Эскимосские легенды, сказки, песни 





Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Эскимосские легенды, сказки, песни



Как появился остров Нунивак

Перевод Б. Щедриной

 

— Кто знает, откуда он прилетел? — сказал старый и мудрый Нангелих. — Знаем только, что был тот Ворон старый, много повидал и многое знал. И вот однажды гулял он по берегу, там, у Сан-Мишеля, что на острове Нельсон, и увидел у мыса плавучий островок. Видно, приглянулся он ему Взвалил он этот кусок земли на плечи, отнес в сторонку, а чтоб не унесло, привязал к шесту веревкой из корней.

На следующий день пришел и сам на себя удивился.

— Зачем мне эта прокисшая лепешка? — перерезал веревку, оттолкнул остров от берега и ушел.

Остров долго носило по морю, он был слишком мал, чтобы устоять под ветром, да еще, наверное, нравилось ему бродяжить по свету, но только однажды повстречался ему другой странник, побольше, и решили они передохнуть вместе.

Увидел их Ворон — с острова Нельсон новая земля вся как на ладони видна — и сказал:

— Будете вы островом Нунивак, — и полетел туда.

Новый остров был просторен и уже не напоминал прокисшую лепешку, только был слишком плоский.

— Что за остров без горы, — сказал Ворон и притащил гору на Нунивак. Но когда он опускал гору на остров, та упала на бок, а Ворон подумал: «Ничего, и так сойдет». — И не стал поднимать гору.

Так до сих пор и лежит гора на Нуниваке на боку, и виднеются на ней две полосы вечных снегов, там, где проходили ремни, которыми Ворон привязывал гору к плечам, чтоб не упала.

Отдохнув, Ворон опять оглядел остров.

— Чего-то все-таки не хватает.

Но тут подул южный ветер и нанес на южную сторону горы землю, а с севера сдул в море камни, и там появились бухты и мысы.

— Совсем другое дело! — обрадовался Ворон и пригласил в гости Великую Норку.

— Этот остров я назвал Нунивак. Если хочешь, живи здесь.

— Мне очень здесь нравится, и я с удовольствием приму твое приглашение. А моим подарком будет гора на южной стороне. И чтобы всем здесь жилось хорошо, пусть будет так: каждый, кто взойдет на мою гору и спустится с нее, станет снова молодым.

От Великой Норки появились на острове маленькие норки, на которых мы теперь охотимся.

Потом Ворон построил большой дом и поселился в нем со знакомым Моржом. Морж все время проводил в море и ловил рыбу для всех гостей Ворона.

Однажды, когда Ворон прилетел на материк, его увидела любопытная большая Мышь и стала просить:

— Возьми меня с собой на свой остров, все говорят о нем, а я даже не видела его никогда.

Ворон перенес Мышь на остров, и та побежала на гору, чтобы все рассмотреть и рассказать подружкам. Она так долго лежала на горе, чтобы ничего не упустить и все запомнить, что там и сегодня видна на вершине вмятина от ее тела и хвоста.

Как-то раз Ворон решил дать поручение маленьким птичкам — овсянкам.

— Я приказываю вам, — сказал он, — гнать на мой остров всю рыбу и всех зверей, кого только встретите. За это я буду вас охранять: на Нуниваке вы сможете жить без опаски.

Птички послушались, и вскоре Нунивак стал самым богатым островом в море, столько тут появилось рыбы и всякого зверья.

Про дерево

Перевод Б. Щедриной

 

Не слыхали? — спросил старый эскимос Алаликах. — Замечательное было дерево. Выросло оно на берегу Юкона и было выше всех, так что всякий прохожий обязательно останавливался, чтобы взглянуть на него. «Вот так великан!»

А дерево горделиво махало в ответ могучими ветвями.

Однажды весной, когда снег начал таять и льдины бились о берег, деревья вокруг великана стали падать в поток. Он сам был крепче других и цепко держался корнями за почву, да пожалел молодую подружку: пошатнулась она под ударом льдины.

Великан рванулся ей помочь, корни его лопнули, и он оказался в воде.

Река обрадовалась такой добыче и понесла дерево бережно, по краю, чтобы оно побольше смогло увидать в пути.

«Как велик мир!» — думал великан, встречая селения на берегу и каяки на воде, узнавая в ступенях, спускавшихся к потоку, своих прежних друзей.

Как-то утром река показала скалистый берег. Наверное, та тихая бухта была любимицей солнца, потому что иначе не понять, почему она была так прекрасна. Дерево никогда еще не видело такой прозрачной золотой воды и таких веселых любопытных рыбок на дне, и ему захотелось здесь задержаться. Великан попросил:

— Расскажите, кто здесь живет?

— Ты сам все узнаешь, если захочешь, — сказали рыбки.

Вскоре к реке подошел человек, и дерево почувствовало тепло и доброту его рук, которые до сих пор дарило ему только солнце, и ему стало хорошо, как летом.

— Какой великан, — сказал человек. — Из тебя выйдет отличный каяк.

Он взвалил дерево на плечо и отнес в селение, и все, кто встречался им на пути, удивлялись, что бывают такие великаны.

Человек сделал из дерева доски, из досок построил раму для каяка и обтянул ее кожей. Следующей весной каяк опустили на воду, и хозяин отправился в нем на охоту.

— Никогда еще не было такой удачной охоты, — сказал хозяин, когда они вернулись. — Каяк сам плывет в сторону тюленей! А какой он легкий и быстрый!

Летом заботливый хозяин дал каяку отдохнуть, а осенью они опять вышли на охоту, и каяк очень старался помочь своему хозяину. Потом пришла зима, а с ней и праздник подарков, когда все люди селения собираются вместе и дарят друг другу красивые вещи.

Когда к каяку подошел незнакомый человек, тот сразу заподозрил неладное. Незнакомец положил на доски каяка руки и сказал:

— Теперь ты будешь работать на меня.

— Нет, — крикнул каяк, — у меня другой хозяин!

Но человек не услышал его крика. Тогда каяк подождал, пока тот уйдет, потом стал качаться на волнах так, чтобы веревка, державшая его в бухте, перетерлась о камень, и, как только почувствовал себя свободным, поплыл прочь. Говорят, что река вынесла его в море, и он бродит по водам до сих пор. Не встречали? Мне не довелось, но, говорят, он многим помог, кто в море в шторм попадал. Но насовсем ни с кем остаться не захотел.

Человек-карибу

Перевод Т. Каминской

 

Жил-был охотник. Была у него жена и двое маленьких сыновей. Вместе с ними жила мать жены — теща, женщина злая и сварливая. Ночью стоило только охотнику заснуть, как теща наговаривала на него жене, что и охотник он плохой и что среди эскимосов их племени он самый глупый и бестолковый.

Хотя жена и старалась не прислушиваться к злым словам старухи, жизни в их доме не было.

И вот однажды несчастный охотник решил уйти из дома в тундру. Прежде чем уйти, он привел в порядок сети, капканы, гарпуны, луки и стрелы, лодку — все, что может пригодиться его сыновьям, когда они подрастут и смогут охотиться. На прощание он взял со своих друзей обещание, что они воспитают его сыновей по обычаям их племени. А когда со всем было покончено, охотник сказал жене, что навсегда уходит в тундру. Жена расплакалась, но сколько она ни плакала, решения своего он не изменил. На прощание он обнял жену, поцеловал ее и детей и ушел.

Далеко ушел он от родного селения, и, когда оказался один среди снежной тундры, мрачные мысли стали приходить ему в голову.

«Как ужасна судьба человека, живущего на земле…» — думал он, бесцельно шагая по северной пустыне.

Вдруг он заметил стаю гаг. Птицы лакомились ягодами и зернами, при этом они так весело кричали и щебетали, что казались довольными своей жизнью.

«Вот бы мне стать гагой! — грустно подумал эскимос. — Наверно, я был бы счастлив!»

Долго он смотрел на птиц. И чем дольше смотрел на них, тем сильнее ему хотелось стать гагой. А когда они вспорхнули и словно белое облако взлетели в небо, он бросился за ними, боясь потерять их из виду. Он надеялся, что, когда он подойдет к ним поближе, они его пожалеют, примут его и он станет такой же птицей, как и они, и полетит вместе с ними на край света. Но всякий раз, когда он приближался к стае, птицы расправляли крылья и улетали.

Наступил вечер, птицы пролетели над холмом и исчезли.

Охотник шел-шел и вдруг увидел маленькое селение, прилепившееся к склону холма, на который он взобрался. Уставший и голодный, он решил здесь переночевать и направился прямо к общему дому — казги. В доме было много мужчин и женщин. Как только охотник вошел в дом, ему навстречу встал высокий мужчина, по виду вождь селения, и сказал:

— Зачем ты, чужестранец, весь день преследовал нас?

Тогда охотник догадался, что находится среди гаг, превратившихся в людей.

— О! — ответил он. — У меня одно-единственное желание — я хочу стать такой же птицей, как вы.

— Какое странное желание! — удивился вождь. — Жизнь гаг не так уж прекрасна. Конечно, наши перья греют нас, в тундре полно еды, но мы всегда в постоянной тревоге. Со всех сторон нас окружают опасности. На нас нападают хищные птицы, за нами охотится человек. Не стоит превращаться тебе в гагу…

Охотник и вправду не подумал о всех опасностях, о которых сказал ему вождь селения.

Люди накормили и напоили его. А когда настало время ложиться спать, они дали ему для подстилки шкуру белого оленя и шкуру бурого оленя, чтобы укрыться. Охотник сразу уснул и спал до утра, пока его не разбудили первые лучи солнца.

Селение и все его жители исчезли.

Он стал искать шкуру бурого оленя, но на ее месте нашел лишь перо коричневой гаги. Тогда он стал искать шкуру белого оленя, но вместо нее нашел перо белой гаги. Охотник понял, что его постелью были перья птиц, которые согревали его всю ночь.

Встал охотник и опять побрел по тундре. Встретил он зайцев, резвившихся у березы. Он долго смотрел, как они щипали свежую траву, пробивающуюся сквозь снег у корней деревьев.

«Вот бы мне стать зайцем! — подумал эскимос. — Пойду-ка я за ними! Может, они пожалеют меня, примут к себе, и стану я таким же веселым зайцем…»

Подошел он к ним, и как только зайцы заметили его, их как ветром сдуло. Он шел за ними, пока у него хватило сил. Стоило только ему приблизиться к зайцам, как они сразу убегали от него.

Между тем два зайца отстали от остальных. Они кувыркались и прыгали перед охотником, как бы поддразнивая его. Стало смеркаться, зайцы добежали до холма и исчезли. Охотник поднялся на вершину холма и увидел перед собой глубокую лощину, а в середине виднелось одинокое иглу.[2] Он подошел к нему, открыл дверь и увидел двух стариков, которые собирались ложиться спать. Добрые люди гостеприимно приняли его, накормили, а когда он заканчивал ужин, старики спросили его:

— Ты зачем весь день шел за нами?

Охотник рассказал им о своих несчастьях и под конец сознался, что завидует беззаботной жизни зайцев и что хочет стать зайцем.

— Ты ошибаешься, — сказал один старик. — Даже если ты станешь зайцем, счастливым ты не будешь! У нас бывают трудные дни. Хищные птицы с неба следят за нами, кидаются на нас, хватают нас своими когтями и уносят в свои гнезда… а там съедают… Лисы и волки постоянно угрожают нам. Норки, даже хорьки крадут наших детей. Нет, нет, и не думай стать зайцем!

Слова доброго старика убедили охотника, и он вскоре заснул в мягком спальном мешке, который ему дали старики.

Ранним утром его разбудили первые лучи солнца. Он открыл глаза и увидал, что старики исчезли, исчез и спальный мешок, а сам он лежит на голой доске.

Опять побрел он по тундре и вскоре заметил стадо оленей-карибу, которые мирно щипали лишайники на берегу озера. Он подошел к ним поближе и залюбовался красивыми и сильными животными.

«Вот бы мне стать карибу… Как бы я был счастлив!..»

Он пошел за стадом карибу, как недавно шел за гагами, за зайцами. Он шел за ними, бежал, перепрыгивая через камни. Олени иногда останавливались, как бы поджидая его, но стоило ему лишь приблизиться к ним, как они убегали прочь.

Весь день до самого вечера он пытался догнать оленей. Наступили сумерки. Олени поднялись на высокий холм и исчезли. Из последних сил, падая от голода и усталости, несчастный охотник взобрался на холм и у его подножия увидел большое селение — несколько иглу, расположенных вокруг общего дома. Он добрался до него, вошел и увидал там толпу людей, среди которых выделялся один — высокий, сильный, красивый. Когда охотник вошел в дом, вождь делил еду. Увидев гостя, он пригласил его к ужину. А когда был съеден последний кусок, хозяин казги спросил охотника:

— Ты зачем преследовал нас весь день, без лука, без стрел, без копья?

— Я не хотел убивать вас! — воскликнул охотник. — Я хочу быть оленем-карибу, таким, как вы, я хочу жить вместе с вами, в вашем стаде.

— Но почему же ты, человек, хочешь стать оленем?

И тогда охотник рассказал своим новым друзьям о своих горестях, а когда он закончил свой рассказ, они пожалели его и решили принять в свое стадо.

Утром, как только взошло солнце, охотник проснулся. Селение исчезло. Его окружали сотни оленей. Копытами они разгребали снег в поисках мха и травы. Охотник оглядел себя с ног до головы. О чудо! Он превратился в карибу! Впервые за многие годы он почувствовал себя счастливым. Копытом он стал раскапывать снег, а под снегом были нежные молодые ростки лишайника. Он ел целый день и чувствовал, как у него прибывают силы, но тем не менее он оставался худым. Это стало беспокоить его, и он обратился к вожаку стада:

— Я целый день ем, но чем больше ем, тем больше худею.

— Это потому, что ты еще не привык к нашей еде, — ответил ему вожак. — Послушай меня: когда ты жуешь мох, ты постарайся представить себе, что ты ешь рыбу или еще что-нибудь, что ты любил, когда был человеком.

Охотник послушался совета вожака и скоро стал здоровым и сильным.

Все шло хорошо, кроме тех дней, когда стаду приходилось внезапно сниматься со старого места и быстро перебираться на другое. Тогда олени мчались, как ветер, а олень-охотник не поспевал за ними. Как ни старался, он не мог бегать по тундре так же быстро, как другие олени.

Однажды, когда волки гнались за стадом, вожак увидел, как несчастный олень-охотник, задыхаясь, пытается бежать с ним в ногу. Вожак оглянулся и спросил его:

— Почему ты не поспеваешь за нами?

— Наверно, потому, что я стараюсь смотреть себе под ноги, чтобы не споткнуться.

— Глупый ты, глупый! Не гляди ты себе под ноги. Когда олень бежит, он смотрит только вдаль… только вдаль и видит лишь горизонт…

На следующий день волки опять напали на стадо. Олень-охотник поднял высоко вверх голову и побежал вперед, глядя вдаль, видя перед собой только горизонт. Теперь он мчался так же быстро, как и его новые друзья!

Олени полюбили новичка, и однажды вожак подозвал его и сказал:

— Я хочу объяснить тебе, что на свете бывают охотники белые и охотники черные. Черные охотники — наши враги. Мы стараемся не встречаться с ними. Они убивают нас лишь ради удовольствия, им не нужно наше мясо, они его не едят, а оставляют прямо в тундре. Ты можешь увидеть их издали — они появляются на горизонте, как черные силуэты. А если ты наступишь на их след, то почувствуешь, как тебе в ступню вонзятся тысячи иголок. Другие охотники белые — они чистые, как капли воды, и их следы ничем не пахнут. Они убивают зверя лишь только для еды, и у них не пропадает ни один кусок мяса. Мы стараемся помогать белым охотникам.

Несколько дней спустя вожак стада увидел черный силуэт охотника, стоящего на самой вершине холма. Олени-карибу бросились бежать. Они мчались большими скачками. Олень-охотник впервые наступил на след черного охотника, и он сразу почувствовал, как тысячи иголок вонзились ему в ноги. Долго пришлось стаду бежать по тундре, а когда опасность миновала, они снова стали спокойно щипать нежные ростки лишайника.

Вскоре олени заметили белого охотника. Вожак выбрал двух молоденьких оленят и приказал им пастись в стороне от остальных оленей. Оленята беспрекословно подчинились ему и отстали от стада. Теперь белый охотник мог спокойно подойти к ним.

Олень-охотник, поняв все, очень огорчился, ему было жаль молодых оленят. А вечером вожак сказал ему:

— Не грусти. Так было нужно.

Прошло много лет. Олень-охотник стал старым опытным оленем, он не забыл о том, что когда-то был человеком, он постоянно вспоминал о той жизни. Старуха, верно, уже умерла… жена вышла замуж… а сыновья? Они стали уже взрослыми мужчинами, смелыми охотниками, думал он.

Ему захотелось увидеть свое иглу. Днем и ночью он думал об этом. Однажды он рассказал обо всем своему верному другу — вожаку. Как ни любил он своих новых братьев, его тянуло повидать сыновей, жену… И он ушел. Простился с оленями и ушел туда, где когда-то был его дом и семья.

Чем ближе были человеческие жилища, тем чаще на его пути попадались ловушки, капканы. Нюх старого оленя помогал ему обойти их. Но когда он завидел свое родное иглу и подумал о предстоящей встрече, позабыв обо всем, он бросился вперед… Он бежал, высоко подняв голову, не глядя, куда ступает его нога… и угодил в капкан.

Неподвижно лежал он на снегу и ждал, что будет.

Вдруг появились двое юношей. Когда они увидели оленя, попавшего в капкан, они радостно закричали. Это был победный клич. Они с ножом в руках приблизились к нему, но вдруг олень-карибу заговорил с ними человеческим языком. От удивления юноши застыли на месте.

— Освободите меня из капкана и снимите с меня скальп, — попросил их олень.

Юноши не верили своим ушам и в нерешительности смотрели друг на друга.

— Прошу вас, послушайтесь меня — скальпируйте меня! — молил олень-карибу.

Юноши послушались его, и едва они начали снимать скальп с оленя, как увидели под его рогами человеческое лицо. Юноши выронили острые ножи, а из шкуры оленя вылез человек. Это был высокий, сильный старик.

— Отведите меня в ваше иглу, — сказал он юношам.

Юноши подчинились.

Втроем вошли они в дом. Жена сразу узнала старика — ведь она так долго ждала его. Старуха теща давно умерла, а двое юношей были его сыновья.

А потом… Потом охотник был счастлив, что снова стал человеком, а легенда о нем еще долго жила среди эскимосов да и поныне живет.

Нанук

Перевод Т. Каминской


Однажды в иглу у одной эскимосской женщины родились два мальчика-близнеца. Назвали их Нануками. Были они очень некрасивыми. Посмотрела на них женщина и заплакала, запричитала.

— Какие же они уроды! Ай-ай-ай! Нет, никогда не смогу я привыкнуть к ним, не смогу полюбить их! Ах, я бедная! Ах, я несчастная!

— Не отчаивайся, не горюй! — уговаривал ее муж. — Смотри, какие они зато сильные! Вырастут малыши и станут хорошими охотниками. Вот увидишь!

Но женщина продолжала плакать. И действительно, мальчики не были похожи на других детей — лица их были покрыты густыми волосами, а из-под волос только поблескивали маленькие глазки. Молодая женщина отказалась кормить детей и выбросила их за дверь прямо в снег.

Один очутился посреди Ледовитого океана и превратился в Нанука — белого медведя. Второй остался среди болот тундры и превратился в Нанука — черного медведя.

Хотя с тех пор прошло много лет, считается, что медведи и эскимосы — братья.

* * *

Однажды охотник Улуксак шел по следу зверя и вышел на лед. Не успел он сообразить, где находится, как услышал страшный грохот и увидел, что лед раскололся и его льдину несет от берега в открытое море. Носило его льдину по морю несколько дней и ночей. Улуксак съел последний кусок вяленого мяса и, чтобы хоть как-нибудь утолить голод, начал жевать свои мокасины. И вдруг из ледяной расщелины появилась голова огромного белого медведя. Улуксак испугался, что зверь бросится на него, и закричал:

— Пощади меня!

И, о чудо! Нанук — белый медведь проворчал ему что-то в ответ, вылез на льдину и растянулся у самых ног Улуксака, стараясь согреть его своим телом.

— Не бойся, Улуксак, я тебе лишь добра желаю. Я друг твой.

Нанук ловил рыбу, кормил Улуксака, и они прожили несколько счастливых дней. Вскоре ветер переменился и погнал льдину в сторону берега, туда, где находилось эскимосское селение. Настало время прощаться. Улуксак сказал Нануку:

— Дорогой брат, подари мне что-нибудь на память о нашей встрече. Ведь из эскимосов никто не поверит мне, что мы встретились с тобой…

— Да, Улуксак, ты, пожалуй, прав! Нужно подумать…

Наконец Нанук оторвал от своих лап длинный кусок кожи.

— На, возьми на память! Будешь этим шнурком подвязывать мокасины.

В этот же миг льдина коснулась прибрежного песка и Улуксак прыгнул на землю.

— Прощай, Нанук!

— Прощай, Улуксак!

Весь поселок выбежал встречать Улуксака. А вечером он стал рассказывать родным и друзьям о том, что с ним приключилось, но ему не верили. Тогда он отвязал шнурок — подарок Нанука — и показал его охотникам. Никто из эскимосов не видал до сих пор такого крепкого шнурка. Долго рассматривали они его, да так и не смогли понять, из чего и как он сделан.

С тех пор история о белом медведе Нануке и охотнике Улуксаке известна каждому, кто жил или побывал на Аляске.

Лиса и Ворон

Перевод Т. Каминской

 

Ворон, самая коварная из всех северных птиц, и Рыжий Лис, самый злой из всех зверей Арктики, давно возненавидели друг друга, хотя вида и не показывали. И вот однажды, когда мороз сковал лед на реках и озерах, подлетел Ворон к иглу, где спал Рыжий Лис.

— Здравствуй, Рыжий Лис.

— Здравствуй, Ворон.

— Солнце светит, снег сверкает. Не хочешь ли пройтись со мной вон к тем холмам?

— С удовольствием.

— А соревнование на льду? Не помериться ли нам силами?

— Пожалуй!

И они, весело болтая, взобрались на вершину холма, у подножия которого было маленькое озеро, затянутое утренним ледком.

— Съезжай первым, друг Ворон.

— Нет, нет, первый — ты…

— Ну что же, я не прочь.

Ворон мчался по снежному склону так быстро, что не смог остановиться. У самого берега он плюхнулся в снег.

— Ха-ха-ха! — смеялся Рыжий Лис, держась за бока.

А тем временем Ворон взмахнул крыльями, стряхивая снег, и взлетел на другой холм. Оттуда он закричал:

— А теперь давай ты, любезный Лис!

— Ой! — заворчал Рыжий Лис. — Лед такой ломкий…

— Лис, ты трус…

— Кто трус? Я?

Задетый за живое, Рыжий Лис вышел на снежный склон.

— Вперед! Быстрее! — Ветер свистел у него в ушах. Он тоже не смог затормозить, споткнулся, упал и покатился к озеру… Хоп! Лед треснул, и Рыжий Лис провалился под воду по самые усы.

— Ворон! На помощь! Тону! Спасите!

— Кроа! Кроа! — смеялся Ворон. — А мне-то что за дело?

Он хохотал, каркал, а Рыжий Лис барахтался в ледяной воде. Барахтался и утонул.

Ворон долго еще сидел на холме и каркал.

Вот почему его крик, даже когда Ворон веселится и радуется, звучит так зловеще.





Последнее изменение этой страницы: 2016-09-18; просмотров: 260; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.161.24.9 (0.026 с.)