ТОП 10:

Внешняя политика Афинского морского союза в 40–30–х годах до н. э



 

Располагая огромными по тем временам силами и средствами такого мощного объединения, Афины стали проводить активную внешнюю политику в греческом мире, преследуя несколько целей: 1) дальнейшего расширения союза путем включения в него новых городов, в Эгейском бассейне; 2) усиления политического влияния Афин в Великой Греции, Южной Италии и Сицилии; 3) проникновения в бассейн Черного моря; 4) изоляции Пелопоннесского союза, уменьшения его политического влияния и превращения Афин в гегемона большинства греческих полисов.

Достижение этих целей встретило, естественно, сильное противодействие Спарты и ее наиболее могущественного союзника Коринфа. 440–430 гг. до н. э. стали временем острого дипломатического и политического противоборства двух наиболее крупных объединений греческого мира в V в. до н. э.

Крупным успехом Афин было включение в состав союза соседнего острова Эгины. Несмотря на противодействие Спарты и Коринфа, афиняне высадились на острове, разбили эгинян в сражении, захватили город (458 г. до н. э.). Его стены были срыты, наложена большая контрибуция, установлены угодные Афинам порядки. Эгина стала послушным членом Афинского союза, выплачивала ежегодно до 30 талантов фороса (один из самых высоких членских взносов в союзе). Афинам удалось установить дружественные отношения с традиционным противником Спарты в Пелопоннесе — Аргосом и фессалийскими городами. После этих успехов власть Афин в бассейне Эгейского моря практически никем не оспаривалась.

С середины 40–х годов V в. до н. э. афиняне обратили самое пристальное внимание на греческие города, расположенные по берегам Черного моря. Большинство причерноморских центров было основано ионийскими полисами, с которыми они поддерживали самые тесные отношения: торговые, политические, культурные. К середине V в. до н. э. греческие города Причерноморья превратились в развитые и богатые полисы, контролировавшие значительную территорию, установившие связи с местными племенами. Включение этих полисов в состав Афинской державы, усиление влияния в этом регионе давали Афинам большие выгоды как экономического, так и политического характера, привели к возрастанию их могущества. Распространение влияния в Причерноморье рассматривалось не только афинянами, но и Спартой и Коринфом как вполне закономерное явление: ведь большая часть ионийских городов, бывших метрополиями причерноморских колоний, входили в состав Афинской державы, а потому и их колонии, естественно, должны были последовать примеру метрополии.

С конца 40–х годов V в. до н. э. афиняне приступают к реализации программы по установлению своего господства в Причерноморье. В 437–435 гг. до н. э. хорошо оснащенная эскадра и отборные отряды гоплитов во главе с Периклом были направлены в Понт. «Прибыв в Понт с большой эскадрой, блестяще снаряженной, — передает Плутарх, — он (Перикл — В.К.) сделал для эллинских городов все, что им было нужно, и отнесся к ним дружелюбно, а окрестным варварским народам, их царям и князьям он оказал великую помощь, показав неустрашимость, смелость афинян, которые плывут куда хотят и все море держат в своей власти. Жителям Синопы Перикл оставил тринадцать кораблей под командой Ламаха и отряд гоплитов для борьбы с тираном Тимесилеем. После изгнания последнего и его приверженцев он провел в Народном собрании постановление о том, чтобы в Синопу было отправлено шестьсот человек афинян, изъявивших на то согласие: они должны были жить вместе с коренными гражданами Синопы, поделив с ними дома и землю, которую прежде занимали тираны».

Синопа становится своего рода опорным пунктом афинской власти на Черном море. После понтийской экспедиции Перикла в состав Афинской державы, кроме Синопы, вошли также Амис на южном берегу, Аполлония и, возможно, Истрия на западном побережье, в Северном Причерноморье — Нимфей на Керченском полуострове и, возможно, Ольвия. Таким образом, власть Афинской державы утвердилась в наиболее крупных центрах Причерноморья, что позволяло афинянам контролировать обширные территории этого богатого ресурсами района.

Не довольствуясь блестящими успехами своей политики и дипломатии в бассейне Эгейского моря и в Причерноморье, афиняне стали развивать активную деятельность по распространению своего влияния в западном направлении на путях в Великую Грецию и в Южной Италии, Сицилии. Это направление афинской внешней политики казалось афинским лидерам необычайно перспективным. Дело в том, что Великая Греция была богатейшей и густонаселенной областью с процветающими городами. Тарент, Метапонт, Кротон, Локры, Регий, Катана, Сиракузы, Гела, Селинунт не уступали по уровню своего экономического и культурного развития наиболее знаменитым городам Балканской Греции. К тому же установление афинской гегемонии в Великой Греции превратило бы Афинскую державу в политическое объединение практически всего греческого мира и привело бы к полной изоляции Спарты. Вместе с тем это нанесло бы смертельный удар по экономике Коринфа, могущество и само существование которого в наибольшей степени зависело от его связей с городами Великой Греции. С середины 440–х годов до н. э. афиняне начали планомерную реализацию своей западной политики. Еще в конце 60–х годов V в. до н. э., после подавления крупного восстания илотов в Спарте, афиняне приняли самое деятельное участие в судьбе повстанцев, которым спартанцы были вынуждены разрешить выселение из Мессении. С помощью афинян илоты обосновались в городе Навпакте, расположенном в самом узком месте Коринфского залива, который был включен в состав Афинского союза. Укрепившись в Навпакте, афиняне могли в любой момент перерезать морской путь, связывавший Коринф с западными городами.

В 435–433 гг. до н. э. афиняне ловко вмешались во внутреннюю борьбу, которая разгорелась между жителями большого острова Керкиры (совр. Корфу) и его колонией на адриатическом берегу — Эпидамном, заключили союз с Керкирой и приняли этот богатый остров и состав Афинского морского союза. Эта акция означала большой успех афинской западной политики. Дело в том, что через Керкиру проходил основной морской путь из Греции на Сицилию и этот остров издавна был под контролем Коринфа. Кроме того, Керкира располагала крупным флотом (около 120 боевых триер — третий по величине после Афин и Коринфа греческий флот), что резко усиливало военное могущество Афинского союза. Закрепившись на путях в Великую Грецию, Афины сделали попытку проникнуть в Южную Италию и Сицилию. В 443 г. до н. э. афиняне решили основать общегреческую (т. е. из гращан разных городов) колонию на месте разрушенного Сибариса. Было собрано достаточное количество колонистов, причем на новое место пожелали выехать такие выдающиеся деятели греческой культуры, как историк Геродот, архитектор и градостроитель Гипподам, только что перестроивший Пирей, софист Протагор, предложивший свои услуги для составления законов нового города, знаменитый философ Эмпедокл. По запросу из Афин дельфийский оракул дал благоприятное предсказание, которое идеологически подготавливало основание нового города. Колония была основана в 443 г. до н. э. и получила название Фурии. По замыслу Афин, она должна была стать своего рода оплотом афинского влияния в Южной Италии. Афинам удалось заключить союзные договоры, т. е. включить в союз южноиталийский Регий на берегу Мессинского пролива и город Леонтины в Сицилии.

Руководители афинской демократии, развивая внешнеполитические успехи по укреплению политического влияния в греческом мире и желая закрепить свое руководство среди греков, выдвинули идею созыва общеэллинского конгресса. «Перикл, — говорил Плутарх, — желая еще более пробудить народную гордость и внушить гражданам стремление к великим делам, внес в Народное собрание предложение о том, чтобы все эллины, где бы они ни жили, в Европе или Азии, в малых городах или больших, послали на общий съезд в Афины уполномоченных для совещания об эллинских храмах, сожженных варварами, о жертвах, которые они должны принести за спасение Эллады по обету, данному богам, когда они сражались с варварами, о безопасном для всех плавании по морю и о мире. Для этой цели афиняне послали двадцать человек в возрасте свыше 50 лет… Послы уговаривали эллинов прийти в Афины и принять участие в совещаниях о мире и общих действиях Эллады».

Созыв общеэллинского конгресса в Афинах, находящихся на вершине внешнеполитических успехов, был бы выгоден прежде всего Афинам, усилил бы их политическое влияние в Греции, приучая эллинов к мысли, что их город — признанный лидер греческого мира. Естественно, Спарта и Пелопоннесский союз выступили против, были предприняты ответные меры, и конгресс не состоялся.

Продвижение Афин в западном направлении было смертельно опасно для Коринфа, вело к изоляции Спарты и наносило сильнейший удар по Пелопоннесскому союзу в целом. Ни Спарта, ни Коринф не могли с этим мириться и предпринимали самые энергичные меры, чтобы противодействовать афинским инициативам. Пелопоннесцы искали пути ослабления Афинской державы, поддерживая олигархические круги среди союзников, подогревали недовольство оппозиционных элементов финансовой эксплуатацией афинян, побуждали к выходу из союза. Спартанцам удалось склонить к выходу из Афинского союза очень важный в стратегическом отношении полис Мегары, запиравший проходы из Пелопоннеса в Среднюю Грецию. Попытки Афин вернуть Мегары в состав союза не привели к успеху. Благодаря проискам Коринфа один из полисов на Халкидике, город Потидея, в 432 г. до н. э. вышел из союза и афиняне законно опасались, как бы этому примеру не последовали жители северного побережья Эгейского моря. Но особенно энергичные усилия противостоять афинской экспансии были предприняты Коринфом в Великой Греции. Основанный под руководством Афин новый город Фурии так и не превратился в их плацдарм, поскольку пелопоннесцам удалось укрепить здесь свое влияние. Афинские союзники Регий и Леонтины были нейтрализованы сплочением сицилийских городов во главе с Сиракузами, где преобладали антиафинские настроения, и потому возможности афинского вмешательства здесь оказались незначительны.

С другой стороны, Спарта расширяла зоны своего влияния, включая в Пелопоннесский союз новых членов в Средней Греции: полисы Беотии, Фокиды, Северной Дориды, острова Левкады. Большая часть Средней Греции стала зоной спартанского влияния.

Однако в целом можно говорить о большей активности и успешных внешнеполитических инициативах Афинской державы. Руководящие круги пелопоннесцев начинают понимать, что дипломатическими и политическими средствами они не смогут остановить растущее афинское могущество. К концу 30–х годов V в. до н. э. на повестку дня ставится вопрос о войне между Афинской державой и Пелопоннесским союзом.

 

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-01; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.228.21.186 (0.013 с.)