Их Великих Мыслей и Светлых Чувств,



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Их Великих Мыслей и Светлых Чувств,



возникших у них от лишений, голода, холода и комаров.

 

«Луна». Остров «Суховей».

День второй:

«В первый день мне с комарами как-то везло, мне показалось, что здесь их не так уж и много. Чего не сказала бы на второй день. Никогда еще не видела столько много налетевших на меня тварей. Приходится спасаться от них, разжигая костер, сжигая шишки».

 

День четвертый:

«Вроде бы все прекрасно: светит солнышко, ясное небо, но обрушившиеся на меня полчища комаров портят всю картину. Приходится слушать их непрекращающееся жужжание. Да, этих зловредных насекомых здесь хватает».

 

День пятый:

«Ночью спала плохо. Утром начали одолевать зловещие насекомые – комары. Тучами вьются около меня. Надоели до ужаса. Думаю, что они меня совсем достали. Думаю покинуть остров».

 

«Зарянка». Остров «Муравейник».

 

День второй:

«Решила разжигать костер 1 раз в 2 дня, а то не хватит спичек. Иду спать. Комары! Танюха, скучно!».

 

День третий

«Когда буду дома, попрошу, чтобы мне сварили борщ, поджарили картошку с котлетами, сделали салат из помидоров и огурцов, бутерброды со шпротами и со всем этим сяду у телевизора. Конечно, мечтать не вредно, до этого еще надо дожить. страшно смотреть на себя – волосы все растрепанны, руки красные от укусов комаров, шелушатся, губы потрескались. Жуть – во что я превратилась? … Комары достали!!!».

 

День четвертый

«Остров надоел до потери пульса … Когда ехала сюда, думала не протяну и дня, но вот 4 день уже сижу. Чувствую, что после 7 дней крыша поедет. Начну разговаривать сама с собой. Комары уже достали, от них все лицо в прыщах и руки вздулись. Их так много, что кажется когда они жужжат – едет катер. Далее я их не перенесу. Я уже согласна на дождь и ветер, но только бы не было комаров».

 

День пятый

«Как обнаглели комары, выжили из собственного дома. Все бы хорошо – лес нормальный, еда есть, но вот комары – это просто ужас, ничего не дают делать. Руки и лицо от их укусов увеличились в 5 раз. Я за свои 18 лет первый раз в жизни вижу такое огромное столпотворение этих негодяев. Если меня спросят что самое страшное для меня, я отвечу -КОМАРЫ. Перекрикиваемся с Маринкой. Может сегодня сойдем. Дали друг другу час на размышление.

Как хочется купаться, но эти враги человечества, ведь съедят заживо !».

 

«Лютик». Остров «Генеральский».

 

День первый:

«Когда люди уплыли – настроение испортилось. Стало так плохо – что невмоготу. Это в первый-то день! К вечеру все наладилось, но появилась слабость. Одну ветку лапника срублю и отдыхаю минут 15.

Ночью стало так холодно, что пришлось разгребать золу и спать на ней, подложив лапник. Сколько на себя одежды не надень, какой шалаш не выстрой, все равно будет холодно, так что спать на теплой золе лучше всего, это вывод и спасение от холода».

 

День второй:

«Ночью случилось несчастье. Я, как и вчера, легла спать на золу и лапники. Как оказалось, зола была очень горячей, лапник загорелся. Я сожгла себе фуфайку, свитер и шею. Спросонья как еще умудрилась все это довольно-таки быстро стянуть. Опалила сзади волосы. Шея ужасно болит. Будет урок. Надо быстренько ехать в город и мазать ее, иначе шрам будет на всю жизнь. Как только поднялось солнце, вывесила красный флаг».

«Кок». Остров «Восток»

День первый:

«Сегодня меня высадили на остров, но не просто так, а в воду. Я высох быстро часа за 2. Сделав удочку, я поймал 4 рыбки, сварил, потом сделал шалаш и лег спать. Встал в обед, нашел 4 гриба, 2 съел. Лег спать. Пока засыпал, назвал остров «Восток», потому что ветер все время дует с востока».

 

День пятый:

«Я думаю еще девять я спокойно просижу на этом острове. Девять дней – это всего неделя и два дня. Мне говорили, что неделю отсидеть – это пустяке, а самое трудное это последние. Я этого не боюсь. Мне море по колено. Видел катер с нашими, они махали мне руками, никто не знает, как мне было приятно. Я пошел спать».

 

День двенадцатый:

«Утром часов в 5 я проснулся от холода, раздул угли, начал греться и заснул около костра. В дреме перебрался на свое место и уснул до прибытия проверки. Проснулся очень с отличным настроением и очень бодрым. После их уезда до вечера ловил рыбу. Поймав 3 штуки, я их запек на углях.

Уже ночь, а я думаю, как я изменился за эти 2 недели, мои все нервные клетки восстановились. Теперь можно ехать в холодный Мурманск и я заснул».

 

День тринадцатый:

«Проснулся в девять часов, настроение лучше чем вчера. Душа поет и даже немного обидно, что на следующий день я расстанусь с этим островом навсегда. Зато я буду знать в будущем, что значительную часть опыта внес в мою жизнь именно этот остров. Он сделал меня рассудительнее, осторожнее, добрее и еще и еще много, много хорошего. Через много лет, может быть, мне придется сказать спасибо этому острову и тем, кто придумал и создал «Робинзонаду». Буду сидеть за столом, пить чай и рассказывать много, много интересного».

 

«Вольдемар». Остров «Отдыха и спячки».

 

День второй:

«Проснулся около 2-3 часов утра, мне снились содержания всех фильмов, которые я смотрел. Это очень страшно».

 

День третий:

«Сегодня провел небольшое экологическое мероприятие – пробежал по острову и собрал все следы, оставшиеся от человека.

Вечером сел писать стихи. Я знал, что у меня есть небольшой стихотворный дар, но что смогу написать такое, даже и не подозревал. Обычно у мня выходило 1-2 стихотворения в месяц, а тут за один день написал четыре. Одно из них приведу в пример:

Бродяги в сумрачных краях,

Не вечна мгла, отриньте страх,

Еще отступит мрак лесной

Откроет солнце облик свой

И будет свет, и в свой черед

Прийдет закат, прийдет восход.

 

День четвертый:

«Завтра мое день рождение, хочу устроить пир из всех своих запасов рыбы. Очень сильно заедают комары. Еще два таких мучений с комарами и я не выдержу. Наконец-то подул ветер и вместе с комарами развеялся мой пессимизм».

 

День пятый:

«С утра жду проверки – должны же меня поздравить с Днем рождения. Досыпал в дыме костра до 3-4 часов. Странно, но никто не приехал. С горя не хочу есть и заготовленные впрок продукты.

Приезжала проверка и меня поздравили. Я чуть не умер от счастья».

 

День седьмой:

«Впал в депрессию т.к. вчера «обрадовали», что сидеть не 12, а 14 дней, срочно пересматриваю все запасы».

 

День десятый:

«Сегодня приезжали рыбаки и поставили около берега сетку, предлагали уху, но я отказался. Если буду сильно голодать, то может и пожалею».

 

День двенадцатый:

«В 13-00 разбудили приехавшие физиолог, но без психолога, вместо него приехали девчонки. Оказывается, на острове растет черника, а я даже и не знал, но зато нашел занятие на завтрашний день – буду ее собирать.

Спать ложусь с закатом солнца и в голове одна и та же мысль» «Осталось три дня?!» - и не знаю плакать или смеяться …».

 

День тринадцатый:

«Жду не дождусь встречи, я ж не видел их почти две недели. За 10-15 минут сочинил такой последний стих:

Бежит дорога все вперед,

Куда она зовет?

Какой готовит поворот,

Какой узор совьет?

 

Сольются тысячи дорог

В один прекрасный путь,

Начало знаю, - а итог

Узнаю как-нибудь.

 

Вперед по тысяче дорог

Теперь другим шагать.

А мне б – свернуть на огонек,

Да чуточку поспать.

 

«Лавна» Остров «Скит Лавинский»

День первый:

«Все, что я сейчас вижу перед собой – непричастно ко мне. Я как бы погрузилась о оцепенение. Все время мерещится гул моторки.

Все хорошо, а в горле ком Что это? Уж не затосковала ли я по людям, не захотела ли в лагерь? Надо отвлечься от подобных мыслей. Шалаш потом дострою, а надо идти делать удочку. Рыбная ловля для меня из разряда фантастики. Это верно – ловить я не умею, не знаю где и как.

А закат, что за прелесть закат на Скит Лавне! Вы видели? Тю, вы много потеряли. С моего бивуака виден диск, такое увидишь только белыми ночами».

 

День второй:

«Боже, как ночью было холодно, и ветер такой сильный.

Уже не чувствую себя одиноко, появился прилив сил и надежда продержаться на моем Ските. Вообще, когда стоит солнечная погода и внутри тебя не совсем пусто, почему бы не помечтать. Аппетита нет, пью чая много – что это? Регбус, кроксфорд ? Но при этом прилив сил.

Чу, послышался шум моторки. У меня лихорадочное поведение на шум моторки, да и на все местные шумы? резкий крик чайки - и я поднимаю голову, какая-то птица – мне мерещится, что меня окликают. А с моторкой вообще как в детстве с паровозами, когда стремглав бежала смотреть на него, считать вагоны… Заметила, что при шуме лодки сердце начинает отчаянно, по-заячьи, стучать. Вот сижу, пишу, а глаза так и глядят на закат, какая это все-таки прелесть. Еще бы ветра бы не было, вообще хорошо стало, ах, нет, комары бы заели.

Надо будет найти себе занятие, бересту если найду, займусь плетением».

 

День третий:

«В шалаше все-равно холодно, всю ночь проспала у костра, чуть припалила куртку. Надо научиться как-то спать у костра.

А красивый все-таки у меня Скит. Как за свое дите радовалась, когда похвалили. Черт побери, а ведь я к нему привыкла, полюбила. Ведь он тоже ко мне не равнодушен, помог чем был способен. Я тоже стараюсь его не обижать. Стоит мне сделать ему плохое или даже подумать, так он сразу напомнит, кто в доме хозяин: споткнусь я или веткой хлестнет по лицу.. А когда пришлось резать ветви ивы для шалаша, мне было не по себе, как могла просила прощения, говорила, что это не со зла, не для баловства. Уверена, что Скит покажет свои закоулки. Вот я еще найду свое дерево, тогда мне вообще не будет одиноко.

Вчера вспомнился папа, пусть ему будет хорошо на небе. Еще подумалось, что мама меня вспоминает, наверное, каждый день, а я ее только сейчас. А как там мой Малыш, хорошо ли ему.

Мне не хотелось бы приехать без радостной вести, что я высидела на Ските; они все мне так искренне желали удачи и победы. Нет, это нисколько не означает, что у меня одна мысль победить, нет, наоборот, все поймут, почему я сделала так или иначе и не осудят, но они ведь надеятся и верят в меня».

 

День четвертый:

«Люди, так дальше жить нельзя! Почему летом и такой холод? Я ведь шалаш не для того строила, чтобы спать у костра. Будьте любезны, сообщите куда следует, чтобы «Робинзонам» подали теплую погоду. И вообще я хочу кушать. Если сегодня опять ничего не поймаю и буду есть грибы, то точно уйду в монастырь: там хоть есть дни постов, но есть и рыбные.

Солнышко ушло, как порой без него бывает мрачно на душе, что смотришь на небо глазами полными такой надежды, такой мольбы, что будь там повнимательнее, давно бы уже выдали солнце народу.

После таких страшных ночей, проведенных у костра, у меня все слизистые пути забиты гарью и копотью. Это нехорошо. Вдобавок, я немного простудилась, заныла поясница и появились сопли. Хоть бы зеркальце вернули – умылась бы по-нормальному, а не размазывая грязь по лицу. С другой стороны: сидеть мне еще долго, никто не видит, а даже и видит, то по сравнению с одеждой личико не совсем копотное. Я как чертенок сейчас: лохматая, злая, чумазая, только рожек не хватает, а это уже из другой оперы. Кстати, как поживает и что думает мой любимый Д.? Если узнаю что-либо дурное, башку снесу, не задумываясь. Вот чего-то заскучала по дому, маме, тренировке. Рано еще, ностальгию я приглашала на прием на 9 день отсидки, раньше-то зачем? Дел полно, а тут мысли посторонние очень даже мешают. Нет, у меня определено галлюцинации начались: чайки кричат что ? «Лав-на, Лав-на!»

А я нашла свое дерево, это береза, старая, покрытое лишайником, корявая, но мощная. Я ее зову Мать-Береза. Если увидите ее – может поймете, почему такое имя. Она – как мудрая старушка, вроде матери, вроде бабушки. Есть конечно, березы и лучше и красивее, но она как прародительница выделяется в толпе молодых берез. Хоть идти до березы долго, на другой конец острова, но там так красиво, что это того стоит.

С соседнего острова послышался треск, значит «Вольдемар» проснулся и ломает коряги для костра. Плохо, что не поговоришь, наш пролив мешает, шумит. Но все-равно, если знаешь, что ты не один, где-то не совсем далеко есть тоже человек, возможно такой же несчастный в чем-то и в чем-то счастливый, ты не чувствуешь себя одиноко. Странно, но я не хочу в лагерь к людям, а хочу к таким же как я, к моим «Робинзонам». Это также естественно, как в тяжелый час идешь к другу, единственному, а не на дискотеку.

А погода сегодня – просто чудо! Погорячилась я с утра на погоду. В жизни, а тем более моей теперешней, нет смысла пытаться перестроить на свой лад, это может просто убить. Можно только попытаться подстроиться под режим леса, чуть проникнуться его жизнью. Ведь это – вечно, складывалась такая жизнь не за 4 дня. И что толку при каждом естественном повороте природы выбрасывать в кровь новую порцию адреналина. Да, я знаю, что по течению плывет только дохлая рыба, но ведь сопротивиться нужно в городе, среди людей, таких же дергающихся и нервничающих. Здесь ты свой, тебе не надо прихорашиваться, тебя любого поймут и примут, если ты заслуживаешь того, а это уже совсем другой разговор».

 

День пятый:

«Наконец-то хорошая погода, но, но – КОМАРЫ!».

 

День шестой:

«Была вторая проверка, настроение вроде бы ничего, но еще не вечер, посмотрим. Пишу в брезентовых рукавицах, неудобно, но иначе комар просто заест руку.

А я скоро совсем научусь ловить рыбу, еще пару раз вечерком половлю и покопчу, можно осваивать какое-либо новшество, И вообще, как бы было скучно и просто, если бы я все знала сразу, а так есть повод поломать голову, потрудиться.

Гляжу на себя в зеркальце, что любезно дала мне Лена с разрешения психолога. Да, что копченая не ужасно, но я была о себе лучшего мнения. Но я себя люблю в любых ситуациях, а блеск в глазах, судя по отражению, может не только мне понравится. Кстати, скоро выходные, очень может быть, что появятся рыбаки, мало ли какие попадутся, надо будет вести себя осторожнее, что в моих же интересах».

 

День седьмой:

«Валялась на берегу с утра до посинения, ждала проверки. Есть хочу до ужаса, все представляю как я буду есть мороженное, торт и много-много чего вкусного, А подошла к костру, глянула на грибы, которые еще нужно варить – есть перехотелось.

… Лежала на берегу, представляла что же я буду делать по прибытию в лагерь Баня, конечно же. Ух, сколько же я буду себя тереть, драить, скрести, отмывать.

«Чем дольше лежишь без сна, тем дряннее мысли появляются у тебя в голове». Лавна.

К чему это я, да вот уже подумывала, а не сняться ли мне со Скита, ну зачем тебе это. Я понимаю, ты хочешь к людям, но вспомни, что сама порой убегала в сопки, лишь бы никого не видеть.

Вот приехали проверяющие. Сотни мыслей сразу у меня в голове. Уже подумала, что соберу вещи и… Но нет, не могу я так просто убежать, нельзя мне так. Ты что-то ведь должна себе доказать, что ты сильная, ты можешь выжить. Казалось бы чего не хватает: тепло, еда есть, ты же сама говорила, что высидишь. И вот тебе уже не нужно ничего, лишь бы по домам, но что ты там найдешь Что ? Что ? Тебе будет хорошо два дня, а потом ты опять станешь что-то изыскивать, чтобы не помереть со скуки.

Надо, надо пережить, ведь ты же не последний человек на этом свете. Да, все ждут от тебя победу, ждут, что ты сможешь, выдержишь, но правы были люди, сказавшие, что не голод и холод доставят мученья, а страх, животный страх за себя, такого хорошего, такого милого, такого любимого и такого одинокого, всеми оставленного, тебе не с кем поговорить, о чем, о чем ты собралась с ними разговаривать. Ну, хорошо, ты не выдержишь, так ты сможешь оправдаться перед собой. Ладно сама себя ты оправдаешь и другим найдешь, что сказать, но это будет не победа. Но, с другой стороны, она тебе нужна? Зачем? Что ты будешь ходить гордо подняв голову и говорить всем какая ты хорошая, что выдержала на острове. Но кому это надо? Твоим родителям – лишний повод похвастаться дочерью и сестрой, твоим друзьям с тренировки – повод выпить за «Робинзонку», а просто знакомым, соседям – они даже не поймут, что ты хотела доказать, даже не попытаются тебя понять, оценить, им все-равно не понять, что такое остров и ты.

Пишу, а в голове одна мысль, если «Вольдемар» соберется уходить, я просто рехнусь.

Боже, как мне пережить этот вечер, как! Но ведь потом будет еще несколько, что ты будешь делать? Жить? Да! Да!

Я буду голосить, голосить как простая девчонка, когда ей плохо.

 

День восьмой:

«Ну, положим я не голосила, но была близка к тому. Да, вечер был вчера прямо-таки критический, был перелом, кризис. Мне было так плохо, так противно, так одиноко, что я была готова сделать что-нибудь ужасное, лишь бы меня забрали. Лучшим бы выходом было, конечно-же, поплакать, выреветься, но те скупые 2 слезинки, что появились на глазах, явно не облегчили душу. А было так муторно, так было пакостно. Но все же я прожила прошлый вечер, может и заработала при этом пару седых волос.

Так какой же я нашла выход? Да просто подсознательно меня потянуло выбросить энергию, так вот ломанулась я в лес, как лосиха. Прибежала на другой конец острова, там поносилась вдоль пляжа, чувствую, что немного успокаиваюсь вместе с ней. Может было это подсознательно, но это дало свой эффект.

Утром встала, голова свежая, никаких черных мыслей. Все замечательно».

 

День девятый:

«Разрядку внес обход Скита, прямо силком, через «не хочу» потащила себя. Только уже поваленные деревья стараюсь обходить, а не перелазить. В теле легкая слабость».

 

День десятый:

«Угадайте, зачем красный флаг нам выдали? Правильно, затем, чтобы замотать им лицо, если платка не хватает. В подобном наряде как ковбой Дикого Запада я смотрелась героически. Вот еще поточу нож свой и тогда меня все комары зауважают.

Кстати, я нашла формулировку, чтобы высидеть оставшееся время. Когда я ходила на тренировки по карате, бывало, что занятия отменялись (были они понед.-среда-пятница). Так вот, представлю-ка я, что в Понедельник и среду тренировки отменили, т.к. в спорткомплексе будет выставка. Так что придется ждать и надеяться на встречу с моими любимыми ребятами – все придут в пятницу и никто не опоздает.

Веселенький день, дала интервью и сняли на камеру. Прославиться задумала, спросите. Вот и нет, приехали, спросили, что надо было и уехали. Журналист, смешной, все пытался перевести нить разговора в более высокие материи. Глупо! А вопрос, поставленный им, все-таки застал меня врасплох: «Зачем тебе все это надо?» Я сама думаю, зачем? Кому?… Мне, мне и еще раз мне. Никто не оценит всю мою жертву, никто не поймет. Ну и не надо, я ведь живу не для того, чтобы кому-то доказывать свою точку зрения, заставлять жить по-своему. Я живу, чтобы сделать кого-то счастливым, не важно кого: любимого ребенка, просто прохожего. Может все мое призвание заключается в том, чтобы в каком-то месте, в какое-то время сделать одно, единственное дело, которое сделает какой-то поворот в людской жизни, пусть даже едва различимый.

На «Робинзонаде» я хотела не столько испытать себя, сколько хотела найти истинных друзей, у которых «в голове тоже что-то не так», которые тоже не так смотрят на этот мир. А будущее, какое у меня после этого будет будущее? Думаете что-то изменится? Я и сама не знаю. Было у меня несколько желаний (поверить в себя, найти друзей, влюбиться) Ну и что, поверила в себя? Скорее всего удостоверилась в своих способностях, своих преимуществах. Что я нервная, взвинченная барышня я догадывалась и только, но чтобы так нос с носом столкнуться со своим кризисом, понять как неуправляема моя мысль, как она может сделать что-то со мной и как она сильна, и как много усилий нужно мне, чтобы поставить себя на место.

Ну вот, еще день закончился. Устала, как никогда еще. Пришлось лезть в воду, удочка зацепилась…»

 

День одиннадцатый:

«Голодаем-с! Вчера, сидя у костра и почесывая укусы комаров, у меня возникло такое чувство, что всю жизнь я так и провела у костра, не было другой жизни. Может я просто обжилась настолько».

 

День двенадцатый:

«Вялость мысли – вялость в теле. Пытаюсь себя подбодрить – еще осталось всего – ничего, три дня. Все. Надо бы отдохнуть – не сплю, не дремлю, не могу долго лежать.

Хорошо бы собрать хоть немного грибов. Когда что- либо удается или есть цель стоящая – настроение замечательное. Чтобы совсем не чокнуться, пошла в лес, нашла грибок. Какая радость! Какое счастье! А потом пошла на рыбалку и поймала большую рыбу. Настроение великолепное! Жизнь хороша и жить хорошо! Главное, при каждом психе не идти на поводу у эмоций, а пресечь их резко. Получается: чем больше психуешь, тем меньше кушаешь! Заснула в самом наилучшем расположении духа, с такой улыбкой на губах, что позавидует любой младенец. И все от того, что мне улыбнулась удача, по городским меркам, подумаешь, грибы и большая рыбина, все это мелочь, не заслуживающая внимания. Но мне, мне важен не улов, а удача. Сварив рыбу с грибом, я даже есть не хотела, я была сыта удовольствием, что это все сделала я сама, сама, никто не помогал; и не было такой тупой радости, когда хочется выпятить грудь и гордо поднять голову, была такая тихая радость, которую я бы сравнила, наверное, с радостью матери, увидевшей первый шаг своего дитя. Может только в этот момент я почувствовала к себе какое- то уважение и любовь. Как хорошо!».

 

День тринадцатый:

«Проснулась резко. В голове все время шел разговор двух «Я», порой они мне очень мешают, когда я хочу спать и надо спать, особенно. Моя беда на Ските заключалась в том, что я не могла отключить сознание, мысли и просто спать. Если бы мой сон был более долог и почаще, сил, разумеется, было бы побольше. Но еще раз повторю, что силы тела прямо пропорциональны силе духа: когда мысли текут плавно, как вода в мелкой речке, появляются излишки ила и застой воды, проще говоря, в голову лезет всякая муть.

И еще я поняла, почему мне все время мерещится шум моторки. Это мне подсознание дает понять, что я не одинока, что где-то есть люди, они рядом не одинока. Приезжали, сказали, что завтра снимают. Похоже на подготовку.

Написала письмо маме, также оставила письмо тому, кто найдет мое послание, т.е. бутылку с письмом».

 

6. Печальная «Робинзонада» Алекскй Толстиков, старший научный сотрудник Института водных проблем Севера Карельского научного центра Российской академии наук, кандидат географических наук, действительный член РГО, участник экспедиции в Антарктиду. (В 1998 году один из победителей «Робинзонады», псевдоним «Одиссей»)

 

Прыжки с парашютом предваряли «Робинзонаду». Тогда был шквал, несчастный случай, стечение обстоятельств. Я не могу ответить, кто действительно виноват в том, что погибли 4 человека. Ведь по нормам расстояние 1 км до водного объекта до этой трагедии считалось оправданным. Вместе с нами прыгали солдаты-срочники, спортсмены, те, кто никакого отношения к предстоящей «Робинзонаде» не имел. Кто не хотел – оставался на земле, никто никого не заставлял, и на участие в конкурсе это влияние не оказывало. Многие говорили потом, что роковыми были слова инструкторов о том, что, мол, парашют стоит миллион рублей, потеряете – будете расплачиваться. Вот ребята и боялись отстегнуться в воздухе. Хотя какое там! В спокойной-то обстановке на земле не так это просто сделать: отстегнуть запасной парашют, грудной карабин, два ножных карабина… Кто-то спрашивал про спасжилеты. Нам ответили, что до воды далеко, не долетите…

Мы ждали, когда приземлятся спортсмены, которые прыгали с 5 км, нас же сбрасывали с 1 км. Я и сейчас помню, как стоял уже готовый к прыжку, а ко мне подбежал инструктор и говорит: «Давай быстро в самолёт!» Я ему: «Дак, я позже должен, не моя очередь». «Ничего, ветер стих маленько, успеем, залезай». Я был в предпоследнем заходе, приземлился уже среди домов. Выбирал куда попасть до последнего. Это был мой первый прыжок, поэтому управлять куполом как-то не особо получалось… Позже узнал, что десантские парашюты Д-5 называют «дубами» за их неуправляемость. Завис над какой-то крышей, резко потянул стропы назад, как учили на инструктаже. Получилось немного замедлить скорость и приземлиться между домом и колодцем в каком-то дворе, купол почти коснулся впереди стоящих берёз. Ветер усиливался, над своей головой я уже видел купола тех, кто уже приземлился гораздо дальше меня, в озере... Среди них, вроде, была одна спортсменка, для которой это, естественно, был далеко не первый прыжок. Однако и она не могла бороться со стихией и очутилась на мелководье. Затем полил дождь…

«Робинзонада» должна была начаться только через 2 дня! Она и началась, хотя бы в память о тех, кто приехал участвовать... Двоих ребят нашли не сразу, какое-то время они считались пропавшими без вести. Тела нашли уже после «Робинзонады». До этого все надеялись что произойдёт чудо, и их найдут в лесу живыми… Мы всей командой были на похоронах у Иры, похоронили её в Вилге. Потом был суд, где мы были свидетелями. Осудили работников аэродрома, т.к. по закону они несли ответственность за организацию прыжков. Но, конечно, это не могло не отразиться на самом конкурсе.

Мы размещались в Кижских шхерах возле Великой губы. Вообще, это была «Робинзонада» одиночек. Если не ошибаюсь, из 24 человек, было 20 одиночек. Я вполне хорошо себя чувствовал, добывал пищу, построил дом... И я не считаю, что мы поступили как-то подло, когда согласились участвовать в «Робинзонаде» после того, что произошло. Мы, наоборот, решили участвовать в память о ребятах... И не было у нас никакой радости, никакого эгоизма, что мы про них забыли и думали только о себе... Это не так... Это была печальная «Робинзонада», перед которой произошла трагедия, а не на которой произошла трагедия. Каждый, думаю, на своём острове долго рассуждал об этом. Поэтому на 8-й день я сказал, что всё идёт как-то не так... Для меня как будто это «Робинзонада» закончилась. Я посчитал, что хватит всем нам испытывать судьбу. И только я вернулся в базовый лагерь, привезли ещё троих последних «робинзонок». Удивительно, но я и девчонки («Комсомолка», «Девятка» и «Малыш») были последними. Оказалось, что все остальные уже ранее сошли. О том, чтобы оставшихся троих участниц вернуть с островов, распорядилась прокуратура. Мы не «покрывали» организаторов, а рассказывали всё, как было на самом деле.

Участие в конкурсе стало очень полезным. Я проверил себя и теперь знаю, что смогу выжить в лесу один. Собственно, для этого и участвовал: проверить свои силы... Добывать пищу – не сложно, построить жильё – то же. Общения не хватало, слишком много свободного времени. Я сделал карту острова, присвоил названия мысам и заливам. Вёл дневник, как и все…

Когда вернулся в город, то было такое ощущение, что я дома, независимо от той части города, в которой нахожусь. Многие проблемы стали восприниматься проще.

На следующий год я ездил на место трагедии, в годовщину… Страшно это. Я ведь тоже мог остаться в этом озере…

7. "Робинзонада-2007"



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-26; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.218.88 (0.016 с.)