ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Порядок функционирования и компетенция Международного уголовного суда?



Международный уголовный суд (МУС) — первый постоянный правовой институт, в компетенцию которого входит преследование лиц, ответственных за геноцид, военные преступления и преступления против человечности. Учреждён на основе Римского статута, принятого в 1998 году. Существует с июля 2002 года.

В отличие от других международных и смешанных уголовных судов, МУС является постоянным учреждением. В его компетенцию входят преступления, совершённые после вступления Римского статута в силу.

Резиденция — Гаага, однако по желанию Суда заседания могут проходить в любом месте. Международный уголовный суд не следует путать с Международным судом ООН, который также заседает в Гааге, но имеет иную компетенцию. МУС не входит в официальныеструктуры Организации Объединённых Наций, хотя может возбуждать дела по представлению Совета Безопасности ООН.

Государства становятся участниками МУС (а преступления, совершённые их гражданами или на их территории — подсудными ему) по факту ратификации Римского статута.

К октябрю 2010 года Римский статут ратифицировали 114 государств во всём мире.[1]Российская Федерация подписала Римский статут 13 сентября 2000 года, однако ещё не ратифицировала его и, таким образом, государством-участником Международного уголовного суда не является. Ряд стран принципиально возражает против самой идеи МУС как ограничивающей суверенитет государств и дающей неопределённо широкие компетенции суду; среди них США, Китай, Индия, Израиль и Иран

Международный уголовный суд состоит из 18 судей, избираемых на 9 лет ассамблеей государств участников суда, причём каждая из вышеперечисленных групп должна быть представлена по крайней мере 2 судьями. В настоящее время 2 судей представляют Восточную Европу, 2 — Азию, 3 — Африку, 4 — Латинскую Америку, а остальные 7 — Западную Европу и другие государства.

Внутренняя компетенция суда ограничена тремя видами преступлений:

1. Геноцид — намерение целиком или частично истребить национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую.

2. Преступления против человечности — часть масштабного или систематического преследования, направленного против мирного населения, причём о возможном преследовании преступнику заранее было известно.

3. Военные преступления — нарушение законов и обычаев ведения войны, регулирующих поведение вооружённых формирований во время войны и защищающих гражданское население, военнопленных, культурное достояние и др.

В компетенцию Международного уголовного суда предлагалось также включить агрессию. Однако во время переговоров в Риме стороны не смогли прийти к единому определению этого преступления и поэтому было решено, что пока Суд не может осуществлять правосудия по вопросам, связанным с преступной агрессией.

Компетенция Суда ограничена также и во времени, а именно преступлениями, совершёнными после 1 июля 2002 года, даты вступления Римского статута в силу. Если некоторый конфликт — например, война в Уганде — продолжается уже двадцать лет, то компетенция Суда ограничена теми действиями, которые были там совершены после 1 июля 2002 года.

В компетенцию Суда входят только преступления, которые были совершены либо на территории государства-участника, либо гражданином государства-участника. Если не соблюдается ни личный, ни территориальный принцип, Суд не может действовать. Это положение гарантирует право государств решать, подвергать или нет своих граждан или свою территорию юрисдикции МУС.

Однако у этого принципа есть два исключения: во-первых, Совет Безопасности ООН может, посредством резолюции, принятой согласно главе VII Устава ООН, передать в Суд некоторую ситуацию, затрагивающую преступления, которые совершены ни на территории государства-участника, ни гражданами государства-участника. Совет Безопасности воспользовался этим правом, когда передал в Суд ситуацию в Дарфуре. Судан не является государством-участником МУС. Во-вторых, в соответствии с п. 3 ст. 12 Статута, государство, не являющееся участником Статута, может посредством заявления, представленного Секретарю суда, признать осуществление Судом юрисдикции в отношении конкретного преступления.

Важно подчеркнуть, что МУС — это «последнее прибежище». Он действует только в случае, если государство, на территории которого совершено преступление или гражданином которого является преступник, не желает или фактически не может осуществить расследование и выдвинуть обвинение.

Эта система, так называемая система дополнительности, оставляет государствам первичную ответственность расследования и выдвижения обвинений по международным преступлениям. В отличие от созданных ad hoc трибуналов ООН по бывшей Югославии ипо Руанде, компетенция государства имеет приоритет над компетенцией международного суда.

Однако, если следственная и прокурорская деятельность, предпринятая некоторым государством, не соответствует международным процессуальным стандартам или имеет целью защиту связанного с преступлением лица от юрисдикции МУС, этот последний имеет право осуществить правосудие по данному случаю.

Суд не может автоматически осуществить правосудие по любому предполагаемому преступлению. Для этого нужен один из следующих механизмов, которые задействуют это право:

§ прокурор государства-участника передаёт Суду некоторую ситуацию;

§ Совет Безопасности ООН передаёт Суду некоторую ситуацию;

§ прокурор МУС начинает расследование в отношении некоторого государства-участника по своей инициативе (proprio motu).

В последнем случае действия прокурора должны быть подтверждены палатой, состоящей из трёх независимых и беспристрастных судей.

Кроме того, каждый ордер на арест и каждое обвинение, выданное прокурором, должны утверждаться комитетом из трёх судей, принимающим решения исключительно в соответствии со строго определёнными правовыми принципами и доказательствами, которые предоставляет прокурор.

После занявшего примерно три года процесса формирования института Международный суд является полностью функциональным. Прокурору передавались дела по ситуациям в Уганде, Демократической Республике Конго и Центральноафриканской Республике. Кроме того, Совет Безопасности ООН передал Суду вопрос о ситуации в суданском регионе Дарфур.

Начались и рассмотрения Судом конкретных дел. Был арестован и предан Международному уголовному суду гражданинДемократической Республике КонгоТомаса Лубангу Дьило, лидера «Союза конголезских патриотов», участника итурийского конфликта. Он обвинялся в призыве на воинскую службу детей в возрасте до 15 лет и использовании их в военных действиях. Начало суда над Лубангой планировалось на январь 2007 года, затем на июнь 2008 года, но оба раза откладывалось по процедурным соображениям. Суд начался 26 января 2009 года. 14 марта 2012 года Лубанга был признан виновным по предъявленным ему обвинениям.

Кроме того, прокурор выдал ордеры на арест 5 членов вооружённого формирования в Уганде, обвиняемых в похищении тысяч детей, которых они насильно вербовали в свои ряды либо использовали в качестве домашней прислуги или сексуальных рабов.

21 июля 2008 года Международный уголовный суд выдал ордер на арест президента Судана Омар аль-Башира по обвинению в геноциде в связи с конфликтом в Дарфуре. Таким образом аль-Башир стал первым действующим главой государства, против которого было выдвинуто обвинение органом международной юстиции.[3][4]

27 июня 2011 Международный уголовный суд выдал ордеры на арест ливийского лидера Муаммара Каддафи, его сына Саифа аль-Ислама и главы ливийской разведки Абдуллы аль-Сенусси, обвинив их в преступлениях против человечности. Главный прокурор МУС Луис Морено-Окампо в мае просил выдать ордеры за "предумышленное" убийство демонстрантов в Ливии после того, как Совет безопасности ООН обратился с данным вопросом к суду. В своем постановлении МУС сообщил, что существуют "достаточные основания", чтобы считать, что Каддафи, его сын и аль-Сенусси совершили преступления, попадающие под юрисдикцию суда, и что следует выдать ордер на их арест. Проведение арестов, однако, является сложной задачей для МУС ввиду отсутствия собственной полиции, что заставляет суд полагаться в этом деле на страны-участницы.[5]

В марте 2012 г. Международный уголовный суд признал виновным Томаса Лубангу Дьило виновным в вербовке детей для участия в боевых действиях. Это был первый обвинительный вердикт МУС.[6]

 

64. Раскройте содержание института экстрадиции. Как соотносятся термины "выдача" и "передача" лица?

Экстради́ция (вы́дача престу́пников) — форма международного сотрудничества государств в борьбе с преступностью. Заключается в аресте и передаче одним государством другому (по запросу последнего) лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, либо осуждённого преступника.

Как правило, выдача осуществляется на основании договора между соответствующими государствами. Это может быть либо двусторонний договор, либо многосторонняя конвенция, участниками которой должны являться как запрашивающее, так и запрашиваемое государство. Примером такой конвенции является Европейская конвенция о выдаче 1957.

В принципе выдача может осуществляться и без договора, если это предусматривается законодательством запрашиваемой стороны.

В большинстве стран мира не допускается экстрадиция своих граждан. Такой принцип закреплён в конституциях многих государств, в том числе и в конституции России. Россия является членом Европейской Конвенции об экстрадиции 1957 г., она подписала эту Конвенцию с оговорками, запрещающими выдачу российских граждан.

Статья 61 Конституции РФ гласит, что «гражданин Российской Федерации не может быть выслан за пределы Российской Федерации или выдан другому государству»

Процедура выдачи начинается с направления одним государством другому соответствующего запроса. Обычно предусматривается составление запроса либо на языке запрашиваемой стороны, либо на одном из языков международного общения (английский, французский — в зависимости от требования запрашиваемой стороны). Запросы передаются либо через министерства иностранных дел, либо напрямую через правоохранительные органы (министерства внутренних дел, юстиции, прокуратура и т. п.).

В случае задержания предполагаемого преступника в запрашиваемом государстве начинается судебная процедура. Роль суда — подтвердить юридическую обоснованность запроса и соблюдение всех соответствующих требований. Если суд отклоняет запрос, процедура прекращается. Если же суд подтверждает возможность выдачи, решение принимается административными органами.

С выдачей часто отождествляют другие виды международной правовой помощи, в частности, те, которые официально называются «передачей». В частности:

  • передача лица международному судебному органу (такому, как Международный трибунал по бывшей Югославии или Международный уголовный суд).
  • передача осужденных (для отбывания наказания в другом государстве, нежели то, в котором вынесен приговор). Именно эта процедура была применена в 2007 при передаче Ливией Болгарии группы болгарских медсестёр, приговорённых к смертной казни. Аналогичная процедура использовалась при передаче России сотрудников российских спецслужб, осуждённых в Катаре на пожизненное заключение за теракт против Зелимхана Яндарбиева. Договорённости об осуществлении таких процедур зачастую предусматривают, помимо оглашаемых формальных условий, также некие условия политического или финансового характера, которые не раскрываются.
  • временная передача лица, находящегося под стражей или осужденного к лишению свободы, для проведения следственных действий в другом государстве.

 

В современных условиях институт экстрадиции играет важную роль в укреплении и развитии международного сотрудничества между государствами в борьбе с преступностью.

 

Институт выдачи преступников (экстрадиции) широко известен в практике международных отношений. Ещё со времён древнего Египта.

По мере развития отношений между государствами совершенствовался и институт выдачи. Росло количество договоров, в которых конкретизируется круг лиц, подлежащих выдаче, уточняются критерии и основания для выдачи. Получает определенное распространение принцип, согласно которому лица, преследуемые по политическим мотивам и в этой связи покинувшие родину, выдаче не подлежат.
Современное международное право достаточно четко определило параметры применения института выдачи, дало ответ на вопросы, которые обычно возникают в этой связи в отношениях между государствами. В настоящее время институт выдачи однозначно применяется только к лицам, которые уже осуждены, или к предполагаемым преступникам, то есть к тем, кто обвиняется в совершении преступления. Вместе с тем даже сейчас нередки случаи, когда государство обращается к другому государству с требованием о выдаче на том основании, что лицо, находящееся на его территории, является гражданином государства, требующего выдачи. Но в отношениях между государствами действует общепризнанная норма, согласно которой полагается соблюдать право каждого лица покидать любую страну, включая свою собственную, и государства обычно с уважением относятся к этому праву. Они не принимают в отношении иностранных граждан никаких насильственных мер по их выдаче или высылке, если эти иностранцы законным образом находятся на их территории и не совершили каких-либо действий, влекущих за собой выдворение в соответствии с законодательством.
Как правило, выдачи требуют государство, гражданином которого является предполагаемый преступник, государство, на территории которого совершено преступление, а также государство, потерпевшее от преступления.

 





Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.232.96.22 (0.009 с.)