ТОП 10:

Великая Греция в V–IV вв. до н. э



 

К началу V в. до н. э. греческие полисы Сицилии и Южной Италии превращаются в богатые и цветущие города. Сицилийские и южноиталийские почвы оказались весьма пригодными для зернового земледелия, и Сицилия постепенно превращается в своего рода житницу Балканской Греции, страдающей от недостатка хлеба. На склонах невысоких холмов разбиваются новые виноградники и масличные рощи, приносящие хорошие урожаи. В городах возникают многочисленные мастерские, вырабатывающие разнообразную продукцию — керамику, шерстяную одежду, бронзовые изделия, оружие, ювелирные украшения. Некоторые города славились по всему Средиземноморью: Тарент — пурпурными тканями, Регий — школой бронзового литья, Сиракузы — кораблестроением, Кумы — керамикой. Выгодное расположение Сицилии в центре Средиземного моря способствовало широкому размаху торговых операций, причем сицилийцы торговали не только продукцией своих имений и мастерских — хлебом, вином, маслом, ремесленными изделиями, но и в больших размерах перепродавали товары, которые свозились сюда со всех крупных центров Средиземноморья.

Многие города Балканской Греции и прежде всего такие крупные, как Афины, Коринф и ряд других, были кровно заинтересованы в сицилийском хлебе, многие варварские племена Северной Африки, Италии, Галлии, Испании получали через сицилийские и южноиталийские порты вино, оливковое масло, ремесленные изделия и предметы роскоши со всего Средиземноморья. Сицилийские города превратились в самого серьезного конкурента могущественного Карфагена, экономическое благосостояние которого зависело от обширных торговых операций средиземноморского масштаба. Это и предопределило непримиримую вражду между Карфагеном и сицилийскими греками, порождавшую непрерывные войны и прекратившуюся лишь после сокрушения Карфагенского могущества римлянами.

Постоянная внешняя опасность, исходящая как от местных племен, так и от крупных держав, претендующих на господство в данном регионе, сложные отношения между самими греческими городами обусловили повышенную роль военных элементов в общественной и политической жизни сицилийских и южноиталийских городов, раннее появление наемничества и тесно связанных с ним тираний военных командиров.

Упрочению тиранических режимов способствовала и острота социальных противоречий между слоями гражданства, приверженцами демократических порядков, и аристократией, владеющей крупными земельными участками, ремесленными мастерскими, денежными суммами, кораблями, партиями товарной продукции. Традиционная для греческих полисов вражда между демократией и аристократией осложнялась борьбой зависимого (хотя и не рабского), как правило, местного населения против чуждых им греков, их методов эксплуатации. В связи с бурным развитием хозяйства в греческих городах широко распространяется рабство классического типа, а нарастающая напряженность в отношениях между рабами и рабовладельцами становится, так же как и в балканских полисах, постоянным фактором внутренней жизни городов Великой Греции. В целом тиранические режимы здесь существовали дольше, оказались более устойчивыми, чем в Балканской Греции, и составили характерную особенность политической жизни западных греков.

Из нескольких десятков греческих городов Сицилии в начале V в. до н. э. наибольшим политическим влиянием пользовались Гела и выведенная ею колония Акрагант, а также Сиракузы. Один из удачливых тиранов Гелы Гелон вел успешные войны и расширил свою территорию за счет соседних городов. В середине 80–х годов V в. до н. э. Гелон начал войну против Сиракуз, захватил этот крупнейший город, превратил в свою резиденцию и стал править как тиран, передав управление Гелой своему брату. Гелон переселил в Сиракузы часть жителей Гелы, захваченных мелких городов (Камарины, Мегар и др.), что способствовало увеличению населения и укреплению этого города. Сиракузы при Гелоне стали известны всему греческому миру.

Гелон настолько окреп, что попытался вмешаться в большую политику и оказать помощь балканским грекам, собирающим силы для отражения нашествия Ксеркса. Чтобы сковать силы сицилийских греков и прежде всего Сиракуз, Ксеркс рекомендовал зависимым от него карфагенянам высадиться в Сицилии, начать военные действия против Гелона и поддерживающего его тирана города Акраганта Ферона. В 480 г. до н. э. объединенные силы Сиракуз и Акраганта во главе с Гелоном в сражении при Гимере наголову разгромили сильную карфагенскую армию. Карфагеняне были загнаны в западный угол острова и уже не могли помышлять о какой-либо активной политике против греческих городов вплоть до конца V в. до н. э. После победы при Гимере под покровительство Сиракуз попали города Селинунт и Регий, а политическое влияние сиракузских тиранов распространилось на большую часть Сицилии.

Тиранический режим просуществовал в Сиракузах до 466 г. до н. э., когда последний тиран из рода Гелона, Фрасибул, был отстранен от власти и в Сиракузах утвердился демократический строй, державшийся до конца V в. до н. э. Установление демократического строя было следствием бурного роста сиракузской экономики, куда направлялись значительные материальные ценности и рабы, захваченные тиранами во время удачных войн в начале V в. до н. э. Сиракузы стали управляться Народным собранием, выборным советом и переизбираемыми должностными лицами. Чтобы предупредить возрождение тирании, в Сиракузах был принят закон, по которому подозреваемое в захвате власти лицо изгонялось из города после специального голосования (так называемый пенгализм, аналогичный афинскому остракизму). В области внешней политики сиракузская демократия проявляла большую активность и смогла распространить свое влияние на значительную часть острова. Так, к Сиракузам были присоединены города Леонтины, Камарина и Наксос, сложившееся в середине V в. до н. э. объединение местных сикульских общин во главе с вождем Дукетием.

Однако сиракузская демократия при всем сходстве политического строя не вступала в союз с Афинами, которые проявляли большой интерес к Сицилии, стремясь вовлечь в состав своей державы сицилийские города и прежде всего сами Сиракузы.

Дело в том, что Сиракузы, возглавляя довольно обширное объединение сицилийских полисов и местных племен, не хотели отказываться от преимуществ руководителя Сиракузской державы и возражали против ее «растворения» в рамках Афинской архэ. Более того, Сиракузы возглавили общее сопротивление западных греков против активной экспансии Афин в Великой Греции. Особенно усилилось вмешательство Афин в сицилийские дела во время Пелопоннесской войны. Афиняне дважды посылали крупные военные силы в Сицилию, и оба раза борьбу с Афинами возглавили Сиракузы. Во время первого вторжения — в 427–424 гг. до н. э. — Сиракузам удалось прекратить междоусобные столкновения сицилийских полисов и на общем конгрессе в Геле установить мир в Сицилии, что делало излишним пребывание сильной афинской эскадры, находящейся там якобы для защиты своих союзников.

Еще более крупные силы были направлены Афинами в Сицилию в 415–413 гг. до н. э., а война с Сиракузами и их союзниками велась с особым ожесточением. Однако Сиракузы вышли победителями в этой изнурительной войне. Афинский флот, состоявший из 200 триер, был разбит, афинянам пришлось снять осаду города, а войско, отступившее в глубь острова, было полностью уничтожено. Сиракузы отстояли свое существование, но были сильно истощены этой напряженной борьбой. Военные действия потребовали больших материальных и человеческих затрат. В Сиракузах усилились экономические трудности, начались столкновения между рядовой массой гражданства и киллириями (потомками местного населения, получившими права гражданства) и аристократами, крупными землевладельцами — гаморами, торгово-ремесленной знатью. В Народном собрании соперничали вожди демократической группировки Диокл и сиракузской аристократии Гермократ. Опираясь на поддержку демоса, Диокл провел важную демократическую реформу выборной системы, которая расширяла права рядовых граждан. Теперь в Сиракузах, как и в Афинах, должностные лица избирались из нескольких кандидатов с помощью жребия, что исключало какое-либо давление на ход выборов со стороны влиятельных аристократов.

Однако успехи сиракузских демократов не были полными. В условиях постоянных войн, которые пришлось вести и за гегемонию в Сицилии, и за свое существование (например, с Афинами), в политической системе Сиракуз значительную роль играли военные элементы. Так, для централизации командования, необходимой в условиях афинского вторжения, сиракузцы пошли на учреждение коллегии из трех стратегов — автократоров вместо обычной коллегии из 15 стратегов. Большое значение имела должность командующего флотом — наварха. Росту политического влияния военных элементов способствовала также угроза со стороны усиливающегося Карфагена, который попытался использовать ослабление Сиракузской государственности в конце V в. до н. э. С 409 по 405 г. до н. э. карфагенские войска несколько раз вторгались на территорию Сицилии и подвергли страшному разгрому такие крупные центры, как Селинунт, Гимера и Акрагант. Попытки сиракузской демократии возглавить сопротивление Карфагену не увенчались успехом. Командующий сиракузскими войсками Диокл потерпел несколько поражений, что пошатнуло положение возглавляемой им демократической группировки. Вождь сиракузских аристократов Гермократ попытался силой захватить власть, но потерпел неудачу и был убит. В этих сложных условиях внутреннего разброда и военных поражений верховную власть в Сицилии захватил молодой и честолюбивый сиракузец Дионисий, объявленный стратегом — автократором, и в Сиракузах был установлен тиранический режим, пришедший на смену демократическим порядкам.

Дионисий управлял Сиракузами около 40 лет (406–367 IV. до н. э.), он проявил себя изворотливым политиком и способным полководцем. Дионисий понимал, что крепость его власти зависит от того, сможет ли он решить больные проблемы своего времени — сгладить остроту социальных противоречий внутри общества, обеспечить существование обширного сиракузского государства, ликвидировать карфагенскую угрозу. В соответствии с этими задачами была разработана внутренняя и внешняя политика тирана и его сторонников. Прежде всего Дионисий позаботился об укреплении своей единоличной власти. Он был объявлен постоянным, т. е. не переизбираемым, стратегом — автократором с широким кругом полномочий, главнокомандующим армией и флотом, он назначал или рекомендовал к избранию должностных лиц, смещал их, распоряжался финансами, мог выводить колонии, объявлял войну и заключал мир, руководил всей внешней политикой. Народное собрание продолжало существовать, но собиралось редко, раз в несколько лет и по желанию Дионисия. Причем стратег — автократор подъезжал к собранию на четверке белых коней в пурпурном плаще, в окружении телохранителей и придворной свиты, что подчеркивало особый характер власти Дионисия. Как показывают источники, Народное собрание послушно утверждало выдвинутые тираном или его сторонниками предложения. Под его контролем находился выборный совет и избираемые магистраты. Наряду с полисными органами власти, превратившимися в придаток тиранического режима, Дионисий создал новые органы, только ему подотчетные. Круг его ближайших советников и родственников составили так называемый совет друзей, совещательный орган, рекомендации которого учитывались стратегом — автократором. Дионисий своей властью назначал командующего флотом — наварха, начальников гарнизонов и руководителей захваченных городов и областей (эпархов и фрурархов), начальников военно — земледельческих поселений, выведенных в разные районы Сицилии и Южной Италии.

Непосредственной опорой тирана стали наемные отряды, общая численность которых достигала колоссальной цифры в 30–35 тыс. человек. Наемников он вербовал, например, из пелопоннесских греков, одним из первых стал набирать воинов из варваров — ливийцев, иберов и даже галлов. В критические минуты Дионисий зачислял на военную службу рабов, предварительно отпустив их на свободу. Особое место в армии занимали специальные части телохранителей, численность которых была доведена до 10 тыс. человек. Это были тренированные, профессионально подготовленные, преданные тирану отборные части, выполнявшие все приказы своего вождя.

Опираясь на внушительные массы наемников, сиракузский тиран мог без особых опасений использовать гражданское ополчение, численность которого не уступала общему количеству наемников. Древние писатели сообщают, что к концу своего правления Дионисий располагал огромной для своего времени армией в 100 тыс. пехоты, 10 тыс. конницы, 10 тыс. телохранителей и флотом из 400 судов. Даже если эти цифры и завышены, то и в этом случае армия Дионисия, видимо, была самой многочисленной из греческих армий V–IV вв. до н. э., основной опорой сиракузского правителя.

Однако Дионисий понимал, что одной опоры на армию для длительного сохранения тирании недостаточно, и предпринял ряд шагов для расширения своей социальной опоры. Придя к власти в момент обострения социальных противоречий между демократическими и аристократическими элементами, Дионисий стал проводить политику лавирования, изображая из себя выразителя интересов всего народа, стараясь опереться как на демократов, так и на аристократов. Так, Дионисий охотно привлекал к государственной службе лояльных тирании аристократов, которые занимали важное место в политической и военной жизни Сиракуз. С другой стороны, он обрушился с репрессиями на противников тирании среди аристократии — многие оппозиционеры были казнены или изгнаны из Сиракуз, их имущество и земельные владения конфискованы, причем часть конфискованного имущества была роздана бедноте, наемникам тирана. Но передавая сиракузской бедноте земли, имущество казненных аристократов, выводя в колонии безземельных граждан, проводя раздачи из захваченной добычи и другие благотворительные мероприятия, именно Дионисий полностью подчинил своему контролю институты полисного управления: Народное собрание и выборные органы — подлинных выразителей интересов широких масс сиракузского гражданства. Умелая политика лавирования, широкая социальная демагогия вместе с сильной армией обеспечивали известную стабильность социальных отношений в Сиракузах, а тираническому режиму — поддержку как демократических кругов, так и большей части сиракузской аристократии.

Стабилизировав внутреннее положение в Сиракузах и создав сильную армию, Дионисий стал проводить активную внешнюю политику, направленную на расширение своей державы. Особое внимание было уделено борьбе с постоянным противником западных греков Карфагеном. Дионисий провел несколько военных кампаний против карфагенских войск, но особенно успешной была вторая война с Карфагеном (398–392 гг. до н. э.). Дионисий несколько раз громил сильные карфагенские армии, сумел захватить большую часть сицилийских городов и внутренние области, населенные сикулами. Завоевания Дионисия были признаны Карфагеном по миру 392 г. до н. э. Удачно закончив войну, сиракузский тиран переправился в Южную Италию и подчинил своему влиянию Регий, Кавлонию, Кротон. Не довольствуясь этими захватами, тиран стал выводить военно — земледельческие колонии на берега Адриатического моря. Им были основаны поселения на острове Исса на балканском побережье Адриатики, в устье реки По, на побережье Пицена, что позволило сиракузскому тирану контролировать основные морские пути на Адриатическом море. Влияние Дионисия возросло до того, что он стал вмешиваться во внутренние дела иллирийских племен. Успешная внешняя политика Дионисия привела к созданию огромной по греческим масштабам державы, в состав которой вошла значительная часть западных греческих городов Великой Греции, обширные территории, заселенные местными племенами. Дионисий находился в дружественных отношениях с гегемоном греческого мира начала IV в. до н. э. — Спартой, с метрополией Сиракуз Коринфом, а когда усилился Второй Афинский морской союз, сиракузский тиран заключил договор о взаимопомощи и с Афинами (368 г. до н. э.).

Располагая огромными материальными ресурсами, Дионисий пытался превратить Сиракузы в своего рода культурный центр Греции. Разыгрывая из себя покровителя искусств и науки, Дионисий приглашал к своему двору видных греческих поэтов, художников, философов, ученых. Некоторое время при дворе жил знаменитый греческий философ Платон. Дионисий поощрял проведение различных общественных празднеств в Сиракузах, финансировал участие сиракузских граждан в общегреческих Олимпийских и Истмийских играх.

Сиракузская держава представляла собой объединение нового типа в Греции IV в. до н. э. В ее устройстве проявились новые черты, не свойственные классическим полисам: это была держава, включавшая не только греческие города, но и обширные племенные территории, управлявшиеся подчиненными тирану чиновниками. Наряду с полисной организацией власти был создан назначаемый и подотчетный только тирану аппарат, особое положение занимал правитель, стоявший над гражданским коллективом, большую роль в политической жизни играли военные элементы. В определенной степени сиракузское государство во время правления Дионисия представляло собой прообраз будущих эллинистических монархий.

Однако тиранический режим Дионисия, как и созданная с таким трудом огромная держава, в конечном счете оказались непрочным образованием. Слабые и бездарные преемники Дионисия — сын Дионисий II и зять Дион — вскоре возбудили недовольство всех слоев населения. К тому же между Дионисием Младшим и Дионом вспыхнули серьезные разногласия, в результате Дионисий II был отстранен от власти. Однако, собравшись с силами, он начал военные действия против Диона. Дион погиб в междоусобной борьбе. Неурядицами в Сиракузах воспользовались греческие города, насильственно включенные в состав державы Дионисием Старшим и тяготившиеся сиракузской гегемонией. Начал военные действия Карфаген. Недавно столь могущественная и, казалось бы, прочная сицилийская держава стала разваливаться. Дионисий Младший потерял всякий авторитет. Власть фактически перешла к Народному собранию, которое обратилось за помощью к метрополии Сиракуз — городу Коринфу. Коринф, тесно связанный с Сиракузами экономическими и культурными отношениями, кровно заинтересованный в сицилийском хлебе и сырье, не мог допустить падения Сиракуз и торжества карфагенских конкурентов. В Сиракузы было направлено небольшое, но хорошо оснащенное наемное войско во главе с талантливым полководцем и опытным политиком Тимолеонтом (345 г. до н. э.). Тимолеонт отстранил Дионисия Младшего от управления и сослал его в Коринф. В Сиракузах был восстановлен демократический строй. Тимолеонту удалось на основе добровольного и равноправного союза объединить сицилийские города против Карфагена. Карфагенская армия была разгромлена в битве на реке Кримисе (341 г. до н. э.). Когда положение Сиракуз упрочилось, Тимолеонт добровольно сложил с себя власть, отошел от дел и остаток жизни провел в Сиракузах.

Однако после смерти Тимолеонта в 334 г. до н. э. в Сиракузах вновь начались междоусобицы, чем не преминул воспользоваться Карфаген. Создались условия для установления режима тирании в Сиракузах.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-01; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.207.250.80 (0.006 с.)