Опускается «фабричный» занавес.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Опускается «фабричный» занавес.



На авансцену выходят танцовщицы и партийки в серебристых кокошниках и мини-сарафанах под цвет коры исконных русских деревьев. Звучит унылая «Березка». Все водят хоровод, в середине которого притоптывает обезумевший Иванушка-дурачок. Это – Тулуз.

Затемнение.

Антракт.

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

БЕЛАЯ МЕЛЬНИЦА

СЦЕНА ДЕВЯТАЯ

ЦЫГАНСКИЕ ЮБКИ

Сцена закрыта «фабричным» занавесом.

Авансцена. Танцовщицы и партийки пляшут цыганочку с выходом. Тулуз в алой рубахе, шароварах и сапогах бодро семенит на полусогнутых и яростно хлопает себя по туловищу.

Затемнение.

Занавес поднимается.

Гримерка танцовщиц.

Мельница с надписью «MOULIN-ROUGE» разгромлена, лопасти покорежены – идет реставрация.

По гримерке бродят Роза, Жанна, Нонна и Даша в цыганских юбках. Они что-то вымеряют, а данные записывают в какие-то бумаги.

В гримерку входят Инесса, Магда, Виола и Любочка,одетые так же, как и партийки. Те быстро прячут бумаги в складках одежды.

Позже появляется Тулуз.

 

ВИОЛА. О! А мы вас по всей фабрике ищем.

РОЗА. Мы переодеться зашли.

ВИОЛА. А нас что не предупредили?

 

Затяжное молчание.

ИНЕССА.Что это вы воды в рот набрали?

 

Молчание.

 

ЛЮБОЧКА (садится у трюмо). Девчонки, вы какие-то странные, мы уже которую неделю репетируем, а вы будто бы не с нами танцуете. Что вы закрытые такие? Давайте же поговорим.

РОЗА. О чем?

ЛЮБОЧКА. Ну, о жизни. Чем занимаетесь? Где живете? Мы же о вас ничего не знаем. Честно говоря, так очень тяжело работать.

ЖАННА (прикуривает сигарету). Но ведь работаем. И ничего.

ЛЮБОЧКА. Я не об этом. Понимаете, танец – это душа. А танец в коллективе – одна душа на всех.

НОННА. Ты вступила в партию, чё те от нас еще надо? Там знаешь, сколько душ.

ЛЮБОЧКА. Ну партия, это, да… Это, конечно… Но ведь партия – не танец. Понимаете меня?

ДАША (басом).Не понимаем. Нормально работаем. Плечами трясем. Дело свое знаем. И чем тебе вообще партия – не танец?

ЛЮБОЧКА. Ну это строй скорее.

РОЗА. Строй – это на зоне. А партия – песнь песней!

ИНЕССА (подозрительно).Давно откинулась, певичка?

РОЗА (резко). Не твое дело!

ИНЕССА. А ты чего это хамишь, партийка? Любочка – девочка хорошая, нормальный вопрос вам, бабы, задала, а вы тут в каких-то шпионов играете. Перешептываетесь только.

ЖАННА (выдувает дым). Кто это перешептывается?

ИНЕССА. Кто? Да вы! Я сама видела, как вы у кабинета Элки на днях терлись. И не кури здесь.

НОННА. И чё? (Подтягивает чулок). Блин, всё в затяжках из-за этой фабрики.

ИНЕССА. Ни чё.

НОННА. Ну и всё!

ИНЕССА. Что – всё?! Вы откуда взялись вообще?

ЖАННА (продолжает курить). Нас вообще-то Альфред Германович привел.

МАГДА. Вот именно, что Альфред Германович. Слов-то он пока своих не сдержал. Краевед ваш.

ИНЕССА. Кстати, да. Где наши денежки? Мельницу разворотил только, а зарплаты как не было, так и нет. Вам-то небось платит. А?

 

Молчание.

 

ИНЕССА. Эй. Что молчите? Отвечайте.

РОЗА. Мы не на допросе. Ясно?

ИНЕССА (взрываясь). Нет! Не ясно. Пришел какой-то хрен знает кто, привел не понятно кого, разворотил клуб. Наобещал с три короба. А в итоге, ни двора, ни кола. Куда казахи делись? Вчера еще что-то тут клепали, где они сейчас?

ЖАННА (с наслаждением затягивается). Это не казахи, это – таджики.

ИНЕССА. Какая разница! Весь клуб переворотили с ног на голову. Куда они делись?

НОННА. У них праздник.

МАГДА. Какой еще праздник?

ДАША (басом).Курбан-байрам.

ВИОЛА. Это еще что такое?

ЛЮБОЧКА. Это вроде нашего Нового Года.

МАГДА. Тоже на месяц?

ДАША (басит). Как придется.

ИНЕССА. Салют наций! А православнутых партийцев ваш краевед не мог привлечь?

РОЗА. Думай, что говоришь. Чтоб партиец вашу крышу латал – этого не будет.

ИНЕССА. Вообще-то это не наша крыша, а по заверениям Альфреда вашего Германовича – культурное достояние страны. Достоятельность, так сказать. Откуда он это вообще выкопал – ума не приложу.

РОЗА. Откуда надо, оттуда и выкопал. Не вашего ума дела.

ИНЕССА. Что ты тут рот разеваешь! Нам повесили на уши какую-то хрень, а мы ее радостно

заглотили. Ушами.

РОЗА. Еще не то заглотишь, если надо будет.

МАГДА. Девчонки, я что-то не пойму. Бабы на скандал нарываются?

ДАША (руки в боки). А ты попробуй.

ЛЮБОЧКА. Девочки, не ссорьтесь, пожалуйста.

РОЗА (Даше). Потом всё.

ИНЕССА. Что – потом? Партия народ накормит?! Так мы это от вашего краеведа уже слышали. А мои глаза не врут, между прочим. Мельница несколько недель как разгромленная стоит. Денег нам не платят. Заработать тоже не можем, всё только репетициями заканчивается. Альфред пропал. У этих – байрам. И только четыре странных молчащих тётки по помещению шарятся и всё время что-то выискивают.

НОННА (подтягивает чулок).Кто это выискивает? Дурацкие колготки какие…

ВИОЛА. Это чулки.

НОННА. Всё равно дурацкие.

ИНЕССА. Да вот хоть ты выискиваешь! Что я не вижу, как ты к трубам присматриваешься и штукатурку ногтем колупаешь? А ты? (Обращается к Жанне.) Дались тебе эти розетки и огнетушители. Кончай тут курить, наконец! Мы в гримерной никогда не курим. Ты зачем вчера огнетушитель брала?

ЖАННА (докурив сигарету). Когда? Не помню.

ИНЕССА. Что ты из меня дуру делаешь? Вчера, вечером! После «Березки».

ЖАННА (достает новую сигарету, ухмыляется).Не. Не помню.

ИНЕССА. Хватит из меня идиотку делать! Эта вообще (показывает на Дашу) всё время башкой вертит да шагами что-то вымеряет. Может, вы, больные, а?

РОЗА. Хорошо, ну а я что не так делаю?

ИНЕССА. У тебя губы постоянно шевелятся, и ты пальцы загибаешь. Явно считаешь что-то.

РОЗА. Тебе в психушку пора. В стационар. Надолго.

ИНЕССА. Это вам в психушку пора, с вашим краеведом. Вы же танцевать не фига не умеете. Вам до «Мулен Руж», как мне до Большого театра. Кто вы вообще такие? Что вы нам тут устроили?

РОЗА. Что надо, то и устроили. Узнаешь. Со временем.

ИНЕССА. Что я узнаю?! Что?!

ДАША (хрипло).Что надо.

ЛЮБОЧКА. Девочки, ну, пожалуйста, ну сколько можно.

 

В этот момент в гримерку врывается Тулуз. Он в алой цыганской рубахе. Глаза его безумны.

 

ТУЛУЗ. Всё! С меня хватит!

МАГДА. Что случилось, Тим?

ТУЛУЗ. Всё! Всё! Всё!

РОЗА. Э, болезный, успокойся!

ТУЛУЗ. Всё! Не могу больше! Я – художник!

ВИОЛА. Кто спорит-то?

ТУЛУЗ. Я – псевдореалист!

ЛЮБОЧКА. Конечно, Тулузик! Да что произошло, в конце концов?

ТУЛУЗ (рвет на себе рубаху, крест на его шее беспомощно болтается из стороны в сторону). Не барон! Не цыган! Не танцор!

НОННА. А кто сказал, что ты барон?

ТУЛУЗ. Кто?!! А, это вы – партийцы?! Развели тут цыганщину! Где бабло?! Я два дня не жрал! Где краски?! Где значки?! Где майки с пакетами?!

ЖАННА (курит).Ты чего разорался, будут тебе пакеты.

ТУЛУЗ. Когда?!! Когда мне пакет в этой стране на голову наденут?! Когда из меня альбом для значков склепают?! Где мое удостоверение?! Где льготы?! Где обещанная близость, наконец?!

РОЗА. Ах, да. Удостоверения. Забыла совсем. (Лезет в сумочку, стоящую у трюмо.) Уже несколько дней, как ношу. Дарья, принеси остальное.

 

Даша медленно покидает гримерку. Все смотрят ей в след. Тулуз затихает.

РОЗА. Вот. Нате. Пожалуйста. (Раздает всем удостоверения.) Теперь вы партийцы. Близкие.

ВИОЛА. Интересная книжечка. Красная, с флажком трехцветным.

ИНЕССА (раскрывает удостоверение).Что-то я тут сама на себя не похожа.

ЛЮБОЧКА. А мне нравится. Партийный билет. «Близость». И два сердца. Как на день влюбленных. Правда? А почему они пронзены какой-то бякой?

ЖАННА. Какой бякой? Покажи. А нет, это царапина просто. А сама эмблема символ – двух сердец – партии и партийца.

ЛЮБОЧКА. Это где маленькое в большое входит?

НОННА. А чё, не нравится? Это ты в партии.

МАГДА (к Розе, Жанне и Нонне).Э, бабы, а почему у меня дата рождения другая?

ИНЕССА. Ты там старше или моложе?

МАГДА. Судя по всему, еще не родилась.

ТУЛУЗ (наблюдая за происходящим).Вот! Не родились мы еще, а нас уже похоронили. Сплелись сердца сиамцев! Теперь одно пульсирует за счет другого. И не разнять их уже!.. Где реставрация мельницы? Где мука денежная?!

 

Возвращается Даша, в руках у нее пакеты.

 

НОННА. А вот и подарочки. И чё?

ТУЛУЗ. Вот чё!

 

Подбегает к Даше, вырывает пакеты, вытряхивает содержимое на пол и кричит: «Народ и партияедины! Я хочу дышать воздухом партии! Питаться ее значками! Носить майки с нашивками!» Бегает, надсадно орет «Мою цыганскую» Высоцкого.

МАГДА и ВИОЛА (вместе). Что тыыы дееелаааешь?

ТУЛУЗ.Эх, раз! Да еще раз! Да еще много, много, много, много, много раз!.. В кабаках – зеленый штоф, белые салфетки, – рай для нищих и шутов, мне ж – как птице в клетке… А в конце дороги той – плаха с топорами… И ни церковь, ни кабак – ничего не свято! Нет, ребята, всё не так! Всё не так, как надо!.. (Резко натягивает один пакет себе на голову).

 

Танцовщицы и партийки пытаются сорвать с него пакет, из-под которого раздается сдавленное: «Оставьте меня! Я устал!»

 

ЛЮБОЧКА. Боже, вызовите кто-нибудь врача!

ИНЕССА. Тихо все! (Рвет на Тулузе пакет; к Магде.) Он сколько не пил?

МАГДА. Дня три. Денег же нет.

ИНЕССА. У него белочка.

НОННА. Где?

ИНЕССА. Горячка у него! Белая.

ВИОЛА. Так он же трезвый.

ИНЕССА. Мне лучше знать. Я таких уже навиделась. Белочка в основном трезвых алкоголиков посещает, когда им через силу завязывать приходится. Кто-нибудь, принесите выпивку.

ЖАННА (берет свою сумочку, вытаскивает из нее фляжку). На…

ИНЕССА (вставляет Тулузу фляжку в руку). Пей. (Тот жадно пьет, выглатывает всё без остатка.) Отпустило?

ТУЛУЗ (кивает, устало садится на пол, обхватывает голову руками).Да, да, да… Вот она партийная забота. Вот оно шефство. Кретинов из нас сделали.

ЖАННА (забирает пустую фляжку, тушит сигарету). Всё вылакал… ху-дож-ник.

ВИОЛА (Тулузу). Тебе как, полегче?

МАГДА (отталкивая Виолу). Да отвали ты! Тим, ты как? Нормально всё?

ТУЛУЗ. Ага. Спасибо. Извините. Извините, что я живой. Извините, что не мертвый. Оставьте меня. Пожалуйста. (Раскачивается из стороны в сторону.) На звезды порвали. На свастики расчленили. На серпы и молоты издробили.

МАГДА (ко всем). Может, и вправду оставите нас на минутку? Пусть в себя придет.

НОННА (подтягивает чулок). Как он танцевал вообще?

ТУЛУЗ (поднимает голову, горько усмехается). С выходом.

РОЗА. Ладно, пошли мы. (Делает знак партийкам.)

ИНЕССА. Хоть что-то человеческое осталось.

РОЗА. У самой такой же… Был.

ИНЕССА. Не сочувствую.

ЛЮБОЧКА. Ой, а я так испугалась, испугалась…

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-29; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.236.191.104 (0.011 с.)