ТОП 10:

Гегемония Спарты в Греции (404–379 гг. до н. э.)



 

Победа Спарты в Пелопоннесской войне, уничтожение Афинской морской державы коренным образом изменили военно-политическое положение в Балканской Греции в начале IV в. до н. э. На смену афинской гегемонии в Эгейском бассейне пришло спартанское господство. Перед Спартой встала задача выработки определенной политики по отношению ко многим городам, обеспечения своего политического господства в греческом мире. Спарта не имела такого опыта политического руководства многими союзными полисами, которым в V в. до н. э. располагали Афины, и в основу своей гегемонии в греческом мире положила принцип военной силы. Вот почему в целом спартанская политика в Греции отличалась прямолинейностью и бесцеремонностью и вскоре восстановила против себя и только что побежденных противников, в частности Афины, и своих союзников, в том числе Коринф и Фивы. Уже в последние годы Пелопоннесской войны спартанцы отбросили столь привлекательный лозунг «свободы и автономии греческих полисов, невмешательства в их внутренние дела». Спартанский наварх Лисандр в первые же месяцы после 404 г. до н. э. стал насаждать в «освобожденных» спартанцами городах олигархические проспартанские декархии (десятки), наделяя их чрезвычайными полномочиями. Для обеспечения их власти он оставлял в городах гарнизоны во главе с их командирами — гармостами, которые направляли всю деятельность декархии. Когда же некоторые города выразили недовольство таким бесцеремонным вмешательством во внутренние дела полисов, Спарта стала предпринимать против них самые настоящие карательные экспедиции. Так, например, Спарта выступила против демократической Элиды, намереваясь дать хороший урок элидцам за их противодействие спартанскому диктату. Огромная армия, включающая все силы Пелопоннесского союза, два года разоряла территорию Элиды, не пощадив даже окрестностей священного округа Олимпии и знаменитый гимнасий, в котором тренировались участники Олимпийских игр. Элидцы были вынуждены принять спартанские условия (401–400 гг. до н. э.). Разфомили они и Гераклеи близ Трахина (южная Фессалия). «Прибыв в Гераклею, — сообщает Диодор, — он (спартанский командующий — В.К.) собрал весь народ на собрание и, окружив всех собравшихся вооруженным отрядом, арестовал виновников мятежа и всех их, в числе пятисот, казнил. Затем он повел войну против жителей местностей, прилегающих к Этее, отпавших от лакедемонян, поставив их в самое тяжелое положение, он вынудил их оставить свою область. Большая часть их вместе с детьми и женами бежала в Фессалию и лишь через пять лет смогла вернуться назад благодаря содействию беотийцев» (399 г. до н. э.).

Естественно, это грубое вмешательство вызвало недовольство. Так, союзники Спарты — Коринф и Фивы, — перестали посылать ополчения в грабительские карательные экспедиции своего гегемона. В этих городах стали усиливаться антиспартанские настроения.

Спарте не удалось укрепить свое влияние и в побежденных Афинах. При прямой поддержке спартанцев к власти в Афинах сразу же после заключения мирного договора 404 г. до н. э. пришло олигархическое правительство Тридцати, которых — за развязанный ими жестокий террор против демократов — назвали «тридцатью» тиранами.

Правительство «тридцати» тиранов опиралось на поддержку спартанского гарнизона во главе с гармостом. Хозяйничание спартанцев, жестокость тиранов в Афинах вызвали возмущение населения, еще недавно пользовавшегося всеми благами демократического строя. Отряд изгнанников — демократов во главе с бывшим стратегом Фрасибулом, опираясь на это недовольство, предпринял смелую атаку на позиции «тридцати» тиранов, которые потерпели поражение несмотря на поддержку спартанского гарнизона. Понимая, что им не справиться с возмущением афинян, спартанский гарнизон был вынужден удалиться, правительство «тридцати» тиранов было низвергнуто и в Афинах восстановлен традиционный демократический порядок (403 г. до н. э.). Стали действовать все прежние демократические институты, были расширены полномочия гелиеи за счет передачи некоторых дел, ранее решаемых в Совете 500, восстановлены оплата за участие в заседаниях гелиеи. Совета 500, исполнение магистратур, а через несколько лет (в 392 г. до н. э.) была введена плата и за посещение народных собраний. Антиспартанские настроения возрастали.

Ухудшение общей обстановки в Балканской Греции Спарта пыталась компенсировать за счет усиления влияния в Малой Азии и несколько реабилитировать себя в глазах греков за двусмысленную политику по отношению к Персии в конце Пелопоннесской войны. В то время Спарта фактически согласилась передать многие малоазиатские греческие города под контроль персидского царя. Теперь, после победы в Пелопоннесской войне, Спарта попыталась воспользоваться борьбой за престол между сыновьями умершего царя Дария II Артаксерксом и Киром и подчинить эти города своему политическому влиянию. В междоусобной борьбе за трон спартанцы сделали ставку на царевича Кира, управляющего всей Малой Азией. При явном содействии Спарты был навербован сильный отряд наемников в 10 тыс. человек во главе со спартанцем Клеархом, который стал самой боеспособной частью общего войска царевича Кира. Однако в решающем сражении при деревне Кунаксе в 401 г. до н. э. (около Вавилона) Кир погиб. Греческий отряд был вынужден пробиваться к Черному морю через всю Верхнюю Месопотамию и Малую Азию и затем морским путем переброшен в Византии.

С гибелью Кира рассеялись мечты Спарты на получение политических преимуществ в Западной Малой Азии, Напротив, новый персидский царь Артаксеркс II (404–358 гг. до н. э.) не смог простить спартанцам поддержки своего мятежного брата, и отношения Спарты с Персией крайне обострились. В этой ситуации Спарта решила упредить инициативу персов и сама начала военные действия в Западной Малой Азии, перебросив туда сильную армию в 10 тыс. гоплитов и большой флот во главе с царем Агесилаем, прозванным Великим за военные таланты (хотя он был маленького роста, к тому же прихрамывал от рождения). Эта война Спарты с Персией (399–394 гг. до н. э.) развивалась успешно для спартанцев. В частности, Агесилай одержал крупную победу над сильным персидским корпусом около Сард (495 г. до н. э.) и стал угрожать персидским владениям в центральной и северо-западной частях Малой Азии. Однако общий итог этой войны был явно неутешительным для Спарты. Агесилай, освобождая малоазийские города, как это делали спартанцы в Балканской Греции, насаждал в них угодные ему порядки, вмешивался во внутренние дела городов, что подрывало веру в освободительную миссию Спарты. Напротив, персидские сатрапы не жалели денег и обещаний автономии, повсюду сколачивая антиспартанские силы. Персидское золото и агитация с успехом использовались в Балканской Греции. Персы не останавливались перед подкупом влиятельных политиков в Афинах, Коринфе, Аргосе, Фивах и других городах, подогревая враждебные Спарте настроения, растущие в Греции. В результате сформировалась сильная антиспартанская коалиция, состоящая из Афин, Коринфа, Аргоса, Фив и других полисов.

Военные действия начала Спарта, Спартанцы стремились не допустить объединения своих противников и бить их поодиночке. Первый удар они обрушили на Беотийский союз во главе с Фивами. В 395 г. до н. э. в Беотию были направлены два сильных корпуса, во главе одного из них стоял герой Пелопоннесской войны опытный Лисандр. Однако несогласованные действия командующих обоих корпусов привели к тому, что под Галиартом был разгромлен один корпус, а его командир Лисандр убит, и второй корпус должен был позорно отступить. После поражения у Галиарта (395 г. до н. э.) оформилась сильная антиспартанская коалиция, в состав которой вошли Афины, Коринф, Аргос, Эвбея, ряд областей Западной Греции и др. Союзники стали обсуждать вопрос о походе на Спарту и возможности ее уничтожения. «Те, которые хотят уничтожить осиное гнездо, — говорил коринфский представитель, — подвергнутся многим укусам, если попытаются ловить вылетающих ос, если же они поднесут огонь к гнезду, пока осы внутри, то, не получив никакого повреждения, совладают со всеми осами». Южнее Коринфа, в местности Немея, стала сосредоточиваться союзническая армия для похода на Спарту. Понимая, сколь опасно развиваются события, Спарта приняла срочные меры. Спешно были собраны все наличные силы Пелопоннесского союза в количестве около 23 тыс. гоплитов и переброшены к Немее. Находившемуся в Малой Азии царю Агесилаю был послан приказ о немедленном возвращении в Спарту, Агесилай форсированным маршем повел свою армию, усиленную отрядами наемников, через Геллеспонт и Фракию в Грецию, оставив на произвол судьбы небольшие спартанские гарнизоны в захваченных городах Малой Азии.

Спарта оказалась в кольце врагов, и ее положение стало угрожающим. Спартанцам удалось воспользоваться медлительностью и несогласованностью действий союзников, разбить их в Немее и захватить город Сикион. В то же время Агесилай, прибывший в Беотию, в сражении у г. Коронея добился успеха над своим противником. Но сам Агесилай был тяжело ранен в бою, полного разгрома союзников достичь не удалось, спартанцы должны были очистить Среднюю Грецию и морем переправиться в Пелопоннес.

В том же 394 г. до н. э. спартанский флот, оставленный Агесилаем в Малой Азии, был наголову разбит персами при Книде. После поражения при Книде Спарта потеряла все завоеванные Агесилаем территории в Малой Азии и на островах.

Тяжелым положением Спарты воспользовались Афины, которые, используя финансовую помощь персов и внутренние ресурсы, восстановили укрепления вокруг Афин, Пирея и Длинные стены (393 г. до н. э.), построили новый флот (около 40 триер) и начали восстанавливать свое влияние на северном побережье Эгейского моря и прилегающих островах. Афинская эскадра установила контроль над торговым путем в проливах: в Византии снова стала действовать афинская таможня, на которой афиняне взыскивали 10–процентный налог с проходящих судов, а в портах союзных городов — пошлину в размере 5 % стоимости всех ввозимых и вывозимых товаров. По существу, началось возрождение Афинского морского союза.

После сражений при Немее и Коронее небольшие военные экспедиции были направлены в слабоохраняемые местности. В них входили главным образом наемники, служившие за деньги. Проблема финансового обеспечения войны приобретает особо важное значение. В связи с этим усилилась роль Персии в греческих делах, располагавшей практически неограниченными финансовыми средствами.

Основной задачей персидской дипломатии было ослабить греческие полисы, не допуская их объединения, разжигая различные военные конфликты. Этим определялись зигзаги персидской политики и во время Коринфской войны. Персы всячески подталкивали антиспартанскую коалицию к войне против сильной Спарты, но как только Спарта стала слабеть, а ее противники, особенно Афины, усиливаться, позиция персов изменилась. Теперь щедрая финансовая помощь и дипломатическая поддержка была оказана Спарте. Военные действия приобрели затяжной разрушительный характер, воюющие стороны лишь ослабляли друг друга, чего, собственно, и добивалась Персия. И когда стороны настолько ослабли, что уже не представляли серьезной опасности для персов, персидский царь предложил свое посредничество в заключении мира. По этому миру (387 г. до н. э.), получившему название Анталкидова мира (по имени спартанского представителя Анталкида) или Царского и выгодному прежде всего персам, под власть персидского царя переходили многие греческие города Малой Азии, пользующиеся свободой со времени окончания греко-персидских войн. Чтобы держать Грецию в состоянии раздробленности и политического хаоса, распускались все имеющиеся союзы, кроме Пелопоннесского. На Спарту была возложена обязанность хранителя условий этого позорного для греков договора, своего рода охрана персидских интересов в Греции. «На таких условиях греки получили мир, — писал Плутарх, — если только позволительно назвать миром предательство и поругание Греции: ни одна война не налагала на побежденных более позорного бремени, чем этот мир». Добившись столь дорогой ценой возобновления своей гегемонии в Греции, Спарта стала опять насаждать олигархические режимы, оставлять свои гарнизоны в городах, расправляться с демократическими полисами. Так, спартанцы, демонстрируя свою силу, разгромили демократическую Мантинею и обрушились на маленький Флиунт. Поддерживая повсюду олигархические круги, спартанцы поощряли террористические методы их правления.

В 382 г. до н. э. спартанский отряд, который шел в Северную Грецию, внезапно напал на ничего не подозревавшие Фивы и, опираясь на поддержку местных олигархов, захватил их, обосновавшись в фиванском акрополе. Вероломный захват города, добросовестно выполнявшего все условия Анталкидова мира, вызвал по всей Греции всеобщее возмущение. Насилия и произвол спартанцев и поддерживаемых ими олигархий, бесцеремонное вмешательство персов усилили антиспартанские настроения по всей Греции.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-01; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.189.171 (0.005 с.)