ТОП 10:

Тема 3 . Семейная социализация.



Структура общей социализации. Исторические особенности семейной социализации. Социкультурные модели воспитания детей и типы их социальной изоляции (депривации) в XV-XX в.в. в Европе.

 

Социализация - процесс приобщения к принятым в обществе и его подсистемах ценностям и нормам. В широком смысле слова социализация может длиться всю жизнь. В узком смысле - ограничивается периодом взросления личности до совершеннолетия.

Семейная социализация понимается двояко:

5) как подготовка к будущим семейным ролям.

6) Как влияние, оказываемое семьей на формирование социально компетентной, зрелой личности.

Семья как социально-психологическая целостность оказывает социализирующее воздействие на личность посредством нормативного и информационного влияния. Чем сплоченнее семья, тем эффективнее воздействие. Отсутствие сплоченности, дезорганизация семьи открывают двери для внесемейных влияний. Нормативные влияния действуют с помощью норм-образцов, моделей поведения, знание которых позволит каждый раз не искать заново решения в стандартных ситуациях, а вести себя автоматически. В нестандартных ситуациях индивид регулирует с помощью норм-принципов, определяющих ценностную направленность действий. При информационном воздействии семьи индивид разделяет семейную картину мира, принимает ее как истинную, но не ищет обязательного одобрения со стороны других.

СТРУКТУРА ОБЩЕЙ СОЦИАЛИЗАЦИИ

 

Проводники социализации

 

- Семья - Родители - Социально-территориальные общности

- Соседство - Братья и сестры - Этнос, раса, нация

- Дошкольные - Ровесники - Религия, мораль, искусство

и школьные институты - Наставники

Социальные институты Посредники Культура

↓ ↓ ↓

Социокультурные нормативные и информационные влияния

Формирование базовых ← Социализация → Формирование навыков

ценностных ориентаций знаний и чувств

и установок ↓

результат: социально-компетентная личность

 

Поведение семьи несводимо к сумме поведений отдельных членов

 

 

Чем меньше зона или поле согласованного взаимодействия членов семьи, чем меньше отдельные члены семьи Я идентифицируются с семейным МЫ, чем меньше в индивидуальных ценностных ориентациях представлены общесемейные ценности и интересы, тем больше будет разнобоя в восприятии складывающихся в семье ситуаций, в понимании целей и потребностей семьи, в оценке средств действий и результатов поведения. Отдельные Я могут усиленно декларировать свою поглощенность заботой о семье, но их реальные программы поведения обнаружат смещения мотивов действия на иные, чем успех семьи, цели. И наоборот, неудачи в реализации признаваемой членами семьи цели способны интегрировать семью вокруг латентной, неосознаваемой задачи семейной деятельности.

В социологии и психологии сегодня отсутствуют средства измерения семейного МЫ, поэтому самый важный процесс определения семейных ситуаций или принятия семейных решений в лучшем случае сводится к одновременному опросу супругов и к вычислению объема совпадающих мнений.

Итак, чем сплоченнее семья, тем сильнее семейное МЫ, тем отчетливее признаки и атрибуты того, что «мы свои». Оппозиция своего и чужого распространяется и на общезначимые ценности. Близкие люди ведут себя по другому, как на людях. В семье отменяется субординация. Именно в семье закладываются основы умения переключаться со «СВОЕГО» НА «ЧУЖОЕ» и обратно. Семья ориентирует ребенка прежде всего на членов семьи и других родственников и лишь потом на социальное окружение и общество в целом.

Наше довольство собой в жизни обусловлено всецело дробью

Успех

Самоуважение = Притязания

 

В полноценной семье после 7-8 лет освобождение ребенка от пут эгоцентризма и зависимого почитания родителей идет быстрее. Но процесс формирования отношений с миром может задержаться, тогда ребенок ведет бои за навязывание своей Я-концепции сверстникам. Причем обычно все успехи приписываются себе, а неудачи обстоятельствам. Хорошая социализация в семье помогает избежать такой тенденции формирует социально компетентную личность способную брать ответственность на себя.

В теории Дж. Мида процесс формирования Я рассматривается как включение в свой мир других людей, как усвоение их ролей. Подражая родителям он учится видеть себя со стороны. Я- образ – это представление о себе глазами других. Чем значимее те, другие, тем больше их влияние на Я-образ. При общении с отдельными другими у ребенка формируется обобщенный образ Я. Чем сплоченнее семья, тем не противоречивее Я-образ.

Семейная социализация формирует у ребенка потребности в физическом, психологическом и социальном самосохранении. И играет решающую роль для формирования семейных потребностей. Общий семейный климат прямо влияет на восприятие детьми семейных ролей и на желание обзавестись в будущем семьей.

 

Э. Эриксон «О материнтве и детстве».

Э. Эриксон стал одним из самых влиятельных американских теоретиков в области социальных наук. Его жизненный путь, однако не был обычен для кабинетного ученого. Эриксон родился в 1902 г. в датской семье. Его мать, рано разведясь с мужем, вела жизнь богатой путешествующей дамы, в результате чего ее дети потеряли датское гражданское. Дество и юность Э. Эриксон провел в Германии, так что позднее в своих работах о происхождении нацизма он мог часты ссылаться на личные впечатления. Даже не окончив гимназии, он отправился путешествовать по разным странам, так что и здесь будущий создатель учения о «психичексом моратории» мог, видимо, опираться и на собственный опыт. Затем он решил стать художником, что, по его собственным словам, «было тогдашним европейским эвфимизмом для молодого человека, не лишенного таланта, которому, однако, некуда себя девать…»

В 1937 г. Эриксон вступил в тесный контакт с ведущими американскими антропологами. Он проводит полевое исследование индейцев сиу, этого некогда млогучего племени укролителей мустанкгов и охотников на бизонов, остатки которого еще обитали в резервации в глуши штата Южная Дакота. Как показал Эриксон, историческая катастрофа, постигшая племя в середине 19 столетия, продолжала действовать и в 20-м через систему воспитания бесстрашных охотников и воинов в условиях кочевой демократии. Детально изучив современный стиль материнства у сиу, Эриксон находит его резко отличным от стиля белого среднего кламсса. Так, индейские матри никогда не профвляют нервозности, не отнимают детей насильно от груди и вообще сводят к минимуму все ограничения. И лишь позднее, обретя чувство «базисного доверия» и уверенности в себе, ребенок вступает в общество зрослых. Напротив, в западной цивилизации царит убеждение, что только самая жестокая регуляция всех телесных функций и импульсов с самого раннего детства способна обеспечить затем ребенку успешное функционирование в обществе. В ре­зультате этого, однако, нынешние индейцы остаются фик­сированными на «золотом веке» раннего детства, часто проявляя детскую беспомощность и безразличие ко всем попыткам белых властей или филантропов привить им ка­кие-то технические навыки. Возникает, конечно, вопрос, почему прежний стиль материнства не изменился, хотя он давно не только потерял эффективность, но стал средством увековечения исторической трагедии? Причина этого, по Эриксону, в том, что белая Америка «проиграла битву с индейцами» в том смысле, что она так и не решила, что следует с ними делать — беспощадно подавлять, колонизировать, уподоблять самим себе или, наконец, по возмож­ности освободить от собственного присутствия. Все эти стили отношений чередовались, породив в результате глубокое подозрение индейцев ко всем ценностям белого человека. Само воспитание в традициях охотничьей демократии обрело ныне иные функции — научить молодое поколение игнорировать ценности белого общества. К тому же все средства, к каким прибегали индейцы для своей за-щиты: войны с белыми, дипломатические отношения с ними как нация с нацией и, наконец, религиозные мессианские движения,— оказались равно несостоятельны.

В этой работе уже проявились существенные черты
психоисторического» метода автора: соединение полевых
наблюдений с теорией и, самое главное,— объединение их в
в «психоисторическом контексте», что требует равного вни-мания как к психологии индивида, так и к характеру самого общества. История детства каждого ребенка оказывается
при этом отражением истории его народа. Новый метод
позволил с неожиданной стороны осветить всю глубину
трагедии коренного населения Америки.

Вторую свою экспедицию Эриксон совершил к индейцам |юрокам на севере Калифорнии. Жизнь этого небольшого племени целиком зависела от ежегодного хода семги, подобно тому как жизнь сиу зависела некогда от бизонов. Их система воспитания оказалась прямо противоположной |системе сну. Однако и она также с первого дня связана с историей племени, природной средой и системой экономи­ки. Родители должны проявлять холодную отчужденность к ребенку. Уже во время родов мать обязана соблюдать полное молчание. Первые десять дней ребенок пьет только сок из скорлупы лесного ореха. Затем дают столько 貤뿌줯槙犃禲뿊ጄ裕툏ᘤ瞸올魉䷬꓇靛氄秢奦ꅟ볕쬹돬≫ᐆﶰ鞇擃৔㱂뽪溤轕䲴隲줸꿗㝐筼쨏抁⻓䋿什鈅茪҄죖꫁廷㰨㤝絠蛀蔩嬝籟召砬鳷7폹鴱ᴮ▂솙獨핍칎ꦰ솦庪閰韨혗圄걱₂현㎧䝗䯺⢛ሌ憥뼹錌鰖숞枴࠰쟃솲튟졳괬놔尘継街Ꚅ킂␴폼娔㟛踩㚵䨚Ҽ桯ጉ䩒蚩䦝轍鬈▁蟶兜賠軔飶颱轤䁞鞃ㅯ湭섏힣Ⅰᰱ軣嶑裼ᝇ診콓뼑慜璗バ橤虍혆⭧즤ꌞὟ៳돳行녥䢌⨂ꋦ耘닮థ̸金㶠뭇饆㏽峐繿忺壣覱݃憌꒰媺齇잜ᕴ릖ɠύ⸈뙑濢꼑Ⳗ朽鰡ᬂै两∙풒晽샚㧎ㅂ藊⢁᨟輘ᤙꂓ龠蝺䐰ꢒ瞞裶䤀隣순覺쨸擈䣗굮盰쑿埡伀ぁ៸ಝ⓹唳狝꒴ᭋୖ숾ꣲ鿥庛쁤旛딭夢튑㞢慼ᖸ诜ᗏ蹲껰ᧃ玢糭醫쏣渏浀㖴헊勽柲阁뎇噥湤귴宲拒鲾䠚녔ꢨ镼왾깈뽅澳篏ݻ榥菪졭戶抿Ă䀽←ο⎈⯳⾋鳩폡仡ꀾﯙ뛊ꉣ᭑枩氣齞芒䦉١䄾ꖾ貪烁࢓杞㺡瞙⡾ବ娱ꆛ濚쿛ȵᝠộ慮嫏䘆◃⺏癖趪槺〻曪뢞碰䪓泼筏崔좹켟실ဋ몿ꉘ획؃ቦᏢ喉㋡걡폤䩚彑⻪휟╵ᠭ軩巭裹ᜰ訶쭆뼞慟盨ボ橢舯혈⭥짗ꌓ᭏៳뎁宅넓䣹⸐ꊚ耞닣ఫ͍ﵗᷜ뭃鴧㏹岭縉忿壪覸͞懺꒺媽鼽쟥ᕵ맠؅ᬕ⨐똳澔꼐⣋朼頼᭳ऱ丠∝풚戣샔㶬ㅌ臒⣼ᩫ譱ᥡ꒍鮴蝕䀠것瞜袀䥽旅숗覵츦惚䢣국盷쑿埮伋あក⺕唲犦꓋ᬾପ쉆곢鯽嫺쁥斤떢太훿㎼愈ᖾ诓ᖳ蹵껶ﱾᷝ瞸糧釛쎞渎椩㖻헏囥䏘鈐돹剰渒귱宼曁鲱䡡딳꣒酤쉢깎뽄澽篃܈槑莞졫昮曟ſ䁈ラλ⟪⮇⿾飺폩䫯萬ﯛ뛈ꉧ᭑枠栺魁苤䦄ȿ䄹ꖺ貣烉࢝杚㺭珷⠁ୗ帥ꆜ濛쿘ح᝭Ẫ愛媵䘅⇞⪕癜跜榈぀暓룡磅亁泰罂崓죃켛욅ၴ뫀꘸횀䙶ቭЉ៳写㊙객폦乂彙⺛흣Ⅾᠯ黯嶗袈ጤ詅쭆뽨慟皒ク橠艖혆⬘췏ꌒἯឌ뎃︘넙䢇⩳ꋫ耐늞࠵͏略㷘뼨餲㟦岨繼忼

趦ݮ憩ꂠ嫍龿쟫ᔅ릟؂Ἆ⨐똡澟꼖⣎朸顃ὣॆ乙∟풑戮삦㦲㕚臑⣰ᨖ软ᤞꓶ鯂蝐䑋겋珿袋䤎力숒覽쨇擁䢣굠盳쑽叺伎ぇឋ䧾౛頧Ἴ홝曆낮텩␒䦮䣣돮Ꟁ⺴ᢂ爟穩쇺苃秣퍐྄䓠틝쑸媸瀯ힻః繄໸ﺈ兙滭ꨡ⤿佅㣢댴⛪㭙ፋ凋ঈ䀴–疽圾獖祦얲샂磤ᘯ蓇ꖌ㠀×⊧﫽䟏⅝⁣బ콓띝㌨혵珖궻寉ݮ䤮䙿ꦡ얐獎횏胎೸꟡鸥⦼⧌椁蘺Ꭿ㈆႞忌퇝狾ꪖㆡ橹榧᢯爻䁔〈띏揥᠏ୠ莔膟絾鸱暟嶀觊袃ᩩᐞㇰ㇂돖阾ฟ簙뙦桵羞퓏쿐ؼֻ冫┹阮㭴ᄽ쉶蠣ற쭹ꮴ䆆ɕ䪋ڂㄒ꩎춱嗃ᢱ뚼롒ꤙῷ谼횠刦屽ۙ뚸齕긣ᐿ谕뗯㫗䙵♈쇜䧍̉⊯툏念ꏓ먅﹘㸖쇁≜踏㌳꣛ꊤⱊ굪䗚ᤒ鍨蟷鮻觩樃镋唈⭿麍ﴵ늏ῲ寎뱓鷿龆ꏚ̦⾭蚑⟬⯿㟠‸㪠甼輢球ࠇ芰즁ꁰⲪ╝輹揥峄晖持䷛涥ꮢꏹ妑害㬔熁㢲挀뀈衝∹фǭ뼁爣댋诩愚문怔⩙龲ẹ܆웼벳捹雂삼쑘﮹됝룙

⺎⥁␥疚匪獝礙얼샆沃ᘯ胒ꆝ㡹Ӊ⚹𥳐䞿℠‛౗켯띖㜶혵率궰寈ݢ䥑䉡꧚솎獅훰胄೵Ꞙ騰⴨⦲洔舯ឫ㘋ᓦ寙퇉瘅꺎ㆥ樂榩᳄爴䁑✼띌掦᠐ཹ螈臤紏鹌抋巹跔貖ᩩᑦ㗠ㆿ뎩陌਌砌뉲栁翡퓃쿓رֺ嗀┴流㽾ᔣ쉴萌ூ콬ꮻ䆉Ȩ亐۵㕽긧춻喳ᠸ뛉롒괍ῷ谾횠剘塢ۗ뚶齖ꨰᐾ蠅떓㫗䙾☷엉䦷ܒ⋙홯忱ꎢ멻器㸞솹♁踋㍌ꢤꊨ⡐괕䖡ᵴ錑菩鮷觩樄镍儗⽡飨﵎닽´忞밤ᷱ龍ꏟ̨⯌蚴⟣⯿㞙″㫚甲謼瑴ࠇ苁즁葒ⲣ╕輸掔岽ꨙ䩹눝労榽ꮧꏽ姣宿㼃燻㣉捹끱衒≄юǪ뭭瘿댆辌愔뭁恠⨧鿃Ỿ̔웶볍杯鉑샎쑙﯋끱룍썈⻿ⶸ—疸匢獑祥없쓡泻ᘯ肥ꖍ〃¦⚿ﻍ䟌⅖⁣ఠ콙띔㜳툩珹궵忙ݩ䥝䉡ꦪ솎猷훺胋ಂꞜ騰⤷⦲椏蘿Ꭰ㈀ძ忄퇜癰ꪖㆣ橻槗᳄爽䁚⌧뜻掙᠛୬螅膝紂騣暔嶆跛賬ᩪၾㇲ㖣뎩陇੿砎똒栋羑풾쿝صƧ嗊┳ﶩ㭮ᅂ왩谄ோ쬎ꮷ䇾ȣ亞ڃㅮ꨼춰冝ᣏ뚻롟괍Ώ蠤튵剘塢ۑ뛄齖긭ᑊ蠉뇱㫖䘀쌥☹쇔䦷ܜ⋝홣寫ꏓ멹煮㸔쇆♉蹵㌳꣚ꋙⱊ괖䖬ᴌ錕華鮰跾湨镆償⽧黻ﴳ닸ᾄ寎롆ᶆ鿵ꏐܸ⿐芁➑澙㟧‶㫚甲輡瑲ࠃ芰췡ꁵⲬ┦轀掖

꺱ெK榽ꮦꏸ妚宿㭣凴㢶挍됑蠦∴аǨ뽽瘶덱诩愉뭁恭⩚鿍Ṇ̘벢朙鉜샅쁄ᄂ둏뢮썀⺍ⷊ␈疺坉睼祩얹샊泼ᘬ胟ꆝ㠎Û⚹絛䟋ℯ‖బ콕띑㌦퉔珿궼密ܞ䤭䙽꧓얐獎ﲼ훷胄ಂ꟯鸥ⵒ⦺楴蘷Ꮠ㈍႟寙퇜癲ꪖㆢ橳消ᢧ牁䁑⌡뜵掟ᱰཾ莔臯絳鸾暞嶄视貗᨝ᐟㇺㆽ뎨鉒਍砎똒桰翢퓁쿖䈠Ƨ嗊┳ﶩ㽼ᄳ숆蠜ல쬉꾥䖞ȩ䪋۽ㄐꩅ즚喿ᣍ뛏렠괍Ώ蠤틁剕塢گ뚼鼬깗ᐴ衴뗫㫐䙸♎솩䦿ݬ⋑퉳忳ꏛ븙墨㹮솴♎踉㌽꣚ꚴⱌ괘䗓ᴇ鍩華龤觿樊酓儖⽠黽﵋닿ῶ忛뱔᷹鿸ꎮܽ⿒芁⟢⿠㞞‾㪤畀輧瑲ࠉ苀즁ꁾⳓ┠輷掞峂鸨୚榽ꯟꏺ妚宸㬞燹㢿杮됝蠯≆ХƜ뽵癋덿诩愖묹恧⨧鿉ịݱ실벾潤鉝샄쑜﯇둯뢢썍⺀ⷃ‐痉址獝礛얿샆棪ሷ能ꖉ㠋Ó⊧﫛䟆╈⁢ప쭍띛㜸혵玆궵寈ݩ䴳䙵ꦦ솂獈훿肺࣠Ꞛ騶ⵗ⦺椉蘿Ꭷ㈅僢翀헄癸⺆ㆮ橽槗ᢥ爱䁘⌣띏掚ᡬི螆藿絶鸴曨墧趡貖ḕᐕㆅ㖣뎰防ਊ砍뙬桼箃풾쿓Ȭ׆喹┿﷞㽱ᄳ숏谄ி쭱ꯋ䆎ɞ䪋ڂ㕱꨽췅嗁飀뚰롐ꤕᯥ谱튽刪塤ۘ뛇鼨깓ᐱ蠂뗩㻀䉠☵솧䧈ܝ⋮홯徏ꏒ먁懲㨃얤♃踍㍄꣓犯ꋟⱅ꤈䗓ᴂ錘莔龪跲橵镁八⽨麏ﶳ닿ῶ忛ﰦ᷼龏ꎬ᜶⿗蛪⏼⾞㟠‸㪠畀輭瑹ࠇ芼즁ꁼⲬ╜轂掜峄੉ᄨ튃鐋涪ꯜꎁ妒寈㼃燻㣉捹끱衒≄лƞ뼍瘶뜬辋愔묵摷⨦鿍ỉݿ웽뢪杹鉘샂푤쑑ᄂ둥룓쌱⻼ⶺ‒痊场獑祦엌샇棤ᙖ胛ꗶ

Ӈ⊩ﻠ䟡╈మ쭍띒㜳혵珴궾寍ܗ䴳䙾궦쇿獄훷胆ಁ꟫鸥ⴢ⦹椊舧Ꮠ㈈ႝ徶헄登ꪖ㇟橽榬᳄爷䁕⍜뜽掓ᡠ୬螧膝絵鸶曫嶈视貗ᨓၾㇽ㖶뎨陇੹砇뙫池羟풽쿘زֳ喾┷﷞㽣ᅁ쉹蠜ோ쬎ꮹ䇼ɗ令ʖㅮ꨹춾嗁ᢴ뚶 롐굽ᯧ豋횈噋奭ۑ뛆齝깜ᐼ衾뗨㪬䙵☱쇙䦲ݨ⛍홯徊ꏓ멸墨㸜솱♁踈㌳곆ꚴⱇ괘䖪ᴌ錟華鮱跲樊镃儐⽧麎ﴳ답ᮝ徯밠᷼鿽ꏔ݊⿑蚟⏽⶞㟧⁃㫟畅輢瑿ࠂ芻췠ꁼⲢ┠譗掞峄퐙ƈꗸ가涯ꯗꏾ姠弦㭧燴㢷捼뀁蠬∴ЖƗ뼏瘸댆辉愔뽕摷⨫鯓ễݶ욃벶朘鈫샄쑜﮷둪룒썀⺃ⶻ‖疻圼睃礟삶泼ᘠ胛ꖍ㠉Ӊ⚲𥳐䟍⅔␃࠶콝띘㜳퉕珟ꦟ寃ݬ䤮䘀ꦢ솎獏ﲼ훺胆೵꟤騵ⵕ⧉楴蘲ឲ㈧႟忏퇐癰ꪖㆭ樂榢ᣚ瘥䑄⌱띍掜ᡪ།螊藿絰鹁暗嶍趤貛ᨓᑣㇵ㇂뎪阳੽硶또桵羘퓏쿞زֲ嗉╍阮㼏ᄼ숉谂ோ쬎ꯉ䆎Ȣ亞ڇㄚꩂ즥嗀ᣍ뚽롖괅ῷ谸튽剞塤ۗ뚤齻깒ᐺ蠀떑㻂䉠☲쇚䦷ܜ⛁퉷忷ꏞ먇琢㸞솿♄訕㌸꣕ꚴⱏ굨䖯ᵳ鍫菩龪覓橰镍儛⽯麊ﶵ닱ᮑ寎뱘ᶆ龂꟏݇⿜蚝⟮ᅠ⾞㟪‷㫔煞轑琎ࠄ芻취ꁳⲬ┦輰掓岶㪛啪㤊丠涣ꯖꎉ姮寂㬖熃㲤杢뀯蠧∹а֏뼏瘽뜟诩慣뭇摻⸻齁᫛܊욆벽条陶삻쑑﮺됝룒썍⺀ⷌ⁩痊地獓絻얳삾沇ᘤ胟ꗸ㠄¨⛂䀘䟌⅘⁡త쭁덄㜸숨矧궱宲ݧ䴳䙴꧑솅睖훲肾ಂꞑ驅⴩⦶洘舧Ꭽ㈆႞忈퇙瘎꺊㖿橻槖ᣚ爲䀨⌫뜳掖ᡠ༎蟸膞絾鸿曨巶视賢ᨚᐐ㗠ㆼ뎤阰ਁ砇뙡桸翭킣쿑زְ喿ℴ﷟㽼ᄻ숆蠜ஷ쭼꾩䆂ȫ仪ۻ㕿긧춐喱ᣍ늮롟관ῷ豇튴剕塨ۛ뚺鼨긥ᑓ谕뗩㪓䘁♊쇙䦲ܙ⛾퉴忳ꏛ멾祉㹯솾♂踀㜭곆ꊥⰺ굧䗐ᴏ錜菪鮲跲湨酓唄⽠黶ﴷ닳ῴ徢롆᧤鿠ꏛܾ⿓蚟⟢⯿㯿‼㫟畂輣瑷ࠏ苏즁ꁚⳓ╒譗掵岽а на 23 года моложе отца, известного как дс машний тиран и пьяница. Сам фюрер как будто специально наводит читателя на такое объяснение в первой главе «Meii Kampf», где его семейная история тесно переплетена с историей «трагического союза» молодой Германии {именуемой также и «возлюбленной матерью») со -старой и распущенной монархией Габсбургов. Из этого можно было быпредположить, что его материнский комплекс и ненависть к отцу, а равно и ковсем его символическим заместителям приняли крайне разрушительные формы. Однако, пишет Эриксон, никакие детские травмы и семейные конфликты еще не способны создать успех на исторической сцене. Рассказ о своем детстве не столько исповедь невротш сколько тонко рассчитанная пропаганда. Это «личный миф» Гитлера, иначе говоря, такая смесь фактов и вымысла, торая для известной аудитории звучит как истина и способна породить сильнейшую ответную реакцию.

Автор стремится «айти внутреннее сродство между деством Гитлера- (или его легендой о детстве) и детским опытом, характерным для тогдашней Германии. Прежде всего он отмечает связь между длительной политической нестабильностью Германии, слабостью и двусмысленностью ее политических институтов, отсутствием действительной интеграции в национальном масштабе (в отличие от таких стран, как Англия или Франция) и отражением всех этих факторов на характере немецкой семьи. Здесь бросаются в глаза интенсивность и специфическая направленность конфликтов юношеского возраста в.среде германского сред­него класса, не имеющие аналогий в других странах.

Участников молодежного движения «Перелетные птицы» Эриксон характеризует как «банду интеллектуальных циников, делинквентов, гомосексуалов и расовых шо ви гтов».' Объединяло все эти движения отрицание отцовского авторитета и их приверженность ко всякого рода мистико-романтическим сущностям, таким, как Природа, Культура, Гений или Раса. Обычно предполагалось, что мать открыто или тайно на их стороне, но на отца смотрели как на врага. Идеология этих движений сама служила отражением не­зрелости Германии, Во всяком случае весь этот мятеж ни­куда не вел. Романтический бунтарь неизбежно сам пре­вращался в казенного чиновника или в бюргера, наделен­ного дурным сознанием, в связи с тем, что он «принес свой гений в жертву Маммоне», и вымещавшего свои обиды на сыновьях, ибо, как выразился великий немецкий философ, сыновья всегда дурны и наказание метафизически оправ­данно. Однако, несмотря на все свое неприступное величие, сменявшееся иногда приступами сентиментальности, отец нередко терял всякий авторитет у сыновей. Этот процесс шел постепенно, но в результате военного поражения и экономической разрухи подрыв Отцовской власти в Гер­мании принял уже катастрофический характер.

По Эриксону, одинаково неверно видеть в Гитлере как сознательного обманщика или безумного психопата, так и «образцового» немца, сумевшего только ярче других выра­зить стремления своих соотечественников. Скорее можно утверждать, что Гитлер обладал особой способностью ак­тивировать неосознанные страхи и неразрешенные кон­фликты, присущие многим. В условиях кризиса сам носи­тель такого опыта легко превращается в символический образ, наделяясь чертами харизматического лидера.

Автор выделяет ряд тем, умело использованных Гитле­ром. В своих речах он постоянно стремится вызвать у слу­шателей образ «чистой», сильной и единой Германии, очи­щенной от любого «зла». Гитлер специально апеллирует к молодежи, призывая ее «взять свою судьбу в собственные руки», отвергнув уже подорванные авторитеты отцовского типа. В результате сам Гитлер начинает выступать в глазах молодежи как заместитель отцовской власти, близкий по своему типу к предводителю шайки гангстеров. Подобный лидер способен держать в руках своих соучастников, с одной стороны, вызывая их восхищение своим тотальным отрицанием всех общественных норм, а с другой,— втя­гивая молодежь в преступления, из которых уже нет вы­хода...

В работе «Детство и традиция у двух американских племен» обобщаяются прежние наблюдения автора над индейцами сиу и юроками, но уже в сопоставлении их системы воспитания с воспитанием среднего амерканского класса. Автор делает вывод о наличии в каждой культуре особого стиля материнства (mothering), который всегда принимается матерью как единственно правильный, но, в конечном счете, определяется тем, что именно ожидают от ребенка в будущем данное племя, класс или каста.

Здесь еще сказывается зависимость автора от американской школы культуроантропологии, хотя вотличие от нее Эриксон уже не выводит приямо хараткер общества из стиля раннего воспитания, сам сложившейся хараткер воспитания он рассматрвает как результат длительной эволюции, запечталевшей историю общества, в результате чего вопрос переводится уже в собственно психоисторический план.

Впервые в данной работе Эриксон вводит понятия «групповой идентичности» и «эгоидентичности». С первого дня жизни воспитание ориентировано на включение индивида в данную группу, на выработку присущего ей типа мироотношения и жизненного стиля. Параллельно с формированием групповой идентичности в субъективном аспкте формируется личная идентичность,켚씧ࠩ❶鉑☩瀗⯛ࡹ晡偩ꀀ昵홠㮫ᓗ嵴ᙉ岗펜眇챬ᳪ規㟺숓֕遬辮娱賢㋺㨳퟈ᨕ蘑ཬ涳재⓷䒻蜎䋿隥Ɜ졧á䉰땭巘䦫뤗쯵殏缳㜠໘䄌캹߲ᇶ滵싂ᒰ땖䊀珠ḺⰟ刱終з᠄௡뷤㞬膝駿ꅳಘ௒㥺ŧ벳䭴︭㲚㷐勝釞⟤嚽芰涧騗欍Ђ즴䎅㫦㴯瘵㈖ᰐ㝢㌜祟㼫酵꩗㽔떔㩛꾊ᐡ神ᚗ鋕ৎᓌ繃퀫ᚍ䣞ಘ푟ᒿ伥睕벚Ꮃ쏼뤏仰者웊ؠ녙讠၄貼犢樴潔★숹꽀⧌峝踍⿛蔍坶ꓳ酁쯎ៗ࣏屾儈ᛚ滘늡뵹꾢㈺䮐⹓뱴彜㬡왋죌쬳輷읤훸抜亖矹㞲놷꺇ꑦ堼諵⭠ላꭇᮽ儍⦂弗뎻꧸渲︜풑붝领駝핡茓㳈嬉缊퓖䒢㮭ᶓ㞸㠮뷆짭㾩➸挴븤びﱀ鵦窓琩肠풕ꟴꕬ┕твуют у Эриксона выделенным в свое время Црейдом стадиям психосексуального развития.

Сами эти стадии не отвергаются, а усложняются.

Эпигенетическая с좳漢웊ٝ딹议ံ貼犪樴朧

옄ꬿⶥ岤蹶⯋蕲坸ꃬ酨쮵៕ࢰ導唕ᚩ滘늡뵴꿒㈼例⩎렇孄㭝쉕죎켢謮썼티暂䪊矾㟏놺꺀ꐙ塇軭⬓ᘛꬷ᮰儅⦋嬂럛ꦃ游﨎퓥붟颎駜핥蜊㣜嬏缏탃䓘㮫ᦍ㟂㡗맞짭㿚

朄먱㐒ﱃ鵠窙瑓胝킎ꎖꔍ甕틒틥㱒䡞ᄃď됙∰Ᏸ圉㠆搷ꆺ㝂㯘풆䡹➷∿쀩Ꮃ䷬쑽揥토㴎ᨬ掰濐官ú|푢⸠噥㦷홮0㹿헮ﰕ쿑㈩笓Ⓠ䒴蜈䋿雟ꞯ챹á䈀

姠䶫봉쾔毢笣㝘໖䔞컠ߴᗨ滵싁ᒼ넾䊏珦Ṉ⡿刹紴щᰑ࿴맥㎼薐鶐ꄍࢃྰ㴚Ń벶䬌﹕㲚㶯勝釙⏹囈苇淖鹺歲І짋䎆㪖㴩瘵㈛ᱨ띪

紓㭝ﰲ鄆ꨮ㼫떕㨡ꯥ၎︇ᚎ鋑৉ᇗ縻퀭᛾䢥ࢍ푖ᓍ伯睞벓្쎁뵯䫦ﻂ싒ɐ땂讫၃袧皼湖最♷숷꼶⦲峗踊⯏蔈卭ꒀ酉쮰ឤࣆ屷億ዎ滒늠봃꿔㈾䮞⸤밋彔㬡왋죎쬾轏읩틯曰䪈瞇㟀떠꺅ꐛ堺誌⭠ᘙꬾᾨ儍⦊嬉돀ꦊ游喙퓥뷢颋駗픚蜇

弼笈퓖䓙㯑ᶙ㟀㱅뷆즃㾤➻捈빝び饡纟灆蒣킘ꎖꔖ믎튭훱㡉䱋ﮟď됙≏Ᏻ坳㡳搴ꖺ㌣㾲탸䡻⎹☫쁘Ꮅ䶜쀗柝퇿㤜ᩖ掺濘宛„|푪⨽剴㦱홯

㨳톚쾮㙋笔Ⓜ䒾蝿䚐鋇ꞏ챹›䉼땧巓䧙륫쾙澀缻㍙໊䔋쫘߼֔櫮웑Ⴅ넾䊥珥ḽ⠇刵絈еᡰஞ붝㎱膝鶐ꅷ࢈࿉㤊ě벶䬊﹒㳦㧂勝釜⏺囆苃涢

漸r짋䎦㪔㴣爭㉦᡾덷㌉神㽜酺꩔㼢놁㨫ꮔᑗ逸ᚖ銪঵ᗌ穟퐢ኀ䲱࢘큔დ伣眫볡Ꮊ쟭뵯们陼웁ء딸诜ဳ貰皽橁术♶쉋꼰

壨訌⿛蔍卢ꓴ鄻쾠Ꮕ࢓屻唝ᛕ滓늡뵴꾬㘢侃⹙밈弥㭕쉞쳚켾謰읧틡曾亘珦㞿놱껺ꑥ塊諸⬑ᙫꬰᯎ具⶚孷돋ꦀ游嗢퓠붟颈駛핥蜇㣝弑缏퓖䒮㮫ᶐ㟀

 

뷫즏㾩➿朥빐㑣ﰽ鵮窔灋胒풐Ꞌꔐ类戵Ў灈랬ﺉ넮鉪㗽䃈款堇얫髏ಲ毠Ư힯幵ꎓ⹡ᩆ뷴뉮⍯緞࡚㑫弡ﮗ⽳𤋮簉澊ⵃ씡ⷊ㞊﷞䴍듻돸脥匩珲ﴉ歄軤꫁ꄖꥼ㽚ᴞ뭨⟣걫脞蠿㨆蠬리뢈揙蓎⬺䖧摼܃⭅慷ឡ긁膢௖⾺봃㐘ꙃभ㿪툲蓗ট堛⮒厖ﻝ倩霾㘇맙煪鳀胩≒斫납䁙熆紿屒饯顭ﵑ甝빛噻쌄Ў⃣뒃⑖藫䗚縭趏誱晖뾵룧訙劼鑵챷辳ⳋ蓣棍洯㑿൅狾㨦ḣㆇ芔펟⺥ᜥ鑘翀⭫荣䬂䒼ﭡ珞箃⣊舙୚犙拎ﹷ䵝퓑䌚Ʃ῀ⵠ컃愇ꀆₖ홼垏줔ꙟㆿ솦賉ꯜꞈ飯獶噗쩗칣뜻甓⣺묫劫犽律럱陉ꚑ䂅輸袅⎄셊䅅灪㶹䃔錁변ꀄ몽檵᳘꾾骉쎰쯁앸溠䡠侙톈缵ꑔ㷄櫤癳啊ᯄ鎤蹤툛뱢Ⲍ㡰ꛠ辻달仜靘藚暱粆ଵ裏ꤰꌧ뽙䦃솯鹒됐柆禮栶譑䃰ር執キꑅ⮷Ų갤䖚뷔Ⴖᜄᓰង׿芃榙᭬脴卙玈ﴆ欴躝꫄ꄝ굤㭄ᵮ묙⟧갘蔃蠿㩶蠡뷎뢃捞萘⼬䖭⑴ݻ⬸敯Ꮞ깻臞௛⮤뤝、꘹ध㿬홓蒨৭堘⮅口ﻑ倫靎㘂릨煣飚蓵∪痞냛䑂疛紑鴎頝ﵟ畨빘嘄쌃Ѐ⃣냡′薔䖮縫跸諂晒뮫룯踌劰遫찈辺ⲵ蒝泓津ぢ൉狽㨪ṝ㖙芙펟⻝ᜩ鑗翅⭧蜁䬍䒷ﬕ泌箅⢰蘀ଡ଼犟曜︈䵞풭䍢ֹᯝⴹ컃意ꀆ⃯혅埲촍Ꙕ㇃얺賜ꯜꟳ逸獵剉쨨츓덐畦⣴묮勝皨殮돤附ꛡ䂍몺裳➚섹䅋瑽㶿䃒鍱볏ꁰ뺥櫈᳚꿅骉쎰쯁앸溠䡠侙톄缵ꑔ㶼檖癶啅ᯌ鏘踖⑹혅硿滣㱦ꛡ辶닯仞鍅薨曋糼ଷ匿ꤶꌤ뽚䧽어鹷둯揕禠框謫䓡ᘳ培㒵ꐼ⾣թ걟䆇붯Ⴙᜉᒀ៷׳芉混ὴ脲匫珲ﴁ歉躛ꪾꄞꥰ㭄ᴝ뭮⟭갔蔀血㩵谹맔벝挥葄⼯䗘摼ݵ⭏慽៖긁膤஫⮤뤛㐐Ꙇഴ㯲퉮蓚৬堛⿹厐𢡊倣霾㘁릤畺鳁胧♊斫냚䑀疔紓尮餖頗論甝빛嘅윙Ј⃭낛′藫䗐繓覚誱昮뾻룦踁劼鑵찅辱ⲵ蒛棇洯㑷ഷ盥㩐Ṟㆁ芖힇⺧᝚樽鑘篛⬞茑䬇䒰ﬖ裸箃ⳟ蘂ଣ狠曓︈䵞풭䍢ַᯕⴑ쪣愃ꀁ⃬혈可촊Ꙕㆿ솢貾꾰ꏫ艹猊剋쨨츜댣畧ⳡ묧嚲盜戮럵阼ꊏ䒝輸裻⎈앦䄺琈㶿䃔霓벵ꁵ뺦檲Ტ꿀麛쟑쮹앾檾䠝俧퇰笪ꑔ㶿檚癒唿ᯂ鏗踖―혁偬ꙋ퀰㱡ꛪ迋는䪰霥藑暳系୏ﶅꤻ꜏뽞䧱얼鸉뀌揙科桌謬䒛ᘸ垄㒷ꐼ⮶թ걐䆊뷖ႽᜏᲉ᎕ǡ苺槬᭪腇匯珲ﵼ潔躛껜ꄘ국㼭ᵩ묝⟣ꠇ脞蠓㸗蠧맓룻捑葍⼢䖯摴ݻ⽗慳៘긊膩஧⮤뤛「ꙇॖ㯲퉏蓟৮堛⮛厜ﻔ停靎㙶릣畷鳂蓵≐懋냗䑂疘純尬餛頛ﵔ煀빞嘉쌄Ѝ₝낟′薓䗝繗趂諌扌뿏룢踎労適젚迏ⳅ蒒棋浝

഻盫㹧Ḹㆌ芜퟽⺦ᜡ鐦翆⬕茝伐䒾祖ﭨ蘭箆⢽蘇ଧ皇暮︆䴨퓍䍢Ǖ῅ⵤ컃愞ꁶ⃬홳垎촉꘠ㆸ솢貳ꮬꟾ艹眔刹쨨칩댮甓⣻묭劫犽崙럺阾ꛣ䂍뫄裺➖앙䅆瑺㦭䃐錍벾ꀀ뺤溯Ფ꿃麑잨쮹씇檾䠞侓톌笫ꑘ㷃檚発儢ᯆ鏖蹬⑆혃蔮븚Ꟊ㱤ꛡ辶늕亨霢藒暶粏଴撚괦ꌠ뭄䧲얹驯둡柂禤样譜䃼ᘵ埾⒵ꀤ⮱Ÿ갧䆏뷕჊ᜌᒈក׼苼᭪蔨埂珸ﴄ欴躛꫇ꄘ굥㯟᥼묚⟮갑蕹蠼㨉衛맖벝捜萺⼨䖦摼ݰ⭉敯័긄膫௘⾱뤞」Ꙍत㯲퉌蒩ঔ㰉⮛걽厙ﻛ倪靋㈟릩甊鳄픗胥≑懋냘䁗痦紛屛餜頗ﴣ畧빝刜윑›⃢낛⑖薗䖮繒践軐晔뾿룧ค勆遭챽農ⳋ蓤棋榤にज़盥㩸ᨾㆍ芑힄⺪ጎ鑟翂⬖茙䭵䂢ﭤ亂箅⢽蘉୞皇曃ﹶ䴧퓕䌛Ʃᯀ⤋쪢慹ꁶ⃡홵執쵵ꉁ㇅얺賃ꯗꞄ鶴猏剂쨨칯뜻甐⣴뭐嚲皥簾돛陋ꚝ䃽몽裿⎏세䅁瑲㷈䓊錋볁ꀍ뺥檿쓝Შ꾸骅쟑쯃약檾䠚俬퇳笫ꐪ㶵檑牣唾ᯂ鎥踗‛홺趭ኘꊃ㱮ꛥ迊늕亢靛臰暺糾଴痢ꤾꌨ뭈䷯얼鹰둠柇禨框轅䓣ᙍ埰㒲ꑋ⯍Ĉ갥䆈붩Ⴭᜁᓲ៹׾苼槠᭩脴匪矪ﵳ歄躒꫄ꅤ굤㼪᥼묟⏌갑蔇谡㨏蠭맖뢏捜萸⼪䖣搅ݾ⭉慼៘ꨜ膪௝⾳뤞々ꙏत㿡퉍胊ঔ堟







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.207.132.114 (0.012 с.)