъ компартиях появилась угроза «слева», порождённая молодостью и неопытностью компартий, часто склонных слишком торопливо решать коренные вопросы революционной борьбы, а также проникновением анархо-синдикалистских элементов в мировое коммунистическое движение.

Именно этим была продиктована необходимость 21 условия приема в Коммунистический Интернационал, утверждённых 6 августа 1920 года II конгрессом. Основными среди этих условий были: признание диктатуры пролетариата, как главного принципа революционной борьбы и теории марксизма, полный разрыв с реформистами и центристами и изгнание их из рядов партии, сочетание легальных и нелегальных методов борьбы, систематическая работа в деревне, в профсоюзах, в парламенте, демократический централизм как главный организационный принцип партии, обязательность для партии постановлений конгрессов и пленумов Коммунистического Интернационала и его руководящих органов. 21 условие было необходимо для обеспечения организации политических основ деятельности как самого Коммунистического Интернационала, так и входивших в него компартий. Условия исходили из ленинского учения о партии нового типа и сыграли огромную роль в выковывании марксистско-ленинских партий и их кадров, в борьбе с оппортунизмом и в дальнейшем развитии мирового коммунистического движения.

Конгресс принял Устав Коммунистического Интернационала, основанный на принципе демократического централизма, а также избрал руководящий орган Коммунистического Интернационала — Исполнительный комитет (ИККИ) и другие органы. Характеризуя историческое значение II конгресса, Ленин говорил:

«Сначала коммунисты должны были на весь мир провозгласить свои принципы. Это сделано на I конгрессе. Это первый шаг. Вторым шагом было организационное оформление Коммунисти ческого Интернационала и выработка условий приема в него, — условий отделения на деле от центристов, от прямых и косвенных агентов буржуазии внутри рабочего движения. Это сделано на II конгрессе».[5]

 

 

16. Характерные черты и особенности политического и социально-экономического развития латиноамериканских государств в 20-е годы ХХ века.

 

Обстановка в регионе в 20-е гг. Первая мировая война ускорила дальнейшее капиталистическое развитие стран Латинской Америки. Временно уменьшился приток европейских товаров и капиталов. Цены на мировом рынке на сырьевую и продовольственную продукцию стран региона повысились. На кубинский сахар, например, цены увеличились в 11 раз. Это способствовало накоплению капиталов, росту местного производства, относительно стабильным темпом экономического развития. За годы войны, например, в Бразилии возникло около 6 тыс. новых промышленных предприятий — больше, чем за предыдущие 25 лет.

В 20-е гг. сохранялась благоприятная для товаров Латинской Америки конъюнктура на мировом рынке. Однако экономический рост происходил по-прежнему на основе преимущественно экстенсивных факторов. Характерным оставалось засилье латифундизма в деревне, ориентация производства на внешний рынок, зависимость от иностранного капитала. Развивались отрасли агроэкспорта и добывающей промышленности, легкой промышленности. В 20-е гг. вновь усилился приток иностранных товаров и капиталов, стесняя развитие местного производства. К концу 20-х гг. возможности эффективного роста экономики на такой основе истощились.

В политическом отношении латиноамериканские государства в 20-е гг. в большинстве случаев были республиками скорее только по названию. Массы неграмотного и малограмотного населения, особенно вне крупных экономических и культурных центров, в выборах не участвовали и не могли составить собственно «гражданское общество» и социальную базу для представительной демократии.

В более отсталых странах региона республиканский фасад прикрывал авторитарные и диктаторские режимы консервативного толка, где правили многие годы самовластные диктаторы «каудильо» («вожди»).

В других государствах формально существовали конституционные представительные учреждения, однако реальный контроль над политической жизнью сохранялся в руках помещичье-буржуазной олигархической верхушки. Так, в Бразилии реальная политическая власть в центре сконцентрировалась в руках «кофейной» олигархии — узкой привилегированной элиты. В выборах участвовала небольшая часть граждан (в Бразилии примерно 3%).

В более развитых капиталистических республиках — Аргентине, Чили и Уругвае после войны на смену консервативным олигархическим режимам к власти пришли конституционные либерально-демократические правительства. Здесь в общественно-политическую жизнь оказались вовлеченными более значительные массы населения и существовали довольно широкие политические свободы. Предпринятые этими правительствами (а также в Мексике после революции 1910—1917 гг.) реформы стали новым явлением в истории региона.

Либеральный реформизм конца 10—20-х гг. в Латинской Америке выражал интересы окрепшей местной буржуазии, а также более широких масс населения — мелкобуржуазных, средних слоев, в известной мере трудящихся. Он развивался под влиянием западноевропейского и североамериканского буржуазного реформизма начала XX в. Истоки латиноамериканского реформизма 10—20-х гг. во многом были близки европейскому либерализму эпохи утверждения промышленного капитализма.

Реформистские правительства большое внимание уделяли социальной политике. Их деятельность в этом направлении стимулировалась подъемом рабочего движения 1917—1921 гг. в Аргентине, Чили, Уругвае, Бразилии и некоторых других странах.

Характерным примером либерально-реформистской политики явилась деятельность правительства Иполито Иригойена в Аргентине (1916—1922, 1928—1930). Иригойен долгие годы возглавлял массовое движение за демократизацию и модернизацию Аргентины, которое сплотилось вокруг руководимой им партии радикалов. Он дважды побеждал на президентских выборах. Его правительство поощряло развитие национальной экономики, создало государственную нефтяную промышленность. Была укреплена фермерская прослойка в деревне, улучшено положение арендаторов. Иригойен настоял на принятии закона о 8-часовом рабочем дне. Была повышена заработная плата, введены пенсии для значительной части рабочих и служащих, ограничен труд женщин и подростков. Получили свободу деятельности профсоюзы. Правительству удалось ослабить недовольство рабочих и породить в их рядах надежды на возможность классового сотрудничества при посредничестве государства. Особое внимание уделялось системе образования.

Иригойен отстаивал национальный суверенитет Аргентины.

 

17. Характерные черты и особенности политического и социально-экономического развития латиноамериканских государств в 30-е годы ХХ века.

 

Латинская Америка в 30-е гг. Усиление роли государства в экономике. Экономический кризис 1929—1933 гг. показал уязвимость сложившихся в странах региона социально-экономических структур, пагубные последствия чрезмерной зависимости экономики региона от внешнего рынка. В годы кризиса резко упал спрос на традиционную продукцию Латинской Америки. Тысячи плантаций, заводов и фабрик оказались парализованными. Миллионы тонн кофе, зерна, плантационных культур уничтожались, не находя спроса. Разорялись массы производителей. Многие остались без работы. Ухудшились общие условия жизни трудящихся, средних слоев населения. Экономический кризис подорвал материальную и социальную базу правящих режимов в регионе, привел к росту социальной нестабильности и бурным политическим переменам. При этом в разных странах события развивались по-разному.

Там, где у власти находились либерально-реформистские правительства, кризис обернулся против них и их политики и был использован силами правой оппозиции. Именно так произошло в Аргентине, где в результате военного переворота в 1930 г. было свергнуто второе правительство Иригойена и к власти вернулись консервативные группировки.

В Бразилии, напротив, кризис расшатал позиции правившей здесь «кофейной» олигархии, чем воспользовались оппозиционные ей буржуазно-националистические круги. Буржуазная революция 1930 г. покончила с олигархическим режимом.

В Колумбии в том же году консервативный олигархический режим сменился либерально-реформистским. В Чили и на Кубе в начале 30-х гг. в результате массовых революционных выступлений рухнули установленные незадолго до кризиса диктаторские режимы.

В Чили в 1932 г. на 12 дней власть захватили социалисты, провозгласившие «социалистическую республику». Вскоре здесь было восстановлено конституционное правление.

Таким образом, в 30-е гг. на политической карте Латинской Америки продолжали сосуществовать, нередко сменяя друг друга, различные политические режимы — диктаторские и конституционные по форме правления, консервативные, либерально-реформистские, националистические и левые по социальному содержанию.

Активизация экономической роли государства в Латинской Америке была характерна главным образом для наиболее продвинувшихся по пути капиталистического развития стран региона (Аргентина, Мексика, Бразилия, Чили, Уругвай), хотя имела место и в других государствах.

Государственное регулирование экономики в латиноамериканских республиках в 30-е гг. выразилось во введении высоких протекционистских пошлин на импорт и других форм стимулирования государством экономического развития: предоставление кредитов, субсидий, финансовых и налоговых льгот местным предпринимателям, развитие государственного сектора.

Эти мероприятия совпали по времени с аналогичными мерами в высокоразвитых государствах Западной Европы и Северной Америки и осуществлялись не без их влияния. Но в Латинской Америке речь шла о государственном регулировании экономики с целью ускорить развитие местного капитализма.

Государственное регулирование экономики в Латинской Америке имело разные варианты и масштабы. Консервативный вариант осуществлялся в Аргентине при правительстве Августина Хусто (1932—1938). Здесь государственное вмешательство в экономику имело непосредственной целью поддержание доходов казны и агроэкспортной олигархии.

В Бразилии во время националистической диктатуры Жетулио Варгаса (1930—1945) государственное регулирование более непосредственно выразило интересы национально-буржуазных кругов. Здесь государственная политика в большей мере была направлена на поощрение национального капитала и промышленного развития. Она привела к созданию значительного государственного сектора и задевала интересы землевладельческой элиты и иностранных компаний. Эта политика сочеталась с социальными уступками трудящимся.

В Чили и Мексике вмешательство государства в экономику отразило интересы более широких национально-патриотических, демократических и левых сил, включая средних и мелких предпринимателей, слои крестьянства и городских трудящихся. Здесь оно сопровождалось серьезными антиолигархическими и антиимпериалистическими мерами, в том числе национализацией ряда отраслей, социальными реформами. В Мексике это были революционно-демократические преобразования правительства Карденаса (1934—1940), в Чили — деятельность правительства Народного фронта (1938—1941) в условиях демократического конституционного режима.

Народный фронт был создан в Чили в 1936 г. В него вошли партии радикалов, социалистов, коммунистов и демократов, а также профсоюзные объединения. Коммунисты Чили, как и других стран Латинской Америки, к этому времени отказались от курса на немедленную «социалистическую революцию» и согласились сотрудничать с другими левыми и демократическими силами в борьбе за ближайшие общие цели: защита демократических свобод и прав трудящихся, обеспечение экономического и социального прогресса, национального суверенитета. Это облегчило создание Народного фронта. Победив на президентских выборах в 1938 г., чилийский Народный фронт пришел к власти. Коммунисты не вошли в состав правительства, но поддерживали его.

Правительство Народного фронта Чили расширило демократические свободы, права трудящихся, приняло меры против крайне правых организаций. Созданная в 1939 г. Корпорация развития производства ввела в строй ряд новых заводов, содействовала зарождению тяжелой промышленности. Ее деятельность привела к возникновению влиятельного государственного сектора экономики. Оказывалась помощь мелким и средним землевладельцам, часть пустующих земель передана безземельным крестьянам.

Изменения в экономической политике латиноамериканских правительств, произошедшие в 30-е гг. привели к росту местного производства и укреплению национального капитала.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-18; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.226.234.20 (0.009 с.)