ТОП 10:

Право Девятое: Вы имеете право сказать: «Я не понимаю».



Сократ_ заметил: истинная мудрость приходит к каждому из нас тогда, когда мы осознаем, как мало мы понимаем в жизни, в самих себе, в мире вокруг нас. Его наблюдение удачно характеризует одну из сторон человеческого существования. Мы все не столь находчивы и восприимчивы, чтобы абсолютно понимать хотя бы большую часть того, что происходит вокруг. И все же ограниченность человеческих способностей не мешает нам жить. Знание приходит с опытом, и наш опыт общения с другими людьми показывает, что мы не всегда понимаем намерений и желаний других людей. Мало кто из нас вообще умеет читать чужие мысли, никто не может читать чужие мысли очень хорошо, и тем не менее, многие пытаются с помощью намеков, недомолвок и подсказок заставить нас делать то, что они хотят. Детское убеждение, на котором строится этот тип манипуляций, примерно таково: чтобы жить без разногласий, вы должны предвосхищать нужды других людей и быть восприимчивым к ним. Предполагается, что вы и так понимаете их нужды, вам не нужно о них говорить. Если же вы не понимаете этого, пока вам не начинают постоянно об этом говорить, то, значит, вы не в состоянии жить в гармонии с другими людьми, вы — человек безответственный и ничего не знающий.

Примеры манипуляций, построенных на этом детском убеждении, мы часто видим в повседневной жизни. Члены вашей семьи, сотрудники, соседи и все, кто придерживаются подобного мнения, пытаются «оскорбленным» или «сердитым» взглядом и молчанием заставить вас изменить свое поведение по отношению к ним. Вами начинают манипулировать обычно после какого-нибудь конфликта между вами и «пострадавшей» стороной, когда вы сделали не то, что от вас хотели. «Пострадавшие» не проявляют словесной решительности, чтобы добиться хотя бы части того, что они хотят, с помощью компромисса, а берутся судить вас за то, что:

1) от вас «зло»;

2) вы должны интуитивно понимать, что им не нравится в вашем поведении;

3) вы должны автоматически понимать, что ваше поведение не устраивает их;

4) вы должны так изменить свое отношение к ним, чтобы они больше не чувствовали себя «задетыми» и «рассерженными». Если вы позволяете другому человеку принимать за вас решение, то вы автоматически должны понимать, что именно нервирует его. Скорее всего, вам придется ради его удобства изменить свое поведение и сделать все, чтобы он избавился от своих «оскорбленных» и «сердитых» чувств по отношению к вам. Если вы допустите манипуляцию подобного рода, вам придется выполнять чужие желания в первую очередь, и вы лишитесь возможности делать то, что хотите сами.

Манипуляции, построенные на убеждении, что вы должны понимать, часто встречаются при деловых и коммерческих отношениях. К примеру, вам необходима медицинская помощь, и вы обращаетесь в некую частную клинику. До начала осмотра врач заполняет на вас медицинскую карту, куда заносятся ваш доход, место работы, данные о страховке и т. п., и на это может уйти больше времени, чем на консультацию врача. Иногда у меня возникает впечатление: врачи думают, что к ним обращаются не за медицинской помощью, а просить деньги в долг. Я знаю, мое впечатление ошибочно, но я неоднократно замечал, как медицинский персонал всем своим поведением показывал, что делает мне великое одолжение, и я должен им что-то еще, кроме денег.

Когда я недавно обратился к остеопату, я сначала должен был заполнить медицинскую карту, последней каплей, переполнившей мое терпение, была графа о номере полиса социального страхования. Я поставил прочерк и перестал заполнять дальше. Хорошо, что это был последний вопрос, а то бы я так и не попал к врачу. Однако, просматривая заполненную мною карту, медсестра потребовала занести в анкету номер полиса социального страхования перед тем, как меня примет врач. Когда я сказал, что не понимаю, чем это может помочь при лечении моего локтя, медсестра ответила: это необходимо. Ее покровительственный вид также говорил, что я должен знать, почему этот вопрос стоит в анкете. Несмотря на мою практику психотерапевта, я так и не научился читать мысли; я снова ответил, что не понимаю, как этот номер связан с моим локтем. Смягчившись, медсестра объяснила: у них было много неприятных случаев с агентствами медицинского страхования, и номер полиса спрашивается для того, чтобы упростить последующее взаимодействие с этими учреждениями. Будучи настойчивым пациентом, я принял свое собственное решение: этим людям я плачу деньги, а потому, ради того, чтобы наладить взаимодействие указанных учреждений, не обязан ставить номер. Меня отлично пролечил очень приятный врач, хотя я так и не заполнил последнюю графу в медицинской карте. Это была пустяковая победа над моей «любимой мозолью» — бинарным мышлением ЭВМ. Хотя я до сих пор и сам не пойму, почему мне было не назвать номер этого полиса?

Право Десятое: Вы имеете право сказать: «Мне наплевать...», «Меня не волнует...», «Меня не интересует...»

Как вы видите, большинство наших прав частично пересекаются друг с другом, поскольку они всего лишь более частные проявления самого первого права: быть конечным судьей самому себе. Также много общего в тех обычных убеждениях, на которых строится манипулирование вашим поведением другими людьми, ибо все это сводится к одному: вы не судья самому себе. Из такого убеждения следует хоть вы и несовершенны, как и всякое человеческое существо, вы должны стремиться к совершенству. Если, по воле небес, вы не можете улучшить себя, вы должны, по крайней мере, хотеть улучшить свою человеческую сущность. Если вы разделяете такое представление, вы открыты для всевозможных манипуляций; число способов управления вашим поведением ограничивается лишь изобретательностью других людей. Это убеждение звучит примерно так: поскольку вы человек, вы ничтожны и у вас много пороков. Вы. должны стараться преодолеть свои человеческие слабости и всеми силами «улучшать» себя, пока не достигнете совершенства во всем. Вам вряд ли это удастся, но вы все-таки должны хотеть совершенствоваться. Если кто-то^ вам укажет, каким образом вы можете улучшить себя, вы обязаны последовать его наставлению. Если вы этого не сделаете, то вы — испорченный, ленивый, недоразвитый и никчемный, и потому вы не заслуживаете чьего бы то ни было уважения, в том числе и своего.

Это представление, по моему мнению, бесконечно наивно. Если вы решились стать совершенством (даже если вы уверены в себе!), вас ждут разочарования и огорчения. Однако, у вас есть право считать, что вам плевать на то, что надо быть совершенством; тем более, что одни считают совершенством то, что для других — извращение.

Манипуляции, построенные на уверенности, что люди должны совершенствовать себя, часто встречаются в жизни. Если ваш брак ничем не отличается от обычного, вероятно, супруг(а) говорит вам, пытаясь бороться с вашей неряшливостью: «Вечно ты разбрасываешь свои вещи по всему дому! Неужели ты даже не хочешь исправиться и перестать быть неряхой» и т. д. и т. п. Если вы попались в сети манипуляций, то вы должны совершенствовать свое поведение (в соответствии с тем, как некто понимает, в чем это совершенствование заключается), вам придется объяснять, почему вы разбросали вещи по всему дому, — вчера вечером вы поздно пришли, или слишком устали, или просто забыли, или вообще не очень часто это делаете, и тому подобные детские оправдания. Если же, напротив, вы сами принимаете решение, хотите вы или нет, «улучшаться», то, скорее всего, ответите: «Я сознаю, что следует быть аккуратным, но иногда мне плевать на это. Я знаю, что следует быть аккуратным, но иногда мне плевать на это. Я знаю, что это тебя расстраивает, но давай попробуем найти компромисс. Если ты постараешься не «давить» на меня, когда я делаю то, что тебе не нравится, я постараюсь не расстраивать тебя, когда ты своими претензиями огорчаешь меня! Только скажи мне, что это тебя раздражает, я тоже, в свою очередь, буду откровенен. Никакого хождения вокруг да около. Только прямой, откровенный разговор».

Примером может служить случай с Сидом, заведующим отделом универмага, неуверенным в себе человеком. К моменту начала психотерапевтического лечения он пребывал в депрессии, потому что некоторые новые продавцы вместо того, чтобы обслуживать покупателей (чего он от них добивался), постоянно указывали ему, как можно что-то улучшить в организации их работы. Сид не знал, как бороться с такой манипуляцией, и в конце концов давал выход своему гневу, что имело негативные последствия для работы магазина. После нескольких недель систематической терапии он смог спокойно справляться с вмешательством в его дела. Сид сделал для себя открытие: он не только не должен быть совершенством, но даже не должен хотеть совершенствоваться.

С манипулированием, построенным на постулате о том, что вы должны хотеть улучшить себя, часто труднее всего справиться Единственный путь остановить эту манипуляцию — спросить самого себя, довольны ли вы собой и тем, как проявляете себя, а затем принять свое собственное решение в отношении того, хотите вы или нет что-то изменить.

Многие мои ученики, проходившие тренинг, признавались, что они часто сами не могут понять, манипулируют ими или это их собственное желание. Чтобы помочь им сориентироваться, я попросил их свое внутреннее противоречие выразить в любой из трех категорий: «Я хочу», «Мне придется», «Мне следует».

Первая категория «Я хочу» — прямая, т. е. я хочу три раза в неделю есть на обед мясо; я хочу пойти в кино вместо того, чтобы смотреть телевизор; я хочу провести остаток своих дней на побережье Таити. Из этих желаний следуют закономерные «мне придется». «Мне придется» — компромиссы, на которые вы идете с самим собой и другими людьми. Если я хочу три раза в неделю есть мясо, мне придется доставать деньги на то, чтобы позволить себе это. Если нужно достать эти деньги (и одновременно не попасть в тюрьму), мне придется работать там, где платят достаточно, чтобы я мог позволить себе есть мясо три раза в неделю. Если я хочу пойти сегодня вечером в кино, мне придется пропустить телепрограмму. Если я хочу остаток жизни провести на Таити, мне придется привыкать к «тропическому» образу жизни.

Все последствия того, что вам нужно сделать, если вы чего-то захотите, — довольно просты. Надо только решить, стоят ли ваши «я хочу» последующих «мне придется». Многие, однако, смешивают «мне придется» с «мне следует». С одной стороны, «мне следует» можно охарактеризовать как манипулятивное средство, с помощью которого вам могут навязать чужое желание; а с другой — как выбранную вами самими систему оценок: что вы «можете и не можете делать». В частности, мне следует работать, потому что всем следует что-то делать, а не только потому, что вы хотите есть мясо три раза в неделю; мне следует сегодня вечером куда-нибудь пойти, потому что мне не следует все время смотреть телевизор; мне не следует ехать на Таити, потому что никому не следует быть только завсегдатаем пляжей. Когда вы услышите, как кто-то или вы сами себе говорите «следует», тут же настройтесь на волну сопротивления манипуляциям. Прислушайтесь к себе внимательно, и, по всей вероятности, уловите нечто, означающее, что вы не решаете сами за себя.

Первый шаг в воспитании уверенности в себе — настойчивость

Возможно, прочитав главу о своих неотъемлемых правах, вы почувствовали то же самое, что и мои ученики, которые говорили мне: «Я где-то в глубине души чувствовал это всегда. Но когда я высказывал свои мысли, мне всегда говорили, что я неправ. Я рад, что мои догадки находят здесь поддержку. Это великолепно! Но... я все еще не знаю, как стать решительным, уверенным в себе. Что мне теперь делать? « На подобный вопрос я отвечу: «Ничего не делать... Пока».

Для того, чтобы стать решительным, нужно не только знать свои неотъемлемые права, но и научиться их использовать. Первое — это философия, а второе — набор конкретных правил. Уверенность в себе означает в первую очередь решительность словесном общении: тем самым мы заявляем о себе. Но этого недостаточно. Вряд ли вы сразу перестанете быть мишенью для манипуляций, как только объясните манипуляторам свои права.

К примеру, вы находитесь в отделе товаров для автомобиля и отвечаете на попытку продавца манипулировать вами: «Прекратите мной манипулировать!» Он, вероятно, ответит «Кто манипулирует? Да я до вас и не дотрагивался! Кто-нибудь видел, чтобы я им манипулировал?» Или, если вы скажете в ответ на манипуляцию: «Я — главный судья самому себе», — он, вероятно, подумает: «Что это за идиот? Я ему пытаюсь объяснить наш порядок обмена карбюраторов, а он философствует! « И если вы захотите объяснить свои неотъемлемые права маме, когда она уговаривает вас навестить ее, она, скорее всего, подумает, что вы столь же себялюбивы и испорчены, каким были в детстве, да еще к тому же у вас появились безумные идеи. Возможно, ее вовсе не интересуют ваши права, или она отбрасывает их в сторону такими словами: «Приятно знать, дорогой, что ты закончил колледж, и я рада, что настояла на этом. Но когда же ты в следующий раз навестишь меня?»

Чтобы воспользоваться своими правами и остановить манипулирование, вам нужно изменить свое поведение — то самое поведение, которое и дает повод вами манипулировать.

Остальная часть книги посвящена конкретным навыкам, которые помогут вам обрести достаточную уверенность, чтобы впредь не попадаться на удочку.

ЗАИГРАННАЯ ПЛАСТИНКА

Когда я ввожу на занятиях первый навык — метод Заигранная пластинка, я начинаю с того, что спрашиваю учеников: «Почему вы обычно проигрываете в споре с автомехаником, который плохо отремонтировал вашу машину?» Ответом, как правило, служит абсолютное молчание. Я продолжаю свою мысль: «Вы не знаете почему? Я скажу вам! Потому что обычно сдаетесь после первого «нет». Он говорит вам «нет», вы отвечаете «о'кей» или, бормоча ругательства, уходите. Вы проиграли потому, что вы слишком быстро сдались. У того парня (как и у многих других) всего несколько «нет» в запасе. Если у него три «нет», вам нужно только четыре. Если у него шесть «нет», вам нужно только семь. Все просто!» В этот момент один из учащихся говорит: «Но я не могу этого сделать. Я не могу не реагировать, когда мне говорят «нет»«. Мой ответ: «Что вы имеете в виду под «не могу»? Ведь на вас нет ни наручников, ни цепей, которые могли бы вас сдерживать? Я могу признать, что вы не хотите, но не могу признать, что вы не можете. Если вы не хотите, значит, вы так воспитаны: вам следует быть любезным и выслушивать от плохого механика «нет». Я правильно рассуждаю? В конце концов, он также пытается жить, как и все остальные. Верно? (В этот момент весь класс с сарказмом говорит «Верно!») У него трое детей, ему нужно, как и вам, прокормить их и дать им образование. Так ведь? Если он потеряет деньги в своем деле, он не сможет обеспечить им ту жизнь, к которой они привыкли. Верно? Но где сказано, что, если он не справится с ремонтом вашей машины, вы должны и дальше иметь с ним дело и давать ему возможность извлекать выгоду из своей небрежной работы?»

Вам нужно научиться настойчиво отстаивать себя. Чтобы уверенно заявить о себе, усвойте один из наиболее важных моментов: настойчиво повторяйте, чего вы хотите, снова и снова, не повышая голоса, без гнева и раздражения.

Итак, чтобы эффективно общаться в конфликтной ситуации, вы должны быть настойчивым и гнуть свою линию. Нерешительные люди могут увязнуть в изобилии слов и легко сдаются, когда им все «логично» объясняют и приводят «доводы», почему то, чего они хотят, невозможно. Чтобы быть настойчивым, робкий человек должен научиться не давать объяснений или извинений по поводу своей позиции; он должен игнорировать замечания соперника, провоцирующие у него чувство вины. Для этой цели предназначен метод, получивший название Заигранная пластинка. Твердя свое, как заигранная пластинка, мы учимся придерживаться своей линии в разговоре: мы повторяем то, что хотим сказать, и игнорируем то, что исходит от человека, в противоборстве с которым мы отстаиваем свое желание.

Когда вы в период обучения используете данный метод, вы не принимаете во внимание возражения оппонента; вы неуклонно спокойным тоном говорите о том, чего бы вам хотелось, до тех пор, пока ваша просьба не будет удовлетворена, или вы не согласитесь на компромисс. Цель этого тренинга не в том, чтобы научить вас говорить одно и то же, как заигранная пластинка, а чтобы научить вас настойчивости. И тогда вы сможете достигнуть такого же результата, как герои следующего диалога, который рассказал Карло, один из моих студентов, проходивших тренинг. В предыдущую субботу он делал закупки на неделю по просьбе жены, но, вернувшись домой, не обнаружил среди покупок мяса. В доме в это время был его отец, пришедший пообедать, и Карло предложил ему поехать вместе в супермаркет и вернуть, видимо, забытое им мясо.

ДИАЛОГ 1

Карло входит в магазин вместе с отцом и обращается к кассиру.

Кассир: Да?

Карло: Я уже был здесь часом раньше и купил три отбивные, ростбиф, два цыпленка и еще другие продукты. Когда я вернулся домой, я обнаружил, что мяса нет. Мне нужно мое мясо.

Кассир: Вы посмотрели в вашей машине?

Карло: Да, мне нужно мое мясо (Заигранная пластинка).

К а с с и р: Я не думаю, что могу вам чем-нибудь помочь. (Отказ от ответственности.)

Карло: Я понимаю, что вы можете об этом подумать, но мне нужно мое мясо (Заигранная пластинка).

К а с с и р: У вас есть чек?

Карло, протягивая чек кассиру: Да, и мне нужно мое мясо (Заигранная пластинка).

Кассир, рассматривая чек: У вас здесь шесть мясных продуктов.

Карло: Совершенно верно, и мне нужно мясо (Заигранная пластинка).

Кассир: Хорошо, но я не могу ничего сделать, вам нужно в мясной отдел. (Отказ от ответственности.)

Карло: Я вас прекрасно понимаю, но вы тот, кому я платил деньги, и мне все-таки нужно мое мясо (Заигранная пластинка).

Кассир: Вам нужно обратиться к заведующему мясным отделом. (Отказ от ответственности.)

Карло: Он мне вернет мое мясо? (Заигранная пластинка).

Кассир: Он тот, кто может вам помочь. (Отказ от ответственности.)

Карло: Как его зовут?

Кассир: Мистер Джонсон.

Карло: Позовите его сюда, пожалуйста.

Кассир: Пройдите туда, и вы найдете его. (Отказ от ответственности.)

Карло: Я там никого не вижу. Пожалуйста, позовите его сюда (Заигранная пластинка).

Кассир: Пройдите туда, он скоро подойдет, (Отказ от ответственности.)

К а р л о: Я не хочу идти туда и ждать вечно. Я хочу поскорей уйти отсюда. Пожалуйста, позовите его сюда (Заигранная пластинка).

К а с с и р: Вы всех задерживаете, все эти люди хотят, чтобы их обслужили. (Попытка возбудить в вас чувство вины: вам что, наплевать на других людей?)

К а р л о: Я знаю, они хотят, чтобы их обслужили, но и я хочу, чтобы меня обслужили. Пожалуйста, позовите заведующего мясным отделом сюда (Заигранная пластинка).

Кассир с любопытством смотрит на Карло в течение нескольких секунд, направляется к девушке в соседней кассе, говорит с ней и возвращается назад к Карло: «Он будет здесь через минуту»

Карло: Хорошо.

Через несколько минут заведующий мясным отделом мистер Джонсон подходит к кассе и похлопывает по плечу кассира.

Кассир: Этот покупатель потерял купленное им у нас мясо.

ДжонсонкКарло: Где вы его потеряли?

Карло: Здесь, я ведь не уносил его отсюда, и мне нужно мое мясо (Заигранная пластинка).

Джонсон: У вас есть чек?

Карло, протягивая ему чек: Да, и мне нужно мое мясо (Заигранная пластинка).

Джонсон, смотря на чек: шесть покупок из мясного отдела.

Карло: Верно, три отбивных, ростбиф и два цыпленка, мне нужно мое мясо (Заигранная пластинка).

Джонсон: Вы посмотрели в машине, не выронили ли из сумки? (Попытка возбудить в вас чувства незнания и вины: вас надо контролировать, вам нельзя доверять.)

Карло: Да, его там нет, мне нужно мое мясо (Заигранная пластинка).

Джонсон: Может, вы оставили его где-нибудь? (Попытка вызвать ощущение вины в вас: вы — невнимательны.)

Карло: Да, здесь, и мне нужно мое мясо (Заигранная пластинка).

Джонсон: Я имею в виду где-нибудь в другом месте.

Карло: Нет, и мне нужно мое мясо (Заигранная пластинка).

Джонсон: Большинство тех, кто говорит, что они потеряли покупки, позже вспоминают, что оставили их где-то в другом месте. Почему бы вам не прийти завтра, если вы их не найдете? (Попытка вызвать в вас ощущение незнания и вины: у вас плохая память и вы ошиблись!)

К а р л о: Я понимаю, почему вы так думаете, но мне нужно мое мясо (Заигранная пластинка).

Джонсон: Становится поздно, мы скоро закрываемся. (Попытка вызвать у вас чувство вины: вы меня задерживаете.)

К а р л о: Я понимаю все, но мне нужно мое мясо (Заигранная пластинка).

Джонсон: Ну хорошо, но я все равно не могу ничего для вас сделать. (Отказ от ответственности.)

Карло: А кто может?

Джонсон: Менеджер магазина.

Карло: Хорошо! Позовите его сюда (Заигранная пластинка).

Джонсон: Он сейчас очень занят. Может, вы зайдете в понедельник и поговорите с ним? (Попытка возбудить у вас ощущение вины: он очень занятой, важный человек, и вы не должны его беспокоить по таким пустякам.)

Карло: Я вас понимаю, я тоже очень занят сейчас. Позовите его сюда (Заигранная пластинка).

Джонсон впервые в течение нескольких секунд молча смотрит на Карло: Я пойду и поговорю с ним, может, что-нибудь удастся сделать.

Карло: Хорошо. Я подожду вас здесь.

Мистер Джонсон возвращается в магазин, исчезает в дверях и позднее появляется в окошке службы контроля. Он начинает разговор с мужчиной, сидящим за столом. Мужчина что-то говорит. Джонсон качает головой в сторону Карло. Мужчина встает, смотрит на Карло, снова что-то говорит и возвращается за свой стол. Мистер Джонсон исчезает из окошка и секунду спустя направляется к Карло.

Карло: Ну что?

Джонсон: Мы весьма сожалеем, что так получилось. Вы можете пройти в мясной отдел и найти свою пропажу.

Карло: Хорошо, спасибо.

Джонсон: На следующей неделе у нас распродажа в мясном отделе. Будет нечто хорошее.

К а р л о: Я скажу об этом моей жене, спасибо.

Когда они отправились в мясной отдел, отец Карло изумленно повторял: «Если бы я был на твоем месте, я бы искал это мясо у себя в карманах, под сиденьем автомобиля, дома, в туалете и на чердаке!» По дороге домой отец спросил Карло, как ему удалось так себя вести. С некоторой скромностью, но не без уверенности в себе Карло ответил: «Это то, что я приобрел на тренинге — уверенность в себе, я научу тебя этому».

В диалоге Карло со служащими супермаркета вы видите, как он повторял, как заигранная пластинка, что он хочет, его главной целью было вернуть купленное мясо. Если появлялись препятствия в ходе разговора, Карло и для достижения промежуточных целей использовал Заигранную пластинку. Например, когда ему предлагали ждать или самому разыскивать служащих, Карло настойчиво требовал того человека, который мог бы решить его проблему. В случае с Заигранной пластинкой вы как бы заявляете повторением одного и того же: «Я не сдамся. Я могу делать это весь день, если потребуется». Как вы увидите и в последующих диалогах, если вы проявляете настойчивость и повторяете свое желание снова и снова, вы рано или поздно достигаете результата (либо получаете желаемое, либо соглашаетесь на разумный компромисс и остаетесь весьма довольны собой).

Для начала, чтобы научить моих студентов или пациентов пользоваться методом Заигранной пластинки, я предлагаю им разыграть следующую сценку (в группе из четырех человек, где двое играют, а двое выступают в роли партнеров): продавец, ходящий по домам, пытается продать несгибаемому покупателю энциклопедию. В реальном диалоге Карло сознательно отвечал на все, что ему говорили кассир или менеджер. Каждый из его ответов был хорошо продуман. Карло говорил только то, что он хотел сказать. Но в первом учебном диалоге Заигранная пластинка я заставлял его и его партнеров буквально говорить как испорченная пластинка. Не важно, что говорил другой, Карло должен был отвечать одно и то же. «Я понимаю, о чем вы говорите, но меня это не интересует», и говорить это тихим и спокойным, тоном, как и в диалоге с покупкой энциклопедии. Это помогло Карло в дальнейшем избавиться от привычки ждать, что скажет другой, и в зависимости от этого строить свой ответ.

ДИАЛОГ 2

Продавец: Вы ведь хотите, чтобы ваши дети учились лучше, не так ли?

К а р л о: Я понимаю, но меня не интересует эта покупка.

Продавец: Ваша жена хотела бы, чтобы у ваших детей была эта энциклопедия.

К а р л о: Я понимаю, но меня это не интересует.

Продавец: Здесь ужасно жарко, вы не будете возражать, если я войду в ваш дом выпить воды?

К а р л о: Я понимаю, но меня это не интересует.

Продавец: Что вы хотите сказать, что не позволите мне выпить воды?

К а рл о: Я вас понимаю, но меня это не интересует.

Продавец: Вы не понимаете, иначе вы бы хотели купить эти книги для ваших детей.

К а р л о: Я понимаю, о чем вы говорите, но меня это не интересует.

Продавец: Вы все время повторяете: «Я понимаю». Вы можете сказать что-нибудь еще?

Карло: Я понимаю, но меня просто это все не интересует.

Продавец: Позвольте мне задать вам вопрос. Сколько лет вашим детям?

К а р л о: Я все понимаю, но меня не интересует покупка этих книг.

Продавец: Вы так и не скажете мне, сколько лет вашим детям?

К а р л о: Я понимаю, к чему вы, но меня это не интересует.

Продавец: Хорошо, я спрошу вас иначе, сколько детей живет в вашем квартале?

К а р л о: Я понимаю, но меня это не интересует.

Продавец: Если вы не хотите говорить со мной, я уйду.

К а р л о: Я понимаю, но меня это совсем не интересует.

Продавец: Как вы думаете, вашего соседа мистера Джонса это заинтересует?

Карло: Я понимаю, о чем вы, но меня это не интересует.

С помощью тренинга по методу Заигранной пластинки Карло и другие смогли избавиться от привычки обязательно отвечать на любой вопрос и откликаться на любое обращение к ним. Эта привычка основана на нашей уверенности, что, если кто-то с нами начал разговаривать, мы должны ответить и должны реагировать на все, что нам говорят. Когда я предлагаю новичкам какой-нибудь диалог вроде этого, они обычно очень удивляются. Многие из них не осознают, как сильна эта их привычка и как неуютно они будут себя чувствовать, если не попытаются автоматически отвечать на чьи-то вопросы.

У доброй половины моих студентов были трудности во время первого исполнения подобных диалогов. Отвечать автоматически было не в их характере, и я был вынужден повторять свои инструкции, чтобы помочь им избавиться от робости. Когда у них возникала подобная преграда, я не «помогал» им сочувствием (конечно, не считая особо тревожных пациентов). Короче говоря, я не был для них «приятным человеком», который пытается помочь им быть более решительными. Как я понял, очень полезно, чтобы среди них был хотя бы один «жесткий мужик», с которым они научились бы успешно справляться. И в большинстве групп я был единственным, кто мог играть эту роль. Поэтому в тренинге я отводил себе роль такого постоянного «мерзавца» (с которым они впоследствии могли бы легко справиться) и «помогал» им работать над собой больше, обращаясь к ним примерно так: «Что, черт возьми, вы, люди, делаете!? В какой книге жизненных правил это записано? (Делаю вид, что внимательно рассматриваю воображаемый манускрипт.) Когда кто-то задает мне вопрос, я должен на него ответить? Покажите мне подписанный вами контракт, в котором об этом говорится! Вы хотите сказать, что ничего подобного не подписывали? (Молчание класса.) Тогда какого черта вы так ведете себя? Повторите еще раз и на этот раз сделайте то, что я от вас хочу... Вы — только Заигранная пластинка!»

Некоторые студенты и пациенты воспринимали, по крайней мере поначалу, свое право отстаивать себя как право на «месть» и как необходимость дать сдачу тем, кто ими манипулировал. Хотя бы один человек в каждой группе задавал мне вопрос: «Я понимаю, о чем вы говорите, но могу ли я использовать то, чему вы меня учите, чтобы заставить моего мужа (жену, сестру, ребенка, подростка и т. д.) делать то, что я от него хочу?» Я отвечаю: «Не можете!»

И если вы действительно проанализируете вопрос студента в свете собственного общения с людьми, то такой ответ имеет большой смысл. Вы, опираясь на ваш опыт общения с людьми, можете «долбить» кого-то, чтобы он что-то сделал, вы можете манипулировать кем-то, а можете честно и решительно сказать кому-то, что вы хотите, чтобы он сделал то-то и то-то, но вы не можете целиком контролировать поведение другого взрослого человека. Если вы лжете людям и обманом заставляете их сделать то, что вы хотите, они могут то же самое сделать по отношению к вам; если вы манипулируете кем-то в своих интересах, они могут то же сделать с вами. Но если вы прямо скажете, что вы хотели бы от них, все, что они могут сделать, — это сказать «нет» или предложить что-то другое, т. е. разумный компромисс. Из этих трех возможностей последняя, честная, — наиболее эффективна, поскольку позволяет вам и другим людям, вовлеченным в конфликт, говорить прямо и найти из него выход.

По крайней мере один студент в каждой группе возражает, что отстаивание себя — самый прямой способ выхода из конфликта, говоря: «А где меры предосторожности? Вы можете воспользоваться своим преимуществом перед тем, кто не заканчивал эти курсы и тренинг. Со своими решительными навыками вы можете переехать его, как танк!» И хотя я не разделяю его опасений по поводу беспомощности человечества перед лицом людей настойчивых, я должен признать, что знание конкретных моделей поведения дает им возможность делать то, что они хотят. Лучшим ответом на подобный вопрос, который я когда-либо слышал, было высказывание одного уже пожилого человека. Побывав на моих занятиях, он сказал: «Эти навыки словесной настойчивости, как и все другое, чему вы учите, вне морали. Если вы научились водить машину, вы можете воспользоваться этим, чтобы свозить детей на школьный пикник в воскресенье, можете — чтобы угнать машину для мафии. Если вы судья самому себе, то вы также несете ответственность за свое поведение. То, что вы делаете, зависит от вас».

РАЗУМНЫЙ КОМПРОМИСС

Многие из тех, кто учатся быть настойчивыми, часто спрашивают: «Что мне делать, если другой не поддается, если он тоже настойчив?» Ответ такой. Самое главное — чувство собственного достоинства превыше всего. Следовательно, если вы сохраняете чувство собственного достоинства и уверенности в себе благодаря использованию таких навыков, как Заигранная пластинка, вы будете чувствовать себя хорошо, даже если сразу не достигнете своей цели. Когда мы комфортно себя чувствуем, наша способность справляться с конфликтом растет как снежный ком. Но это не исключает необходимости позаботиться о том, чтобы поддерживать уверенность в себе.

Если два человека, вовлеченные в конфликт, настойчивы, то все зависит не от того, кто сильнее или кто лучший манипулятор. На практике выход из такой ситуации состоит в следующем: если ничто не угрожает вашему чувству собственного достоинства, надо предложить разумный компромисс. Вы можете, например, сказать, что подождете некоторое время, пока вам отремонтируют или заменят купленную вами вещь, или что сделаете то, что от вас хотят, в следующий раз. Если компромиссы не снижают у вас чувства собственного достоинства, вы всегда можете рассчитывать на достижение своей цели. Однако, если конечная цель ваших действий — повышение самооценки, то тут, конечно, компромисса быть не может.

За некоторыми исключениями, мы лучше справляемся с конфликтами, когда проявляем настойчивость или достигаем разумного компромисса. Что это за ситуации-исключения, в которых лучше не проявлять настойчивость? Их всего несколько, давайте кратко их рассмотрим.

Я не советую вам быть настойчивым, когда вы не можете контролировать ситуацию. В подобных случаях глупо, а возможно, и опасно, если вы не настоящий профессионал этом деле, отстаивать себя таким образом, как описано в книге. Также вы должны ограничивать свою настойчивость в ситуациях, предполагающих юридический фактор или возможность физического сопротивления. Не все представители федеральных, государственных, муниципальных структур и суда достаточно уверены в себе сами. Многие из них, к сожалению, ведут себя так, как, по их мнению, должны вести себя люди на их месте, и у них есть реальная, если не абсолютная, «юридическая» власть действовать вопреки своим личным чувствам. Мало чем вам поможет, если вы будете на манер заигранной пластинки сопротивляться рассерженному судье. Он может посадить вас на тридцать суток в тюрьму! То же, если полицейский толкает вас дубинкой: лучшее, что вам следует сделать, — убраться от него подальше. С другой стороны, ограничивая вашу настойчивость в подобных случаях, я вовсе не имею в виду, что вы не должны ничего говорить. К примеру, если полицейский нанес вам физическое оскорбление, глупо ему сопротивляться на месте. Запомните номер на его значке и сообщите о его поведении начальству. Если он часто себе такое позволяет и на него обратилось с жалобой много жителей, ему придется изменить свое враждебное поведение.

Необходимость равновесия между сдержанностью и настойчивостью наглядно проявляется в случае с Джерри. Когда я впервые увидел Джерри, ему было семнадцать лет. Он уже три года принимал наркотики, включая героин и кокаин. Как и большинство наркоманов, он был очень слабовольным и не знал, как общаться с «правильными» людьми: родителями, семьей, учителями в школе и т. д. Джерри нравилась его компания по нескольким причинам. Его приятели никогда его не критиковали, не мотали ему нервы, никогда не смеялись над ним, не заставляли его делать то, чего он не хотел, и позволяли ему делать многое из того, что он хотел. Джерри платил им тем же. Он относился к ним столь же нетребовательно; их отношения можно описать сияющими словами: «любовь», «мир» и «брат».

Джерри не хотел расставаться с наркотиками, потому что ему нравилась такая жизнь; его мало кто беспокоил. Но вот общаться с людьми за пределами своей компании он не умел. Джерри лечился от наркомании с помощью психотерапии. После четырех месяцев занятий в группе и двух месяцев лечения индивидуальной терапией он прекратил принимать наркотики, получил постоянную работу и через год поступил в колледж. Два года спустя после терапии Джерри уже не принимал сильные наркотики, но иногда курил марихуану.

До тренинга терапией Джерри постоянно останавливала полиция и обыскивала его машину. И хотя его никогда не арестовывали, потому что он всегда был «чист», Джерри оставался «подозреваемым». После терапии его тоже несколько раз останавливала полиция, но полицейские больше не обыскивали ни его самого, ни его машину. Однажды Джерри выписали штраф, но он был твердо уверен (после тренинга), что не заслужил его. Джерри сообщил мне, что он сам подал в суд по поводу штрафа. Появившись в зале суда, он просто, своими словами рассказал судье, что, по его мнению, произошло, и судья с ним согласился. А я боялся худшего, что Джерри, чего доброго, угодит в тюрьму. Для Джерри быть настойчивым в суде означало просто спокойно высказывать свою точку зрения и быть выслушанным, несмотря на то, согласятся с ним или нет. Пример с Джерри показывает, насколько важно уравновешивать свою настойчивость покорностью в обстоятельствах, когда кто-то, имеющий власть, пожелает применить ее.







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.173.234.140 (0.029 с.)